prosdo.ru
добавить свой файл
  1 2 3 ... 6 7
Глава 3.


Дом ночи Тауэр Гроув

Сейнт Луис, 1833

-Счастливо встретиться, Анастасия! Пожалуйста, заходи. Как хорошо, что это ты. Диана и я как раз обсуждали, как мы счастливы, что такая молодая жрица чар и заклинаний присоединилась к нашей школе в качестве полноправного профессора, и я собиралась позвать за тобой, чтобы сказать тебе как я рада, что ты так хорошо обустроилась здесь в Тауэр Гроув.

-Счастливо встретиться, Пандея, Диана,– сказала Анастасия, прижав правую руку к сердцу и уважительно склонив голову сначала своей Верховной Жрице, Пандее, а затем и Диане, перед тем как войти в большую, красиво обставленную комнату.

-Ну, перестань, тебе не нужно так формально обращаться к нам, когда мы не в окружении недолеток,– спокойно произнесла Диана, профессор вампирской социологии и подруга Верховной Жрицы,поглаживая рукой очень толстую кошку черепахового окраса, растянувшуюся у нее на коленях и громко мурлыкающую.

-Спасибо,– сказала Анастасия тихим голосом, который звучал старше ее 22 лет.

Диана улыбнулась. –Итак, скажи нам, хотя ты и пробыла тут только две недели, ты обустроилась? Ты почувствовала себя здесь как дома?

Дом, машинально подумала Анастасия, никогда не был таким красивым и таким свободным. Она быстро отбросила все мысли и произнесла вежливо и честно:

-Еще не совсем как дома. Но я чувствую, что это место станет им. Мне нравятся прерии и дикие леса.

Ее взгляд упал на мордочку кошки черепаховой окраски и затем на серого в полоску кота, который начал тереться об ноги Верховной Жрицы. Затем она мигнула от удивления, когда увидела, что у обеих кошек по шесть коготков на передней лапке. –Шесть коготков? Я никогда такого не видела.

Диана игриво схватилась за лапку кошки. –Некоторые говорят, полидактилия*– отклонение от природы. Я говорю, они просто более развиты, чем ‘нормальные’ кошки. Немного похоже на то, как вампиры более развиты, чем ‘нормальные’ люди.

-Ой, только посмотрите! Они похожи на варежки! Я так надеюсь, что теперь, когда я нашла свой Дом Ночи, кошка выберет меня тоже. Было бы так чудесно, если бы у нее было шесть коготков! –Затем Анастасия поняла, что она выразила свои глупые мысли вслух и быстро добавила, –И, конечно, мне очень нравятся мои студенты и мой новый класс очень сильно.

-Я рада слышать это от тебя,– сказала Пандея, тихо смеясь. –И нет ничего плохо в том, чтобы желать кошку, с шести коготками или другую. Юная Анастасия, Диана и я собирались выпить наше охлажденное вино на балконе. Пожалуйста, присоединись к нам.

-Я благодарна за ваше приглашение,– сказала Анастасия скромно, напоминая себе не говорить ничего глупого, она последовала за женщинами и их кошками, когда они открыли стеклянные двери и вышли на прекрасный, освещенный лунным светом балкон, на котором стояли белые плетеные кресла и столик в том же стиле, но котором находилась кристальная ваза с рисунком-полумесяцем и сосуд с вином цвета спелой вишни. Фужеры, с выгравированном на них полумесяцами, походили на шикарную вазу, сверкающую в серебряном свете полной луны. Розы, лед, вино и хрусталь. Я привыкла к простоте и правилам, хотя и тому и другому приучалась с любовью. Привыкну ли я когда-нибудь к такой роскоши? Думала Анастасия, чувствуя себя не в своей тарелке, присаживаясь на один из стульев и пытаясь не трясти своими длинными светлыми волосами или одернуть платье. И затем она вскочила на ноги. «Я– я налью вам вина, Жрица,” сказала она, нервно улыбаясь высокой, похожей на статую, зрелой Жрице.

Пандея засмеялась и мягко махнула рукой. –Анастасия, Дочь, пожалуйста, садись и устраивайся удобнее. Я Верховная Жрица, что означает я более чем в силах налить вина себе и моим гостям.

Диана поцеловала свою спутницу нежно в щеку и села на свое место. –Ты, моя дорогая, способна на гораздо большие вещи.

Анастасия увидела легкий румянец на щеках Пандеи, когда пара обменялась интимным взглядом. Щеки Анастасии также покраснели, когда она увидела этот обмен, и она быстро посмотрела в сторону. Хотя она и провела последние шесть лет в Доме Ночи, сначала в роли недолетки, затем обучающейся жрицы, и сейчас профессора, она до сих пор находила их открытую сексуальность удивительной. Она часто думала, что бы подумала ее мама об этом матриархальном обществе. Приняла бы она все это, так же тихо и спокойно, как метку ее дочери и изменение? Или это было бы слишком для нее – слишком шокирующим – и стала бы она презирать их, как и большая часть их обычного мира?


-Мы смущаем тебя?– спросила Диана, в ее голосе сквозила улыбка.

Анастасия быстро перевела взгляд назад на свою Верховную Жрицу и ее супругу.

-О, боже, нет!– пробормотала она, и почувствовала, как краснеет, и что ее щеки становятся огненно красными. Она говорила, как ее мама – и осознание этого, пробудило в ней желание забраться под стол и исчезнуть.

Ты больше не застенчивая девочка Квакер, напомнила себе Анастасия с твердостью. Ты полностью изменившийся Вампир, профессор и жрица. Она подняла подбородок и попыталась выглядеть уверенной и зрелой.

Пандея улыбнулась ей доброй улыбкой и подняла один из трех хрустальных бокалов, которые она наполнила.

-Я хочу предложить тост. За твой успех, Анастасия, и за окончание твоих первых двух недель преподавания чар и ритуалов. Полюби Дом Ночи Тауэр Гроув, так же как мы любим его.– Верховная Жрица подняла руку, в которой не было кубка с вином. Она закрыла глаза, и Анастасия увидела, что ее губы беззвучно двигаются, и затем она сделала размашистый жест над букетом роз, как будто собирая их запах, а затем обмакнула свои пальцы в каждый кубок с вином. Анастасия с удивлением наблюдала, как зашипело вино в ее стакане, а затем, всего лишь на мгновение, из жидкости появился бутон розы прекрасной формы.

-Ох, богиня! Дух розы – ты заставила его появиться в нашем вине,– забормотала Анастасия.

-Пандея не заставляла дух розы появится. Дух – ее стихия. Наша Верховная Жрица озвучила небольшую просьбу в твою честь, молодая Анастасия, и роза с радостью согласилась,– объяснила Диана.

Анастасия глубоко вздохнула. –Все это. Она остановилась и посмотрела на стол, двух вампирш, их довольных кошек, и изысканную обстановку, окружающую их.

-Наполняет меня таким чувством, что мне кажется, мое сердце готово вырваться из моей груди!– затем она съежилась от смущения. –Простите меня. Я говорю как ребенок. Я просто имела в виду, что я благодарна, за возможность быть здесь – благодарна, что вы выбрали меня вашим профессором в Доме Ночи.


-Я поделюсь с тобой секретом. Анастасия. Стихия Пандеи – дух заставлял многих вампиров гораздо старше и опытнее тебя, чувствовать, что их сердце готово вырваться,– сказала Диана. –Только они были слишком изнуренными, чтобы признать это. Мне нравится твоя честность. Не потеряй ее с возрастом.

-Я постараюсь,– сказала Анастасия, и сделал быстрый глоток вина, пытаясь привести свои мысли в порядок – решить точно, как она откроет Пандеи и Диане истинную причину своего сегодняшнего прихода. Затем она пожалела, что пригубила вино. Оно, конечно же, было с добавление крови, и ее сила распространилась по ее телу, повышая ее нервозность и другие чувства.

-Мне тоже нравится твоя честность,– сказала Верховная Жрица Анастасии, потягивая вино, которое, казалось, совсем не влияет на нее. –Это была одной из причин, мы выбрали тебя, чтобы заполнить нашу вакансию, несмотря на то, что у тебя было всего лишь два года официального обучения чарам и заклинаниям. Тебе следует знать, что тебя очень хорошо рекомендовали в Доме Ночи Пенсильвании.

-Мой наставник был добрым, Жрица,– сказала Анастасия, возвращая свой кубок на стол.

-Я также припоминаю, что она сказала, что ты очень близка со стихией земли,– сказала Пандея. –Это другая причина, по которой я подумала, что ты подойдешь нашему Дому Ночи. На самом деле – это выход на запад. Здесь мистика и величие чудесной неприрученной земли приглашает нас к себе – я подумала, ты оценишь это.

-Я ценю, но я не заявляю, что моя стихия на самом деле земля,-объяснила Анастасия. –Я допускаю, что я чувствую сильную связь с землей и иногда, когда мне очень везет, земля дает мне немного своих сил.

Пандея кивнула и продолжила пить вино. –Ты знаешь, что многие жрицы не открыли свою настоящую стихию, не прослужив Богине десятки лет. Возможно, ты узнаешь, что земля, на самом деле, была дарована тебе как твоя стихия; ты все еще очень молода, Анастасия.

0Пожалуйста, не обижайся на мой вопрос, но, сколько на самом деле тебе лет? Ты выглядишь едва ли старше того возраста, когда дают метки, не говоря уже о том, чтобы пройти Изменения,– сказала Диана, смягчая свой грубый вопрос улыбкой.


-Диана!– Голос Пандеи был мягким, но в ее взгляде читалось неодобрение, когда она нахмурилась на свою красивую спутницу. –Я не приглашала Анастасию сюда, чтобы устроить ей допрос.

-Нет, я не возражаю против вопроса, Жрица. На самом деле, я привыкла к нему,-сказала она Пандеи. Затем она посмотрела на Диану.

Анастасия немного приподняла подбородок.

-Мне 22 года. Мой наставник в Пенсильвании сказала мне, она думает, что я самая молодая вампирша в Америке, которую назначили полноправным профессором. Это честь, которой я попытаюсь соответствовать, относясь усердно и серьезно к моим занятиям и моим студентам.

-Дочь, я не сомневаюсь, что ты усердная и серьезная. Но мне хотелось бы, чтобы ты оказалась верной земле также,-сказала Пандея.

-Верной земле? Простите меня, Жрица, я не поняла этой фразы.

-Быть верной земле означает принять все характеристики земли. Быть трепещущей как дикие растения, плодородной как поле пшеницы, чувственной как сад, наполненный спелыми персиками. Не просто чувствовать связь с землей; позволить ей наполнить себя чудесами.

-И помнить, что ты жрица вампиров и преподаватель. Тебе не нужно одеваться как зашуганная сельская училка,– добавила Диана.

-Я – я не хочу показаться легкомысленной,– призналась Анастасия, осматривая длинное в пол платье с высоким воротником, которое было на ней одето – и почувствовала отвращение – с ее приезда в Дом Ночи Тауэр Гроув и начала занятий две недели назад. –Я так близка по возрасту к моим студентам, что им иногда трудно вспомнить, что я преподаватель.

Пандея понимающе кивнула. –Простая истина заключается в том, что ты почти одного возраста со многими нашими недолетками. Мой совет – сделаем это преимуществом, а не недостатком в твоей битве.

-Я согласна,– сказала Диана. –Используй свою молодость, а не пытайся спрятать ее под одеждой, которую носят пожилые, и те у кого есть приличный вкус никогда бы не подумала одеть…– Она остановилась и показала сначала на развивающееся платье в греческом стиле, в которое она была одета, а затем на мешковатые брюки с высокой талией в испанском стиле и на вырез белой кружевной кофты, которая была одета на ее спутнице.


-Анастасия, Диана просто хочет сказать тебе, что нет ничего плохого в молодости,-Пандея перехватила нить разговора. –Я уверена, что девочки недолетки спокойно приходят к тебе с вопросами, которыми они стесняются поделиться с нами.

Анастасия вздохнула от облегчения, так как я представилась прекрасная возможность поговорить о том, что тревожило ее. –Да, это на самом деле так. Именно поэтому я искала вас этой ночью.

Пандея нахмурилась. –Среди студентов есть какая-то проблема, о которой я должна знать?

-Ты имеешь в виду у кого-то другого кроме Джеесе Биддла?-Диана произнесла это имя, как будто оно оставило горький привкус у нее во рту.

-Биддл – наша общая проблема, и вампиров и студентов, особенно с тех пор, как обманутые люди Сейнт Льюиса назначали его их шерифом,– сказала Пандея. Затем ее глаза сузились, и она посмотрела на Анастасию. –Он угрожает нашим недолеткам?

-Нет, насколько я знаю, нет.– Анастасия остановилась, пытаясь избавиться от сухости в горле и найти подходящие слова, чтобы ее Верховная Жрица посчитала ее слова важными. –Недолетки не любят Шерифа Биддла, но не о нем этот разговор. О ком-то другом, и как я думаю, он создает сам по себе проблему в Доме Ночи.

-Кто так обеспокоил тебя?

-Недолетка, которого называют Дракон Ланкфорд,– сказала Анастасия.

Обе вампирши молчали. Затем Анастасии показалось, что Диана попыталась скрыть улыбку, глотнув из своего стакана с вином в то время, как Пандея посмотрела на Анастасию и сказала:

-Дракон Ланкфорд? Но его не было в Тауэр Гроув. Он участвовал в Вампирских Играх последние две недели. Ты и он еще даже не встретились, а ты говоришь, что он каким-то образом создает тебе проблемы?

-Нет, не мне. Хорошо, да, я предполагаю, что проблема имеет отношение ко мне, хотя она не совсем моя.– Анастасия потерла лоб.

-Подождите, я начну сначала. Вы спросили, есть ли проблема среди студентов, о которой я знаю, потому что я почти одного возраста с недолетками, и им комфортно разговаривать со мной. Мой ответ да, я знаю проблему, и она была создана тем, что я могу назвать лишь помешательством этого студента пятого года по имени Дракон.


Диана уже не пыталась скрыть свою улыбку. –Он подвижный, и очень популярен особенно среди недолеток – девушек.

Пандея кивнула в знак согласия. –К тому же – он только что обошел всех своих оппонентов, недолеток и вампиров, завоевав титул Мастера Меча на Вампирских Играх. Такого еще не было в нашей истории, чтобы недолетка завоевывал такой титул.

-Да, я знаю о его победе. Это все, о чем говорят все девушки сегодня,– сказала Анастасия с усмешкой.

-И ты видишь в этом проблему? Коллеги Дракона по мечу уже впечатлены, а ему еще только предстоит пройти Изменение,– сказала Диана.

-Хотя меня и не удивит, если я увижу скоро появление его взрослых татуировок,-добавила Пандея. –Я согласна с Дианой – нет ничего необычного в том, что девушки тянутся к Дракону. Верховная Жрица улыбнулась. –Когда ты встретишь его, ты, возможно, поймешь, почему они так говорят о нем.

-Меня тревожит не простое увлечение,– объяснила быстро Анастасия.

-В действительно, сегодня в конце учебного дня ко мне подошло 15 недолеток, 13 девушек и 2 юноши, по одному, моля меня научить их любовному заклинанию, которое обеспечит им Дракона Ланкфорда.

На этот раз Анастасия с облегчением отнеслась к тишине двух женщин, которые были шокированы и удивлены, а не веселы. Наконец Пандея заговорила.

-Это новость разочаровывает меня, но не так сильно. Недолетки в курсе о моей точки зрения на любовные заклинания – они дурацки и могут быть опасными. Любовь нельзя околдовать или принудить.” Верховная Жрица покачала головой, очевидно недовольная недолетками. – Диана, я хотела бы, чтобы ты провела урок на следующей неделе о том, что случается, когда наваждение принимают за любовь.

Диана кивнула. –Возможно, мне следует начать с истории Геракла и его влечением к Верховной Жрице вампиров Ипполите, и трагическом конце, который ожидал их двоих. Это предостерегающая история, о которой все они знают, но очевидно забыли.

-Отличная идея.– Пандея перевела свой взор на Анастасию. –Я полагаю, вашим ответом на эти неуместные просьбы стало напоминание этим недолеткам, что ни при каких обстоятельствах вы не исполните любовного заклинания для них.


Анастасия глубоко вздохнула. –Нет, Жрица. Мой ответ был не таким.

-Не таким! Почему ты… ,-начала Диана, но поднятая рука ее супруги остановила ее.

-Объясни,– только и сказала Верховная Жрица. Анастасия стойко встретила взгляд вампирши. –Я тоже не использую любовные заклинания. Даже когда я получила Метку и начала развивать талант в чароведении, мой инстинкт подсказал мне, что использование любовных заклинаний это обман. Я неопытная, но не наивная. Я знаю, любовь не может существовать вместе с обманом.

-Проницательно, но это не объяснение,– сказала Пандея.

Молодая преподавательница выпрямилась и посмотрела на Диану. –Вы назвали Ланкфорда ‘подвижным’ и ‘популярным’. Не так ли?

-Да.

-Сказали бы вы, что он также самодовольный?

Диана пожала плечами. –Думаю, да. Но это не необычно. Многие наши талантливые Воины слегка надменны.

-Чувство высокомерия, да. Но разве оно не проходит с опытом и контролем взрослого вампира?– спросила Анастасия.

-Да, это так,– согласилась она.

Анастасия кивнула и снова посмотрела на Верховную Жрицу. –Об этом Драконе много разговаривают. Я внимательно слушаю. Вы правы, сказав, что я не знаю его, но вот, что я услышала – Дракон Ланкфорд – недолетка, который полагается на свой меч и улыбку, а не на мудрость и ум. Мои инстинкты подсказывают мне, что если мои отчаянные студенты увидели бы этого недолетку таким, каким он есть, они бы скоро потеряли в нем интерес.

Что именно ты сказала недолеткам? спросила Пандея.

-Я сказала им, что я не могу нарушить правила Дома Ночи и создать любовное заклинание, но я могу создать каждому из них притягивающее заклинание.

«Между притягивающим и любовным заклинаниями очень тонкая грань,– сказала Диа-на.

-Да, и эта грань создается чистотой, честностью и правдой,– ответила Анастасия.

-Но у меня есть предчувствие, что каждый студент, пришедший к вам, был чист, честен и правдив, когда говорил, что хочет любви Дракона Ланкфорда,– сказала Пандея, выглядевшей разочарованной молодой преподавательницей. –И поэтому применение притягивающего заклинания на Драконе будет равнозначно любовному. Терминология – единственная вещь, которая их различает.


-Это будет так, если я применю заклинание на Драконе. Мое притягивающее заклинание будет наложено на недолеток, которые пришли ко мне.

Разочарование Пандеи сменилось довольной улыбкой. –Таким образом, вы поможете недолеткам увидеть Дракона более ясно.

-Их будет тянут к образу недолетки Дракону, который честен и правдив, и не омрачен детской безрассудностью с необузданным эго и привлекательной улыбкой.

-Это может сработать,– сказала Диана. –Но для заклинания потребуется умение и точность.

-Мой инстинкт говорит мне, что у нашей молодой преподавательницы есть и то и другое,– сказала Пандея.

-Благодарю за вашу уверенность во мне, Жрица!– Анастасия почти закричала от облегчения. Затем она встала. –С вашего разрешения я хотела бы сотворить заклинание сегодня во время полнолуния.

Пандея кивнула, соглашаясь. –Это отличное время для таких дел. У тебя есть мое разрешение, Дочь.

-Это мое намерение закончить все эти нездоровые страсти сегодня ночью,– сказала Анастасия, прижимая кулак к сердцу и кланяясь Верховной Жрице и ее супруге.

-Возможно, ты не закончишь все эти страсти с Драконом сегодня ночью. Кого-то еще будут прельщать высокомерие и улыбки и шарм,– сказала Диана ей вслед.

-Тогда она заслуживает того, что получит,-пробормотала Анастасия.

*Прим. Переводчика

Полидактилия – наследуемая аномалия развития, проявляющаяся в образовании большего числа пальцев на руках или ногах




<< предыдущая страница   следующая страница >>