prosdo.ru
добавить свой файл
  1 2 3 ... 17 18
ГЛАВА 2Мими Форс понаблюдала за бурной деятельностью, кипящей в зале Джефферсона в Дачезне, и удовлетворенно вздохнула. Был вечер понедельника: занятия закончились, а еженедельное собрание Комитета было в разгаре.Усердные представители Голубой крови собрались небольшими группками у круглого стола, обсуждая последние штрихи к празднеству года, ежегодному балу Четырех сотен.Белокурая, зеленоглазая Мими и ее брат Джек входили в число молодых вампиров, которым предстояло дебютировать на нынешнем балу. Эта традиция насчитывала не первый век. Вступление в Комитет, тайное и чрезвычайно могущественное сообщество вампиров, правящих Нью Йорком, было лишь первым шагом. Представление молодых членов Комитета всему сообществу Голубой крови было куда важнее. Оно являлось подтверждением прошлой истории и будущих обязанностей вампира. Поскольку особы Голубой крови в каждом цикле – так вампиры называли срок, соответствующий продолжительности человеческой жизни, – возвращались в разных физических оболочках и под новыми именами, их представление, или так называемый дебют, играло чрезвычайно важную роль в процессе осознания.Мими Форс не нуждалась в герольде с фанфарами, чтобы тот ей сообщил, кто она такая или кем была прежде. Она – Мими Форс, самая красивая девушка в истории Нью Йорка и единственная дочь Чарльза Форса, Региса – так именовали главу Совета старейшин и на редкость неприятного типа. Мир знал его как безжалостного медиамагната, чья компания «Форс ньюс нетуорк» охватывала весь земной шар, от Сингапура до Аддис Абебы. Мими Форс – та самая девушка с льняными волосами, кожей цвета свежих сливок и полными губами, которым позавидовала бы и Анджелина Джоли, – была несовершеннолетней секс бомбой с репутацией, производящей фурор среди наследников самых видных семейств города, горячих парней с красной кровью, известных также как ее люди фамильяры.«Но сердце ее всегда было и всегда будет куда ближе к дому», – так подумала Мими, глядя в другой конец зала, на своего брата Джека.Пока что Мими была довольна. Все шло к тому, чтобы вечер в отеле «Сент Регис» удался. Это было величайшее празднество года. В отличие от жалкого сборища, которое люди именовали вручением «Оскара», с актрисами, распускающими сопли, и корпоративной рекламой, бал Четырех сотен был чрезвычайно старомоден и очень придирчив к положению в обществе, красоте, могуществу, деньгам и крови. И к родословным, а точнее говоря, к родословным Голубой крови. Это был бал только для вампиров, самое закрытое мероприятие в Нью Йорке, если не во всем мире.На него категорически не допускался ни единый представитель Красной крови.Цветы уже заказаны. Белые розы сорта «Американская красавица». Двадцать тысяч белых роз, специально выписанных для такого случая из Южной Африки. На одну только гирлянду над входом уйдет десять тысяч; прочее будет распределено по вазам. Самый дорогой в городе специалист по подготовке празднеств – тот самый, который для русской выставки Института костюма превратил музей «Метрополитен» в русскую страну чудес, словно сошедшую со страниц «Доктора Живаго», – он намеревался также разместить на кольцах для салфеток десять тысяч шелковых роз ручной работы. И в завершение, в вентиляционную систему бального зала будут распыляться галлоны розовой воды, для ароматизации.Вокруг Мими кипела деятельность: Комитет трудился над последними неотложными вопросами. Пока младшие члены, такие же ученики старшей школы, как и сама Мими, были заняты бумажной работой – заполняли пригласительные карточки, проверяли списки гостей, уточняли, все ли готово для двух оркестров по пятьдесят музыкантов в каждом и для команды осветителей – старшие члены Совета, возглавляемые Присциллой Дюпон, известной манхэттенской светской львицей, чей царственный лик регулярно украшал собою колонки светских новостей в еженедельных периодических изданиях, занимались более деликатными предметами. Вокруг миссис Дюпон собралась группка таких же худощавых и элегантных женщин с безукоризненными прическами, чья неустанная работа на благо Комитета позволила сохранить важнейшие архитектурные памятники Нью Йорка и привела к созданию важнейших культурных учреждений города.До сверхчувствительного слуха Мими донесся их разговор.– А теперь мы переходим к вопросу о Слоане и Кашинге Карондоле, – серьезным тоном произнесла Присцилла, взяв со стола одну из карточек цвета слоновой кости.На этих тисненых карточках значились имена каждого из гостей; карточки предполагалось разместить в первой гостиной. На каждой был указан номер стола, за которым подготовлено место для данного гостя.Сборище окружавших Присциллу влиятельных дам зароптало. Возрастающее неповиновение Карондоле трудно было игнорировать. После того как они несколько месяцев назад потеряли дочь, Эгги, семейство явственно выражало недовольство Комитетом. Ходили даже слухи, будто Карондоле грозятся устроить отцу Мими импичмент.– Слоана не смогла сегодня присоединиться к нам – продолжала Присцилла, – но она прислала их ежегодное пожертвование. Правда, не такое большое, как бывало в прошлом, но все же достаточно существенное – в отличие от пожертвований некоторых других семейств, о которых я не стану упоминать.Пожертвования на бал Четырех сотен переходили в распоряжение нью йоркского Комитета банка крови – таким было официальное наименование Комитета, организованного якобы для того, чтобы собирать деньги для исследований крови. Часть собранных денег шла на борьбу со СПИДом и гемофилией.От каждого семейства ожидалось щедрое пожертвование из собственных средств. Собранные суммы образовывали многомиллионный бюджет Комитета на текущий год. Некоторые семейства, как те же Форс, давали много больше требуемого. Другие же, как ван Алены, жалкая ветвь некогда могущественного клана, уже давно с большим трудом наскребали требуемую сумму. Теперь, после смерти Корделии, Мими вообще сомневалась, что Шайлер хотя бы знает, чего от нее ожидают.– Вопрос в том, – живо произнесла Тринити Барден Форс, мать Мими, – уместно ли сажать их, как обычно, за главный стол, когда мы знаем, что именно они говорят о Чарльзе?Тринити поставила вопрос так, чтобы прочие члены Комитета осознали: они с Чарльзом скорее посыплют голову пеплом, чем сядут за один стол с Карондоле.– Да отправить их на задний стол, к прочей шушере! – заявила Боби Энн Ллевеллин с ее неприятным, неистребимым техасским выговором.Она в шутку провела ребром ладони по шее, хотя бы ради того, чтобы продемонстрировать обручальное кольцо с бриллиантом в тридцать карат. Боби Энн Ллевеллин была второй женой Форсайта Ллевеллина, являющегося на данный момент младшим сенатором от штата Нью Йорк; она значительно уступала мужу в возрасте.Кое кто из дам, окружавших Присциллу Дюпон, вздрогнули от такого предложения, хотя в глубине души и были с ним согласны. Манера Боби Энн действовать напролом была неуместна для Голубой крови.Мими заметила, что ее подруга, Блисс Ллевеллин, заслышав резкий голос мачехи, подняла голову. Блисс присоединилась к Комитету не так давно, и когда она услышала разнесшийся по залу утробный смех Боби Энн, лицо девушки запылало под стать ее огненным кудрям.– Возможно, нам удастся найти компромисс, – обычным своим любезным тоном заметила Присцилла. – Мы объясним Слоане, что им не стоит в этом году сидеть за главным столом, поскольку они все еще в трауре, а мы относимся к их горю с уважением. Кроме того, мы посадим за один стол с ними эту девушку, ван Ален. Карондоле не смогут с этим спорить, поскольку были очень дружны с Корделией, а Шайлер, как внучка Корделии, также понесла утрату.Кстати, Шайлер – а где эта мерзавка? Это, конечно, не ее дело, но Мими раздражало, что Шайлер даже не потрудилась явиться на сегодняшнее собрание Комитета. Мими слыхала краем уха, что Шайлер со своим закадычным приятелем Оливером с чего то вдруг отправилась в Венецию. Что им там понадобилось? Мими скривилась. Если уж тебя понесло в Италию, не лучше ли отправиться за покупками в Рим и Милан? Венеция, на взгляд Мими, была мокрой и вонючей. И как они раздобыли в школе разрешение на эту поездку?В Дачезне неодобрительно смотрели на самовольно устраиваемые каникулы. Даже Форсам, когда те прошлой зимой, в феврале, забрали двойняшек покататься на горных лыжах, сделали выговор. Школа и так одну неделю в марте официально отвела под «лыжные каникулы» и желала, чтобы все следовали этому расписанию. Только попробуйте скажите это Форсам, которые убеждены, что мартовский снег в Эспене сильно уступает февральским снегопадам.Мими бросила шелковую розу через стол своему брату Джеку. Тот с головой ушел в оживленную дискуссию своего подкомитета, занимающегося вопросами обеспечения безопасности; перед ними были разложены ксерокопии плана бального зала в «Сент Регисе».Роза упала на колени Джеку, и тот испуганно вскинул голову. Мими улыбнулась ему.Джек едва заметно покраснел, но ответил сестре ослепительной улыбкой. От солнца, светившего сквозь витражные окна, лицо юноши приобрело золотистое сияние.Мими подумалось, что ей никогда не надоест смотреть на Джека. Это почти так же приятно, как смотреть на собственное отражение. К ее радости, после того как всплыла правда об истинной природе Шайлер – полукровка! почти что мерзость! – их с братом отношения снова сделались нормальными. Ну, во всяком случае, нормальными для двойняшек Форс.«Эй, красавчик!» – мысленно окликнула брата Мими.«Чего?» – отозвался Джек.«Просто думаю о тебе».Улыбка Джека сделалась шире; он бросил розу обратно, и та упала Мими на колени. Мими сунула цветок за ухо и взмахнула ресницами в знак признательности. Она еще раз просмотрела пригласительные карточки. Поскольку бал был общим празднеством, преобладать на нем будут старейшины и стражи – в общем, публика постарше. Мими поджала губы. Да, конечно, это будет отличный праздник, самый гламурный из всех... Но чего то в нем не хватает. Внезапно Мими осенила идея.А как насчет вечеринки после бала?Только для молодежи Голубой крови; там то они смогут оторваться, не оглядываясь на родителей, стражей и верхушку Комитета!Что то более смелое и рискованное... вечеринка, куда сможет попасть только элита, сливки общества. На губах Мими заиграла холодная, полная предвкушения улыбка: девушка представила, как все эти придурки, ее соученики в Дачезне, будут выпрашивать приглашения на вечеринку. И тщетно! Потому что никаких приглашений не будет. Только СМС, которые будут разосланы тем, кому надлежит, в вечер бала Четырех сотен, сообщающие, где будет проходить вечеринка. Альтернативный вампирский бал.Мими взглянула на Джека. Тот высоко поднял лист бумаги, и его прекрасное лицо оказалось скрыто. Внезапно Мими вспомнила картину из их прошлого: они двое кланяются версальскому двору, и на них маски, искусно украшенные бисером и перьями.Ну конечно!Бал маскарад!Вечеринка после бала, на которую положено будет явиться в причудливых масках.Никто не будет точно знать, кто есть кто – кого пригласили на бал, а кого нет, – и все будут взбудоражены до предела.Мими пришла в восторг от этой идеи. Возможность не дать кому нибудь повеселиться всегда приводила ее в восторг.ГЛАВА 3Не то чтобы ей не снились подобные сны прежде – будто ей холодно и мокро и нечем дышать. Все ее сны смахивали на этот, только нынешний был очень похож на реальность. Она замерзла, ее била дрожь, а когда она открыла глаза, вокруг был густой мрак, и она ощутила чье то присутствие. Кто то схватил ее за руку и потащил вверх, вверх, вверх, к свету, и выволок на поверхность.Раздался громкий плеск.Блисс судорожно втянула воздух и заозиралась по сторонам как безумная. Это был не сон. Это происходило на самом деле. Она каким то образом очутилась под водой посреди озера.– Не двигайся, ты сейчас слишком слаба. Я дотащу тебя до берега.Раздавшийся у нее над самым ухом негромкий голос был ровным и успокаивающим. Девушка попыталась повернуться и взглянуть на говорящего, но тот предупредил ее намерение.– Не двигайся и не оборачивайся. Просто сосредоточься на береге.Блисс кивнула; с ее волос текли ручейки и заливали глаза. Она все еще кашляла, и ее терзали сильные позывы к рвоте. Девушку одолевала слабость, хотя тут вовсе не было течения. Озерная гладь оставалась спокойной и недвижной. На самом деле это даже трудно было назвать озером. Когда глаза Блисс привыкли к темноте, девушка поняла, что находится в Центральном парке, посреди пруда. Она бывала здесь прошлым летом, перед зачислением в Дачезне: родители взяли ее с сестрой на ужин в расположенный на берегу пруда ресторан.На этот раз лодок вокруг не было. Стоял уже почти конец ноября, и озеро было пустынно. На земле лежал иней, и впервые за вечер Блисс почувствовала, как в жилы ее проникает холод. Ее начал бить озноб.– Это пройдет. Не волнуйся, твоя кровь согреет тебя. У вампиров обморожения не бывает, – произнес тот же голос.Блисс Ллевеллин была из Техаса. Это она сообщала новым знакомым прежде всего: «Я из Техаса», как будто название родного штата само собой все объясняло – ее выговор, пышные вьющиеся волосы, серьги с бриллиантами по пять карат. А еще оно помогало Блисс держаться за любимый родной город и за жизнь, что казалась все более и более далекой от ее нынешней жизни одной из множества красивых нью йоркских девушек.В Техасе Блисс выгодно выделялась среди прочих. Она была высокой – пять футов десять дюймов, а с копной волос и все шесть футов, – энергичной и бесстрашной; она была единственным чирлидером2, способным спрыгнуть с пирамиды, построенной из пятидесяти человек, и успешно приземлиться на мягкую траву футбольного поля. До того как Блисс выяснила, что она вампир и ловкость ее объясняется именно этим, девушка приписывала свою отличную координацию удаче и тренировкам.Она жила со своей семьей в просторном особняке в фешенебельном пригороде Хьюстона, а в школу ее возили на старомодном дедушкином «кадиллаке» с открывающимся верхом – из тех, у которых руль сделан из настоящих бизоньих рогов. Но отец Блисс вырос в Манхэттене, и после того, как успешно сделал в Хьюстоне карьеру политика, он внезапно ввязался в гонку за освободившееся место в сенате от Нью Йорка, выиграл ееи сорвал семью с места.После жизни в Хьюстоне Блисс оказалось нелегко приспособиться к неистовству Большого Яблока. Девушке было не по себе в гламурных ночных клубах и на вечеринках для избранных, куда ее затаскивала Мими Форс, самозваная новая лучшая подруга. Блисс была бы куда счастливее, имей она бокал вина, нескольких подруг и диск с «Записной книжкой». Ей не нравилось шататься по клубам и чувствовать себя никому не нужной, пока Мими веселится вовсю.Но несколько месяцев назад, когда в переулке в Нижнем Ист Сайде в ее жизнь вошел Дилан Бард, черноглазый юноша с печальным лицом, эта самая жизнь внезапно наладилась. Дилан тоже был в Дачезне не на своем месте – мрачный, держащийся в отдалении от всех бунтарь с компанией друзей неудачников, в число которых входили Оливер Хазард Перри и Шайлер ван Ален, двое самых непопулярных учеников своего курса. Дилан был больше чем другом. Он был союзником, а может, в перспективе, и ее парнем. Блисс покраснела, вспомнив его страстные поцелуи – ах, если бы только им не помешали тем вечером, во время вечеринки! Если бы только...Если бы только Дилан был жив. Но его погубила Серебряная кровь, превратила в одного из своих, а потом убила, когда он вернулся к ней – вернулся, чтобы предостеречь ее. Блисс вспомнила, как нашла его куртку у себя в ванной – всю в крови, – и едва удержалась, чтобы не расплакаться.Блисс думала, что никогда больше не увидит Дилана. Но однако же... этот парень, который спас ее, этот негромкий голос у нее над ухом – такой знакомый голос! Девушка не смела надеяться. Она не хотела верить в то, что не могло быть правдой, ну никак не могло! Надо просто цепляться за него, пока он не вытащит ее на сушу.Блисс уже не в первый раз приходила в себя в совершенно неожиданном месте и обнаруживала, что ей угрожает опасность. Не далее как на прошлой неделе она открыла глаза, и оказалось, что она сидит на самом верхнем карнизе музея Клойстер, высоко над парком Форт Трайон. Левая ее нога свисала с края, и Блисс едва успела отпрянуть назад и избежать опасного падения. Девушка понимала, что, вероятно, это падение все равно не убило бы ее – ну разве что она заработала бы несколько царапин, – и ей подумалось: а если бы вдруг ей захотелось совершить самоубийство, какие на то возможности есть у бессмертного?И вот сегодня она вдруг оказалась посреди озера.Временные провалы в памяти, кошмары, в которых за ней кто то гнался, и случаи, когда ей казалось, что она находится здесь, но при этом не здесь, все учащались. Началось все это год назад: невыносимые мигрени, от которых раскалывалась голова, сопровождались устрашающими видениями красных глаз с серебряными зрачками и острых, сверкающих зубов. В кошмарах она бежала по бесконечным коридорам, а тварь гналась за ней, и от зловонного дыхания твари Блисс мутило; тварь догоняла ее, сшибала наземь и собиралась пожрать ее душу.«Прекрати», – велела себе Блисс. К чему сейчас эти мысли?Кошмарное видение исчезло. Тварь – чем бы она ни была – живет лишь в ее воображении. Отец же говорил, что кошмары – просто часть трансформации. Блисс было пятнадцать. В этом возрасте воспоминания вампира вновь проявляют себя. В этом возрасте представители Голубой крови начинают осознавать свою истинную природу бессмертных существ.Блисс попыталась вспомнить все, что произошло за день, и сообразить, не кроется ли в произошедшем хоть намека на то, почему она в забытьи едва не утонула в пруду Центрального парка. Она вернулась из школы, как обычно, а потом присутствовала на очередном нудном заседании Комитета. Предполагалось, что Комитет должен обучать ее и всех прочих новичков контролировать и использовать их вампирские способности, но на протяжении последних двух месяцев эту организацию более всего прочего занимало планирование увеселительного мероприятия. Мачеха Блисс, Боби Энн, тоже присутствовала на заседании и вгоняла Блисс в смущение своим визгливым голосом и безвкусным нарядом, теплым тренировочным костюмом, сверху донизу расшитым логотипами Вуиттона. До того Блисс как то не замечала, что у Вуиттона одежду спортивного стиля шьют из того же коричневого холста, что и чемоданы. Теперь же она решила, что ее мачеха выглядит в точности как здоровенная коричневая с золотом дорожная сумка.Позднее, поскольку отец вернулся домой переодеться, семейство поужинало в новом ресторане «Ле Кирк», недавно перебравшемся в роскошное помещение на Бикон корт. Знаменитый нью йоркский ресторан обслуживал избранную публику, богатую и влиятельную, и сенатор Ллевеллин весь вечер только и делал, что обменивался рукопожатиями с другими постоянными клиентами богачами, среди которых были мэр города, известная актриса и еще один сенатор от Нью Йорка. Блисс заказала себе полусырое фуа гра и с удовольствием намазала мягкую, жирную гусиную печенку крыжовенным джемом.После ужина они отправились в оперу, в личную ложу их семьи. В Метрополитен опере давали новую постановку «Орфея и Эвридики». Блисс всегда любила трагическую историю о том, как Орфей спускался в преисподнюю, дабы спасти Эвридику, и терял ее в самом конце. Но громогласное рокотание и заунывное пение нагнали на девушку сонливость, и ей приснилась водяная бездна Аида.На этом воспоминания обрывались. Где сейчас ее родственники? Все еще в театре? Отец сидел словно суровый, важный идол, подперев подбородок, и внимательно наблюдал за представлением. Мачеха тем временем гримасничала и зевала, а сводная сестра Блисс, Джордан, беззвучно проговаривала слова арий. Джордан было одиннадцать лет, и она была помешана на опере – с точки зрения Блисс, «помешательство» было то самое слово.Теперь они находились рядом с причалом; твердая рука подсадила Блисс на лестницу рядом с пристанью. Девушка оступилась на скользкой закраине, но обнаружила, что способна ходить. Ее спаситель, кем бы он ни был, оказался прав: кровь вампиров согрела ее. Еще несколько минут – и она перестанет замечать, что на улице всего плюс восемь. А будь она человеком – уже была бы мертва. Точно утонула бы.Блисс взглянула на свою мокрую одежду. На ней по прежнему был тот же наряд, который она надела на ужин и для оперы, черное атласное платье от Темперли с причудливой вышивкой, ныне безвозвратно загубленное. Для платья, которое разрешалось только сдавать в химчистку, подобное купание – чересчур. Из кожаных туфель «Баленсиага» на пятидюймовой платформе осталась лишь одна. Вторая, вероятно, лежала на дне озера. Девушка искоса взглянула на оперную программку, которую до сих пор крепко держала в руке, и разжала кулак. Программка, покружившись, опустилась на землю.– Спасибо, – произнесла Блисс и обернулась, чтобы наконец то увидеть лицо своего спасителя.Но позади не было ничего, кроме безмятежных синих вод пруда. Юноша исчез. 1 ОКТЯБРЯ 1870 ГОДА ТАИНСТВЕННОЕ ИСЧЕЗНОВЕНИЕ МЭГГИ СТЭНФОРД Дочь нефтяного магната исчезла в вечер проведения благотворительного бала. Неужто ее одурманили? Полиция Нью Йорка ломает голову над таинственным исчезновением шестнадцатилетней Мэгги Стэнфорд, которая вышла из дома адмирала и миссис Вандербильт три недели назад, во время ежегодного Патрицианского бала, проходившего в их доме номер 800 по Пятой авеню, и с тех пор ее не видел никто из родственников и знакомых. Мэгги Стэнфорд приходится дочерью мистеру Тибериусу и миссис Доротее Стэнфорд из Ньюпорта. Детективы прилежно работали над этим загадочным происшествием, но так и не сумели найти ни единой зацепки. Как было сообщено в заявлении, поданном в десятый полицейский участок, мисс Стэнфорд исчезла в пятницу, двадцать второго августа. Согласно утверждению матери мисс Стэнфорд, Доротеи Стэнфорд, пользующейся известностью в светском обществе Мэгги дебютировала на Патрицианском балу и возглавила кадриль. Мэгги по характеру спокойна и застенчива. Она весит девяносто пять фунтов, отличается хрупким сложением, красива и изящна. У нее темно рыжие волосы, зеленые глаза и обворожительные манеры. Тем вечером на балу было объявлено о ее помолвке с Альфредом, лордом Барлингтоном, графом Девонширским. Как сообщила полиции миссис Стэнфорд, она подозревает, что дочь попала под чье то дурное влияние и была похищена. Семейство Стэнфорд пообещало солидное вознаграждение за любые сведения, которые поспособствуют возвращению их дочери. Тибериус Стэнфорд является основателем «Стэнфордойл», самой прибыльной компании в Соединенных Штатах.


<< предыдущая страница   следующая страница >>