prosdo.ru
добавить свой файл
  1 2 3 ... 8 9


 

Другими словами, в описание экстраверсии входят все те черты личности, корреляция между которыми доказана эмпирически. Можно назвать экстраверсию типом, но в более современном значении этого термина, из которого отнюдь не следует, что каждый из нас непременно является либо экстравертом, либо интровертом. Напротив, этот термин как раз указывает на то, что между двумя крайними полюсами имеется целый континуум промежуточных состояний и что большинство людей тяготеет к центру, а не к полюсам. На самом деле люди распределяются между этими полюсами точно так же, как они распределяются по росту или умственным способностям,- лишь немногие обладают очень высоким ростом или выдающимися умственными способностями; немного людей имеют очень маленький рост или крайне низкий интеллект. Большинство людей находится в середине континуума, т.е. имеет средний рост и средний интеллект. В этой книге мы будем использовать понятие "тип" в современном его значении, а не в устаревшем, когда оно обозначало те или иные эксклюзивные группы.

Термины "экстраверсия" и "интроверсия" сразу вызывают ассоциацию с именем швейцарского психиатра К. Г. Юнга, вышедшего из школы Фрейда. (Исключенный самим Фрейдом из числа учеников, Юнг впоследствии основал собственную научную школу.) На самом деле у этих терминов довольно долгая история: они встречаются уже в первом словаре английского языка доктора Джонсона, хотя имеют там несколько иное значение. Однако в XIX в. эти термины начали использоваться писателями и широкой публикой уже в своем современном (или близком к нему) значении. Сам Юнг заимствовал эти термины для обозначения некоторых очень сложных по структуре личностных характеристик, которые имели мало общего с наблюдаемым поведением человека; он разделил также психику человека на четыре компонента, каждый из которых мог быть экстравертивным или интровертивным. Считая, видимо, такое представление недостаточно сложным, он утверждал, что каждый из этих четырех компонентов существует как в сознательной, так и в противоположной ей подсознательной форме. Другими словами, если ваша функция чувств или функция мышления являются осознанно интровертными, то в вашем подсознании они выступают как экстравертные. Данная теория насколько запутана и трудна для понимания, что в настоящее время практически никто или лишь единицы психиатров и психологов принимают ее всерьез.


Экстраверсия - интроверсия является одним из современных типологических концептов. А есть ли другие? Большинство специалистов, работающих в этой области, сходится на том, что можно выделить и подтвердить убедительными эмпирическими данными еще, по крайней мере, два типологических концепта. Правда, гораздо меньше согласия наблюдается в том, как эти типы должны называться. Психологи всегда отличались весьма ревнивым отношением к своим собственным терминам и упорным нежеланием использовать терминологию, предложенную их коллегами из других научных школ. Поэтому при первом взгляде на литературу по этому вопросу может показаться, что все оперируют разными понятиями, хотя на самом деле обсуждаются одни и те же черты и типы характера. Что касается данной книги, то используемая здесь терминология тоже до некоторой степени спорна; в принципе могли бы быть использованы и другие термины. В конечном счете это не имеет принципиального значения: роза всегда останется розой, как ее ни назови...

Итак, второй типологический концепт, о котором сейчас пойдет речь, может называться эмоциональностью, или тревожностью, или плохой приспособляемостью, или нестабильностью, или нейротизмом (возможны и другие термины). Данная теоретическая модель также основывается на том эмпирическом факте, что различные личностные качества коррелируют друг с другом.

      



 

Из приведенной на рисунке 2 диаграммы видно, что этот личностный тип включает такие черты, как низкая самооценка, подавленность, тревожность, навязчивость, недостаток автономии, ипохондрию и чувство вины. Правда, корреляции между этими чертами личности не очень велики, но существует отчетливая тенденция, что человек, набравший высокий балл при измерении одного из этих качеств, получит столь же высокий балл и по всем другим.

Прежде чем обратиться к третьему личностному типу, читателю было бы, наверно, интересно на конкретном примере познакомиться с тем, какого рода вопросы позволяют выявить конкретный тип личности и какого рода связи можно обнаружить между этими вопросами, когда на них отвечают типичные представители всего населения. С этой целью мы предлагаем вашему вниманию следующие двенадцать вопросов. (Конечно, их число слишком мало для того, чтобы получить сколько-нибудь содержательные результаты, этот опросник приводится здесь исключительно для иллюстрации. Некоторые из этих вопросов вы встретите потом в опросниках, содержащихся в данной книге.) Один совет: прежде чем заглядывать в расшифровку ответов, не поленитесь сами ответить на эти двенадцать вопросов.


 

Опросник:

 

1. Вам случается чувствовать себя в иные моменты то подавленным, то счастливым без явных на то причин?    Да   Нет

2. Бывают ли у вас частые подъемы и спады настроения, вызванные конкретными причинами либо спонтанно?     Да  Нет

3. Вы часто бываете хмурым(ой)?    Да  Нет

4. Вы часто "отключаетесь" в то время, когда нужно быть особенно сосредоточенным?   Да  Нет

5. Часто ли во время общего разговора вы "погружаетесь в себя"?    Да   Нет

6. Случается ли так, что в иные моменты вас то переполняет энергия, то одолевает пассивность и вялость?    Да   Нет

7. Предпочитаете ли вы сами действия процессу планирования своих действий?     Да   Нетт

8. Вы счастливы, когда участвуете в проекте, требующем немедленных действий?     Да   Нет

9. Вы обычно берете на себя инициативу в обретении новых друзей?    Да   Нет

10. Вы склонны к быстрым и решительным действиям?    Да   Нет

11. Вы назвали бы себя жизнерадостным человеком?    Да   Нет

12. Вы были бы очень несчастны, если бы лишились общения с большим числом людей?    Да   Нет

 

А теперь подведем итоги. Ответив "да" на любой из первых шести вопросов, вы получаете за каждый ответ один балл в пользу эмоциональности, в то время как ответ "нет" никак не оценивается. Сходным образом, каждый ответ "да" на любой из последних шести вопросов дает один балл в пользу экстравертивности. Таким образом, мы получаем две суммы баллов, каждая из которых может варьировать от 0 (очень стабильный, очень интровертивный) до 6 (очень нестабильный эмоционально, очень экстравертивный). У большинства тестируемых сумма баллов обычно равна 2, 3, максимум 4; данные значения указывают на среднюю степень эмоциональности или экстравертивности.

Откуда мы знаем, что предложенные двенадцать вопросов попадают в две независимые группы и полученные там оценки могут складываться? И здесь мы вновь вынуждены воспользоваться статистическим методом подсчета корреляций. Выяснилось, что первые шесть вопросов, равно как и последние шесть, тесно коррелируют между собой, тогда как между двумя этими группами по шесть вопросов корреляция полностью отсутствует. Данная ситуация наглядно представлена на рисунке 3, где графически отображены корреляции между всеми двенадцатью вопросами. Угол в девяносто градусов указывает на полное отсутствие корреляции, а угол в ноль градусов свидетельствует о идеальном совпадении. Видно, что две группы точек по шесть каждая расположены под прямым углом друг к другу, демонстрируя отсутствие корреляции между этими группами. В то же время шесть вопросов, которые составляют каждую из групп, располагаются на диаграмме очень кучно, что опять-таки наглядно демонстрирует очень высокую корреляцию вопросов внутри каждой группы. Таким образом, нет ничего субъективного в нашем делении вопросов на две разных группы; основанием для такой группировки явились объективные данные о кластеризации ответов, полученных нарепрезентативных выборках населения.


 



 

Было бы здорово, конечно, если бы на самом деле удалось отыскать такие вопросы, которые бы так же четко распадались на отдельные группы. К сожалению, это относится лишь к идеальному случаю: есть немало вопросов, которые соотносятся с двумя (и даже более) чертами и даже типами личности. Эту трудность можно преодолеть с помощью различных статистических ухищрений; мы можем сосчитать подобный вопрос дважды (соответственно, для каждой из двух черт личности, с которыми этот вопрос коррелирует), или же мы можем "отключить" его посредством другого вопроса, оцениваемого с противоположным знаком. Есть и такой прием: использовать подобный "двойственный" вопрос только применительно к одной черте личности и не рассматривать его корреляцию с другой чертой и поступить точно так же, но в противоположном направлении с другим вопросом, который тоже коррелирует с двумя чертами личности. Вообще при конструировании опросников возникает немало проблем, однако мы слишком отвлечемся от нашей темы, если станем их здесь разбирать. Главное заключается в том, что эти проблемы хорошо известны психологам, и они научились находить пути и методы их решения.

Итак, мы рассмотрели два психологических типа, и если объединить их вместе, то получится модель, которая обнаруживает некоторое сходство с древнегреческим учением о четырех типах темперамента. Это достаточно хорошо видно на рисунке 4, где две размерности (или две оси) - экстравертность - интровертность и эмоциональная стабильность - нестабильность - при своем пересечении образуют четыре квадранта. В один квадрант попадают нестабильные экстраверты, в другой - нестабильные интроверты, в третий - стабильные интроверты и в четвертый - стабильные экстраверты. По внешнему краю круга расположены названия некоторых черт, характерирующих каждый из четырех квадрантов, а внутри квадрантов, в малой окружности, вписаны названия соответствующих греческих типов темперамента. Таким образом, меланхолик - это нестабильный интроверт, холерик - нестабильный экстраверт, флегматик - стабильный интроверт, а сангвиник - стабильный экстраверт. Эти две схемы, или модели, отличаются главным образом тем, что в греческой модели любого человека можно было отнести лишь к одному из четырех квадрантов, в то время как на современной схеме возможны любые комбинации баллов на двух ортогональных осях.


 

 

 

Если представленные здесь типы личности действительно имеют какое-то значение, то распределение представителей различных социальных и профессиональных групп по квадрантам не должно быть одинаковым. Так на самом деле и оказалось. Например, спортсмены, парашютисты, а также солдаты войск особого назначения почти всегда оказываются в квадранте сангвиников, поскольку сочетают в себе эмоциональную стабильность с экстравертивностью. Такая связь прослеживается даже у детей: так, дети, которые быстро учатся плавать, почти всегда оказываются в квадранте сангвиников. В то же время преступники, например, тяготеют к квадранту холериков, невротики - к квадранту меланхоликов. Последние две группы почти в равной мере нестабильны, но большинство преступников - экстраверты, в то время как большинство невротиков - интроверты. Ученых, математиков и удачливых предпринимателей чаще всего можно обнаружить в квадранте флегматиков, но при этом должно быть ясно, что их флегматичное поведение ни в коем случае не распространяется на работу!

Необходимо отметить следующее: ни одну из обозначенных здесь связей нельзя считать абсолютной, это лишь тенденции, хотя и весьма отчетливые. Ясно, что не все преступники оказываются холериками, и не все холерики - преступники! Все эти вещи важно видеть в жизненной перспективе, ибо любые личностные особенности - это лишь одно из многих определяющих условий, в результате которых человек становится невротиком, спортсменом, преступником, парашютистом или удачливым бизнесменом. На выбор человека и принятие им того или иного решения могут повлиять и его способности (как умственные, так и физические), и удачное стечение обстоятельств, и его возможности, и многое другое. Личностные качества важны, но было бы ошибкой утверждать, что они всеопределяющи.

 
1. ВВЕДЕНИЕ
(Продолжение)


 

А теперь нам предстоит разговор о третьем типе, который называют упорством в противовес уступчивости. Этот психологический тип объединяет такие черты характера, как агрессивность, напористость, ориентация на достижение цели, манипулирование, поиск стимуляции, догматизм и мужественность. Не должно удивлять, что в характере мужчин больше твердости, чем в характере женщин! Действительно, половые различия присутствуют во всех типологиях и во многих отдельных чертах личности. Так, женщины в целом менее экстравертивны и более эмоционально нестабильны, поэтому, сравнивая с нормой свои оценки, полученные при выполнении собранных в данной книге тестов, читатели - как мужчины, так и женщины - обязательно должны иметь в виду это обстоятельство. Мы не сочли целесообразным приводить раздельные (в зависимости от пола) интерпретации ответов для наших тестов: это слишком усложнило и затруднило бы подведение итогов, к тому же различия здесь не настолько значительны. Исключение делается лишь для тестов, с помощью которых исследуются сексуальные установки мужчин и женщин; здесь различия достаточно велики, и для того, чтобы их учесть, вводится раздельная интерпретация полученных баллов. При этом нельзя забывать и о возрастных особенностях: с годами люди, как правило, становятся менее экстравертными, менее жесткими по характеру и эмоционально более стабильными. Вы должны иметь это в виду при оценке набранных вами баллов; однако мы слишком уклонились бы в сторону, если бы решили предложить вам здесь отдельные таблицы для различных возрастных групп.

 



 

Рисунок 5 изображает структуру упорства как типологического свойства, состоящего из семи перечисленных выше черт личности. Упорство, как и любое другое типологическое свойство, само по себе не является ни достоинством, ни недостатком человека. В отличие, например, от "интеллекта", который всегда считается "хорошей вещью", оценить свойства личности по критерию "хорошо" или "плохо" гораздо сложнее. Так, можно много хорошего сказать об экстраверте: он, как правило, общителен, жизнерадостен, неизменно активен, ему нравятся люди и нравится быть среди людей, с ним интересно в компании, ибо он хорошо рассказывает анекдоты, нередко обладает шармом и вообще несет в себе заряд жизнерадостности. Все эти качества в целом делают его душой общества. С другой стороны, экстраверт часто ненадежен, быстро меняет друзей и сексуальных партнеров, ему быстро все надоедает, особенно неинтересная и трудоемкая работа. Интроверт во всем противоположен экстраверту: с позиции работодателя он более предпочтителен, если только предлагаемая ему должность не связана с необходимостью частого общения с людьми, к примеру, работа продавца. Таким образом, мы не вправе утверждать, что экстраверт в целом лучше или хуже интроверта, просто это совершенно разные по складу люди, у каждого из которых есть свои достоинства и недостатки. Важнее другое: оба должны хорошо осознавать эти свои особенности, чтобы активнее использовать преимущества своего характера и стараться работать над преодолением своих слабых сторон.


У читателей может возникнуть мысль, что вышесказанное не приложимо к такому, например, свойству, как эмоциональная нестабильность. Конечно, на первый взгляд эмоциональная нестабильность воспринимается как крайне нежелательное свойство личности, однако настаивать на этом было бы слишком большим преувеличением. Да, человек, которому свойственны сильные эмоции, создает себе в жизни немало проблем, однако та же взрывная эмоциональность может оказать ему неоценимую пользу в достижении определенных целей. Так, в ходе одного исследования чрезвычайно одаренных художников было установлено, что каждый из них набрал более высокий балл по эмоциональности (и интровертивности) по сравнению с обычными людьми и даже с менее талантливыми и одаренными художниками. Складывается впечатление, что прекрасные произведения искусства, созданные этими людьми, стали как бы материализацией их высокого эмоционального напряжения. Надо учитывать и другое: эмоции могут стать для человека источником дополнительной мотивации; в этом смысле сильные эмоции могли бы оказаться полезными для поддержания текущей деятельности. С другой стороны, неразвитая эмоциональная сфера отнюдь не является преимуществом - у таких людей, как правило, небогатый жизненный опыт, они лишены многих радостей жизни. Здесь очень важно точно определить свой статус, т.е. знать, какой вы человек - обладающий сильными нестабильными эмоциями, средний тип или, напротив, вам недостает эмоционального возбуждения. Обладая этим знанием, вам легче будет принимать решения и в целом планировать свою жизнь. "Нет ничего однозначно хорошего или плохого, лишь наше понимание делает его таким". Этот афоризм прекрасно подходит для нашего случая: когда мы рассматриваем различные черты характера человека, надо отдавать себе отчет в том, что почти все они могут быть обращены во благо либо во вред как для самого человека, так и для окружающих его людей.

Многочисленные исследования показали, однако, что любые крайности в личностной сфере могут создавать большие трудности. Очень низкие или, напротив, очень высокие баллы, полученные при тестировании любой черты или типа личности, свидетельствует о разбалансированности психики, что, впрочем, отнюдь не является роковым недостатком. От такого человека требуется прежде всего знать свои личные особенности и проявлять известную осторожность как в своем поведении, так и вообще в отношении к жизни и людям. Отсутствие такого знания о самом себе чревато неприятными последствиями, ибо человек, обладающий сильными чертами характера, всегда находится в зоне риска. С другой стороны, такой человек имеет и определенные преимущества перед другими людьми: сильный характер - это как подарок от колдунов и фей, который они преподносят в сказках новорожденным принцам и принцессам, однако подарок этот весьма двусмысленный, требующий очень осторожного с ним обращения.


Допустим, вам не нравятся ваши личностные особенности. А можно ли как-то их изменить? Для большинства людей такого вопроса вообще нет: они вполне довольны собой и весьма высокого мнения о своей персоне. Вероятно, так оно и есть, поскольку интровертам чаще всего нравятся интроверты, с которыми они предпочитают общаться, а экстраверты предпочитают экстравертов же и рассматривают их как идеальных для себя партнеров. Страшно себе представить, если бы все складывалось наоборот и все предпочитали бы личностный тип, противоположный своему! Вообще говоря, в этом ничего плохого не было бы, обладай мы возможностью принципиально менять тип своей личности. Увы, это невозможно! Дело в том, что особенности личности в большой степени наследуются генетически, характер человека - это следствие случайного сочетания генов его родителей. Конечно, влияние окружающей среды нельзя полностью сбрасывать со счетов, оно способно несколько изменить генетический баланс, и все же пределы такого влияния очень ограничены. В этом отношении личностные особенности стоят в одном ряду с умственными способностями: в обоих случаях генетическое влияние преобладает, а роль окружающей среды сводится лишь к небольшим изменениям и маскировке нежелательных личностных проявлений.

Вряд ли есть смысл в том, чтобы углубляться здесь в подробное обоснование этого тезиса; мы лишь коротко поясним читателю, что дает нам право утверждать подобные вещи с такой уверенностью. Во-первых, сегодня общепризнанным является тот факт, что однояйцевые близнецы (имеющие идентичную наследственность) гораздо более похожи друг на друга в личностном плане, чем разнояйцевые (имеющие только половину общей наследственности). Этот факт доходит подтверждение даже в тех случаях, когда однояйцевые близнецы жили отдельно, воспитываясь в разных семьях. Это удивительно, но однояйцевые близнецы, выросшие в разных семьях, обнаруживают даже несколько большее сходство между собой по личностным особенностям, нежели однояйцевые близнецы, выросшие в одной семье. Кроме того, у однояйцевых близнецов наблюдается явная корреспонденция в наличии у них невроза или преступных наклонностей. Другими словами, если один из близнецов - невротик или преступник, то с большой долей вероятности таким же окажется и его брат-близнец. Однако в случае разнояйцевых близнецов такое совпадение наблюдается в гораздо меньшей степени. Все это в целом логично вытекает из принятой нами гипотезы, согласно которой главную роль в образовании индивидуальных особенностей личности, неврозах и преступных наклонностей играет наследственность.


Во-вторых, исследования детей, которые были взяты на воспитание, показывают, что относительно личностных особенностей или умственных способностей такие дети, даже если они попали в чужие семьи сразу после рождения, гораздо больше похожи на своих настоящих родителей, чем на ту пару, которая их воспитала; сказанное верно и относительно преступных наклонностей: подобные наклонности ребенка имеют своим источником его настоящих родителей, которых он никогда не видел, и не связаны с приемными родителями, которые его воспитали и были с ним в постоянном контакте. Таким образом, усыновленные дети представляют сильный аргумент в пользу важности генетических факторов в формировании личностных особенностей. А если учесть и исследования близнецов, то данную гипотезу можно считать научно доказанной.

Данный вывод может показаться странным для читателей, выросших в то время, когда общественное мнение сильно склоняется в сторону решающей роли среды и воспитания, когда широкое хождение имеет фрейдистское учение о том, как важны в развитии личности ребенка первые пять лет его жизни и т.п. Однако тот факт, что общественное мнение отдает предпочтение тем или иным теориям, вовсе не есть решающий аргумент в пользу их научной состоятельности. Давайте вспомним в этой связи общепринятые когда-то представления о том, что земля плоская, что солнце вращается вокруг земли и т.д. Если беспристрастно оценить взгляды Фрейда или приверженцев решающей роли внешней среды в развитии человека, то нам придется признать, что там лишь очень немного приемлемо с научной точки зрения. Трагизм ситуации состоит в том, что многие матери (и отцы, вероятно, тоже), обеспокоенные судьбой своих чад, часто винят себя за все плохое, что с теми случается, и считают свои просчеты в воспитании детей основной причиной недостатков их характера, неважных способностей и невысоких достижений. Истина же в том, что сама возможность родителей повлиять на процесс развития ребенка весьма ограничена. Их основной вклад в формирование личности своего ребенка состоял в соединении их хромосом и в комбинировании их генов для создания уникальной структуры, которая будет определять и внешность, и особенности поведения, и интеллектуальные способности ребенка. Если бы родители отдавали себе в этом отчет, т.е. сознавали бы свои скромные возможности в формировании личности ребенка, то смогли бы избежать многих ненужных и совершенно неоправданных переживаний.


Итак, мы подошли к описанию простейшей модели личности. Мы измеряем группы черт, или особенностей личности, причем для измерения каждой из этих черт составляется набор вопросов (по тридцать вопросов в каждом из тестов, содержащихся в этой книге). Черты личности, входящие в каждую группу, взаимосвязаны друг с другом, определяя тем самым личностный тип; всего же мы выделили здесь три таких типа. Ни о чертах личности, ни о выделенных нами типах нельзя сказать, что они "правильные" или "неправильные", "хорошие" или "плохие": все они имеют свои положительные и отрицательные стороны. Даже случаи крайней выраженности черт или типов, которые, несомненно, таят в себе большие сложности, даже такие случаи нельзя считать безнадежными. Характер и темперамент каждого человека определяются его генотипом, и, хотя окружающая среда оказывает влияние на каждого из нас, при обычном ходе событий она не может сильно изменить фактор наследственности. При этом мы не собираемся отрицать возможности того, что чрезвычайные обстоятельства в жизни человека, например, пребывание в концлагере, способны привести к значительным и долговременным изменениям в его личности. И еще одно замечание: то, что нами унаследовано, вовсе не обязательно делает нас похожими на наших родителей; скорее всего, как личности мы не будем на них похожи, ибо процессы наследственности весьма сложны.

Вполне вероятно, что здесь у наших читателей могут появиться какие-то возражения или хотя бы вопросы. Наверняка кто-то скажет, что предложенные в тестах вопросы порой трудно понять как-то однозначно, что делает их абсолютно бесполезными. И он будет отчасти прав, ибо, так сказать, субъективность вопросов - это одна из очевидных проблем любого опросника. В самом деле, когда человека спрашивают, часто ли у него случаются головные боли, естественным будет встречный вопрос: "А часто - это сколько раз? Как сильно должна болеть голова, чтобы эту боль можно было засчитать? Иногда меня долгое время не беспокоят головные боли, а порой - каждый день, как мне их подсчитывать?" Короче говоря, мы пытаемся сравнить опыт одного человека с опытом других людей, не указывая при этом, каков же этот "другой опыт". Конечно, как источник объективной, количественной информации опросник оставляет желать много лучшего. Что же дает нам право надеяться, что мы сможем получить весьма тонкую и полезную информацию посредством такого несовершенного инструмента?


Ответ в том, что на самом деле субъективность этого вопроса не случайна, а придана ему намеренно. Мы вправе предположить, что у эмоционально нестабильного человека головные боли случаются чаще, чем у эмоционально устойчивого; возможно также, что у первого голова болит не чаще, чем у второго, однако он просто больше обращает внимание на эти боли из-за связанных с ними сильных эмоциональных переживаний. Может быть и так, что эмоционально нестабильному человеку нравиться привлекать к себе внимание, постоянно жалуясь на нездоровье. Вот тут-то и "сработает" та самая субъективность, что была заложена в нашем вопросе: он уловит все эти возможные варианты в ответе "да". Для нашего исследования это будет гораздо полезнее, нежели любые попытки определить, какой силы головную боль надо засчитывать и сколько раз будет "часто", а сколько - "редко". Такие уточнения не позволят нам отследить индивидуальные эмоциональные реакции испытуемых, а ведь именно в этом заключается наша задача.

Конечно, вокруг всех этих вещей, о которых мы говорим, существует сильная аура субъективизма, так сказать, тайны индивидуальности. К счастью, мы располагаем двумя объективными критериями, с помощью которых можем проверить справедливость наших гипотез. Напомним первый из этих критериев, уже рассмотренный выше: данный пункт опросника должен положительно коррелировать с другими вопросами, предназначенными для измерения того же свойства. Если наш вопрос о головной боли удовлетворяет этому требованию, значит он действительно является "работающим". Пока речь идет о внутреннем критерии (внутреннем по отношению к построению шкалы или опросника), но есть еще и внешние критерии, которым иногда можно отдать предпочтение, хотя лучше всего полагаться на комбинацию обоих этих критериев. Таким внешним критерием может служить разница в ответах двух групп испытуемых, представляющих нормальную и невротичную популяцию. Априори мы знаем, что невротичной группе свойственна эмоциональная нестабильность, и, если наш вопрос способен выявить эту тенденцию, то следует ожидать, что в группе невротиков она проявится гораздо чаще, чем в контрольной группе здоровых людей, которые более стабильны. Если данный пункт опросника проходит и этот тест, его можно принять для включения в методику. При этом мы не беремся утверждать, что ответ на наш вопрос о головной боли позволяет получить достоверную информацию о том, что у невротиков или эмоционально нестабильных людей действительно головные боли бывают чаще, чем у эмоционально стабильных людей (хотя в специально проведенных исследованиях было показано, что так и есть на самом деле). Мы же на основе полученных результатов можем сделать вывод, что эмоционально нестабильные люди чаще отвечают на этот вопрос "да". И этого вполне достаточно для целей диагностики личности.


 

Опросник:

 

1. У вас случаются головокружения?    Да   Нет

2. У вас бывает учащенное сердцебиение?    Да   Нет

3. Вы испытывали когда-либо нервный срыв?    Да   Нет

4. Вы когда-либо теряли работу по причине частых болезней?    Да   Нет

5. Часто ли вы в своей жизни испытывали "боязнь сцены"?    Да   Нет

6. Вам сложно начать разговор с незнакомыми людьми?    Да   Нет

7. Вам случалось заикаться или запинаться в разговоре?    Да   Нет

8. Случалось ли вам находиться в бессознательном состоянии два часа и более вследствие несчастного случая или удара?    Да   Нет

9. Если вас кто-то унизил, вы долго переживаете обиду?    Да   Нет

10. Вы считаете себя довольно нервным человеком?    Да   Нет

11. Вы считаете себя легко ранимым человеком?    Да   Нет

12. В компании вы обычно находитесь в "тени"?    Да   Нет

13. Вы часто испытываете состояния, когда вас буквально трясет?    Да   Нет

14. Вы считаете себя раздражительным человеком?    Да   Нет

15. Часто ли навязчивые мысли мешают вам уснуть?    Да   Нет

16. Беспокоитесь ли вы из-за возможных неудач?    Да   Нет

17. Вы довольно застенчивы?    Да   Нет

18. Чувствуете ли вы себя иногда счастливым, а иногда - подавленным без особых на то причин?    Да   Нет

19. Часто ли вы мечтаете?    Да   Нет

20. Вам кажется, что в вас меньше жизни, чем в других людях?    Да   Нет

21. У вас случаются боли в сердце?    Да   Нет

22. Вам снятся кошмары?    Да   Нет

23. Вы беспокоитесь о своем здоровье?    Да   Нет

24. Вам случалось ходить во сне?    Да   Нет

2 5. Вы сильно потеете даже без физической нагрузки?    Да   Нет

26. Вам трудно найти себе друзей?    Да   Нет

27. Ваше внимание часто так рассеивается, что вы теряете ощущение реальности?    Да   Нет


28. Чувствительны ли вы по отношению к самым разным предметам?    Да   Нет

29. Вы часто ощущаете себя "не в духе"?    Да   Нет

30. Вы часто чувствуете себя несчастным?    Да   Нет

31. Вы ощущаете неловкость в присутствии начальства?    Да   Нет

32. Вы страдаете бессонницей?    Да   Нет

33. Случалось ли вам задыхаться, не выполняя при этом тяжелую физическую работу?    Да   Нет

34. Вы когда-либо страдали от сильной головной боли?    Да   Нет

35. Вы страдаете от "нервов"?    Да   Нет

36. Вас беспокоят какие-то боли?    Да   Нет

37. Вы нервничаете в таких местах, как лифты, поезда или туннели?    Да   Нет

38. Вы страдаете от приступов поноса?    Да   Нет

39. Вам не хватает уверенности в себе?    Да   Нет

40. Вы страдаете от чувства неполноценности?    Да   Нет

 

Данный опросник мы предлагаем вашему вниманию с единственной целью - рассмотреть на конкретном примере, как работает описанный выше метод доказательства достоверности получаемых в результате опроса данных. Этот опросник состоит из сорока вопросов, каждый из которых теоретически связан с явлением эмоциональной нестабильности. (Вопрос 34 касается головной боли, о чем шла речь выше, хотя он задан в несколько иной форме.) Установлено, что все вопросы коррелируют между собой, т.е. данный опросник отвечает требованиям внутреннего критерия. Каковы будут результаты, если мы проведем с его помощью исследование 1000 здоровых и 1000 невротичных мужчин, имеющих один и тот же возраст и образовательный уровень? Итоговая оценка по опроснику получалась путем простого суммирования ответов "да". Средний балл контрольной группы здоровых людей составил 9,98, а у невротиков - 20,01.

 

    


<< предыдущая страница   следующая страница >>