prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 3 4
Глава 2. Эфирный человек.

Чтобы следить за дальнейшим ходом рассуждений данной работы, необходимо на время отбросить господствующие сейчас позитивистские установки. Мы не будем давать оценки, правильно или неправильно рассуждали древние. Просто попробуем понять их внутреннюю логику.

Думается, что уже в 21 веке человечество вполне сможет удовлетворить представлению о квантовом человеке. Но это только детство человечества как утверждали древние. Далее человечеству придется сделать еще один шаг. Тогда, когда мы научимся мыслить по-новому, атомистически, по-квантовому, перед нами откроются все тайны реального вещества окружающего нас мира. Мы сможем создать совершенное общество на основе вышеприведенных трех условий атомистического образа жизни. Будет создан окончательный вариант общества потребления, производством будут заниматься машины. Основным занятием человека будет получение высшего удовольствия от познавательной деятельности, от приобщения к сокровищам мировой культуры. И именно на этом пути будет сделан качественно новый шаг. Будет создано принципиально новое вещество. Древние называли его механический эфир. Обычное вещество состоит из неделимых (атомов) и пустоты. Новое вещество в отличие от обычного не имеет внутри себя пустот. А раз нет пустот, которые отделяют атомы друг от друга, значит, и нет самих атомов. Новое вещество оказывается непрерывным и потенциально делимым до бесконечности, ибо неделимые в нем уже невозможны из-за отсутствия пустоты. С древности это вещество называется материей, механическим эфиром, пневмой. Способы получения этого вещества из веществ нашего мира указаны в древних алхимических книгах.

Само это вещество нельзя считать чем-то сказочно мифологическим по одной причине. Весь современный рациональный багаж среднестатистического ученого и обычного человека содержит описание именно этого эфира! Мы изучаем в школе алгебру и аналитическую геометрию, которая создавалась Декартом для описания свойств абсолютно жесткого механического эфира. Мы решаем задачи дифференциального и интегрального исчисления, которые были сформулированы Лейбницем, Эйлером, Лагранжем, Гауссом для описания свойств упругого механического эфира. Мы осваиваем классическую теорию электричества и магнетизма, которая была создана Фарадеем и Максвеллом для описания электромагнитных свойств эфира. Точно такая же ситуация складывается и в гуманитарной сфере, где изучаются общие для всех людей нормы социального и индивидуального поведения. Человек рассматривается как носитель общей для всех людей единой человеческой природы. Эта общая природа мыслит по законам формальной логики. Именно аксиомы формальной логики описывают закономерности механического эфира. Мы едва знаем о теории относительности и квантовой механики, практически не знает теорию множеств и математическую логику. Но мы знаем почти все о закономерностях функционирования механического эфира. Правда, про сам эфир нам в школе рассказать … забыли.


Такая ситуация сложилась из-за того, что современное среднестатистическое мировоззрение находится на уровне 17-19 веков. Именно тогда господствовала вера в необходимость изучения более совершенных будущих форм человеческого существования. «Я учу вас о сверхчеловеке. Человек есть нечто, что должно преодолеть. Что сделали вы, дабы преодолеть его? Доныне все существа создавали нечто, что выше их; вы же хотите стать отливом этой великой волны и скорее вернуться к зверям, чем преодолеть человека?»6. Совершенство нового человека будет достигнуто за счет нового субстрата человеческого тела. Это новое тело, согласно древним, будет состоять из механического эфира. Соответственно новизна будет достигнута за счет новых свойств этого искусственного вещества. Данная философская традиция постулировала реальное существование такого обновленного человека. Новый человек будет иметь внешний вид схожий с естественным человеком, но он не будет иметь плоти из веществ нашего мира. Кожа и внутренние органы будут состоять из различных модификаций механического эфира. Внутреннее устройство эфирного человека будет кардинальное иное, чем у естественного человека. Это обусловлено природой эфирного субстрата и его закономерностями.

В течение тысячелетий существовал жесткий запрет на вскрытие человеческих тел. До 17 века вскрытие тел в тайне производили атомисты, которые всегда изучали реальную природу, а не будущие совершенные формы человека. Не случайно, одновременно в 17 веке началось активное изучение реальных космических тел и реального человеческого тела. Ведь до этого в европейской культуре описывались идеальный космос и идеальный человек, которые состояли либо из механического эфира, либо из правильных платоновских многогранников. Космос Аристотеля никак не хотел совпадать с реальным космосом, а человек Галена - с реальным анатомическим устройством человека. Необразованной публике 17 века так же, как и современной публике 21 века, было очень тяжело объяснить, что Аристотель и Гален знали о реальном мире и человеке, но они сознательно описывали более совершенный мир и более совершенного человека. Но обычные люди не хотят заоблачных совершенств, поэтому они объявили все это глупостями. Ситуация, к сожалению, практически не изменилась до наших дней.


Теперь пришло время конкретно посмотреть, какие описания эфирного человека давались в рамках этой традиции. Представление о механическом эфире ведет свою историю с глубокой древности. Начнем описания эфирного человека с взглядов "отца медицины" Гиппократа. Гиппократ исходит из представления беспустотного и бесконечно делимого вещества в виде традиционных четырех материальных первоэлементов (огонь, воздух, вода и земля). Эти первоначала не носят математический характер и этим отличаются от геометрических платоновских правильных многогранников. Соответственно исключается и мистико-религиозный характер устройства человека, который обязателен для третьей модели - платоновского человека. Эфирный человек состоит из материи и рационально обусловлен ее свойствами и характеристиками. «Поэтому в «Гиппократовом сборнике» нет никаких намеков на теургию и, как читатель убедится, роль богов в произведении и исцелении болезней начисто отрицается»7. Четыре натурфилософских первоэлемента и их качества (тепло, холод, влажность, сухость), по Гиппократу, составляют основу широко известной гуморальной теории. "Но и в отношении патофизиологии и патогенеза книдской школе принадлежит заслуга отчетливой формулировки гуморальной патологии в виде учения о 4 основных жидкостях организма (кровь, слизь, черная и желтая желчь): преобладание одной из них вызывает определенную болезнь"8. Четыре основные жидкости обуславливают всю активность живого существа. Именно действие этих жидкостей составляет рациональное отличие живого организма от неживого вещества. "Жизнь едина. Живет все, что движется, что действует и мыслит. Основу всякого организма составляют четыре сока: кровь, желтая желчь, желчь черная и слизь. Отсюда - четыре типа людей: сангвиники, холерики, меланхолики и флегматики"9.

Гиппократ конкретизирует учение о четырех философских первоэлементах и вводит в свое учение весьма популярное понятие "пневмы". "Организм ожитворяется тонким, воздухоподобным веществом – пневмой. Она проникает во все: ею обусловлено горение, ею же стимулируется и жизненный процесс и мышление…"10. Наличие пневмы является существенной чертой именно живых существ, ибо и неживое, согласно эфирной традиции, состоит из четырех первоэлементов. Сама же пневма есть некоторое сочетание материальных первоэлементов, которое обладает новыми свойствами по отношению к самим первоэлементам. Эти новые свойства пневмы как животворящего вещества отвечают за функционирование живых организмов, в том числе, отвечая за здоровье и болезни. «Гиппократ же говорит, что причиной болезней являются ветры, как излагает его Аристотель»11. И немного дальше: «Пневму обозначает он как самое необходимое и важное в нас, так как вследствие ее беспрепятственного обращения возникает здоровье, а затрудненного —болезни»12. Естественно, что свойства эфирного человека лишь частично совпадали со свойствами реального человека, ведь совершенный человек устроен из более совершенного эфирного вещества.


Теперь приведем описание эфирного человека, которое дал великий античный философ Аристотель. На примере Аристотеля, который оставался авторитетом в европейской науке до 17 века, наиболее явно можно проследить отличия эфирного человека от реального человека. Аристотель отчетливо постулирует особый божественный статус эфирного человека. "Таким является человеческий род: он или один только из всех известных нам животных сопричастен божественному, или по крайней мере больше прочих"13. Аристотель вводит три вида души: растительную, животную и разумную. Именно разумная бессмертная часть души соответствует божественному в человеке. Но в отличие от платоновских представлений аристотелевская душа не носит личностный характер (платоновский даймонион), поэтому после смерти разумная часть души сольется с безличным аристотелевским Богом-Нусом. Понятно, что современная наука весьма скептически относится к таким представлениям о человеке. Низшие части души Аристотель, продолжая общую эфирную традицию, связывает с представлениями о первоэлементах и их сочетанием в виде пневмы. «Все в известном смысле наделено душой», - говорит он. Нет нарождения живого, а есть возникновение живого из видимо неживого. В земле есть вода, в воде – «пневма», а в «пневме», - жизненное начало, «псюхэ». Атмосферное тепло, вода и земля благодаря «псюхэ» создали и продолжают создавать зародышей, которые затем развиваются»14.

Использование в качестве строительного материала живого организма натурфилософских первоэлементов приводит к совершенно отличному от реального человека устройству эфирного человека. Аристотель использует первоэлемент огня как основополагающий в двигательной активности любого живого существа. Напомним для современного читателя, что натурфилософский огонь Аристотеля только по названию и некоторым аналогиям совпадает с реальным огнем. Огонь Аристотеля оказывается источником врожденного тепла, локализованного в сердце. "Основные жизненные функции, выяснению которых посвящены особые сочинения (о дыхании, о жизни и т. д.), сводятся в двух словах к взаимодействию врожденного тепла, источником которого является сердце, и процесса дыхания, служащего для охлаждения тепла, т. е. устранения могущего быть вредным его избытка"15. Аристотель описывает устройство сердечнососудистой системы эфирного человека, которая кардинально (!) отличается от устройства кровообращения реального человека. Аристотеля это нисколько не смущает, ведь он рассматривает совершенного идеального человека, а не ницшевский "позор земли". Вот одно из описаний Аристотеля. "И это вполне понятно, ибо середина сердца — тело плотное и полое и, кроме того, наполненное кровью, так как отсюда начинаются вены: полое — для приема крови, плотное — для того, чтобы охранять начало теплоты. Только в одной этой из внутренностей и частей тела находится кровь без вен; каждая же из остальных частей содержит кровь в венах, и это вполне естественно, ибо из сердца кровь проводится в вены, а в сердце ни откуда, так как оно само есть начало и источник крови, или первое ее вместилище"16. Согласно этим представлениям, само сердце есть источник крови, что явно противоречит современным биологическим представлениям. "Аристотель не имел никакого представления о кровообращении. Кровь образуется в сердце, идет по венам к частям тела, там потребляется, а взамен этого образуется новая"17.


Не меньше нареканий у современного исследователя вызывают и взгляды Аристотеля на устройство нервной системы человека. У совершенного аристотелевского человека центр нервной деятельности располагается не в головном и спинном мозге, а в сердце как источнике жизни и седалище души. "Сердце имеет большое количество нервов, и это вполне естественно, ибо от него исходят движения; производятся же они путем натяжения и ослабления, следовательно, необходимы соответственное устройство и сила"18. Это явно не соответствовало элементарным анатомическим данным, которые вполне очевидны для первокурсников медицинских факультетов. Не случайно, еще Галилей в свое время едко потешался над Аристотелем. "Галилей писал об одном схоласте, который, будучи у анатома и увидев, что нервы исходят из мозга, а не из сердца, как утверждал Аристотель, сказал: «Вы мне показали так ясно и убедительно, что не будь в тексте Аристотеля сказано прямо противоположное, я должен был бы согласиться с вами»19. Но это повторение ситуации с эфирной аристотелевской Луной и реальной Луной нашего мира. Просто Аристотель и Галилей описывали разные миры и работали в несоизмеримых традициях. Какая из традиций (парадигм) лучше решает уже не наука, а общая мировоззренческая установка эпохи.

Совершенный человек Аристотеля внешне имеет тоже устройство, что и обычный человек. Но внутренние органы этих двух разных типов людей имеют совершенно различное предназначение. Особенно хорошо это видно на примере головного мозга, который у реального человека играет основную роль в процессе восприятия внешнего мира. Мозг в рамках аристотелевской концепции понимается так. "...Никаких ощущений причиной он не служит, как и сам лишен чувствительности, так же как любое из выделений"20. Восприятие внешнего мира, по Аристотелю, является компетенцией животной части души, которая расположена в груди и сконцентрирована в сердце: "...ощущение же исходит от сердца..."21. Поэтому именно сердце оказывается ответственным за ощущения. "Что источником ощущений является место около сердца, было уже установлено раньше в книге об ощущении, а также почему два чувства явно связаны с сердцем — чувство осязания и чувство вкуса..."22. Но оставить голову пустой в совершенном человеке было как-то... неправильно, поэтому мозг был наделен новой функцией. Причем это была вполне вспомогательная функция, основную часть которой выполняли легкие. "Легкие и жабры служат, согласно Аристотелю, для охлаждения тела, а мозг – для того, чтобы умерять теплоту сердца, которое рассматривается как центральный орган животного, регулирующий его движения и служащий седалищем души"23. Приведем соответствующее высказывание Аристотеля по этому поводу. "И вот головной мозг умеряет теплоту и кипение в сердце, чтобы и эта часть получила умеренную теплоту от каждой из вен — большой и так называемой аорты, оканчивающихся в оболочке головного мозга"24.


Не менее удивительно устроено пищеварение у аристотелевского эфирного человека. Особенности пищеварения связаны, во-первых, с тем, что сами органы совершенного человека состоят из более совершенных натурфилософских первоэлементов, а, во-вторых, переваривается пища, состоящая не из веществ нашего мира, а из все тех же первоэлементов Аристотеля. Вот аристотелевское описания процесса пищеварения. "Процесс пищеварения, например, слагается, по мнению его, из следующих моментов: пища подвергается в желудке предварительной переработке под влиянием животной теплоты, затем из жидкой она становится парообразной; пары эти переходят в сосуды, а оттуда направляются в сердце, где непереваренная кровь превращается в переваренную и, наконец, расходится по всему телу, питая его"25. Кроме желудка и сердца Аристотель вводит в процесс пищеварения печень. "Сердце и печень необходимы для всех животных: первое — вследствие того, что в нем начало теплоты (должен же быть в теле как бы очаг, в котором помещается оживляющее начало природы и притом в надежном охранении, наподобие акрополя тела), печень же — для переваривания"26.

В завершение рассмотрения приведем еще несколько очевидных отличий аристотелевского эфирного человека от реального человека. Эти отличия сознательно приводятся в виде критических высказываний противников аристотелевских биологических взглядов. "Если книга "О дыхании" подлинна (в чем сомневаются), то Аристотель знал различие между венами и артериями. "Каждая артерия", говорится в этом сочинении, "сопровождается веной; первая наполнена только дыханием или воздухом". Но принадлежит ли это сочинение Аристотелю или нет, он держался столь же ошибочных мнений, как например, будто дыхательное горло несет воздух в сердце"27. Или вот еще одно более современное высказывание. "Аристотель, наконец, путает артерии с венами, считает мускулы («мясо») проводниками раздражения, объясняет работу органов движения деятельностью связок и сухожилий, не знает, к чему сводится роль почек…"28.


Теперь рассмотрим самый известный вариант эфирного человека древности - человека Галена. "В течение 14 веков труды Галена были единственным источником анатомических знаний"29. Гален так же, как Гиппократ и Аристотель, работал в рамках эфирной традиции, признавая непрерывное и бесконечно делимое вещество. Поэтому основные натурфилософские установки были едины. Одинаково признавался эфир в виде материального начало, внутренне разделенного на четыре первоэлемента (огонь, воздух, вода и земля). Сами первоэлементы понимались как носители четырех физических качеств - горячее, холодное, сухое и влажное. "В физиологии Гален вслед за Гиппократом был сторонником гуморальной теории, согласно которой основными составляющими организма человека являются кровь, слизь, желтая и черная желчь, каждая из которых ассоциируется с парой фундаментальных противоположностей (по Аристотелю): горячим, холодным, сухим и влажным"30. Человек Галена состоит не из веществ нашего мира, но из четырех первоэлементов. Такой особый субстрат определяет и особость устройства и функционирования данного совершенного человека. Гален писал: «Здоровье есть равновесие и гармония четырех элементов, — влаг, однородных частей, органов, наконец, управляющих всем организмом сил»31.

Но в рамках общей эфирной традиции существуют несколько направлений. Гален был близок к воззрениям стоической школы, с ее учением о всеобъемлющей эфирной пневме. Представления "о мистической потусторонней пневме как действующей силе человеческого организма лежат в основе высказываний Галена"32. Сгущения и разряжения стоической пневмы формируют весь материальный космос. Не следует забывать, что в рамках эфирной традиции описывается мир, отличный от окружающего нас мира. Это более совершенный мир, состоящий из натурфилософских первоначал. Для современной науки существование такого мира является полным вымыслом, хотя миллиарды верующих сейчас признают существование совершенно не похожих на наш мир Рая и Ада. Согласно стоикам, этот особый мир конституируется различными градациями эфира. Это касается как неживой природы, так и живой природы, включая всю жизнедеятельность человека. "Гален различая пневму физическую, пневму животную, которая управляет вегетативными процессами тела, и, наконец, пневму психическую, душевную, выделяемую мозгом, которая управляет и произвольными движениями, и психическими переживаниями человека. Эта пневма, в его понимании, движется по нервам и переносит ощущения от органов чувств в мозг, а двигательные импульсы — от мозга к мускулам"33.

Сочинения Галена являются одновременно и медицинскими, и биологическими, и философскими. «Богу подобен врач-философ»34 - вот весьма известное в медицинских кругах высказывание Галена. Медицинские и анатомические трактаты оказываются одновременно и философскими трактатами, ибо они дают конкретное рассмотрение пневмы именно как философской субстанции. Гален описывает процесс превращения физической пневмы в более высокую ее градацию - животную пневму. А затем исследует конкретные механизмы превращения животной пневмы в психическую. Теперь дадим ряд цитат, которые вполне прозрачно представляют этот процесс. "Ведь вполне естественно, что внешний воздух не сразу и не тотчас же служит для питания заключенной в теле живого существа пневмы, но постепенно изменяясь, как и питательные вещества, он со временем приобретает качества, свойственные внутреннему воздуху, и что первоначальным органом этого превращения является легочная ткань, точно так же, как ткань печени, как мы об этом уже говорили, является началом видоизменения питательных веществ крови"35. "Впрочем, воздух, втянутый трахеей и бронхами извне, подвергается в ткани легкого первой переработке, затем второй — в сердце и в артериях, особенно в сетчатом сплетении, и, наконец, наиболее полной в полостях мозга, где он окончательно становится пневмой"36. Гален дает еще одно интересное пояснение процесса формирования животной пневмы, привлекая натурфилософские качества тепло-холод. На примере образования сосудов, Гален так описывает этот механизм.  "Так как следовало их сделать из какой-либо материи при помощи особых средств, то смешав влажное с сухим и сделав из этой смеси  массу,  поддающуюся   формированию, подобно   воску, он  сделал из нее основу для будущих органов. Соединяя тепло и холод, он употребил их в качестве орудий для обработки материи и благодаря им высушил часть субстанции при помощи тепла, а другую — сделал твердой при помощи холода и из их соединения создал умеренно теплую пневму"37. Без этого анатомического и физиологического описания стоические градации эфира оказались бы пустыми умствованиями. И именно так они, к сожалению, и выглядят в устах преподавателей философии 21 века. Не зная Галена, нельзя правильно изложить переход от одного вида пневмы к другому.


По Галену, все устройство и функционирование совершенного человека следует понимать именно с точки зрения этих превращений пневмы. Грубо говоря, человек - это механическая машина по превращению физической пневмы в психическую. Понятно, что такой механизм будет иметь множество отличий от реального человека. Итак, физическая пневма поступает в человека через легкие и дальше разносится по телу через столь своеобразно устроенную кровеносную систему. "Система артерий, по мнению Галена, разносит по организму воздух, который "корни артерий" получают из легких через артериальную вену, именуемую в настоящее время легочной артерией. Он писал, что воздух при ее посредстве идет в левое предсердие, потом переходит в левый желудочек и, наконец, в аорту. По мнению Галена, "Когда легкое расширяется, кровь течет и заполняет все вены легкого; когда оно сокращается, происходит как бы отлив крови, отчего возможно постоянное движение крови в венах туда и обратно" 38. Затем кровь насыщенная физической пневмой поступает в печень, где происходит первый этап ее превращения в животную пневму. Причем печень галеновского человека по устройству значительно отличается от печени обычного человека. "Печень Гален считал органом кроветворения и описывал в ней четыре доли, что характерно для строения печени животных"39. И это не случайно, ведь печень совершенного человека занимается преобразованием одной модификации эфирной субстанции в другую. На этом этапе следует упомянуть и органы пищеварения, которые также устроены иначе, чем у реального человека. Ведь они тоже задействованы в общих эфирных преобразованиях. «Кишечная трубка, хотя и описана у него построенной из нескольких слоев, но все же неточно, так будто он описывает нечто среднее по развитию между длиннейшим кишечником травоядных и более укороченным у плотоядных   животных»40.

Теперь перейдем ко второму этапу преобразования физической пневмы в животную. Этот этап происходит в правом желудочке сердца. "По мнению Галена, эта кровь шла из печени в правый желудочек, здесь она насыщалась  пневмой и в таком виде поступала в  артерии  для  кровоснабжения  "благородных    органов"41. Устройство сердца эфирного человека Галена значительно отличается от общепринятого сейчас. Начать с того, что сердце располагается совсем не в левой части грудной клетки, а по центру. "Местоположение сердца он ошибочно определял в центре грудной клетки"42. Следующей особенностью сердца, по Галену, является наличие отверстий между левой и правой частями сердца. Эти отверстия весьма упорно искали в эпоху Возрождения при вскрытии реальных людей. Но, увы, не нашли. Отсюда, был сделан стандартный вывод об ошибочности взглядов Галена. "Перегородку сердца Гален считал проницаемой для крови, которая могла через нее просачиваться из левого сердца в правое. Этот взгляд был незыблемым вплоть до эпохи Везалия, который, так же как и его предшественники, не мог обнаружить этих отверстий в перегородке между мышечными криптами, но и не отвергал их существования. Только описание малого легочного круга кровообращения Михаилом Серветом в XVI столетии  и  полное,   исчерпывающее  точное описание движения крови и сердца, сделанное Вильямом Гарвеем в XVII столетии, окончательно изжило эту никогда никем не обнаруженную проницаемость глухой перегородки сердца. Так упорны были в своем длительном хождении неподтвержденные жизнью и опытом гипотезы, высказанные непререкаемыми авторитетами  науки"43.


Теперь следует сказать несколько слов о загадочном правом желудочке сердца. Именно здесь заканчивается формирование животной (жизненной) пневмы. Гален полагает, что сердечная теплота производит испарение чистой крови. Благодаря этому испарению физическая пневма окончательно превращается в жизненную пневму. "Совсем не безрассудно предполагать, что жизненная пневма, если она действительно существует, есть испарение крови, при условии, чтобы кровь была чистой. Мы в другом месте подробнее рассмотрели и это предположение. Для нашей настоящей задачи достаточно указать на полезность того, что артерии содержат чистую и легкую кровь, так как она должна питать жизненную пневму"44. После этого жизненная пневма накапливается в правом желудочке сердца, где она подготовляется к переработке в психическую пневму. В этом процессе участвуют оба желудочка, ибо левый желудочек выполняет укрепляющую и защитную функцию для правого. "В самом деле, вся левая часть самого тела сердца очень утолщенная и очень плотная, так как она должна служить защитой полости, заключающей в себе пневму"45. Окончательно Гален подытоживает роль желудочков в процессе формирования психической пневмы в сердце в следующих словах. "Мы также доказали, что они сначала приготовляют и вырабатывают для него психическую пневму"46.

Но финальную переработку психическая пневма получает, по Галену, в головном мозге. "Итак, мы вполне основательно доказали в труде «О догматах Гиппократа и Платона» (VII, III), что психическая пневма головного мозга находит надлежащую  материальную  основу в жизненной пневме,  поступающей из сердца через артерии"47. Гален очень четко подчеркивает отличие психической пневмы от животной (жизненной) пневмы. "Так, мы доказали в названных выше комментариях, что разумная душа обитает в головном мозгу, что мы рассуждаем при помощи этого органа, что в нем заключается большая часть психической пневмы и что, наконец, эта пневма приобретает свое особое свойство благодаря переработке, которой она там подвергается"48. Психическая пневма играет основополагающую роль в функционировании нервной системы эфирного человека. Именно этот вид пневмы распространяется по всем нервным окончаниям, обеспечивая управляемость человеческого тела. "Ведь если психическая пневма находится во всем мозговом веществе, а не только в желудочках, как мы доказали это в другом месте, то можно предполагать, что в мозжечке, где берут начало нервы всего тела, эта пневма имеется в очень большом количестве и что промежуточные области, связывающие отдельные части, служат путями для этой пневмы"49.


Фундаментальную роль играет психическая пневма и в процессе восприятия, ибо все органы чувств наполнены пневмой. Часть органов чувств содержит психическую пневму в парообразном состоянии. Так орган "обоняния, один среди всех остальных находится внутри черепа в передних желудочках головного мозга, содержащих парообразную пневму"50. А зрение оказывается возможным благодаря излучениям психической пневмы. Гален говорит об этом следующим образом. "...Я доказал, что орган зрения заключает в себе светящуюся пневму, которая беспрерывно излучается из головного мозга"51. Но наиболее интересны представления Галена о мышлении. Оказывается, что материальная психическая пневма непосредственно участвует в процессе мышления. Материальное оказывается субстратом столь идеального и абстрактного процесса. "В самом деле, мне кажется, что не столько обилию психической пневмы, сколько ее качеству следует приписать совершенство мышления"52. Гален не дает возможного описания того, как стоические логосы, общие понятия Аристотеля или платоновские идеи могут "поселится" в таком совершенном материальном носители как психическая пневма. Но, несомненно, что именно эфирный человек, состоящий из самых тонких и возвышенных градаций эфирной пневмы, способен быть носителем врожденных идей. Эти врожденные идеи изначально закладываются галеновским демиургом в психическую пневму.

В завершение необходимо снова поговорить об отличиях человека Галена от обычного человека. Снова, как уже это делалось выше, приведем множество критических высказываний об «ошибках» великого Галена. Напомним, что эти высказывания являются плодом незаконного смешения представлений об эфирном человеке с представлением о реальном человеке. Вот наиболее характерное высказывание. "Только после появления знаменитого труда Везалия, в котором содержится описание более 200 ошибок Галена, этот авторитет был поколеблен"53. Наибольшее количество так называемых ошибок Галена было найдено в анатомии. Сложилось даже общепринятое мнение, что Гален исследовал животных, а потом приписывал устройство их органов и скелета человеку. Вот ряд подобных высказываний. "В своем описании анатомии мышц Гален отмечал некоторые мышцы, не существующие у человека. В то же время он неправильно описал точки прикреплений и функцию некоторых существующих у человека мышц"54. "Крестец Гален считает важнейшей опорной костью, но описывает его состоящим из трех фрагментов, т. е. таким, каким он видел его у свиней. Гален правильно описал ключицу, ребра и другие кости человека, грудину же он описывал не по человеческому скелету, а по скелетам животных. Он считал, что грудина состоит из семи частей и треугольного хряща, т. е. как у собак"55. "Эти ошибки вызваны тем, что Гален давал не описание человеческой руки, а описание передней лапы обезьяны"56. Из поколения в поколение передается исторический рассказ об одном из учеником Ибн-Сины и о его "научной смелости". "В споре о преимуществах личного наблюдения учениками Ибн-Сины (Авиценна) было упомянуто о груде непохороненных тел, погибших от голода. Некто Абд ал-Латиф поехал посмотреть это скопище 40 000 трупов и скелетов. Подняв челюсть с земли, он не поверил своим глазам: Гален писал, что нижняя челюсть состоит из двух костей, а Абд ал-Латиф видел только одну. Он просмотрел 250 челюстей, показал их другим врачам, и все согласились, что нижняя челюсть состоит из одной кости. Его открытие было почти равносильно святотатству: в своей книге он доказывал, что Гален мог ошибиться"57. Причем мнение о научной недобросовестности Галена находится в очевидном противоречии с высказыванием самого Галена, который явно говорит об анатомировании именно человека. "Если смерть не прервет моих намерений, я когда-нибудь изложу строение животных, рассекая каждый мельчайший орган, как я это делал у человека"58. Но оправдываться бесполезно. Общий вывод непонимающих потомков таков. "В физиологии кровообращения, в понимании роли сердца Гален был — с современных позиций — совершенно безграмотен. Учение о животворящей пневме и об особой силе ее — пульсирующей — было также неверным"59.


Но оставим великого Галена и перейдем к новоевропейскому варианту эфирного человека. Автором этой уже последней целостной и всеобъемлющей попытки описать нового совершенного человека является Декарт. Заслуга Декарта состоит не в том, что он создал какое-то новое учение. Из нижеизложенного будет очевидно, что Декарт повторил все основные ранее существующие представления об эфирном человеке. Но заслуга великого француза заключается в том, что он сделал эти представления господствующей научной традицией. Декарт сумел выиграть идейную битву и у атомистических взглядов на природу человеку, и, главное, у средневековых религиозных представлений о человеке. Естественно, что Декарт только наиболее полно выражал потребность создания нового мировоззрения, которая очевидно возникла в Европе 17 века. Основными чертами нового мировоззрения являлось признание механического эфира как материального начала и принятие безличного духовного начала. В рамках этого мировоззрения необходимо было снова возродить представление о совершенном эфирном человеке, живущем в совершенном эфирном мире. В отличие от атомизма эфирная традиция не изучает реальный мир, хотя, естественно, определенная корреляция между реальным и эфирным мирами присутствует.

Итак, Декарт сконструировал из непрерывного и бесконечно делимого эфира, так называемый, новый воображаемый мир. В этом мире он поселил новых людей и подробно описал эфирную природу "людей этого нового мира"60. Декартовский человек объединяет в себе две субстанции: дух и эфир. Начнем с описания машины человеческого тела, состоящего из трех декартовских эфирных элементов. "Я постараюсь объяснить машину нашего тела так, чтобы у нас было так же мало оснований относить к душе движения, не связанные с волей, как мало у нас оснований считать, что у часов есть душа, заставляющая их показывать время"61. Основная идея Декарта заключалась в том, чтобы описать нового человека через соотношение тонкой материи огня и воздуха с тяжелой материей земли как третьего первоначала. Тонкие материи находятся в активном вихреобразном движении, которое постоянно увлекает в свой круговорот инертные частицы твердого вещества. Эта общая установка декартовского мироздания проецируется на человеческое тело. "Кроме пор, через которые проходят соки и духи, в теле имеется еще большое количество других, более узких пор, через которые непрерывно движется материя первых двух элементов, описанных мною в «Первоначалах». И подобно тому, как движение материи первых двух элементов поддерживает движение соков и духов, точно так же соки и духи, проходя вдоль ниточек, из которых состоят твердые части, заставляют эти маленькие ниточки, хотя и очень медленно, постепенно проходить вперед"62.


Важнейшую роль в устройстве декартовского человека играют первоэлементы огонь и воздух, которые отвечают за теплоту в сердце. Декарт отчетливо говорил об основном источнике телесной активности человека. "...Я прежде всего скажу о том, что как бы главной пружиной и основанием всех его движений является теплота, имеющаяся в сердце..."63. Взаимодействие огня как первого элемента с воздухом как вторым элементом обуславливает непосредственное формирование самого сердца. Кроме того это взаимодействие является причиной сердечной пульсации, что обеспечивает в конечном итоге всю жизнедеятельность кровеносной системы эфирного человека. «Дело в том, что движение диастолы сначала имело своей причиной теплоту, или действие огня, которое, согласно сказанному в моих «Первоначалах», заключается только в том, что материя первого элемента, отталкивая материю второго от некоторых частей зародыша, сообщила им свое движение, вследствие чего эти частицы зародыша, расширяясь, надавили на другие, которые начали формировать сердце»64. Напомним, что теплота в сердце является основополагающей идеей любого варианта описания эфирного человека. Сходные взгляды встречаются и у Аристотеля, и у Галена. Понятно, что эта идея относилась только к эфирному человеку и не могла быть применима к реальному человеку, что и рождало постоянное недопонимание. "Но что первопричиной жизненного процесса является именно теплота - "огонь", к тому же рождаемый сердцем и исходящий из сердца, - это уже из цикла любезных сердцу Декарта легкокрылых фантазий..."65.

Эфирная сердечная теплота, отнюдь, не занимается согреванием организма. Ее основная функция заключается в приготовление животной пневмы. В декартовской концепции животная пневма носила название животные духи. Вот как Декарт описывает этот процесс. "Артерии — это тоже трубки, по которым нагретая и разжиженная в сердце кровь проходит во все остальные части тела, сообщая им теплоту и питая их. Самые подвижные и быстрые частицы этой крови, поступившие в мозг по артериям, выходящим из сердца по наиболее прямым линиям, образуют как бы тончайший воздух, или ветер, называемый животными духами. Эти животные духи расширяют мозг и подготовляют его к приему впечатлений как от внешних предметов, так и от души; иначе говоря, они делают его органом, или вместилищем, общего чувства (Sens commоn), воображения и памяти. Затем этот же самый воздух, или духи, расходятся из мозга по нервам во все мышцы, благодаря чему нервы служат органами внешних чувств, и, наполняя различным образом мышцы, вызывает движение во всех членах тела"66. У Декарта встречается весьма интересное пояснение различия животных духов, связанное с их генерацией теплотой сердца. "В зависимости от различия частей, из которых кровь поступает в наибольшем количестве, она в различной степени расширяется в сердце и затем производит духи, обладающие различными свойствами. Так, например, та кровь, которая идет из нижней части печени, где находится желчь, расширяется в сердце иначе, нежели кровь, идущая из селезенки, а последняя — иначе, нежели кровь, поступающая из вен рук или ног, и, наконец, последняя — иначе, нежели сок, образованный из пищи, после того как он только что вышел из желудка и кишечника и быстро проходит через печень к сердцу"67.


По Декарту, различные виды животных духов отвечают за разные функции тела. Наименее тонкие и подвижные остаются в мозге, более грубые обеспечивают всевозможные движения организма. Декарт дает подробные описания движения животных духов по нервным трубочкам. Впрочем, это описание едва ли серьезно отличается от общих взглядов Галена на деятельность нервной системы. Декарт следующим образом характеризует место животных духов в физической активности тела. "Они нигде не задерживаются, и, по мере того как некоторые из них попадают в полости мозга, другие выходят оттуда через поры, имеющиеся в веществе мозга; эти поры проводят духи в нервы, а из нервов — в мышцы, благодаря чему духи сообщают телу самые различные движения"68. Не менее интересно конкретное описание функционирования животных духов внутри мышечных тканей. "Ибо единственная причина всех движений членов тела заключается в том, что некоторые мышцы сокращаются, а противоположные им удлиняются, как уже было сказано, а единственная причина, вызывающая большее сокращение одной мышцы в сравнении с противоположной, заключается в том, что в нее поступает из мозга немного больше духов. Движение членов тела происходит не потому, что духов, исходящих непосредственно из мозга, достаточно для того, чтобы привести в движение мышцы, а потому, что они заставляют другие духи, уже имеющиеся в мышцах, немедленно выйти из одной и перейти в другую; та, из которой они выходят, удлиняется и ослабевает, а та, в которую они входят, сразу же наполняется ими, сокращается и приводит в движение ту часть тела, с которой она соединен"69.

Теперь рассмотрим функционирование животных духов в мозге эфирного человека. По Декарту, в мозге собираются только самые тонкие и подвижные частицы животных духов. Частицы с такими характеристиками считаются наиболее качественными. "До мозга доходят только те из частиц крови, которые являются наиболее плотными и подвижными, т.е. те, которые благодаря теплоте сердца имеют наибольшую скорость. Вследствие этого они имеют большую силу, чем другие, чтобы достигнуть в своем движении мозга. Очищаясь при входе в мозг в малых ответвлениях сонных артерий и главным образом в железе, о которой медики думают, что она только собирает смесь, самые мелкие частицы крови, размер которых позволяет им проходить сквозь поры этой железы, образуют животные духи"70. Такое высокое качество животных духов требуется Декарту для того, чтобы объяснить загадочное взаимодействие материального по своему характеру эфира и нематериальной души. Животные духи мозга оказываются носителями максимального совершенства материальной субстанции. Эти животные духи подобны галеновской психической пневме, которая участвует в процессе мышления эфирного человека как субстрат. Декарт же проявляет некоторую оригинальность и находит маленькую железу гипоталамус, где сходятся в загадочном единстве две субстанции - дух и материя. «…Душа имеет свое местонахождение преимущественно в маленькой железе, расположенной в центре мозга, откуда она излучается (rayonne) во все остальное тело посредством духов, нервов и даже крови, которая, принимая участие в действии духов, может разнести их по артериям во все члены»71.


Так возникает очень значимая для новоевропейской науки психофизическая проблема. Суть ее заключается в том, как соединить животный автомат тела и нематериальные идеи? Действительно, Декарт считает тело полностью подчиненным законам движения эфирной материи. "Декарт пришел к убеждению, что биология - не больше, как усложненная физика, а организмы - в такой же мере сложные механизмы: растения - великолепно сконструированные машины, а животные - блестяще сооруженные и эффектно действующие автоматы"72. "Автоматом во всем, что касается тела и физиологических функций, является, как полагает Декарт, и человек"73. Напомним, что эфирная субстанция не встречается в окружающем нас мире. Поэтому нельзя представлять себе материю как окружающие нас предметы. Следовательно, различие духовного и материального, по Декарту, это не различие окружающего нас мира и какого-то потустороннего мира. Например, Декарт действительно вполне определенно понимал животных как автоматы. "Собака визжит или убегает, когда ее бьют, но не потому, что чувствует боль, а потому, что механический импульс, исходящий от удара палкой, распространяется на мускулы ноги или гортани и, приводя их в движение, вызывает либо крик, либо бегство, либо и то, и другое: так уж устроен этот оригинальный аппарат..."74. И это действительно оригинальный автомат, ибо эта необычная собака, а собака "нового мира" Декарта. Это эфирная собака. Все действия животной пневмы и животных духов, которые были даны в концепциях Галена и Декарта, касаются также этой собаки.

Но как же тогда понимать нематериальность духовной субстанции Декарта? "После того как рассмотрены все функции, свойственные одному лишь телу, легко заметить, что в нас не остается ничего такого, что можно было бы приписать нашей душе, за исключением только мыслей"75. Под мыслями Декарт понимает ясные и отчетливые врожденные идеи как первые основания всякого знания, кроме того обязательно необходимы правила вывода. К врожденным идеям Декарт относил математические и логические истины, идею Бога, а также общезначимые моральные нормы. Таким образом, все истинное знание может быть дедуктивно выведено из первых оснований с помощью декартовских правил рассуждения. Самое важное, что врожденные идеи не следует искать в обычном человеке окружающего нас мира. Носителем врожденных идей является эфирный человек нового декартовского мира. Внести эти общезначимые идеи возможно только в мышление эфирного человека. Врожденные идеи конституируют природу человека, причем этой природой обладает не реальный человек, а более совершенный эфирный человек. Поэтому бессмысленно осуждать Декарта за врожденные идеи, ссылаясь на то, что в реальном человеке мы не можем найти общих для всех истин или моральных норм. Декарт не претендует на описание обычного человека. Он, как большинство великих людей европейской цивилизации, описывает совершенного человека, возвышающегося над реальным человеком.


Теперь приведем очередную порцию непонимающей критики эфирных представлений о человеке. Вот критические высказывания, касающиеся декартовского описания системы кровообращения. "Кровообращение он излагает по Гарвею. Но вопреки и даже наперекор тому объяснению, которое дает Гарвей, он совершенно фантастически толкует деятельность сердца, связывая ее с "разрежением" находящейся в сердце крови под влиянием "огня", развиваемого центральным органом кровообращения"76. Не меньше досталось и декартовским взглядам на функционирование легких эфирного человека. "Но дальше, как только речь заходит о деятельности легких, мысль Декарта теряет реальную почву и подлинная роль легких искажается. Удивляться этому не приходится: ведь функция их была понята только после открытия кислорода воздуха, а это стало известно значительно позже. "Главное назначение легких, - писал Декарт, - состоит в том, что они с помощью воздуха сгущают кровь и понижают ее температуру перед тем, как она поступает в левую полость сердца. Без этого охлаждения кровь была бы слишком жидкой и не могла бы служить питанием для поддерживаемого ею в сердце огня"77. В завершение приведем уничижительное высказывание об эмбриологических взглядах Декарта. "Но разве не преисполнена курьезов развернутая им картина первоначальных стадий эмбриогенеза?"78

Декартовские представления об эфирном человеке не слишком долго были господствующими в рамках эфирной традиции. Дело в том, что Декарт полагал свой "новый мир" и своего совершенного "нового человека" существующей реальностью, отличной от окружающего нас мира. Например, законы физики Декарта не действовали в нашем мире, причем Декарт и не скрывал этого. Такое представление было вполне нормальным для эпох, признающих существование идеального космоса или Небесного Рая. Но уже в 18 веке светское европейское образование стало все больше и больше дистанцироваться от подобных представлений. Таким образом, у эфирной традиции осталось только одна возможность - распространить теорию двойственной истины не только ввысь на Бога, но и вниз на материю. Теория "двойственной истины" изначально полагала, что существуют божественные положения принципиально непознаваемые человеческим разумом. Эти положения находились за границами (транс ценд) возможностей разума. В 18 веке этот же ход мыслей был развернут и на эфирный материальный мир. Постулировать его объективное существование вне познающего субъекта оказалось невозможно, ибо это оказывалось выше понимания среднестатистического образованного европейца. Поэтому эфирный мир и эфирный человек были перенесены четко в теоретическую сферу, которая конструировалась врожденными идеями или априорными формами. Объективный статус существования этого мира оказался за границей познавательных возможностей человеческого разума. Лейбниц, Кант и Конт вполне осуществили эту установка в рамках эфирной традиции.


В 19 веке эфирная традиция описания человека разделилась на два направления. В рамках первого направления математики и физики продолжали изучать человека с точки зрения эфирной математики, физики, химии и биологии. Но при этом соблюдалась позитивистская установка не упоминать эфирные метафизические основания. Кроме того сами эфирные закономерности представлялись как сущность окружающего нас мира. Ставились особые физиологические эксперименты, которые позволяли выявить в реальном мире некоторые эфирные закономерности. Это оказывалось возможным так, как имела место корреляция между миром дискретных атомов и непрерывного эфира. Таким образом, в конце 19 – начале 20 века были сформированы биологические представления об устройстве и функционировании человека. В основе этих представлений лежали законы классической механики Эйлера-Лагранжа-Гамильтона и электродинамики Фарадея-Максвелла-Лоренца, созданные для описания непрерывного эфира. Естественно, что описание реального человека в рамках этих теорий мягко скажем весьма затруднительно. Поэтому современные биологи пытаются применять к описанию реального человека заведомо неподходящий физико-математический аппарат, а знаний новой физики и математики эти биологи почти не имеют.

Второе направление дистанцировалось от изучения биологической природы человека и сконцентрировалось на описании априорной структуры природы Всеобщего Человека эфирной традиции. Это направление модифицировало стоические представления о бестелесном в природе Человека (бестелесное пустое пространство, место, время и предметы высказывания (lekton)). Это бестелесное к концу 18 века стало рассматриваться как априорное. Наиболее ярким примером данного подхода стало кантовское представление о Трансцендентальном субъекте как носителе априорных форм. Гегель представил априорные структуры как саморазвитие Абсолютной идеи. Во второй половине 19 века стали популярны представления об исторически развивающейся общественной природе Человека (Конт, Маркс). В начале 20 века снова стали доминировать взгляды на природу Всеобщего Человека как на чистое априорное сознание (неокантианство, Гуссерль). К середине 20 века эти взгляды трансформировались в изучение не только априорных мыслительных структур, но и априорных структур «жизненного мира» (поздний Гуссерль, экзистенциальная философия). В начале 21 века и первое естественнонаучное, и второе гуманитарное направление эфирной традиции находятся в глубоком кризисе. Ни эфирная физика, ни эфирная (априорная) философия принципиально не могут описать реального человека. А ведь изучение реального человека является настоятельной потребностью современной мировоззренческой установки европейской культуры. Но это возможно сделать только на основе квантовой физики, теоретико-множественной математики и новой атомистической философии.



<< предыдущая страница   следующая страница >>