prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 3 4
http://vk.com/richard_hugh_blackmore


Содержание

"Франкфуртский Вестник" 4 июля – 2

Интервью немецкому сайту http://www.dorstenerzeitung.de 11 июля – 5

Интервью Ричи для BBC в память о Джоне Лорде – 6

19 июля – TAGBLATT – 7

21 июня– 9

Saarbruecker Zeitung - 19 июля 2012 – 12

BLITZ!, июль 2012 – 15

Fireworks – 17

Интервью Ричи и Кэндис 26 октября– 30

Интервью Ричи и Кэндис Dutch Progressive Rock Page - 36

2012

"Франкфуртский Вестник" 4 июля


- Г-н Блэкмор, г-жа Найт, давайте начнем с очевидного и тем не менее сложного вопроса: какую музыку вы играете в Blackmore’s Night? Можно с уверенностью сказать – народную музыку. Или средневековую музыку. Или, если послушать внимательно, и ренессансную музыку.

Ричи Блэкмор: Наша музыка состоит из всех стилей, которые вы упомянули. Кроме того, конечно, немного старого доброго рока.

Кэндис Найт: Для меня это всего лишь лозунги. Я никогда не верила, что музыка, как и все, что имеет отношение к творчеству, можно поместить в коробку. Решающим фактором является свобода творчества. Наша музыка выходит за пределы жанровых границ. Мы отовсюду получаем вдохновение, конечно, определенную роль играют эпоха Возрождения, рок, поп, баллады, музыка для таверн и танцев. Все это делает нашу группу такой уникальной. Чтобы приготовить вкусное блюдо, нужны разные специи, чтобы создать радугу нужны разные цвета, чтобы быть полноценным человеком – нужны разные чувства.

- Без сомнения, это так. Тем не менее, иногда нужно знать, как называется тот или иной музыкальный материал, чтобы лучше знать, что мы услышим. Как проходит ваш творческий процесс? Мы живем не в средние века. Вы обращаетесь в архивы? Даете запросы? У вас, г-н Блэкмор, более 2000 компакт-дисков с музыкой Ренессанса.


Блэкмор: Если хотите знать, то я заинтересован в том, чтобы пополнять список вышеупомянутых стилей, добавляя элементы русских и шведских мотивов, церковных гимнов и балканской музыки. Меня интересует "сырое звучание", и особенно исторические инструменты, я имею в виду инструменты вроде органа, волынки, херди-герди и мандолины. Игра на таких инструментах очень стимулирует, она приносит особый звук и новые идеи. Кроме того, я много читаю о старинных инструментах, о том, как их использовать, а также о том, как они делаются. У музыканта и музыкального историка Дэвида Мунро есть очень достойные работы на эту тему.

Найт: Когда мы находимся на гастролях, поклонники со всего мира дают нам диски с народной музыкой. Таким образом мы расширяем наши музыкальные горизонты, так мы получаем гораздо больше, чем у нас есть дома или в некоторых архивах.

- Другими словами, вы любите работать с традиционной музыкой. Но исторические рамки не связывают вашу работу.

Блэкмор: На мой взгляд, это глупый снобизм: всякий раз, когда речь идет о классической или старинной музыке, возникает эта дискуссия по поводу "правильного" или "серьезного" исполнения. Поверьте мне, я играю на гитаре на протяжении 50 лет и очень хорошо знаю, что значит серьезно играть музыку.

Найт: Есть очень много групп, которые играют средневековую музыку, не только в Германии. Мы считаем, что это все очень интересно, но не хотим быть похожими на них. Тогда мы были бы лишь одной из множества групп. Мы храним традиции, сохраняя их душу. Это не значит, что мы не можем добавлять новое звучание. Наоборот, сегодня это только привлекает людей, делая музыку столетней давности более доступной. Мы хотим, чтобы люди глубже понимали традиции и для этого включаем в музыку все компоненты, которые существуют в настоящее время, в определенном смысле – делаем введение в историю. Давайте назовем это образовательным экспериментом.


- Понимаю, но, тем не менее, кое-что еще меня интересует. В ваших песнях часто поется о феях и волшебниках. Так что с некоторыми оговорками вашу музыку можно отнести к музыке жанра New Age. 
Найт: Да, воображение очень важно, я понимаю под этим словом фантазию, а также мифологию и легенды. Только подумайте о прекрасных романтичных образах эпохи Возрождения, которые в наше время стали такими привлекательными – таинственные костры на вершине горы, темное небо с сияющими звездами, замки и девы, размахивающие платками рыцарям, вернувшимся с долгово путешествия… Конечно, мы понимаем, что эти картины не соответствуют историческим фактам. Тем не менее, мы любим все это. 
- Это приводит меня к вопросу, который я всегда хотел задать вам: воспринимаете ли вы Blackmore’s Night как романтический проект? Не обязательно в таком же смысле, но в историческом периоде 1800-1850 романтизм выступал как эстетическая оппозиция промышленной революции и научно-техническому прогрессу. 
Найт: Я думаю, что наша музыка очень подходит для бегства от современного мира. Люди приходят на наши концерты в старых костюмах со своими семьями, и уходят домой, заряженные положительной энергией – вспоминают о концерте со счастливой улыбкой на лице. 
- С этим связана и ваша приверженность к охране природы? Вы поддерживаете Всемирный фонд защиты дикой природы (WWF) 
Блэкмор: Верно. Природа очень важна для нас. 

Найт: Мы поддерживаем различные природоохранные организации. С WWF мы работаем наиболее часто, когда путешествуем по Германии: от каждого проданного билета мы жертвуем один евро. По крайней мере, это позволило посадить на острове Борнео более 6000 деревьев и, таким образом, помогло решить проблему исчезающих тропических лесов. Мы также помогли создать охраняемые территории для орангутангов. 

Вернемся к Европе и замкам крестоносцев: г-н Блэкмор, во времена Deep Purple вы играли для действительно большой толпы. Теперь вы даете концерты для значительно меньшего количества людей. На ваших концертах складывается, как правило, почти интимная атмосфера.
Блэкмор: В замке просто помещается не так много людей, около 500 или 600 человек. Этого недостаточно для удовлетворения эгоизма, если вы хотите спросить об этом. Но для нас очень важна атмосфера, и она не очень хорошо складывается на массовых мероприятиях, потому что там теряется контакт с людьми. В связи с этим, говоря о романтике, нужно упомянуть еще одну важную деталь: романтика всегда означает быть тронутым красотой, например, красотой аккорда. И это работает только при определенной близости к зрителям. Проблема больших концертов в том, что всегда найдутся четыре или пять пьяных, перепивших рома, которые испортят настроение. Я ничего не имею против пьяных, но я против лишнего шума. 
Найт: Наши концерты создают атмосферу большого семейного праздника. Очень личное чувство. Также мы любим принимать запросы от зрителей, а не просто отыгрывать программу. После многих лет гастролей по Германии, народ знает и любит нас. 
Блэкмор: Знаете, что самое лучшее? Мы любим играть в маленьких пабах, по старой - доброй ирландской традиции. Или на средневековых фестивалях как инкогнито, на маленьких и больших сценах. Таким образом, мы становимся ближе к людям. Да, еще меня не покидает мысль, что нам удастся вылечить молодежь от вируса хип-хопа.

Интервью немецкому сайту http://www.dorstenerzeitung.de 11 июля

История группы Blackmore’s Night началась на футбольном поле, и она чуть не закончилась там же, потому что музыканты Ричи Блэкмора были недружелюбны к своему боссу во время футбольной игры.

Но концерт группы в Эссене в пятницу не находится под угрозой: «Эти американцы. Они считают, что самое важное в футболе – это ударить кого-то в колено», сказал создатель одного из самых известных гитарных риффов во Вселенной во вторник. Однако именно в США он много лет назад во время футбольного матча он встретил свою жену Кэндис Найт, когда он был гитаристом в рок-группе Deep Purple.

Блэкмор всегда был очарован старинной музыкой. Вместе с Кэндис он играл такие песни дома просто ради удовольствия. Правда ли, что окончательно он решил играть такую музыку, услышав немецкую группу "Geyers"? "Они были великолепны, и я спросил у них, могу ли я стать их гитаристом. Они отказали, так как мой инструмент не вписывался в музыку того времени». Пара быстро выработала репертуар, и уже 15 лет Blackmore’s Night является сердцем средневековой сцены.

Любовь к старинной музыке совмещается с любовью к замкам. Британский гитарист уже давно знает барочный замок Лембек и часто останавливается в призамковом отеле. Отсюда он отправится на концерт в Нидерландах. Сейчас же он берет аккорд на гитаре, постукивает по стене, и говорит: «Только в замке можно получить такой звук».

С музыкальной точки зрения Blackmore’s Night не пуристы. В перечень инструментов группы входят не только средневековые лютни, лиры и херди-герди, но и синтезатор с электрогитарой. Знаменитый риф не будет сыгран в пятницу в Эссене: «Я не расстраиваюсь, когда люди просят сыграть эту песню. Но меня раздражает, когда это происходит во время тихих песен".

Интервью Ричи для BBC в память о Джоне Лорде


Воспоминания о первых встречах с Джоном: 

Я никогда раньше не слышал органистов, играющих так как Джон. Его игра была очень яркой, что мне нравилось. И, конечно, он также был очень приятным человеком. Он не был эгоистом. Когда мы собрали группу, мы выбрались в старый дом в Хемптоншире под названием Deeves Hall и начали репетировать. Джон и я играли до поздней ночи (смеется) в этом, вероятно, доме с призраками. Мы боялись идти в кровать. Так мы создавали эту музыку. 

Джон…его органные соло всегда получались лучше всего, когда мы играли на концертах. Это меня немного занимало, я говорил: «подожди минуту, я не могу просто…», хотя и мои соло всегда были очень нешаблонными, но он играл соло, которые иногда длились больше пятнадцати минут, и они занимали всю песню. 
Есть ли у Deep Purple песня, которая лучше всего представляет Джона? 
- Знаете, я думаю, Hush. Органное соло в ней просто невероятное. То, как он его выстроил, какие ноты он выбирал…Я часто смотрел, как он играл. Он зажимал высокую ноту правой рукой, и играл низкие левой. Это стало его визитной карточкой. Это было прекрасно. 
О вечеринках: 
Он был книголюбом, он не часто ходил на вечеринки. Он чаще ходил в книжный магазин, чтобы купить новый роман. У нас в группе была такая шутка: мы говорили: «Вы слышали о последнем трюке Джона? Скоростное чтение!» Он читал, читал и читал до той самой минуты, когда надо было выходить на сцену. Он всегда читал романы, все время поглощал информацию. 
О классическом образовании Джона: 
Он мог писать музыку для целого оркестра, это было невероятно. Так…это произошло, когда он написал Концерт для Группы с Оркестром. Мы играли там, это было превосходно.

19 июля - TAGBLATT

TAGBLATT: Мр. Блэкмор, вы были участником Deep Purple, самой громкой группы в мире. Почему сейчас вы делаете более мягкую музыку?

Ричи Блэкмор: (смеется) Я не понимаю вас. Я достаточно долго делал громкую музыку. Уже тогда Йоко Оно сказала мне, что я должен делать тихую музыку, такую как Beatles.

- Вы написали "Smoke on the Water", самый известный гитарный риф в истории рока. Как это произошло?

- Мы поехали к Женевскому озеру для записи альбома "Machine Head". Я и барабанщик начали импровизировать и мне в голову пришел этот риф. Он написан под впечатлением от ранних записей The Who, потому что хорошие вещи всегда являются простыми. Когда мы записывали "Smoke on the Water", полиция начала стучать в дверь, потому что мы играли очень громко и на нас жаловались соседи. Мы закрыли дверь и 10 минут не открывали ее, пока не закончили запись. Поэтому на обложке альбома мы написали «Особая благодарность полиции».


- Что общего между рыцарями старых времен и длинноволосыми рок-звездами?

- Во мне всегда было что-то рыцарское, бунтарское. Мне нравятся честность и дух старых дней. В то время не было электроусилителей, но была сделанная в ручную честная музыка.

- Прежде чем перейти к электрогитаре, вы обучались игре на гитаре классической. Это тот путь, который вы бы порекомендовали начинающим гитаристам?

- В любом случае. Очень хорошо учиться классической технике игры. Я четыре года играл на классической гитаре, прежде чем купил свою первую педаль дисторшн. Сегодняшние молодые люди не могут дождаться того момента, когда купят усилитель и начнут играть как можно громче.

- Deep Purple была одной из первых рок-групп, которая выступила с оркестром "Concerto for group and orchestra". Есть ли у вас слабость классической музыке?

- Это была не моя идея. Это придумал Джон Лорд, органист, который очень сильно любил классику. Работать с оркестром было очень сложно, потому что скрипачи не воспринимали нас всерьез.

- В понедельник Джон Лорд скончался от рака. Каким человеком он был?

- Джон был очаровательным человеком, он всегда первым протягивал руку, когда входил в комнату. Последний раз я видел его в 1993-м в Хельсинки, когда я ушел из Deep Purple. Но мы все еще поддерживали контакт, и я буду играть соло для его последнего музыкального проекта. Мы думали, он поправляется. Поэтому его смерть так поразила нас.

- Мс. Найт, вы выступаете на одной сцене с рок-звездой, который известен тем, что разбивает гитары об других людей – а вы еще и замужем с ним. Как вам удалось обуздать такого человека?

- Совсем не удалось. Он все еще разбивает гитары. Просто сейчас он делает это только за сценой.

21 июня 2012 года

- Расскажите немного о себе, о вашей семье. Где вы родились? Где вы живете сейчас?

Ричи: Я родился в Уэстон-Сьюпер-Мэр в Сомерсете, а потом переехал в Хестон Миддлсекс, когда мне было 2 года. Несколько лет спустя за мной последовала и семья (очевидно, очередная шутка Ричи – прим. Пер). Потом мы переехали в Кэмберлей, Саррей. Также я несколько лет жил в Лос-Анджелесе из-за огромных налогов в Англии. Затем я переехал на восточное побережье к Лонг-Айленду, где встретил мою принцессу. Теперь у нас двое детей, Отэм Эсмеральда и Рори Дартаньян. Мы живем у моря, рядом с лесом. Нам нравится жить с природой, что в США обычно само по себе является причиной для огромных налогов.


Кэндис: Я родилась в Хоупэдже, Лонг-Айленд, Нью-Йорк. И сейчас мы живем в 20 минутах езды оттуда. Ричи жил в Коннектикуте, когда я его встретила. И мне не хватало Лонг-Айленда, поэтому мы с ним вернулись сюда. Также у нас есть два прекрасных кота.

- Что вам больше всего нравится в вашем городе?

Ричи: У нас там очень хорошие друзья. В основном музыканты и странные футболисты.

Кэндис: Я люблю природу. Мы живем у воды и леса, так что мимо нашего сада всегда пробегает много животных. Олени, еноты, опоссумы, лисы, лебеди, совы и колибри. Не так уж легко найти место, в котором так много животных. Мне также нравится то, что, несмотря на то, что мы находимся так близко природе, у нас рядом также есть и все городские услуги, всего в пяти минутах езды от дома. Так что мы можем закупаться там днями и ночами и ходить в рестораны. И мы всего в полутора часах езды от Нью-Йорка, моего самого любимого города в мире. Достаточно близко, чтобы наслаждаться энергией города и представлениями на Бродвее, но достаточно далеко, чтобы не чувствовать загрязнение природы.

- Вы городские люди, или вам бы больше хотелось жить в уединенной горной пещере?

Ричи: Я точно не городской человек. Мне бы подошел деревянный дом в лесу. Хотя я ненавижу клещей и то, что они могут сделать с человеком. К сожалению, почти невозможно гулять по лесу, не натыкаясь на клещей, потому что они являются носителями сумасшедших заболеваний. Было обнаружено, что клещи могут являться причиной заболеваний и проблем с иммунной системой. Болезни вроде СПИДа и Паркинсона часто происходят от укусов клещей, и это расстраивает мир медицины.

Кэндис: Я могу жить везде, где рядом со мной будут те, кого я люблю.

- Что хорошего в жизни музыканта? Можете ли вы представить себя на другой работе?

Ричи: После того, как я окончил школу, у меня была другая работа. Я устанавливал стробы на подводные лодки. Также я работал в аэропорту, занимался авиацией. В качестве радиомеханика. Самое лучшее в нашей работе - это просыпаться в 7 часов утра в странном отеле из-за строительных работ, потом идти жаловаться на это администрации отеля, а они начинают уверять, что в отеле не ведется никаких строительных работ, и что нужно найти виновников шума. Это всегда забавно. Я люблю просто сидеть и играть на гитаре. Никакого стресса. Иногда на сцене мне не хочется играть, но зрители… Это наша работа, которой мы живем.


Кэндис: Нет ничего лучше, чем заниматься работой, о которой ты всегда мечтал. Нет ничего лучше, чем растворяться в звуках песни. Я легко могу представить себе, что у меня сложилась бы другая карьера, но нет другой работы, на которой мне было бы так хорошо, и которая психически, эмоционально и духовно подходила бы мне лучше.

- Каково это, работать семейной парой? Облегчает или осложняет это работу?

Ричи: Когда как. Облегчает, когда у нас есть общая идея, которую мы оба хотим воплотить в жизнь. Усложняет, потому что Кэнди всегда занята, бегает по дому, всегда на побегушках. Трудно все делать, оставаясь на одном месте.

Кэндис: Ну, кому-то даже приходится заниматься бюджетом. Облегчает, потому что мы всегда рядом, когда приходит вдохновение. Также потому что мы можем честно вкладывать чувства в песню. Мы можем покричать друг на друга, не боясь, что кончится время записи или наступит конец света. Мы довольно быстро справляемся с этим.

- Какой ваш проект у вас самый любимый? Что вы планируете делать дальше?

Кэндис: То, чем мы сейчас занимаемся. Я люблю Blackmore's Night. В этой группе есть понемногу от всего, так что нам никогда не бывает скучно. Рок, поп, музыка для таверн, цыганская музыка, фолк, ренессанс и инструментальные баллады. Большинство групп используют только один жанр. Нам нравится такая разносторонность. В ближайших планах гастроли в июле и августе и выпуск DVD "A Knight in York" в конце июня.

- Что вы делаете в первую очередь, возвращаясь с гастролей домой?

Ричи: Ищу пульт от телевизора и вспоминаю, как он работает. А также съедаю большое утреннее английское жаркое.

Кэндис: Приветствую детей. Чувствую их дыхание, то, как они не хотят меня отпускать. Приветствую кошек. Затем работаю за кухонным столом, пробиваюсь через горы писем и счетов и меняю старое постельное белье.

Каким вы видите идеальную вечеринку с друзьями?

Ричи: Летом это была бы Ренессансная Ярмарка, мы бы сидели рядом с костром и играли средневековые мелодии. Зимой мы бы сидели у камина и играли средневековые мелодии. Я просто люблю это. Я верю, что смысл жизни в том, чтобы быть проще.


Кэндис: Тихая ночь, бутылка Шираза и мои лучшие друзья, с которыми мы бы наслаждались ночным воздухом, свежестью деревьев и тишиной.

Ваш девиз?

Ричи: Будь проще.

Кэндис: Верь в Магию.

Что бы вы сделали, если бы вам осталось жить лишь один день?

Ричи: Пошел бы домой к Бобу Дилану и сказал ему, чтобы он опять написал что-то хорошее.

Кэндис: Провела день с теми, кого я люблю.

- Если бы вы имели магические силы, как бы вы их использовали?

Ричи: В моей жизни мне не нужна магия. У меня есть все, что мне нужно, особенно с Кэнди и нашей семьей.

Кэндис: Любовь – это магия. Но было бы круто иногда создавать себе клона, который бы делал все за меня.

- Есть ли место, в котором вы бы никогда не оказались?

Ричи: Слишком много, чтобы перечислять. Незачем говорить, что я туда не собираюсь.

- Хотите что-нибудь добавить?

Ричи: Я принимаю таблетки с магнием, и они поддерживают мое здоровье.

Кэндис: А еще он ковыряется в носу.

- Есть ли у вас идеи по поводу того, кого нам сделать следующем героем номера?

Ричи: Била О’Рейли. И спросите у него, почему он еще не достал для нас свидетельство о рождении Обамы!




следующая страница >>