prosdo.ru 1 2 3 4


«Запоздалые слова» - это история маленького одиночества, не вписавшегося в новое время. Мысли главного героя, возникшие в ответ на слова других людей и не высказанные им своевременно, вынесены теперь на суд публики. Моноспектакль поставлен по одноименной повести.
1
Всегда сложно начать о себе говорить. Не знаешь, с чего именно пуститься в рассказ. Хочется же начать с чего-то важного, и сразу же становишься перед выбором, а что такого важного я о себе могу рассказать, чем смогу удивить постороннего. Скажу о своих хороших качествах – не поверят, мол, каждый себя считает хорошим. Начну рассказывать свою жизнь – будет неинтересно и скучно. Попытаешься вспомнить какие-то добрые дела или поступки – а на ум ничего сразу как-то и не приходит. Где-то мелькает ощущение, что сделал когда-то что-то хорошее, а вот что конкретно – и не припоминаешь. Так что же все-таки рассказать о себе? Вот задача. Хм! Пожалуй, остается только поведать мне о том, в чем мое отличие от большинства людей. Нет, я не то, чтобы претендую на оригинальность, нет, конечно, такие, как я люди, где-то существуют, но мне кажется, что их так мало, что мне уж и никогда не встретить себе подобного. Ну, пожалуй, я лучше начну уже свой рассказ.

Так вот. Я с виду обычный человек, но имеется за мной одна странность. Кто-то скажет, что это и не странность вовсе, но я настаиваю на том, что это странность, или необычность такая – отклонение от нормы, можно сказать. В общем, я такой человек, которому нужные слова для какого-то важного разговора, приходят с опозданием, когда разговор-то этот уже давно закончился, когда я сижу в своей комнате один. Такое общение очень удобно. На любое замечание я отвечаю отпором, восстанавливая свое достоинство, любую подколку я отражаю более смешной остротой, а девушкам я говорю тонкие комплименты, от которых они заливаются смехом и поправляют волосы. Но все это происходит потом, когда я уже оказываюсь в своих четырех стенах и хожу взад-вперед по комнате. Все это я говорю не ради того, чтобы вызвать к себе жалость, наоборот – показать, что жизнь такого с виду неказистого человека, как я, может быть насыщенной, за видимым ее однообразием скрывается полнота переживаний и событий. Запоздалые слова делают меня смельчаком и авантюристом, оратором и мыслителем, и что с того, что об этом никто не знает, кроме меня? Это легко исправить. Вот сейчас расскажу вам все как есть, и вы тоже будете знать.

2
Мне тут недавно задали вопрос, почему я не общаюсь с людьми.

Я спросил:

- С какими людьми?

- Ну, с сотрудниками, с женщинами, - был ответ.

Я как-то заробел и не знал, что ответить, но у меня ведь есть ответ на этот вопрос. Я общаюсь с ними. Моя голова - это комната для переговоров. Кто-то захочет возразить, дескать, живое общение ничто не заменит. А я говорю: «Заменит, если человек предсказуем, и каждый его поступок известен мне наперед». А другие мне пока и не встречались.

Я тут думал недавно, а не забыли ли авторы Библии внести туда одиннадцатую заповедь: будь непредсказуемым. Все, два слова, и никаких пояснений. Написано же: не убий. Вот пусть бы и было написано: будь непредсказуемым, и пусть люди понимали бы, как хотели эту заповедь. Кто-то понял бы ее так, что нужно быть непредсказуемым в поведении и стали бы вести себя подобно душевнобольным или детям. Некоторые – понимали бы так, что необходимо быть личностью, оплотом благоразумия, человеком не равнодушным.

Ведь так уж повелось, что глупость, повторяющаяся почти в одном и том виде в людях, сильно бросается в глаза. Человечные и мудрые поступки тоже повторяются в людях, хоть и в меньших количествах, чем дурные. Но все равно, одинаковый благородный поступок от разных людей не вызовет у нас осуждения и обвинений в их предсказуемости. Хороший поступок по определению не может быть предсказуемым, потому что несет в себе толику жертвенности, а это очень непредсказуемо.

Я, может, более общительным был бы, но куда ни кинься - сплошь Гоголевские персонажи. А ведь современных авторов попрекают тем, что они всё темы избытые выбирают, говорят, мол, о том, что уже давно было сказано. А откуда им темы брать, из воздуха? Виноваты ли авторы, что человек не меняется на протяжении столетий? Вот был бы человек непредсказуемым, был бы личностью, вот тогда бы и прибавилось работы современным творцам.

К примеру, Плюшкина, о котором Николай Васильевич говорил, что редкий среди людей тип, я и то дважды наблюдал в своей монотонной жизни. Первого - когда у нас в городе открылся компьютерный клуб. Хозяин его, дядя Ваня, сам был за администратора, и за кассира, и за сторожа. Даже уборщика не держал. Как сейчас помню, месяцами носил он шерстяной вязаный свитер с орнаментом, донашивал до того, что серый цвет на спине темнел. А еще он не стригся по полгода, пока волосы не начинали пучками браться и торчать в разные в стороны. Это все при том, что каждые сутки у него в клубе аншлаг был. Второго Плюшкина я даже описывать не хочу, чтобы не вызвать у читателя рвотные спазмы.


Вообще-то, не о творчестве я хочу говорить, а о том, что нужно быть таким человеком, чей портрет еще ни один литератор не вывел в насмешливом тоне.
Вот вышел как-то у меня такой разговор с одной девушкой об интимных делах. Ей, видимо, нравилось обсуждать постельные приключения с малознакомыми людьми - так она видела себя раскрепощенной. Она заговорила о парне, у которого с ней это было в первый раз.

- Хороший паренек, - сказала она, - нам было какое-то время хорошо вдвоем. Потом пути разошлись, он завел семью, ребенка. Я знаю его жену, тоже хорошая девушка. Он раз меня встретил, наверное, нахлынули на него воспоминания - давай меня в оборот брать. Чуть на колени не становится - говорит, будь моей любовницей, пожалуйста, не пожалеешь. Кажется, раз все-таки стал на колени. А я ему говорю, Рома, встань, мне противно видеть, как передо мной на коленях стоит семья и унижается.

Последняя фраза меня зацепила, с этого момента каждое слово моей собеседницы было для меня важным. Она продолжала:

- А Рома не успокаивается. Все звонит, все добивается меня. Вот недавно звонит, говорит, мы с другом сидим в летнем кафе, пьем шампанское. Подъезжай! Я и поехала…

И тут я воскликнул про себя: «Ага, вот она червоточина! Вот оно предсказуемое лицемерие, предсказуемое стремление женщины быть желанной. А ведь как все хорошо начиналось!».

Она, видите ли, поехала, потому что «нечего было делать в тот вечер», она, видите ли, «планировала просто пообщаться». Но ведь знала, для чего ее зовут! Знала, что начнутся уговоры, что семья опять упадет на колени и будет унижаться перед ней, и все равно поехала.

Она сказала, что в тот вечер ничего между ними не было, но я уверен, что будет. Обязательно будет. Правда, я не сказал ей этого, конфликт вышел бы. Но теперь никого рядом нет, и говорю - Рома добьется своего, а она будет думать, что верно поступила. Будет хвалить себя за то, что до последнего была стойка к соблазну. Убедит себя, что своим отказом не спасла бы Рому от измены, что совратил бы Рома, вместо нее, какую-нибудь шлюху. Обязательно запишет себе в заслуги, что не дает Роме деньги мотать по полной, и именно благодаря ей их семейный бюджет не сильно страдает.

А вот другой случай я вспомнил. Что-то по обыкновению обдумывая в своих четырех стенах, я ходил из угла в угол. Внезапно меня от мыслей отвлек какой-то крик с лестничной площадки. Я аккуратно подошел к двери и стал наблюдать.

У двери моих соседей, молодого парня и его старухи-матери, стояла женщина с двумя крепкими мужчинами. Женщина на повышенных тонах требовала вернуть кошелек, а сосед, оправдываясь, доказывал, что произошла ошибка, и он не понимает, о чем идет речь. Из их перебранки я узнал следующее - у женщины из открытой сумки выхватили кошелек. Грабитель стал убегать, потерпевшая видела его удаляющуюся спину, и запоминала одежду. Сразу же на поиски грабителя отправились ее сыновья, так как посчитали, что вызывать полицию бесполезно. Спустя какое-то время они проходили мимо нашего дома и увидели моего соседа, вышедшего покурить во двор.

Тот был одет в одежду, попавшую под описание. Те позвали мать и постучали в дверь. Так и вышел скандал - потерпевшая требовала кошелек и угрожала полицией, сыновья молча стояли и наблюдали за каждой ужимочкой и словом соседа, а тот уверял их, что зеленые шорты и серая рубашка, которые на нем, это исключительно домашняя одежда, и что вообще во время ограбления он был дома. Это подтверждала и старуха-мать, которая высунула свою беззубую морду из квартиры и сиплым голосом защищала сына. «А вы видели его в лицо?» - шипела она.

А женщина говорила, что не видела лица, но хорошо запомнила одежду и фигуру грабителя.

«А чем докажите, что это он?» - не унималась старуха, которая, видимо, подумала, что начался суд, а ей делегированы полномочия адвоката.

Признаться, волнение соседа передалось и мне. Я живо примерял эту ситуацию на себя. Мне казалось, что такой точно заикающийся голос и дрожащие руки были бы и у меня. Сыновья потерпевшей попросили соседа выйти с ними на улицу, и тот согласился, наверное, оттого, что не хотел, чтобы об этой истории знал целый дом.

На этом скандал закончился. В полицию сосед не попал, но долгое время ходил с подбитым лицом и рассказывал всем во дворе, как он стал жертвой несправедливости. Не избежал этой участи и я. Возвращаясь домой с работы, я встретил его на лавочке. Он спросил, не слышал ли я «цирка», произошедшего несколькими днями ранее. Я сказал, что не слышал, и тогда он рассказал мне историю, свидетелем которой я и сам был. Он сетовал на несправедливость, кидался заученными громкими фразами, типа «не пойман - не вор» или «я невиновен, а пострадал», пытаясь вызвать во мне участие.


Я уже хотел было высказать свое мнение, но побоялся, что он примет меня за сумасшедшего. Да любому человеку показался бы эта мысль дичью, а вот я твердо уверен в том, что он виновен. Нет, он не крал кошелька, ему не хватило бы смелости для такого поступка. Но я не верю в случайности. Он виноват в том, что был одет как преступник, виноват, что его вкусы в одежде совпали со вкусами того, кто способен на грабеж. Он виноват в том, что не устроился на работу и сидит на шее матери, а ведь именно по этой причине он был в тот момент дома, когда искали грабителя, и оказался в поле зрения парней. Наконец, он виноват еще и в том, что в его поступке не усомнилась ограбленная женщина, пропитое лицо бездельника делало его натурально похожим на мелкого преступника - а значит, он виновен.

После таких историй я задаю себе вопрос, с кем мне дружить? С тем толстяком, который зовет меня принять участие в квестах, чтобы побегать по городу с молодыми ребятами? Это при том, что у него ужасная одышка, потливость и варикоз на ногах. Еще он носит серьгу в ухе, а недавно стал ходить в молодежный самодеятельный театр, чтобы выучиться актерскому мастерству и нести нестандартное искусство в массы.

А может мне подружиться с молодым ловеласом? Этот красавчик меня недавно учил, как нужно общаться с женщинами. Оказывается, чтобы быть успешным у женщины, нужно просто прикидываться, что она тебе интересна, слушать с вниманием, расспрашивать ее о всяких вещах, даже если это тебя утомляет. Вот, тогда у меня и будет регулярный секс.

Я хотел сказать ему, что мимикрия – прием, заимствованный у животных. Но что я ему объясню? Меня даже не обман останавливает, обманывать я тоже люблю и часто прибегаю к этому способу. Меня в таком методе страшит другое. Я боюсь, что моя игра провалится, и меня неминуемо ждет разоблачение. Я боюсь, что женщина будет смотреть на мою оголенную душу, что настоящий Я внушу ей отвращение, при чем той женщине, которую настоящий Я считает глупой и неинтересной. Представьте, какая запутанная игра. Та дура, ради соблазнения которой я прикидывался хорошим, подумает обо мне плохо, и я не смогу переубедить ее, не смогу доказать, что это она дура, потому что я буду разоблачен. Ведь именно тот, кто пойман на обмане – всегда плохой.


Я хотел было сказать моему юному знакомому, что такой бобыль, как я, и такой бабник, как он, - оба неудачники, только наши неудачи - разные стороны одной монеты. Но не сказал.
С женщинами я тоже не общаюсь все по той же причине - все разговоры с ними я предугадываю после первых фраз. Правда, была Лена - женщина показавшаяся мне интересной. Вот предугадать ее мысли, ее душу мне было крайне сложно, поэтому мы начали общение.

У меня возникло даже ощущение, что я влюблен, что вот оно второе дыхание моей жизни. Я ей был симпатичен, она мне тоже сильно понравилась. Признаюсь, я даже начал фантазировать, как бы проходила наша совместная жизнь - настолько она меня радовала своими взглядами на мир, своим трудолюбием и вкусами. Но наша идиллия продолжалась ровно до того момента, пока она не узнала, что я разведен. Ее симпатия моментально угасла, глазки потускнели, улыбка сошла с лица.

- Так что ж ты, Лена, думала, что встречаешься с женатым? - спрашивал я ее.

- Думала, - отвечала она.

И тут меня озарило, тут я понял, кто передо мной стоит.

Ведь я знал о существовании таких женщин, но по своему легкомыслию был отвлечен от разоблачения. Так вот, если есть женщины, которым совестно крутить с женатым мужчиной, потому что их одолевает чувство, что они рушат семью, то Лена была полной противоположностью этим умницам. Такие, как Лена, наоборот хотят женатых. Что им может дать холостяк? Деньги, внимание. Это пшик. Они питаются другой энергией. Риск мужика потерять семью ради нее, любовницы, - вот достойная жертва. С женатыми интереснее - в них серьезность, в них опыт долгого проживания с женщиной на одной территории. А этот опыт красит мужчину побольше, чем опыт пустых ловеласов. Что жиголо может дать бабе - накаченное тело, смешную остроту, необычный комплимент - но этого арсенала хватает на несколько ночей. Даже у самого хорошего фокусника фокусы заканчиваются, и он начинает утомлять зрителя. Когда его трюки исчерпаны, перед нами предстает совсем обычный серый человек, ненавистный нам оттого, что обнадежил нас в начале представления и так жестоко обманул в конце.


Но если мужчина долго жил с женщиной он подобен волшебнику, в нем появляется магия - качества, которые возвышают над всем остальным отребьем. Вся мишура от него отстает, его шарм уже не отдает дешевым нафталином. Вот Лена и заинтересовалась мной. Я был нужнее ей, чем какой-то франт с наманикюренными ногтями.

Мне кажется, для Лены наши отношения казались чем-то большим, чем банальная интрижка, пока на кону стояли моя семья, благосостояние и пр. Но предсказуемость таких женщин заключается в том, что, когда мужчина теряет любовь и уважение жены, он теряет свое мужское волшебство в глазах любовницы. Не вникая в нюансы моего развода, она увидела во мне неудачника, которого бросили и выгнали из дому. А устраивать у себя приют для лузеров никакой любовнице не захочется. Вот мы и расстались. Она теперь строит отношения с Колей, у которого есть и жена, и дети.

Кстати, Коля когда-то мне тоже предлагал дружбу, но, услышав от него, что ему все равно где отдыхать летом, лишь бы там были бабы, я отказался от его компании. Он тоже предсказуем.


3
Вероятно, вас заинтересовало, почему я ушел от жены. Что ж, это можно рассказать – она мне изменила, и я ушел. Теперь я постоянно мусолю в памяти годы, прожитые в браке.

Я часто вспоминаю нашу свадьбу - этот самый бесполезный день в нашем супружестве. Мы гуляли громко, играли с размахом. Теперь меня мучает вопрос - зачем была нужна эта показуха, этот грандиозный праздник и торжество? Зачем люди говорят хорошие пожелания, если они не сбываются? Я тут подумал, что традиции нужно менять.

Когда играют свадьбу, трубят об этом на весь город - наверное, чтобы вызывать лишь зависть в людях. Зато когда разводятся, молчат, чтобы не возбудить злорадство. Надо поступать наоборот – жениться по-тихому, чтобы никто не сглазил, чтобы у молодых не возникало ощущения, что их брак будет таким же праздником как женитьба. А уж если характерами не сошлись – необходимо разводится громко, со скандалами и криками. Чтобы люди видели, как вы мучите друг друга, испытывали жалость и сострадание за то, что вам так не повезло.


следующая страница >>