prosdo.ru   1 ... 43 44 45 46 47 48

В царствование императора Николая I, известного своим пристрастием к хорошему оружию и рыцарской старине, этот небольшой замок был превращен в своего рода оружейную палату. Свою коллекцию Николай I стал составлять еще в 1811 году, и члены царской семьи старались дарить государю-императору что-нибудь особенное. Впоследствии традицией стало дарить царю трофейное оружие, добытое в бою. Родоначальницей царской коллекции стала турецкая сабля, взятая у одного паши во время Дунайской кампании и подаренная императору генералом графом А.Ф. Ланжероном. Потом к этой сабле присоединились трофеи персидские и турецкие кампаний 1820-х годов и войны на Кавказе, а также удачно приобретенное оружие в Дели и Калькутте.

В 1834 году Царскосельский Арсенал торжественно распахнул свои двери, и внешний вид старинного рыцарского замка пришел в полное соответствие с его внутренним наполнением.

Анфилада прекрасных комнат начиналась с «Прихожей», которую украшали одетые в броню рыцари, создававшие иллюзию караульной стражи. Первой в череде была так называемая «Албанская комната», в которой была собрана ценнейшая и необыкновенно разнообразная коллекция восточного вооружения с роскошной отделкой – персидского, турецкого, кавказского, китайского, японского…

В обширном зале «Огнестрельного оружия» по сторонам стояли две фигуры черногорцев, одетых в национальные костюмы. На стенах зала висели портреты исторических лиц: например, славный полководец XVI века герцог Фарнезский был изображен в вороненых латах с серебряными и золочеными украшениями. Сверху лат на нем «надет» кожаный кафтан и красный шарф, к которому с правой стороны привешен кинжал для левой руки. Французский «король-Солнце» Людовик XIV представлен в полуброне, золоченной гербовыми изображениями, а шведский король Карл XII «одет» в свой обычный синий мундир с супервестом из желтой кожи.

Посреди зала «Огнестрельного оружия» стояли винтовки и пирамида снарядов, изготовленных на Тульском оружейном заводе. Здесь же были выставлены охотничьи ружья и роскошные пистолеты, сделанные самыми известными мастерами-оружейниками XVIII века: Зенгера из Вены, парижского мастера Лепажа, Буте – оружейника Версальского завода.


В окнах «Комнаты Императрицы» светились швейцарские и немецкие витражи XVI—XVII веков, стояла кровать под балдахином с занавесками и стеганым одеялом из китайского атласа, расшитого цветами и фигурами. Кровать с обеих сторон «охраняли» два максимилиановских доспеха. Такие желобчатые доспехи из полированной стали были введены в употребление императором Максимилианом I в конце XV века; они и составляли боевое вооружение немецких рыцарей до половины XVI века. Эти доспехи надевали император Николай I и его сын, будущий император Александр II, во время торжественной карусели, устроенной в Царском Селе в 1842 году.

В этом празднике участвовали 16 кавалеров и их дамы. Дамы были одеты в средневековые костюмы, а кавалеры выступали в доспехах; младшие великие князья одеты были пажами того времени. Рыцарский кортеж, предшествуемый музыкантами и герольдами, выступил из Арсенала и, проехав через парк, выстроился на площадке перед Александровским дворцом, где начинались кадрили.

На втором этаже замка главным помещением был «Рыцарский зал», представлявший собой правильный восьмиугольник с высокими стрельчатыми потолками и высокими полукружиями окон. В полном вооружении кругом зала стояли на пьедесталах семь конных рыцарей в полном вооружении. При входе в зал, справа и слева, расположились бронзовая мортира и бронзовая пушка, особенно замечательная своими прекрасными украшениями. Здесь представлен Геракл, поражающий Цербера; вдоль наружной части орудия изображены «Суд Париса», свергнутый с небес Меркурий, Юпитер со своим орлом и громоносными стрелами, занятые уборкой винограда амуры, будто скопированные со знаменитой картины П. Веронезе «Похищение Европы».

В 1870 году Арсенал пополнился отдельными частями парадного рыцарского вооружения, которое (по предположению Е.А. Кеммерера – хранителя всех царскосельских сокровищ) было заказано в Германии для Лжедмитрия. Это были двое наручей и два длинных набедренника, состоящих из 14 пластин. Доспехи были сделаны из вороненого железа и украшены травленными крепкой водкой и вызолоченными полосками. Богатый рисунок этих полосок представляет самые разнообразные узоры, воинские атрибуты и овальные медальоны, в которых был расположен двуглавый царский орел, увенчанный открытой короной с пятью концами, над которой возвышается крест. Наколенники и налокотники также были украшены изображениями царских орлов.


Большие оплечья доспехов были сделаны в виде опахала, продолжающегося и на спинном прикрытии; с обеих сторон они украшены большими кружками с двуглавым царским орлом, окруженными тринадцатью маленькими кружками. Верхний из маленьких кружков вмещал в себя длинный греческий крест, по сторонам которого были изображены орудия страдания Иисуса Христа. Двенадцать других маленьких кружков украшались гербами царств и государств, упоминавшихся в титуле российского императора.

Точно такие же геральдические эмблемы были изображены и на лицевой стороне печати Ивана Грозного, которая была приложена к двум договорным грамотам 1583 и 1584 годов.[61]

Царь Федор Иоаннович, Борис Годунов, Федор Борисович Годунов и Лжедмитрий для официальных документов употребляли лицевую сторону большой царской печати. Поэтому геральдические эмблемы на доспехах и позволили Е.А. Кеммереру предположить, что часть брони была изготовлена для Лжедмитрия – скорее всего в последние годы XVI или в самом начале XVII веков (не позднее 1613 года). Об этом говорит и рисунок царского орла, который увенчан всего лишь одной короной и не держит в своих лапах ни скипетра, ни державы. С избранием на всероссийский престол державного дома Романовых царский двуглавый орел иногда изображался увенчанным уже тремя коронами и всегда держащим в лапах скипетр и державу. А данные рыцарские доспехи скорее всего относятся ко времени «непродолжительного царствования Лжедмитрия».

Колыванская ваза

В странах Западной Европы камнерезное искусство к ХVIII веку прошло длительный путь развития, и многие музеи мира обладали шедеврами Древнего Египта, классической античности и эпохи Возрождения. В XVII—XVIII веках искусством обработки камня славились мастера Флоренции и Милана, Франции и Саксонии, Англии и Швеции. И хотя в XVIII веке техника обработки цветного камня в России тоже достигла определенных успехов, так что камнерезное дело впервые стало играть существенную роль в отечественной ювелирной культуре, русским мастерам предстояло догнать своих зарубежных собратьев в кратчайшие сроки.


Один из российских камнерезных центров был создан на Алтае, но этому предшествовал длительный период изучения богатейших недр этого края. Самые ранние сведения о нахождении цветных камней в этом районе были собраны в 1744—1745 годы, и уже весной 1745 года на Алтай была отправлена крупная поисковая экспедиция, доставившая в Санкт-Петербург первые образцы поделочных камней. А весной 1786 года в малоизученные районы алтайской реки Алей отправились сразу девять поисковых партий, которые должны были изыскать цветные камни, пригодные для «обрабатывания колонн, вазов, столов». Потом в этих краях побывало еще несколько экспедиций, и в российской столице родилась мысль о возможности не только добычи, но и обработки камня на Алтае.

Выбор пал на Локтевский меде– и сереброплавильный завод, который как раз и располагался на локте (излучине) реки Алей. Неподалеку от этой излучены были обнаружены залежи великолепного поделочного камня – черного порфира. К концу 1787 года было открыто еще 210 разновидностей поделочного камня, и, таким образом, сырьевая база для камнерезного дела на Алтае была солидно подготовлена самой природой.

Летом 1786 года, одновременно с добычей первых блоков черного порфира, при Локтевском заводе началось строительство шлифовальной мельницы (по образцу Петергофской). Как правило, изделия из камня создавались по заказу Кабинета Ее Императорского Величества, и, конечно, это накладывало особую ответственность на всю работу мастеров-камнерезчиков. Сначала вазы создавались цельные, без «вынутого нутра», но потом появилась возможность высверливать и внутреннюю полость изделия.

Исключительное место среди алтайских изделий занимает знаменитая Колыванская ваза – самая большая ваза России. Да и не только России! «Царица ваз», изготовленная из яшмы и весящая 19 тонн, является самой большой вазой в мире.

В 1819 году унтершихтмейстер И.С. Колычев, добывая на Ревневской каменоломне блоки для колонн, обнаружил яшмовую глыбу длиной около десяти метров. Когда глыбу стали отделять, она оказалась раздвоенной, причем большая ее часть достигала пяти с половиной метров. Через некоторое время управляющий фабрикой послал в Горный департамент описание и модель добытой глыбы: «План и профили с каменной штуки, добытой из зелено-волнистой ревневской яшмы, с коей зделана по одинакому маасштабу деревянная модель 1820 года».


То, что удалось выточить пятиметровой длины яшмовый монолит, – уже само по себе было замечательным событием. Обработка этой породы является необычайно сложным процессом, ведь яшма, обладая большой твердостью, в то же время очень хрупка, не переносит ударов, которые порой оставляют на ней многочисленные трещины. Известно, что два постамента, предназначавшиеся под вазу-чашу, в процессе обработки погибли. Но алтайские мастера умели работать с яшмой, и вот что об этом говорится в одном из архивных документов: «здешние мастера привыкли уже к обработке этой породы и знают все приемы, как должно обращаться с нею без вреда камню, в случае если окажутся небольшие трещины».

В сентябре 1824 года М.С. Лаулин, управляющий фабрикой, сообщал начальнику Колывано-Воскресенских заводов, что глыба после очистки может быть употреблена на изделие «эллинского вида в 7 аршин длины». Очевидно, в это время был заказан и рисунок вазы. Проект архитектора А.И. Мельникова был высочайше утвержден уже в октябре 1824 года, а еще через месяц отправлен М.С. Лаулину с указанием, «чтобы по этому рисунку приступлено было к делу чаши, согласно с предложениями… размера, но с тою только разницею, чтобы назначенные на нижней оконечности чаши ложки сделаны были выпуклыми, а не углубленными». Однако этот проект был еще не окончательный, через три года на фабрике был создан окончательный рисунок, а перед тем на фабрику была отправлена гипсовая модель вазы-чаши.

В течение лета 1828 года яшмовая глыба обрабатывалась под руководством И.С. Колычева, а в сентябре 230 человек подтащили ее к каменотесному сараю и поставили, приподняв над землей примерно на один метр, на специальные стойки. В 1829 году «грубою обтескою» из камня было вынуто около 15 сантиметров породы, а «нижняя площадка его снята фацетом до половины диаметра».

Работа на самой фабрике началась в 1831 году, куда яшмовую глыбу тащили целый месяц, при этом занято было 1000 человек, которые за сутки протаскивали монолит на полверсты (500 метров). Правда, другой документ говорит, что путь в 30 верст за восемь дней проделали всего 567 человек. Может быть, так и было в действительности, ведь специальные крестьяне, «наряженные для расчистки дороги и устройства мостов», не учитывались.


На фабрике работа над вазой началась в цехе «колоссальных вещей», где она выдалбливалась и вырезалась для Эрмитажа – первого российского императорского музея. В гигантской яшмовой глыбе, из которой вырезалась «Царица ваз», было множество мелких трещинок, но они были так искусно заделаны, что их трудно рассмотреть даже с близкого расстояния.

Чтобы драгоценный груз доставить в Барнаул, понадобились 160 лошадей и «четыре вновь изобретенного устройства вагона, особенно для самой чаши, имеющей с укупоркою весу слишком 1000 пуд». Из Барнаула обоз двинулся в Екатеринбург, а потом водным путем по рекам Чусовой, Каме, Волге, Шексне и далее по Мариинской системе.

Благополучно добравшаяся до Санкт-Петербурга баржа в августе 1843 года доставила «Царицу ваз» в российскую столицу. Сначала ее до открытия нового Эрмитажа предполагали хранить «в ящиках на среднем дворике против решетки Аничкова дворца», затем (чтобы избежать лишних затрат) решено было доставить вазу прямо в Зимний дворец, где и хранить до окончания строительства нового музея. По приезде в Петербург для вазы дополнительно были сделаны украшения из бронзы, например, под «ножкой» был укреплен бронзовый позолоченный венок из дубовых листьев.

Впоследствии Колыванское чудо (высота вазы – больше 2,5 метра, размер овальной чаши – 5 х 3,25 метра) поместили в специально созданный для нее зал, который стал называться Залом большой вазы.

Волшебные лаки Вьетнама

Столица Вьетнама Ханой – древний город с тысячелетней историей, а центром его является изумительной красоты озеро – Хоан Кием (озеро «Возвращенного меча»). Посреди озера расположилась башенка, которая называется «Храм черепахи» и с которой связана одна старинная легенда.

Эти события произошли в те времена, когда феодалы китайской династии Мин вторглись в земли Вьетнама с севера. Народ под предводительством Ле Лоя поднял восстание, но китайцы были лучше вооружены, и войско Ле Лоя терпело поражения.


Когда крестьянская армия отошла в горы и встала на отдых, в один из вечеров в лагерь пробрался бедно одетый вьетнамец. Его отвели к шатру, где вокруг Ле Лоя сидели военачальники, одолеваемые мрачными думами.

– Ле Лой, – сказал бедняк. – Я – простой рыбак и каждый день ловлю рыбу на своем озере. А вчера сеть зацепила что-то тяжелое, и я еле-еле подтянул ее к лодке. Потом на поверхность озера всплыла громадная черепаха, держа в зубах меч. Вот он, этот меч! Сокрушай, Ле Лой, врагов нашей земли.

Рыбак вытащил из лохмотьев молнией сверкнувший меч и с поклоном вручил его вождю.

Ле Лой разбил полчища китайских захватчиков, прогнал их с вьетнамской земли и стал правителем страны. В честь великой победы он устроил праздник на том озере, где жила черепаха. В синих и желтых лодках Ле Лой и его приближенные выплыли на середину озера, и вдруг перед носом лодки правителя появилась старая черепаха и сказала:

– Тебе, Ле Лой, был послан меч, чтобы разгромить врага. Твой долг выполнен, ты победил. Меч этот страшен только захватчикам, и теперь верни его мне.

Меч описал над водой полукруг, черепаха схватила его в пасть и погрузилась в воду.

С давних пор контур изящной трехъярусной пагоды «Храм черепахи» вьетнамские живописцы изображают на лаковых шкатулках и других художественных изделиях. Изделия из лака – это древний и замечательный вид народного искусства вьетнамцев. Сок лакового дерева в процессе изготовления получает различную окраску и создает прочное водонепроницаемое покрытие для деревянных предметов. Он отличается не только блестящим, но также мягким и глубоким оттенком, поэтому лаковые изделия очень изящны и практичны.

В конце XIX века судно, груженное многими экзотическими товарами, плыло из Тонина в Париж. В трюмах корабля были бережно сложены лаковые изделия, которые должны были удивить парижан на открывающейся художественной выставке.

Однако судьба распорядилась иначе: торговый корабль потерпел крушение, и все грузы, в том числе и прекрасные лаки, оказались на морском дне. Только спустя много лет полуразрушенное судно подняли из пучины, и… к великому изумлению спасателей, изящные лаковые изделия оказались в прекрасном состоянии.


Еще в давние времена заметили люди необыкновенные свойства сока небольшого дерева, растущего в Северном Вьетнаме. Нанесенный на поверхность плетеного или деревянного изделия, он делает его удивительно стойким к воздействию влаги. Лаком стали покрывать лодки, предметы из кожи и изделия домашнего обихода. Особый блеск лак придавал деревянной резьбе, украшавшей вьетнамские храмы, императорские дворцы и усыпальницы. Лаковое покрытие не только облагораживало дерево, но и предохраняло его от воздействия климата и жуков-древоточцев.

Постепенно лак стал широко использоваться в декоративно-прикладном искусстве вьетнамского народа. Лаковыми росписями покрывалась поверхность изящных ваз и подносов, шкатулок, настенных панно и многостворчатых ширм. Сюжеты этих росписей сначала были довольно традиционными: четыре мифических животных – феникс, дракон, черепаха, фантастический лев-единорог; пейзажные композиции и цветы, соответствующие четырем временам года, – слива, лотос, пион и хризантема.



<< предыдущая страница   следующая страница >>