prosdo.ru 1
Аудио- и видеозаписи как доказательства


Понятие аудио- видеозаписей как отдельного вида доказательств

Развернутого понятия аудио- и видеозаписи как доказа­тельства в законе не дано.

Аудио- видеозаписи предусмотрены в качестве доказа­тельств в четырех современных кодексах России (ст. 55, 77-78 ГПК; ст. 64, 89, 162 АПК; ч. 2 ст. 84 УПК; ч. 2 ст. 26.7 КоАП).

Однако по-прежнему сохранились расхождения в зако­нах по поводу видовой принадлежности аудио- видеозапи­сей как доказательств. По ГПК аудио- видеозаписи отнесе­ны к самостоятельному, отдельному от других предметных (письменных и вещественных) виду доказательств (ст. 55). Для них установлен регламент представления, проверки ус­ловий записи информации (ст. 77), хранения и возврата этих носителей информации (ст. 78). По УПК и КоАП аудио- и видеозаписи отнесены к разряду иных документов, в отличие от письменных и протоколов следственных и су­дебных действий (п. 6 ч. 1 ст. 74, ст. 84 УПК, ст. 26.7 КоАП).

Документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде (ч. 2 ст. 84 УПК). К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, предусмотренном ст. 86 УПК.

Отдельного регламента, содержащего порядок проверки условий и качества аудио- и видеозаписи, хранения и воз­врата их ни УПК, ни КоАП не содержат.

В АПК имеется определенная непоследовательность в регламентировании аудио- и видеозаписей как доказа­тельств с точки зрения их видовой принадлежности.

В ч. 2 ст. 64 АПК аудио- и видеозаписи предусмотрены как отдельный от документов вид доказательств, так же как и в ГПК (ч. 1 ст. 55).

В ст. 89 АПК они отнесены к иным документам и мате­риалам аналогично с УПК и КоАП. Часть 2 ст. 89 АПК, ч. 2 ст. 84 УПК и ч. 2 ст. 26.7 КоАП изложены по существу одинаково.

Аудио- и видеозаписи относятся к предметным доказа­тельствам потому, что как и в письменных, и вещественных доказательствах информация в них сохраняется на материальном объекте неживой природы. Носители аудио- и видеозаписей специфичны. Ими может быть не любой материальный объект, как это имеет место при оперировании вещественными доказатель­ствами, а специально изготовленный материал (диск, плен­ка). Для данного вида доказательств своеобразен процесс формирования. Информация на носитель передается с по­мощью существующих технических средств, а не от непосред­ственного воздействия на материал источника сведений о факте.


В качестве технических средств создания аудио- и видео­записей используются звукозаписывающие устройства, а также устройства, записывающие звук и изображение одно­временно либо раздельно.

Аудио- и видеозаписи формируются всегда сознатель­ным путем для определенных целей. В этом имеется их сходство с письменными доказательствами. Тем не менее запись информации осуществляется в этих доказательствах различными способами: в письменных доказательствах све­дения закрепляются графически (цифрами, буквами, знака­ми и т.д.)1, в аудио- и видеозаписях — как правило, в элек­тронном виде и с помощью технических средств. Отсюда и возникают различия в способах исследования этих доказа­тельств. В отличие от письменных доказательств информацию носителей аудио- и видеозаписей нельзя снять с помощью органов зрения. Для этого используются воспроизводящие звук и изображение приборы.

Если, например, фотографию можно обозреть для полу­чения сведений о факте, то это действия ничего не дает по отношению к источникам аудио- и видеозаписей. Для этого требуется специальная техника и методика воспроизведе­ния звука и изображения. В свою очередь данное обстоя­тельство влечет необходимость применения консультаций специалистов, а иногда и заключений эксперта (экспертов).

Представление и истребование аудио- и видеозаписей

Специфика формирования аудио- и видеозаписей, зак­лючающаяся в осознанности, целенаправленности закреп­ления информации с помощью специальных технических средств (видеокамер, магнитофонов и т.д.) предопределяет и особые условия в отличие от других предметных доказа­тельств их вовлечения в гражданский процесс, т.е. пред­ставления заинтересованными лицами истребования судом по ходатайству этих лиц, если они сами не могут получить данные доказательства.

В качестве гарантии, направленной к вовлечению в граж­данский процесс доказательств, полученных с соблюдением федерального закона, несущих верную информацию, при­менительно к представлению аудио- и видеозаписей, а так­же их истребованию установлены три специальных условия: лицо, участвующее в деле, и представляющее данный вид доказательств, обязано в ходатайстве о его принятии судом указать: 1) когда осуществлялась запись; 2) кем осуществля­лась запись; 3) при каких обстоятельствах осуществлялась запись. Таких условий вовлечения в процесс не предусмот­рено по отношению к другим доказательствам.


Время проведения аудио- и видеозаписи иногда фикси­руется автоматически самим прибором, осуществляющим запись, на пленке, диске и т.д. Время проведения записи может фиксироваться отдельным соглашением сторон, на­пример, при заключении сделки, протоколировании пере­говорного процесса. Оно может быть установлено по иной производственной документации, например, из приказов или распоряжений, изданных в организации, из финансо­вых документов, касающихся оплаты проведенных услуг по звукозаписи, видеозаписи.

Во избежание записи «скрытой камерой», подслушива­ния телевизионных или иных разговоров очень важное условие указано в законе — лицо должно указать, кем осу­ществлялась запись. Последняя может быть произведена различными лицами, прежде всего самими сторонами по их согласию. По закону «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации»1 в целях сыска частным детективам разрешается сбор сведений по граж­данским делам на договорной основе с участниками про­цесса (ст. 3 этого Закона).

При осуществлении частной сыскной деятельности до­пускается использование видео- и аудиозаписей (ч. 2 ст. 5 Закона). Однако эти действия будут являться правомерны­ми, если у частного детектива или организации имеется ли­цензия на частную сыскную деятельность (ст. 6 Закона).

Лицо, участвующее в деле, представляющее в качестве доказательства аудио- или видеозапись, либо ходатайствую­щее перед судом об ее истребовании, обязано указать усло­вия, в которых осуществлялась запись.

Под условиями записи понимаются основания ее осуще­ствления, обстановка, в которой она проводилась, наличие соглашения (согласия) заинтересованных в фиксации фак­тов лиц, записывающая аппаратура, носители, на которые осуществлялась запись и т.д. Аудиозапись, например, осу­ществляется во время полета воздушного судна, видеоза­пись какого-либо события может иметь место и с использо­ванием любительской видеокамеры посторонними лицами. Жизненные ситуации отличаются большим разнообразием, но при предъявлении доказательств в виде аудио-, звукоза­писей требуется изложить конкретную обстановку форми­рования доказательств.


Если сторона, ее представитель не выполняют условия, закрепленные в ст. 77 ГПК в качестве обязанности, судья отказывает в приобщении к делу аудио- или видеозаписи в качестве доказательства и отказывает в ее истребовании.

Процессуальный порядок исследования аудио- и видеозаписей

Исследование аудио- и видеозаписей в судебном заседа­нии начинается с такого процессуального действия, как воспроизведение их содержания. Для этого вида доказа­тельств требуется особый прием или методика снятия ин­формации с ее носителя. Если письменные доказательства просто оглашаются и предъявляются сторонам, другим участ­никам процесса для ознакомления, вещественные доказа­тельства осматриваются, то с помощью таких действий ни­какой доказательственной информации с носителей аудио- и видеозаписей получить нельзя.

Чтобы осуществить действия по воспроизведе­нию записей требуется специальная звуковоспроизводящая или видеовоспроизводящая аппаратура (видеомагнитофоны, киноаппаратура и т.д.) и правильная методика воспроизве­дения.

В законе (ст. 185 ГПК) закреплена норма, которой предусмотрено, что воспроизведение аудио- или видеозапи­си осуществляется в зале заседания или ином специально оборудованном для этой цели помещении с указанием в протоколе судебного заседания признаков воспроизводя­щих источников доказательств и времени воспроизведения.

Воспроизведение и исследование аудио- или видеозапи­си, содержащей сведения личного характера, в открытом судебном заседании возможно только с согласия лиц, которых касаются эти сведения. Если эти лица согласия на вос­произведение информации в открытом судебном заседании не дают, это действие проводится в закрытом заседании суда (ч. 1 ст. 182, 185 ГПК).

Объективно ни судья, ни секретарь судебного заседания, ни представители сторон правильно выполнить работу по воспроизведению аудио- или видеозаписей по определен­ной технической методике не могут. Тем более, что во вре­мя воспроизведения доказательства какие-либо части запи­си могут быть повторены по просьбе лица, участвующего в деле, представителей. Прослушивание звукозаписи или про­смотр видеозаписи могут быть повторены полностью. Без специалиста в этой области аудио-, видеотехники провести воспроизведение аудио- или видеозаписей практически не­возможно, поэтому в законе и записано, что в целях выяс­нения содержащихся в аудио- или видеозаписи сведений судом может быть привлечен специалист (ч. 3 ст. 185 ГПК). Эта же идея повторена и в ч. 1 ст. 188 ГПК.


После воспроизведения содержания данного вида дока­зательств суд заслушивает объяснения лиц, участвующих в деле, которые заносятся в протокол судебного заседания. Во время воспроизведения звукозаписи, видеозаписи спе­циалисту могут быть заданы вопросы судом, сторонами, их представителями, другими лицами, участвующими в деле (ст. 188 ГПК).

При возникновении сомнений и споров об идентичности голоса, записанного на аудионосителе, и голоса конкретного человека, при заявлении ходатайства о фальсификации этого вида доказательств судом может быть назначена экспертиза.

Особенности хранения и возврата аудио- или видеозаписей как доказательств судом

В отличие от хранения вещественных доказательств (ст. 74 ГПК) источники аудио- и видеозаписей, т.е. носители вви­ду их небольшого объема всегда хранятся в суде. Для их хранения достаточно обыкновенных сейфов канцелярии суда и не требуются специальные помещения или органи­зации, осуществляющие хранение.

Уязвимое качество аудио- или видеозаписей как судеб­ных доказательств состоит в том, что с помощью техничес­ких средств, приемов легко можно изменить их содержание или подменить запись.

Изменение содержания достигается путем стирания ин­формации на магнитном носителе, добавления записи, пе­реписки сведений в ином режиме записи и т.д.

Искажение сведений на пленках, дисках, кассетах бывает весьма профессиональным и труднораспознаваемым. В ка­честве меры против возможной подделки, замены аудио-ил и видеозаписей, являющихся доказательством по граж­данскому делу, установлена обязанность суда сохранять их в неизменном состоянии (ч. 1 ст. 78).

В принципе это правило относится и к письменным, и к вещественным доказательствам, но по отношению к веще­ственным доказательствам, аудио- и видеозаписям оно вы­делено особо.

На практике реализация данной нормы состоит в том, что носители звукозаписи и видеозаписи должны быть запе­чатаны и храниться в канцелярии суда или у судьи в таких условиях, которые исключают доступ к ним лиц, участвую­щих в деле, их представителей, посторонних лиц.


По общему правилу, этот вид доказательств всегда хра­нится в гражданском деле, т.е. и до вступления судебного акта в законную силу, и после его вступления в законную силу.

Возврат носителей аудио- и видеозаписей лицам и орга­низациям, от которых они были получены, предусмотрен как исключение и то после вступления решения суда в за­конную силу. В закон заложена мысль, что первоисточники аудио- или видеозаписей должны сохраняться в деле.

Если же лицу или организации нужна информация, со­держащаяся в этих доказательствах, то за счет этих лиц снимаются копии записей и выдаются судом заинтересо­ванным лицам.

Возврат аудио- или видеозаписей осуществляется на ос­новании определения суда, на которое может быть подана частная жалоба.