prosdo.ru 1 2 3 4
Часть 2


Гете
«…исследователь пытал
природу, вымогая из нее признание в том, в чем он сам уже был заранее уверен»1.
Иммануил Кант
«Философия есть наука о последних целях человеческого разума»2.
«Для философии необходима наука, определяющая возможность, принципы и объем всех априорных знаний»3.

Вещь-в-себе

Каковы предметы в себе и обособленно от этой воспри­имчивости нашей чувственности, нам совершенно неиз­вестно. Мы не знаем ничего, кроме свойственного нам способа воспринимать их, который к тому же необязате­лен для всякого существа, хотя и должен быть присущ каждому человеку. Мы имеем дело только с этим спосо­бом восприятия4.

Априорное



«Поэтому в дальнейшем исследовании мы будем называть априорными знания
, безусловно независимые от всякого опыта, а не независимые от того или иного опыта. Им противоположны эмпирические знания, или знания, возможные только a posteriori, т.е. посредством опыта. В свою очередь из априорных знаний чистыми называются те знания, к которым совершенно не примешивается ничто эмпирическое. Так, например, положение всякое изменение имеет свою причину есть положение априорное, но не чистое, так как понятие изменения может быть получено только из опыта»5.
Итак, необходимость и строгая всеобщность суть верные признаки априорного знания и неразрывно связаны друг с другом6.

Не трудно доказать, что человеческое знание действи­тельно содержит такие необходимые и в строжайшем смысле всеобщие, стало быть, чистые априорные сужде­ния. Если угодно найти пример из области наук, то стоит лишь указать на все положения математики7.

1. Априорные формы чувственности (пространство и время).
В основе всех понятий о пространстве лежит ап­риорное (не эмпирическое) созерцание8.
Время есть не что иное, как форма внутреннего чувства, т.е. созерцания нас самих и нашего внутреннего состояния. В самом деле, время не может быть определением внешних явлений: оно не принадлежит ни к внешнему виду, ни к положению и т.п.; напротив, оно определяет отношение представлений в нашем внутреннем состоянии.
Пространство и время, вместе взятые, суть чистые формы всякого чувственного созерцания, и именно бла­годаря этому возможны априорные синтетические поло­жения, однако эти источники априорного познания как раз благодаря этому обстоятельству (благодаря тому, что они лишь условия чувственности) определяют свои гра­ницы, а именно касаются предметов, лишь поскольку они рассматриваются как явления, а не показывают вещей в себе9.
2. Априорные формы рассудка (12 категорий).
Способность же мыслить предмет чувственного созерцания есть рассудок10.
Мысли без содержания пусты, созерцания без понятий слепы. По­этому в одинаковой мере необходимо свои понятия де­лать чувственными (т. е. присоединять к ним в созерцании предмет), а свои созерцания постигать рассудком (т. е. подводить их под понятия)11.
Мы уже заранее устанавливаем идею науки о чис­том рассудке и основанных на разуме знаниях, благо­даря которым мы мыслим предметы совершенно a priori12.

«…рассудок есть способность мыслить. Мышление есть познание через понятия. Понятия же от носятся как предикаты возможных суждений к какому-нибудь представлению о не определенном еще предмете13.

Этим путем возникает ровно столько чистых рассу­дочных понятий, a priori относящихся к предметам со­зерцания вообще, сколько [...] было перечислено логиче­ских функций во всех возможных суждениях: рассудок совершенно исчерпывается этими функциями, и его спо­собность вполне измеряется ими. Мы назовем эти поня­тия по примеру Аристотеля категориями14.

3. Априорные формы разума (3 идеи).
Под идеей я разумею такое необходимое понятие ра­зума, для которого в чувствах не может быть дан никакой адекватный предмет. Следовательно, чистые понятия разума [...] суть трансцендентальные идеи. Это понятия чистого разума, так как в них всякое опытное знание рассматривается как определенное абсолютной целокупностью условий15.
Все трансцендентальные идеи можно разделить на три класса: из них первый содержит в себе абсолют­ное (безусловное) единство мыслящего субъекта, второй — абсолютное единство ряда условий явлений, а третий— абсолютное единство условий всех предметов мышления вообще. Мыслящий субъект есть предмет психологии, совокуп­ность всех явлений (мир) есть предмет космологии, а вещь, содержащая в себе высшее условие возможности всего, что можно мыслить (сущность всех сущностей), есть предмет теологии16.
Антиномии Канта (эфир против атомизма):
1.Мир имеет начало во времени и ограничен в пространстве - мир не имеет начала во времени и границ в пространстве; он бесконечен и во времени, и в пространстве.

2.Каждая сложная субстанция состоит из простых частей — не существует ничего простого.


3.В мире существует свобода — в мире не существует свободы, но господствует только причинность.

4.Существует первопричина мира (Бог) — не существует первопричины мира.


Нравственная философия


Все нравственные понятия имеют свое место и воз­никают совершенно a priori в разуме, и притом в самом обыденном человеческом разуме так же, как и в исключи­тельно спекулятивном17.
Две вещи наполняют душу постоянно новым и возрастающим удивлением и благоговением и тем больше, чем чаще и внимательнее занимается ими размышление: звездное небо надо мной и нравственный закон во мне. То и другое, как бы покрытые мраком или бездною, находящиеся вне моего горизонта, я не должен исследовать, а только предполагать; я вижу их перед собой и непосредственно связываю их с сознанием своего существования.
Всем людям свойственно нравственное чувство, категорический императив. Поскольку это чувство не всегда побуждает человека к поступкам, приносящим ему земную пользу, следовательно, должно существовать некоторое основание, некоторая мотивация нравственного поведения, лежащие вне этого мира. Всё это с необходимостью требует существования бессмертия, высшего суда и Бога...
Категорический императив:

  • Поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же, как к цели, и никогда не относился бы к нему только как к средству18.

  • Поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом19.


Гегель

Авторитет Гегеля в стране и научном сообществе был столь велик, что даже спустя 15 лет после его смерти никто из европейских философов не считал для себя возможным занять его место заведующего кафедрой философии Берлинского университета.20
Гегель не только не имеет никаких заслуг перед философией, но оказал на нее крайне пагубное, поистине отупляющее, можно сказать, тлетворное влияние. Кто может читать его наиболее прославленное произведение, так называемую, не испытывая в то же время такого чувства, как если бы он был в доме умалишенных, - того надо считать достойным этого местожительства (Шопенгауэр).
«Философия есть эпоха, схваченная в мыслях».
Философия - это эпоха, схваченная в мысли, синтез культуры.
…философия составляет своеобразный способ мышления, та­кой способ мышления, благодаря которому оно стано­вится познанием, и познанием посредством понятий.21
Постичь то, что есть, — вот в чем задача философии, ибо то, что есть, есть разум. Что же касается отдельных людей, то, уж конечно, каждый и без того сын своего вре­мени; таким образом, и философия есть точно так же современная ей эпоха, постигнутая в мышлении22.

Тем хуже для фактов. (Так Гегель ответил однажды на замечание, что его теории не согласуются с фактами).
«Если реальность не умещается в вашей теории, что ж, игнорируйте реальность».
Человек бессмертен благодаря познанию. Познание, мышление - это корень его жизни, его бессмертия.
Что разумно, то действительно; и что действительно, то разумно23.

«…история также необходимо пока­зывает нам, что лишь в пору зрелости действительности идеальное выступает наряду с реальным и строит для се­бя в образе интеллектуального царства тот же самый мир, лишь постигнутый в своей субстанции»24.
Но познание есть мышление, постигающее в понятиях; его начало поэтому также имеет место только в стихии мышления; оно есть нечто простое и всеобщее25.



следующая страница >>