prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 3
Бабаева Ю.Д., Войскунский А.Е. Взаимодействие человека с компьютером. /Психологический журнал, 1998, № 1. – С. 89-100.


ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЧЕЛОВЕКА С КОМПЬЮТЕРОМ

Ю.Д. Бабаева, А.Е. Войскунский
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ИНФОРМАТИЗАЦИИ

В теоретико-методологическом плане проведена дифференциация пря­мых и косвенных воздействий информационных технологий на психическую деятельность, а также зон таких воздействий. Под влиянием обоих видов воздействий происходит существенное преобразование личности. Описы­ваются механизмы преобразования, включающие аналогию и уподобление, реверсию (возрождение ранее имевшихся, но постепенно утративших свое значение психических образований), экзуцию (отмирание ставших ненуж­ными психических образований). Анализируются конфликты между ранее сформированными и вновь приобретенными психическими образованиями.

Ключевые слова: развитие, личность, общение, познание, информати­зация, преобразование, последствия.

На современном этане развития общества информационные технологии (ИТ) за­воевывают все новые сферы человеческой деятельности. Как и во многих других странах, в России отмечается высокая степень готовности к применению ИТ как в профессиональной, так и в повседневной деятельности. Наряду с этим возникает актуальная проблема выявления и оценки возможных психологических последствий информатизации (ППИ).

Как показывает мировой и отечественный опыт, ИТ оказывают все более активное воздействие на формирование психических процессов. Следует дифференцировать прямое и косвенное влияние ИТ на психическую деятельность. Прямое связано с эффектом преобразования - трансформацией опосредствованной ИТ деятельности в содержательном и в структурном аспектах по сравнению с традиционной, с возник­новением новых форм этой деятельности [13, 18, 20]. Однако этим не исчерпываются ППИ, ибо информатизация оказывает косвенное влияние и на некомпьютеризирован­ные виды деятельности, а также на личность в целом.

Настоящая работа посвящена малоизученной проблеме анализа непрямого (косвен­ного) многократно опосредствованного влияния ИТ, ведущего к изменению тра­диционных (неинформатизированных) форм деятельности.


Выделим ряд основных принципов реализации воздействий такого рода:

1) принцип распространения преобразований (измененная под влиянием ИТ деятельность сама становится источником последующих преобразований других видов деятельности);

2) принцип возвратных воздействий (изменение конкретного вида информатизированной деятельности может приводить к изменению неинформатизированной традицион­ной формы этой же деятельности);

3) принцип генерализации преобразований (ППИ могут затрагивать не только отдельные психические процессы, но и всю личность в целом);

4) принцип интерференции преобразований - одни ППИ накладываются на другие, что может привести и к гиперболизации, и к нейтрализации последствий.

В настоящей работе представлено обобщение некоторых условий реализации ука­занных принципов, психологических механизмов и последствий информатизации дея­тельности. Разрабатываемый нами подход направлен на повышение эффективности использования ИТ путем минимизации возможных негативных ППИ и осуществления мер по контролю и управлению процессами преобразования деятельности под влия­нием ИТ.
Зоны психологических последствий информатизации

Целесообразно выделить следующие основные зоны ППИ. Непосредственное взаимодействие с ИТ в рамках учебной, трудовой, игровой и других форм деятельнос­ти образует центральную зону ППИ. Вплотную к ней примыкают некоторые тради­ционные формы деятельности, связанные с взаимодействием с ИТ (например, консуль­тирование пользователей с экспертами в области ИТ). К более отдаленным зонам можно отнести те виды человеческой активности, которые не напрямую, а опосред­ствованным образом связаны с использованием ИТ. В этих зонах даже те, кто никогда не работал с компьютером, являются косвенными пользователями ИТ и испытывают психологические последствия информатизации. Можно упомянуть посетителей спе­циальных аттракционов (например, связанных с виртуальной реальностью), получа­телей компьютерных списков рассылки информации, владельцев кредитных карточек, зрителей анимационных фильмов и т.д. Когда влияние процессов информатизации осуществляется через СМК, воздействие приобретает особо сложный, многократно опосредствованный и переопосредствованный [19, 23] характер. Проводниками таких воздействий являются также люди, активно взаимодействующие с ИТ.


Можно выделить две основные тенденции распространения преобразований: эффе­рентную и афферентную. Первая характеризуется распространением новообразо­ваний, возникших в центральной зоне, в более отдаленные зоны. Примером могут служить попытки общения с компьютером как с партнером. Наши исследования по­казали, что при этом возникает ряд новообразований по сравнению с традиционным межличностным общением: значительно усиливаются требования к точности форму­лировок, логичности и последовательности изложения, повышается значение реф­лексии; снижается роль аффективных средств общения и др. Эти новообразования могут переноситься в условия традиционного общения между людьми. Яркие фено­мены такого "компьютероподобного" общения отмечаются не только в деловой сфере (например, при взаимодействии программистов с пользователями), но и в повседневной деятельности - при обсуждении бытовых проблем, в дружеских беседах, при раз­говорах с детьми и т.д. К. Брод [28] также отмечает, что такого рода новообра­зования нередко переносятся во внутрисемейное общение.

Афферентная же тенденция заключается в том, что в информатизированную деятельность привносятся компоненты, характерные для традиционной деятельности. Такого рода компоненты зачастую излишни и/или факультативны. Так, компьютеры проявляют инициативу, "шутят", имитируют личностное "общение" с пользователями и т.п. Даже при отсутствии программно реализованных предпосылок для актуализации афферентной тенденции, последняя часто актуализируется благодаря активности самих пользователей. К примеру, и начинающие, и высококвалифицированные пользователи при работе с компьютером нередко выходят за узкие рамки чисто делового взаимо­действия с техническим устройством, пытаясь что-либо объяснить ему, обругать и т.н. [1,5].

С помощью афферентных и эфферентных воздействий осуществляется взаимосвязь между выделенными зонами психологических последствий информатизации и создастся сложная и во многом противоречивая структура преобразованных под влиянием ИТ форм деятельности.

Локальные и глобальные преобразования

Выделение зон ППИ проводилось по степени близости анализируемой деятельности к непосредственному взаимодействию с ИТ. Применительно же к самим новообразо­ваниям следует дифференцировать: а) локальные преобразования, относящиеся лишь к более или менее ограниченному кругу психических явлений; б) распространяю­щиеся; в) глобальные, в том числе - преобразования личности в целом.

В рамках изу­чения ППИ предметом исследования являлись в основном навыки, операции, конкрет­ные действия, отдельные психические процессы, различные виды профессиональной, игровой и учебной деятельности. В настоящее время накоплен обширный материал в этой области (В.П. Зинченко, М. Коул, В.Я. Ляудис, Д. Норман, С. Пейперт, Ш, Текл, O.K. Тихомиров, А.Г. Шмелев и др.). Проблемам распространения преоб­разований, генерализации, глобальным личностным изменениям уделяется все еще недостаточно внимания.

Наиболее яркие и во многом негативные примеры изменения личности под влиянием ИТ - это компьютерная "игровая наркомания" и так называемое хакерство [15, 16]. Хакеры - понятие многозначное. В зависимости от терминологических пристрастий различных авторов так именуют:

- поглощенных работой с компьютерами и утративших какие-либо иные интересы высококвалифицированных программистов;

- отличающихся нетрадиционным поведением и нестандартным образом жизни программистов самой разной квалификации, в том числе и высокой;

- создателей и распространителей компьютерных вирусов;

- убежденных и бескорыстных взломщиков компьютерных систем защиты прог­раммных продуктов, информационных систем и защищенных файлов;

- взломщиков систем защиты, пытающихся извлечь при этом выгоду - путем, к примеру, переадресации банковских транзакций, перепрограммирования мобильных телефонов, модификации разнообразных документов, хранящихся в электронном виде;

- подростков (школьников и студентов), увлеченных информационными техноло­гиями и, возможно, примыкающих к каким-либо вышеперечисленным разновидностям хакеров.


Чаще всего хакерами становятся в подростковом возрасте, возможно, компенсируя этим недостаточную развитость социальных навыков. О неразвитости у них личност­ной и морально-правовой сфер говорят их запретные и прямо криминальные действия (разработка и распространение компьютерных вирусов, взлом электронных систем защиты информационных источников, хищения денежных средств из банков). Часто хакеры культивируют анархические наклонности, выступая против истеблишмента, всяческих секретов и тайной деятельности, декларируя свободу доступа к любой информации. Примешивается к этому что-то вроде "феномена Робин Гуда" - героя, возвращающего информационно обездоленным людям отнятые у них информационные же ценности.

Вместе с тем наши исследования и работы других авторов показывают, что рассмотрение хакерства только как негативного явления весьма односторонне и неверно. Описанные феномены и особенности направленности личности свойственны лишь части хакеров. Более того, регулярно появляющиеся в СМИ сообщения о противоправных действиях криминальной части хакеров способствуют формированию именно таких наклонностей у новых поколений хакеров по механизму "самоосущест­вляющегося пророчества". В то же время для других хакеров характерно пережи­вание опыта "потока", или аутотелического (несущего цель в себе самом) опыта [10], в соответствии с которым они беспредельно поглощены рабочим процессом и мотиви­рованы возможностью постоянного поиска творческих решений [5]. Им не присущи ни криминальные попытки обогащения, ни борьба за справедливость в обществе. К тому же, как показали интервью с хакерами, проведенные студенткой факультета психологии МГУ О. Смысловой, далеко не все из них нелюдимы и испытывают трудности в общении. У значительной части хакеров в достаточной степени развиты социальные навыки, они охотно вступают в непосредственное и опосредствованное общение. Таким образом, следует предположить, что хакеры не представляют собой однородную социальную группу, а их мотивационно-личностныс структуры сущест­венно различаются.


Опасность глобального негативного воздействия ИТ на личность может быть нейтрализована путем психологической экспертизы разрабатываемых проектов внед­рения новых ИТ. Необходимо при этом учитывать, что распространение преобра­зований осуществляется разными путями и с помощью качественно различных пси­хологических механизмов.

Огромное значение во всем мире придается проектам, связанным с организацией доступа широких слоев населения к Интернету. Ожидается, что это приведет к позитивным глобальным преобразованиям личности путем качественной трансфор­мации коммуникативной и познавательной деятельности, а также стиля обучения. Работа в Интернете позволяет повысить активность познающего субъекта, индиви­дуализировать процесс обучения, преодолевать стереотипы традиционного (во многом авторитарного) стиля взаимодействия между обучающимся и педагогом, получить доступ к разнообразным источникам информации, знакомиться с различными, в том числе и дискуссионными, точками зрения и т.п.

Развитие навыков осуществления познавательной деятельности посредством Интернета может стимулировать не только развитие познавательных действий в рамках традиционной деятельности (реализация принципа возвратных воздействий), но и личностный рост (генерализация преобразований). Так, осуществление поиска необ­ходимой информации в гипертексте (напоминающем тезаурус с системой отсылок к релевантным информационным источникам) формирует готовность к ознакомлению с несовпадающими точками зрения, конкурирующими теориями по поводу разно­образных явлений природы или общественной жизни. Это расходится с воспитанными тоталитарным строем навыками знакомства лишь с господствующей (возможно, догматической) позицией безальтернативного согласия с единственно принятой точкой зрения. В гипертекстовом пространстве активность проявляет сам пользователь, который может в любой момент покинуть гипертекст, ограничившись ознакомлением с подходящей к данному случаю точкой зрения. Для движения в гипертексте предло­жена компьютерная метафора "путешествия", или навигации. Обучение навыкам навигации в гипертексте своего рода удар по традиции авторитаризма. Можно пред­положить, что перенос подобных навыков на работу с традиционными источниками информации будет способствовать личностному росту пользователей Интернета.


Применение ИТ ведет к преобразованию системы взаимоотношений между обучающимися и педагогом. Известно, что стиль обучения (авторитарный или демо­кратический) оказывает значительное влияние на личностное развитие, формирование Я-концепции. Часто детям - особенно при авторитарном обучении