prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 3


Владимир Махнач

Эпоха Петра I

Москва, 16.11.2004.

Сегодня мы с вами будем заниматься Петром, именно той эпохой, начиная с которой русский подчиненный оказался чужим своему начальнику. Не всегда, конечно. Вне всякого сомнения, мы видим солдат, преданных своим офицерам; и героев нестроевых солдат, то есть денщиков, интендантов, которые совершали почти никем не воспетые подвиги, которые бегали, ползали под огнем, чтобы покормить своего усталого барина; героев офицеров, которые были верны своим генералам. Я уже не говорю о том, что в общем-то русские были верны своему государю. И всё-таки, и всё-таки всё, что привело к революции, началось с Петра.

Сразу скажу, что я весьма и весьма настаиваю, что если вы мои настоящие слушатели и те бесценные люди, которые это знание понесут другим — своим детям, внукам, сослуживцам, коллегам, подчиненным или даже своему начальнику, всяко бывает, прочитайте всё-таки, найдите способ прочитать мою работу «Диагноз». Она есть в интернете на нескольких сайтах. Номера сайтов я давал. Если сегодня кто-то пришел впервые или в прошлый раз был впервые, обратитесь ко мне по окончании. Даже если вы не пользуйтесь интернетом, кому-нибудь еще пригодится. Она издана также в 4-томной хрестоматии «Иное», Москва, 1995 год; в первом, январском номере 1996 года журнала «Москва», который доступен и сейчас, тогда тиражи были приличные (16 тысяч); в моем сборнике 2000 года «Очерки Православной традиции», который купить, конечно, уже нельзя, но у кого-то он есть. А также прочтите «Антисистемы», о которых мы уже говорили, то есть о ереси жидовствующих и об опричнине.

Итак, правление Петра. Василий Осипович Ключевский был, несомненно, прав, указывая на две «странности петровского времени», на то, что обычно государство либо проводит тотальные реформы, либо ведет затяжную войну. Петр делал и то, и другое одновременно. Другое замечание Василия Осиповича то, что «на всех реформах Петра лежит печать военной надобности». И в первом, и во втором случае он прав.


Второй тиран в истории России. В социальном смысле он, может быть, более виновный перед русским народом, обществом, поместной церковью, нежели первый тиран Иван IV. Но будем справедливы к Петру. Он решал не вымышленные задачи, не задачи, придуманные в воспаленном мозге тиранишки, как Иван IV. Он решал реальные задачи. Перед Россией действительно стояла задача возвращения на берега Черного моря. Перед Россией действительно стояла задача укрепления на берегах Балтийского моря. А также неглобальные задачи: вернуть спокойную торговлю на Балтике с европейскими державами, заявить себя по полному праву как европейская держава. Это задача выхода к Балтике. Гораздо более высокая задача — восстановить себя на Черном море. Это задача, которую Петр не выполнил. Он хотел, но у него не получилось. Он вышел только на берега Азовского моря и всё это проиграл. Буквально через десятилетие был вынужден оттуда уйти. А это одна из основных задач России, ибо Черное море — это наше влияние на Кавказе и на Балканах, а в перспективе и наше влияние на Ближнем Востоке. То, что от нас требовал сам Господь, оформляя, сейчас бы сказали, позиционируя Россию как Третий Рим, великую православную державу.

Петр решал совершенно реальные задачи, которые пытались решать и после него, чем воспользовались враги России, пустив в оборот чудовищную фальшивку под названием «Политическое завещание Петра». Этот документа необычайно часто цитируемый на Западе, иногда у нас. Это явная фальшивка, никакого политического завещания Петра не было. Да и Петр-то был не масштаба Ивана III, чтобы что-нибудь завещать потомкам доделать после него. Да и не доверял он потомкам, он вообще никому не доверял. Но то, что такая фальшивка появилась, означает, что его политика, в общем, была правильной. Она была уродливой. Нельзя приносить в жертву политике культуру, тем более нельзя приносить в жертву политике вероисповедание. Но по ориентирам он ставил задачи правильно. Создание флота. Это понимали и до него. Наши отдаленные предки на Черном море правили, вернее, плавали — я оговорился, но пусть так — правили уже в конце VIII века в ладьях. А с Белого моря ходили до Шпицбергена, русское название которого — Грумант. Это тоже домонгольской период.


Кстати, мы — народ стеснительный. И за двадцатый век стеснительность и скромность привела нас к трусости. Мы пишем на картах только «Шпицберген». Любой другой народ писал бы «Грумант», а в скобках «Шпицберген». И не придерешься. Понимаете, да? Любой другой народ писал бы «Ругодив», а в скобках «Нарва», или «Юрьев», а в скобках «Тарту». Не придерешься. По этому поводу написана еще одна моя небольшая статья, неоднократно издававшаяся, «Исторические имена мстят». Прочитайте. Она больше издавалась, чем огромный «Диагноз». Статья «Исторические имена…» издавалась и в сборнике «Россия — последняя крепость», много раз печаталась в газетах, и тоже висит в интернете.

Итак, Иван IV был не прав онтологически, то есть мировозренчески, по взгляду на мир, на мироздание, в целом на большую европейскую политику. Петр же онтологически был прав, а не прав был только методологически. И всё-таки вред от него большой пошел. Давайте посмотрим сначала одно уверение Василия Ключевского. Ну, вот рванулся воевать сразу во все стороны. Мы с вами минувший раз разбирали, как несвоевременно и, вероятно, спровоцирована была Северная война. Здесь он похож на Ивана IV. Тот воевал 25 лет, Петр — 21 год, Ништадтский мир был заключен в 1721 году. Тот пережил свое поражение меньше, чем на год, умерши в 1584 году. Петр пережил свою победу над шведами всего лишь на 4 года. Смерть в 1725 году. И та, и другая война была тяжелой и разорительной для России. Всё-таки победа чего-то стоит. Регион примерно один и тот же. Ливонская война велась примерно там же, где велась Северная. Но свою задачу Петр выполнил. Иван своей безумной Ливонской войной втянул нас в историю с крымскими татарами. И Москву в 1571 году сожгли, а в следующем 72-ом чуть не дожгли. Петр устроил нам примерно то же самое. В 1711 году, не закончив Северную войну, он втянулся в распри все с теми же турками.

А за спиной крымских татар всегда стояли турки. И сегодня тоже! Жалкий малочисленный этнос не посмел бы хамить русским в Таврии, уничтожая православные памятные кресты, если бы за спиной турки не стояли, турки и турецкие денежки! А турецкие денежки откуда, братья и сестры? Отсюда, от «Лужкуда» (градоначальника Москвы Юрия Лужкова). Здесь турки строят нам аквапарк, который потом падает, и люди погибают. Турецкая фирма. Мы за это платим своею нефтью, то есть своими деньгами — вашим деньгами. А получив с нас денежки, как будто наши мужики на стройке работать не могут, турки финансируют крымских татаришек. Не люблю тиранов, но вот не могу сказать, чтобы Петр финансировал врагов России. То же информация к размышлению.


Иван взял Казань, взял Астрахань, но проиграл Ливонскую войну и на этом потерял выход к Балтийскому морю и лучшие крепости западной России. Петр побил шведов, но в 1711 году вляпался в полное окружение русской армии лично с собой во главе на Пруте и расплатился за это уничтожением Азовской флотилии и всего того, что так дорого обошлось России до этого, уничтожением результатов своих Азовских походов. Азов срыли. Корабли разобрали. Некоторые, правда, удалось продать туркам. В данном случае это прекрасно. Деревянный корабль служил тогда 15 лет. Мы могли не бояться, что эти корабли будут использованы против нас. Но не все. Большинство кораблей разобрали. То есть весь результат первого этапа его внешней политики был перечеркнут. А если бы премудрый еврей, вице-канцлер барон Шафиров просто не скупил бы на корню пашей во главе с великим визирем, вообще неизвестно, чем бы всё кончилось. Но в те прекрасные времена евреи еще служили России, а не против нее. Правда, великому визирю это не помогло. Султан ему башку снес. Вот поэтому, когда обращаемся к последующей истории XVIII, XIX и XX веков, мы обязаны признать, что Петр был тираном, он был вредным для России правителем, но Петр правильно ставил стратегические задачи. И в этом он был русским человеком и русским правителем при всем своем западничестве в отличие от Ивана IV. Причем надо сказать, что у него и учителя-то не было настоящего. Он мог, конечно, учиться в какой-то степени на примерах деятельности отца своего, царя Алексея Михайловича, но не более.

У Петра было одно огромное достоинство — давайте скажем что-нибудь хорошее о Петре — он любил учиться. Его стремление учиться доходило даже до помешательства. И он составил это в наследство «птенцам гнезда Петрова» и последующим поколениям, по крайней мере, русских дворян и, наверное, в какой-то степени и других русских людей. Ведь всё-таки на этом учёбном помешательстве воспитан Ломоносов, великий гений наш. Учиться и учиться, учиться и учиться… Вот Ломоносов взял и пошел учиться. А ничего доучился, правда? Тот же Василий Ключевский отмечает, что русский дворянин при Петре учился навигации, фортификации, артиллерийскому бою. При Елизавете, родной дочери Петра, русский дворянин учился немножко по-французски, танцевать и хорошим салонным манерам, а при Екатерине начал учиться словесности, философии. Кто лучше всех выглядит? Да, честно говоря, петровский дворянин, потому что философия-то была самая ублюдочная, которая была создана во всей мировой истории, философия так называемого «французского просвещения». Я про Екатерину говорю. Философия недоучек, тупиц Вольтера, Дидро. На этом фоне военный до мозга костей петровский дворянин выглядит совсем не плохо. А еще иногда не просто военный, а военный инженер, ученый военный. Артиллерист — всегда ученый военный, иначе не получается.


Это действительно было хорошо, а плохое было одно. Петр хотел сразу всего, сразу и Черного моря с Азовским, и Балтийского моря. Император забыл про поговорку про двух зайцев. И вот мы одного зайца, южного зайца и потеряли, черноморского, погнавшись за двумя.

Теперь давайте посмотрим, как военная надобность влияла не петровские реформы. Больше всего Петр занимался управлением. Я думаю, что большая часть всего самого худшего, что было в Петре, при Петре, у Петра — это то, что главные его реформы были реформами административными. Ну, не тому учился Петр, о чем мы только что говорили! Ну не надо было царю учиться рвать зубы, в том числе здоровые, у своих подданных. Ну не царево дело заниматься не только драньем зубов, но и, скажем, токарное ремесло. И если б то было его увлечение. Виновата в этом его мать, его дядьки, погибший в 1682 году Морозов, спившийся Борис Голицын, в конце концов. Никто не объяснил ему, что если уж ты хочешь учиться, то учись тому, что царево — истории, может быть, в первую очередь военной истории, юриспруденции, философии государства и права, ну учись. А он научился, он нахватался у Гоббса.

Знаете, браться и сестры, счастливый всё-таки, благополучный, благословенный народ — англичане! Чем они только не увлекались! Не только скептицизмом, цинизмом, даже безбожием увлекались. Но вот в чем дело-то. Они не старались применить на практике положения Гоббса, Шрусбери, Локка, Юма, Смита и т.д. Да, это очень хорошо. В салоне можно поговорить о том, что люди, чтобы не съесть друг друга, придумали Левиафана. Это такое мифическое чудовище, это — государство. А раз уж люди сами, чтобы друг друга не пожрать, согласились отдать власть Левиафану, то всем Левиафану обязаны! Левиафан-государство вправе забрать жизнь, собственность и даже честь и совесть. Но об этом в Англии говорили только в салонах, а в практическую политику это не пускали. Не было премьер-министра или ведущего советника короля Томаса Гоббса. Был только мыслитель Томас Гоббс. А вот Петр, обчитавшись Гоббса или обслушавшись — Гоббс не был переведен на русский язык, английского Петр не знал. Значит, скорее всего, ему пересказывали идеи Гоббса, — Петр оказался большим последователем Гоббса, чем сам Гоббс. А я вообще не знаю, может быть, Томас Гоббс тоже в это играл, в своего Левиафана. Можете почитать, Левиафан переведен. Русское издание есть. Ну, противно будет, но полезно.


Поэтому, когда мы обращаемся к петровским административным реформам, петровским реформам финансовым, петровским реформам военным, а тем более церковным, мы не должны считать его чудовищем. Правда, у Петра не было церковных реформ, они были антицерковные. Он был невоспитан и твердолоб куда больше этого стола! (Махнач два раза сильно бьет по столу кулаком) Для Петра просто не существовало автономного понятия общества, нации, церкви. Для Петра существовал только человек и государство. Ну а раз так, то тогда ясно, что человек существует только для того, чтобы служить государству. Вот вам и супер-Гоббс, сверх-Гоббс. Ничего больше не нужно человеку. Но мы с вами теперь именно это, вероятно, уже окончательно отвергли. Более того, я, слава господу, православный, пусть даже и недостойный! Я не только русский патриот, но я и русский националист. И я должен вам сказать, что больше никогда — это я для вашей практической деятельности говорю — больше никогда русские не согласятся приносить себя в жертву государству! Да, в войну, конечно, естественно. В войну да, это понятно. Ведь любой солдат, тем более офицер проливает кровь именно за свое отечество, но в бою. Больше никогда русские люди не согласятся приносить себя в жертву государству. Наоборот, мы доросли до того, что бы русские люди как англичане требовали, чтобы государство служило русским, а не наоборот. И, кстати сказать, если у нас, дай бог, будет восстановлена монархия и государь, то для каждого верноподданного, каждого человека, если он не сволочь последняя, конечно, не бандит какой-нибудь и служит своему государю, государь есть непререкаемая истина. Но зато всему народу должен служить государь, а не народ государю.

Поэтому нам сейчас легче — всё это знать, всё это чувствовать и понимать. Нам сейчас легче оценить весь вред эпохи Петра, повторяю, которому я уж постарался воздать.

Вот посмотрим, как были построены по военной надобности его реформы. 1708 год. Создание губерний. Их было восемь тогда. Причем одна из них была размером с целую вселенную — Сибирь, от Урала и неведомо, где кончалась, уходила в никуда. Мы продолжали потихоньку расширяться на восток. Такие гигантские губернии были абсолютно «неудобоуправляемы». Ну, представьте себе при тех средствах коммуникации, как можно было управлять Сибирской губернией. В результате во главе Сибирской губернии оказался необычайно корыстолюбивый князь Гагарин, которому через несколько лет Петр голову снес.


При Петре воровали как никогда. Самое воровское время в нашей истории. Посмотрите мою заметку, статейку «Воруют ли русские». Величайший вор дореволюционной русской истории, видимо, превзошел Гусинского даже вместе с Березовским. Это Александр Данилович Меншиков, который за свою долгую деятельность украл средний годовой бюджет России! А ведь не только воровал, он еще и получал земельные пожалования и подарки. Ему дарил и Петр I, и Екатерина I дарила ему, и Петр II чего-то дарил. Я, правда, в этой небольшой заметке, изданной в «Очерках православной традиции» и в сборнике «Россия — последняя крепость», которые есть в интернете, отметил, что Меншиков умер в ссылке в Березове и его уцелевшим детям (Машенька умерла в Березове, но двое других, сын и дочь остались) милостиво вернули поместья, а они вернули государству девять миллионов (сейчас это, понятно, намного больше) из банков Амстердама и Лондона. Это вселяет в меня оптимизм. Я нисколько не сомневаюсь, что и Гусинские, и Березовские тоже вернут всё из банков Амстердама и Лондона.

( Оживление в зале)

Что? Вы усомнились, сударыня?

Слушательница: «Да, потому что те были русские, а эти…»

Махнач: Ну, что вы, радость моя! Для этого достаточно, чтобы в комнату вошел следователь и его консультант, и сказали: «Малый! Ты условия игры знаешь? Пятки к ушам сейчас приставим. И не тебе: твоя жизнь драгоценна! Мы сюда сейчас твоего внука принесем и будем его перед его отцом и твоим сыном медленно ломать. А ты будешь слушать, что твой сын будет тебе вопить». Всё отдадут, и ломать не придется, кстати.

Слушательница: «Зачем же дело стало?»

Махнач: За русской властью в России, сударыня, которой пока нет! Те вернули не потому, что были русскими, а потому что знали условия игры. Отдали всё. Тогда так изысканно ломать, как сейчас, не умели, но дыба тоже очень милое средство. Вам описать, как это делается?




следующая страница >>