prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 22 23

Сайт Dark Romance: http://darkromance.ucoz.ru/


— Возможно, и так, — согласилась Шарлотта. — Но вы должны понимать, что обладаете поистине вешкой силой — вы способны менять форму, становиться тем, кем вы хотите стать... Неудивительно, что Темные сестры хотели заполучить вас. Другие гоже станут на вас охотиться.

— Например, вы? — Тесс старалась, чтобы ее голос звучал как можно холоднее. — Или вы хотите сказать, что помогли мне исключительно из врожденного милосердия?

Лицо Шарлотты на мгновение исказила болезненная гримаса, словно ей дали пощечину. Реакция эта была, безусловно, непроизвольной, и Тесс поняла, что несправедлива к своей собеседнице и обвинения ее не имеют ничего общего с действительностью.

— Нет, это не милосердие, — возразила та тем временем. — Это — мое призвание... Наше призвание.

Теперь Тесс уже совсем ничего не понимала.

— Возможно, будет лучше, если я объясню вам, кто мы такие и чем занимаемся, — продолжала Шарлотта.

Нефилимы?.. — осторожно предположила Тесс. — Во всяком случае, так Темные сестры называли мистера Херондэйла. — Она указала на темные татуировки на руке Шарлотты: — Вы тоже одна из них? И поэтому на ваших руках эти ужасные татуировки?

Шарлотта кивнула:

— Да, я тоже нефилим... и сумеречный охотник. Мы раса, если позволите, людей... людей с особыми способностями. Мы сильнее и быстрее вас. Мы умеем колдовать и искусство свое зовем очарованием. Но известны мы в первую очередь как охотники на демонов.

— Демонов? Вы говорите о тех демонах, которые живут в аду?

— Где только не живут демоны! Некоторые полагают, что эти бесконечно злые существа способны преодолевать огромные, непостижимые человеческим разумом расстояния. Они стремятся попасть в наш мир и остаться здесь навсегда. Демоны давно бы уничтожили всех людей, если бы не мы. — Голос маленькой женщины звучал теперь громко и решительно, а от былых доброжелательности и мягкости не осталось и следа. — Ваша полиция защищает одних людей от других. Мы же, подобно полицейским, защищаем людей от зла. Отличие в том, что мы стремимся помочь всем людям без разбора и оградить их от происков жестоких демонов. Если совершается преступление и следы ведут прямиком в Мир Теней, если нарушены законы нашего мира, мы проводим расследование. Мы связаны Законом, и вынуждены вести поиски, даже если просто прошел слух о нарушении Соглашений. Уилл рассказал вам о мертвой девочке, которую он нашел в переулке. Она была единственной, чье тело мы обнаружили, но были и другие, мы уверены. Уже давно ходят случи о мирских мальчиках и девочках, исчезающих на улицах города. Использование волшебства для убийства людей противоречит Закону, и поэтому преступления подобного рода попадают под нашу юрисдикцию.


— Мистер Херондэйл показался мне слишком молодым, чтобы быть полицейским... пусть даже и не совсем обычным.

— Сумеречные охотники быстро взрослеют, а Уилл к тому же не занимается расследованиями в одиночку. — Было очевидно, что Шарлотта не желает вдаваться в подробности. — Наша первоочередная задача — охранять Закон и следить за тем, чтобы выполнялись все пункты Соглашения, ведь именно в соответствии с Законом и Соглашением живут все обитатели Нижнего мира.

Нижний мир... Эти слова показались Тесс знакомыми. Возможно, о нем что-то говорил Уилл.

— Нижний мир? И кто же там живет, в этом вашем Нижнем мире?

— В Нижнем мире живут существа со сверхъестественными способностями. Это и вампиры, и обороти, и феи, и чародеи.

Тесс теперь не сводила с Шарлотты удивленного взгляда. Она всегда думала, что феи — это всего лишь вымышленные персонажи из детских сказок, а вампиров выдумали взрослые, чтобы пощекотать себе нервы.

— Так эти создания и в самом деле существуют?

— Создания?.. Но вы ведь тоже принадлежите к Нижнему миру, мисс Грей, — пожала плечами Шарлотта. — Брат Енох подтвердил мои подозрения. Но мы еще ни разу не сталкивались с существом, подобным вам, мисс Грей. Видите ли, то волшебство, которым вы владеете... ваши способности... О таком обычный человек и помыслить не может. Даже мы, сумеречные охотники, не способны ни на что подобное. Уилл думал, что вы чародейка, совсем как я. Но мы, чародеи, отмечены особыми знаками: у кого-то есть крылья или копыта, у кого-то перепонки на ногах или руках, а у кого-то звериные когти — совсем как у миссис Блэк. Но вы... Если судить по вашей внешности, то вы — самый обычный человек. Чтобы сделать такой вывод, вас даже видеть не нужно — достаточно прочитать ваши письма. Вы ведь полагаете, что оба ваших родителя были людьми?

Людьми? — Тесс даже руками всплеснула от удивления. — Ну а кем же им еще быть?

Но Шарлотта так и не успела ответить: открылась дверь, и в комнату вошла стройная девушка в белом переднике горничной, ее темные волосы скрывал аккуратный чепец. Ни слова не говоря, она принялась сервировать стол к чаю.


— Софи... — В голосе Шарлоты явственно слышалось облегчение. — Спасибо. Кстати, познакомьтесь, это мисс Грей. Сегодня вечером она будет нашей гостьей.

Софи выпрямилась, повернулась к Тесс и приселa в быстром реверансе.

— Сударыня, — сказала она, но Тесс, разглядевшая к тому моменту лицо горничной, была настолько поражена, что даже не слышала ее слова. Софи смело можно было бы назвать хорошенькой — блестящие ореховые глаза, гладкая кожа, мягкие и изящной формы губы, — если бы не толстый, серебристого цвета шрам, протянувшийся от левого угла рта к виску. Казалось, будто лицо ее сдвинулось набок. Тесс постаралась держать себя в руках и никак не выказывать охватившего ее чувства глубокого отвращения, но по тому, как нахмурилась Софи, она поняла, что не достигла успеха.

— Софи, вы принесли то темно-красное платье,

О котором я вам говорила? — поинтересовалась Шарлотта. — Не могли бы вы почистить его для Тесс? — С этими словами она повернулась и пристально посмотрела на Тесс, а горничная, опять ни слова не говоря, поклонилась и направилась прямиком к шкафу. — Я взяла на себя смелость и прихватила для вас одно из старых платьев нашей Джессамины. Одежда, которую вы носили, к сожалению, слишком сильно пострадала.

— Весьма обязана, — ответила Тесс, и голос ее звучал ворчливо. Ей не хотелось чувствовать себя обязанной. Например, Темные сестры говорили, что делают все для ее блага, — и что из этого вышло?

— Мисс Грей, сумеречные охотники и жители нижнего мира вовсе не враги. — Похоже было, что Шарлотта говорит вполне искренне. — Возможно, нам иногда нелегко договориться друг с другом, но я верю, что обитателем Нижнего мира можно доверять. И я уверена, что без вашей помощи нам ни за что не выстоять в борьбе с демонами. Мисс Грей, что мне нужно сделать, чтобы вы поверили: мы не собираемся вредить вам или использовать вас в своих целях?

— Я... — Тесс глубоко вздохнула. — Когда Темные сестры впервые сказали о моем даре, я решила, что они попросту безумны. Помню, я тогда сказала, что не верю ни во что подобное. И вначале я свято верила в то, что во всем происходящим нет ничего сверхъестественного. Что это лишь фокус сумасшедших женщин и для того, чтобы их разоблачить, нужно лишь понять, в чем именно хитрость. Но потом появился мистер Херондэйл, и я подумала: «Вот тот человек, который сможет мне помочь!» — С этими словами она очень внимательно посмотрела на Шарлотту. — Теперь я понимаю, что он — волшебник и мы спаслись только благодаря его колдовству. Но ни он, ни вы сейчас так и не смогли объяснить мне, почему я так отличаюсь от других людей. Так кто же я? Потому что если даже вы...


— Знаете, иногда очень трудно воспринимать мир без иллюзий, — перебила девушку Шарлотта. — Большинство людей так никогда и не научатся принимать жизнь без прикрас и фантазий, такой, какая она есть. Возможно, это и к лучшему, потому что реальность подчас бывает невыносима. Но я читала ваши письма. И я знаю, что у вас, мисс Грей, очень сильный характер. Вы сумели не только выжить, по и сохранить здравый рассудок в ситуации, в которой, возможно, погиб бы крепкий мужчина.

— У меня не было выбора. Я делала все, чтобы спасти брата. Иначе они бы его убили.

— Что ж, вы правы. Но поверьте, многие позволили бы случиться неизбежному. Они бы верили, верили всем сердцем в то, что ничего не в силах изменить. И они бы сдались, — возразила Шарлотта. — По из ваших писем — из ваших собственных слов — ясно, что вы никогда даже не задумывались о подобной возможности. — Шарлотта резко подалась вперед. — Из ваших писем я знаю, что в Лондоне у вас нет ни друзей, ни родственников, ни даже знакомых — один брат. Более того, он — это вся ваша семья! —Тесс нечего было возразить, и Шарлотта продолжала: — Подумайте хорошенько! Неужели у вас совсем нет никаких предположений? Неужели вы не думали о том, где может находиться ваш брат? А может статься, вы полагаете, что он уже мертв?

Тесс лишь тяжело вздохнула.

— Госпожа Бранвелл! —укоризненно произнесла Софи.

Со стороны казалось, будто горничная полностью поглощена чисткой подола винно-красного платья, но на самом деле она не упустила ни слова из разговора. Тесс была поражена — и как только служанка посмела сделать замечание своей хозяйке?! Ей казалось это верхом дерзости.

Однако Шарлотта, похоже, так не считала.

— Софи, мой ангел, конечно же ты права, — согласилась она с печальной улыбкой. — Порой я бываю слишком прямолинейной. Но я все же считаю: вы можете что-то знать. Пожалуйста, подумайте, и, возможно, вам удастся вспомнить что-то важное.

Тесс покачала головой:


— Темные сестры говорили, что брата очень хорошо спрятали. Но где это место? Они не говорили об этом и даже не намекали. Так что я понятия не имею, где его искать.

— Возможно, мы смогли бы вам помочь.

— Я не нуждаюсь в помощи. И не собираюсь здесь оставаться, — запальчиво воскликнула Тесс, понимая, однако, что все ее слова — откровенная ложь. — Я сама могу о себе позаботиться.

— Прошу вас, мисс Грей, не думайте, будто мы хотим связать вас чувством благодарности. Мы живем в соответствии с нашими законами, а они велят нам помогать жителям Нижнего мира. Мы не вправе бросить вас на произвол судьбы, иначе мы нарушим Соглашение, а это недопустимо. — Говоря это, Шарлотта не спускала с девушки пристального взгляда, который, казалось, проникал в самую душу.

— И вам не нужно ничего взамен? — В голосе Тесс явно слышалось недоверие. — Вы не станете требовать, чтобы я... превращалась? Вы хотите сказать, будто желаете помочь мне просто потому, что я попала в беду, а не потому, что я обладаю особым даром?

— Если вы не желаете использовать свои способности, то мы не станем принуждать вас к этому, — уверенно заявила Шарлотта. — Однако позвольте дать вам совет... Лишь совет, и все. Возможно, вам стоило бы изучить природу своих способностей, чтобы научиться их контролировать и обернуть себе на благо...

Нет! — закричала Тесс так громко, что Софи вздрогнула от неожиданности и выронила щетку.

Шарлотта бросила на горничную быстрый взгляд, а затем снова повернулась к Тесс.

— Как пожелаете, мисс Грей, — сказала она спокойно. — Поверьте, вы можете помочь нам и не прибегая к своим способностям. Я уверена: вы знаете много такого, о чем не писали в своих письмах. Если вы поделитесь с нами информацией, мы в знак благодарности поможем вам отыскать брата.

В глазах Тесс блеснула надежда.

— Вы станете его искать?

— Даю слово. — Шарлотта встала. К чаю так никто и не притронулся. — Софи, вы могли бы помочь мисс Грей с платьем и затем проводить ее на обед?


— Обед? — После разговора о нефилимах и Нижнем мире, о феях, вампирах и демонах предложение пообедать звучало почти дико.

— Конечно. Сейчас почти семь часов. Вы уже знакомы с Уиллом, а за обедом познакомитесь и с остальными. Возможно, после этого вы поймете, что нам можно доверять.

С этими словами Шарлотта коротко кивнула Тесс и вышла из комнаты. Тесс лишь покачала головой и бессильно откинулась на спинку стула.

— Не переживайте, мисс Грей, — сказала Софи, раскладывая на кровати платье, — Шарлотта может показаться строгой, но на самом деле она очень добрая. Скажу даже более того: никогда я не встречала человека столь сердечного и отзывчивого.

Тесс наклонилась вперед и коснулась рукава платья кончиками пальцев. Красиво... Темно-красный атлас, черная муаровая лента, аккуратно пришитая вокруг талии и подола. Еще никогда у нее не было столь красивого и столь элегантного наряда.

— Вы не против, если я помогу вам одеться к обеду, мисс Грей? — спросила Софи.

Тесс помнила, что тетя Генриетта всегда говорила: о человеке следует судить не по тому, что говорят о нем друзья, а по тому, как он обращается с прислугой. Если Софи считала, что у Шарлотты доброе сердце, то, возможно, так оно и было.

— Буду премного обязана, Софи, — немного подумав, ответила Тесс.
* * *
Еще никто и никогда не помогал Тесс одеваться, если не считать ее тети. Но теперь ей было не обойтись без посторонней помощи. Тесс всегда была стройной, но предложенное ей платье предназначалось для девушки худощавой, поэтому Софи пришлось изрядно повозиться, затягивая шнуровку. Все это время она ни на миг не закрывала рта.

— Миссис Бранвелл не нравится, когда корсет сильно затянут, — ворковала она. — Миссис Бранвелл говорит, что это вызывает головные боли и слабость, а сумеречный охотник не может позволить себе быть слабым. Но мисс Джессамина любит, когда талия очень узкая. Она прямо-таки с ума сходит, если я затягиваю ее недостаточно сильно.


— Хорошо, — кивнула Тесс и вздохнула поглубже, чтобы помочь Софи. — Но я-то не сумеречный охотник.

— Конечно, мисс Грей, вы совершенно правы, — согласилась горничная, застегивая маленький крючок на вороте платья. — Все. Ну и как вам?

Тесс посмотрела в зеркало и не узнала собственного отражения. Корсаж облегал тело как вторая кожа, и девушка вдруг почувствовала себя очень неловко, будто собиралась выставить себя напоказ. Узкая юбка собиралась сзади в причудливые складки, рукава с небольшими отворотами были украшены блестящей муаровой лентой. «В этом платье я выгляжу старше, — подумала она. — Да, именно так, я выгляжу старше, но не кажусь старой, как в том платье, которое мне дали Темные сестры. А что, если я и в самом деле немного изменилась? Вдруг в последний раз я ошиблась и не до конца вернула свой облик? Что, если это не мое настоящее лицо?» Это мысль напугала Тесс так сильно, что у нее закружилась голова и потемнело в глазах.

— Вы немного бледны, — заметила Софи, которая подошла к Тесс сзади и теперь тоже рассматривала ее отражение. Откровенное платье девушки ее, казалось, совершенно не смущало. — Втяните щеки, чтобы вернуть им цвет. Мисс Джессамина всегда так делает.

Тесс последовала совету горничной и, когда на ее щеках снова заиграл румянец, вышла из спальни. Она сразу же оказалась в широком и длинном коридоре, где ее уже ждала Шарлотта. Ни слова не говоря, миссис Бранвелл пошла вперед, и Тесс ничего не оставалось, как последовать за ней. Идти было неудобно — черные шелковые ботинки были слишком узкие и больно натирали ноги.

Пока Тесс шла по коридору, то окончательно утвердилась в мысли, что оказалась в замке, потому что ни в одном городском доме, пусть даже и очень старом, не могло быть таких стен, сложенных из огромных неровных камней и увешанных гобеленами, и такого высокого сводчатого потолка, уходящего прямо в темноту. Кстати, на гобеленах она заметила повторяющиеся мотивы — звезды, мечи и узоры, похожие на татуировки Уилла и Шарлотты. И еще всюду повторялось изображение ангела, поднимающегося из озера. В одной руке он держал меч, а в другой — кубок.


— На этом месте когда-то стояла церковь Всех Святых, — сказала Шарлотта, словно бы прочитавшая мысли Тесс. — Она сгорела дотла во время Большого пожара1. После этого мы заняли эту землю и на руинах церкви возвели Академию — освященная земля как нельзя лучше отвечает нашим интересам.

— Неужели вам никто не помешал? У людей непременно должны были возникнуть подозрения, — поспешно спросила Тесс.

— Они ни о чем не догадываются. Миряне — так мы называем обычных людей — не знают о том, чем мы тут на самом деле занимаемся, — объяснила Шарлотта. — Для тех, кто живет в мире людей, это место выглядит как пустырь. К тому же мирян не интересуют дела, которые не касаются их непосредственно. — С этими словами она распахнула перед Тесс тяжелые двери и провела ее в большую, ярко освещенную столовую. — Вот мы и пришли.

Свет ослепил Тесс, и она часто заморгала, пытаясь справиться с резью в глазах. Комната, в которой она очутилась, была поистине огромной, в середине стоял массивный прямоугольный стол, за которым свободно могли разместиться человек двадцать. В центре стола стояла стеклянная чаша с белыми цветами. Газовые рожки тяжелой, висевшей под самым потолком люстры мерцали призрачным желтоватым светом. Рядом с буфетом, заставленным изысканным фарфором, висело большое зеркало, которое визуально еще больше увеличивало помещение.

Столовая, безусловно обставленная со вкусом, была, однако, вполне обычной и никак не вязалась с хозяевами этого странного дома.

Стол был накрыт на пять человек, но сейчас за ним сидели лишь двое — Уилл и девушка возраста Тесс. И так как Уилла она успела уже хорошо рассмотреть, то теперь ее внимание целиком и полностью было сосредоточено на сидящей напротив него красавице, наряженной в синее платье с глубоким вырезом.

Когда Шарлотта и Тесс вошли в комнату, Уилл явно вздохнул с облегчением — они с девушкой демонстративно игнорировали друг друга.

— Уилл, вы помните мисс Грей? — первой заговорила Шарлотта.


— Ну как же ее можно забыть! — фыркнул Уилл. На этот раз на нем красовались обычные брюки и пиджак серого цвета — цвета, прекрасно подчеркивающего синеву его глаз, — с черным бархатным воротником. Он усмехнулся, глядя прямо на Тесс, и она, смутившись, тут же отвернулась.

— А это Джессамина.. Джесси, посмотри на нас, прошу. Джесси, это мисс Тереза Грей. Мисс Грей, это — мисс Джессамина Ловлесс.

— Очень приятно познакомиться, — пробормотала Джессамина.

Тесс почувствовала легкий укол зависти — Джесси действительно была очень хорошенькой: светлые, почти что серебристые волосы, большие карие глаза, ровный, прямо-таки кровь с молоком, цвет лица. Тесс перевела взгляд на ее руки. Почти на каждом пальце у Джесси были кольца, а вот татуировок видно не было.

Уилл кинул на Джессамину взгляд, полный ненависти, и повернулся к Шарлотте:

— А где же ваш муж-грубиян?

Шарлотта, предложив Тесс садиться за стол напротив Уилла, не обратила ни малейшего внимания на бестактность собеседника.

— Генри у себя в кабинете. Я послала за ним Томаса. Он сейчас подойдет.

— И Джем?

Вопрос встревожил Шарлотту.

— Джем нездоров. К тому же он занят своими делами.

— Он всегда занят своими делами. — В голосе Джессамины явственно звучало пренебрежение.

Тесс только было собралась спросить, кто такой Джем, но тут появилась Софи в сопровождении пухленькой пожилой женщины, седые волосы которой были собраны в пучок на затылке. Они принялись подавать обед. Тут были и жареная свинина, и печеный картофель, и острый суп, и пышная сдоба со сливочным маслом. Тесс, которая уже и забыла, когда ела в последний раз, еле-еле удержалась, чтобы не наброситься на все это великолепие и не схватить еду руками. Вспомнив о хороших манерах, девушка аккуратно откусила от булочки и тут заметила, что Джессамина внимательно смотрит на нее.

— Ох, извините, но я никогда не видела, как волшебник ест, — произнесла она с легкой улыбкой. — Полагаю, вы многое себе можете позволить. Ведь вам, для того чтобы поддерживать хорошую фигуру, достаточно вашего волшебства.


— Джесси, мы не знаем наверняка, чародейка она или нет, — фыркнул Уилл.

Однако Джессамина словно и не слышала Уилла.

— А скажите, что чувствуют такие, как вы? Наверное, нелегко носить в себе такое зло? Я, во всяком случае, не представляю, как могла бы жить с этим. Или вас вовсе не волнует, что душа ваша отправится прямиком в ад? — Она подалась вперед, стараясь наклониться как можно ближе к Тесс. — А как вы думаете, на кого похож дьявол?

Тесс положила свою вилку:

— Вы хотите с ним встретиться? Так я могу его позвать прямо сейчас. Ведь я колдунья, гнусная, отвратительная ведьма.

Уилл прямо-таки взвыл от смеха, а Джессамина зло прищурилась.

— Мне кажется, вам не стоит быть настолько грубой… — начала она, но тут ее прервал удивленный возглас Шарлоты:

— Генри!

В дверях столовой стоял высокий мужчина с копной непослушных рыжих волос и глазами цвета молодого орешника. Своими перепачканными в угольной пыли брюками и кожаной жилеткой он напоминал заводского рабочего. И отвратительно безвкусный полосатый жилет, надетый на белую рубашку, выглядел от такого соседства еще более нелепым. Тесс показалось, что раньше она уже где-то видела этого человека.

И тут она вдруг поняла, почему Шарлотта отреагировала столь эмоционально. Левая рука Генри горела! Небольшие язычки пламени лизали его кожу, поднимаясь чуть выше локтя. Усики черного дыма танцевали в воздухе.

— Шарлотта, любимая... — обратился Генри к жене, которая не сводила с него полного ужаса взгляда. Красавица Джессамина, позабыв о впечатлении, которое производит, вытаращила глаза, отчего выглядела не такой уж и хорошенькой. — Как жаль, что я опаздываю. Но вы знаете, я думаю, что мог бы наладить работу Датчика..

— Генри, у тебя рука горит! — перебил его Уилл. — Ты что, ничего не чувствуешь?

— Конечно, — нетерпеливо отмахнулся от него Генри, а огонь между тем уже почти добрался до его плеча. — Весь день я работал словно одержимый. Шарлотта, ты слышала, что я сказал о Датчике?


Шарлотта прижала руки к груди.

— Генри! — закричала она. — Твоя рука!

И тут Генри наконец-то посмотрел на свою руку и широко открыл рот от удивления.

— Черт побери!.. — Это все, что он успел сказать, прежде чем Уилл, продемонстрировав потрясающую ловкость, схватил вазу с цветами и выплеснул на Генри воду. Язычки пламени исчезли с тихим шипением. Ошарашенный Генри даже не сдвинулся с места: он так и стоял в дверном проеме, с волос его капала вода, а у ног лежали белые цветы.

И тут вдруг Генри расплылся в улыбке и со вздохом удовлетворения ласково погладил почерневший рукав рубашки:

— Знаете, что это означает?

Уилл поставил вазу на место:

— Ты поджег себя и даже не заметил?

— Это означает, что огнестойкая жидкость, которую я приготовил на прошлой неделе, действует! — гордо объявил Генри. — Рука горела добрых десять минут, но даже ткань почти не пострадала! — С этими словами он внимательно осмотрел свою руку. — Возможно, стоит поджечь другой рукав и посмотреть, как долго...

— Генри, если ты еще раз преднамеренно подожжешь себя, я разведусь с тобой, — объявила Шарлотта, постепенно приходя в себя от пережитого ужаса. — А теперь садись и принимайся за ужин. И не забудь поздороваться с нашей гостьей.

Но стоило только Генри, севшему напротив Тесс, внимательно посмотреть на девушку, как на лице его появилось изумленное выражение.

— Я вас знаю! — наконец радостно, словно встретил старую добрую знакомую, воскликнул он. — Это вы меня укусили!.

Шарлотта с отчаяньем посмотрела на мужа.

— Вы спросили мисс Грей о «Клубе Преисподняя»? — поинтересовался Уилл.

— Мне знакомо это название. Я видела его на дверце экипажа Темных сестер, — ответила Тесс.

— В «Клуб Преисподняя» входят миряне, практикующие волшбу, — с тяжелым вздохом пояснила Шарлотта. — Это очень старая организация. И испокон века ее члены пытаются вызывать демонов и духов.


Джессамина презрительно фыркнула:

— Что до меня, так я до сих пор не могу понять, к чему им все эти хлопоты. Играют с чарами, наряжаются в странные балахоны... Но все, чего они добились, — это устроили несколько небольших пожаров. Смешно!

— На самом деле они очень влиятельны, особенно в Нижнем мире, — оборвал ее Уилл. — Среди членов Клуба много богатых людей, занимающих видные посты...

— Это только делает ситуацию еще более нелепой. — Джессамина поправила волосы. — У них есть деньги и власть. Зачем им вообще сдалось это волшебство?

— Хороший вопрос, — вздохнула Шарлотта. — Миряне порой хотят завладеть чем-то, сути чего не понимают. Как правило, это плохо заканчивается.

Уилл только пожал плечами:

— Помните тот нож, что мы нашли на теле убитой девочки? Так вот, на его лезвии мы обнаружили странный символ. Я сразу же решил: нам необходимо выяснить, откуда он там появился и что значит. Так я вышел на «Клуб Преисподняя». Я побеседовал с некоторыми его членами, и они указали мне на Темных сестер. Оказалось, что две змеи, кусающие друг друга за хвост, — их символ. Выяснилось, что сестры контролировали несколько притонов, в которых шла игра на деньги и которые часто посещали обитатели Нижнего мира. Вся хитрость в том, что там не просто играли в азартные игры. Несколько ловкачей в прямом смысле этого слова обирали мирян, чуть что прибегая к волшебству. Тем, кто хотел отыграться, Темные сестры давали деньги в долг под грабительские проценты. Думаю, не стоит даже говорить о том, что отыграться было невозможно. Люди попадали в сети Темных сестер, как мухи в паутину... — Тут Уилл взглянул на Шарлотту. — Они, кстати, занимались и другими вещами, тоже весьма сомнительными. Дом, в котором держали Тесс, на самом деле — бордель, в который приходят миряне с... так скажем, необычными вкусами.

— Уилл, я не уверена.. — начала Шарлотта, и в ее голосе послышалось сомнение.

— Уф! — фыркнула Джессамина. — Теперь понятно, Уильям, почему тебе там было словно медом намазано.


Она, очевидно, надеялась рассердить Уилла, но выпад ее остался без внимания — с тем же успехом она могла и промолчать. Уилл внимательно смотрел на Тесс, слегка приподняв брови.

— Я оскорбил вас, мисс Грей? Тогда прошу прощения. Я было решил, что после всего произошедшего вас не так-то легко выбить из колеи.

— Нет, вы не оскорбили меня, господин Херондэйл. — Вопреки произнесенным словам, щеки Тесс предательски вспыхнули. Конечно, ей стало неловко, ведь хорошо воспитанные молодые леди не должны знать, что такое бордель, а уж тем более не должны позволять джентльменам говорить о подобном в их обществе. Убийство — это одно, а публичный дом... — Но я не уверена, что тот дом был... таким, как вы о нем говорите. Я много времени проводила у окна, и знаю, что никто туда не приходил, а соответственно, никто и не уходил. Ну, конечно, кроме Темных сестер, их горничной и кучера. Я совершенно уверена, что больше там не было никого.

— Действительно, дом кажется заброшенным, — согласился Уилл. — Видно, они решили на время прикрыть лавочку. Не хотели, чтобы хоть одна живая душа знала о том, что вы там живете. — Он вновь бросил быстрый взгляд на Шарлотту. — Вы думаете, брат мисс Грей обладает теми же способностями? Может, поэтому Темные сестры похитили его?

Тесс обрадовалась смене темы и заговорила быстро-быстро, чтобы никто уже не мог перебить ее и вернуться к прежнему разговору:

— Нет-нет, никогда я не замечала за своим брагой ничего подобного... Да и я сама не подозревала о своих способностях до того самого дня, когда меня схватили Темные сестры.

— И что же это у вас за таинственные способности?. — поинтересовалась Джессамина. — Простите, но Шарлотта нам о вас совсем ничего не рассказывала.

— Джессамина! — Шарлотта нахмурилась и строго посмотрела на девушку.

— Я ей не верю, — уверенно заявила Джессамина. — Полагаю, она просто маленькая лгунья. Думает, если она принадлежит Нижнему миру, то мы станем с ней возиться, думает, мы побоимся нарушить Соглашение!


Тесс вздрогнула — такого выпада она уж точно не ожидала. И тут она вспомнила, как тетя Генриетта говорила ей: «Тесс, главное в этой жизни не потерять себя» и «Всегда веди себя, как подобает леди, даже если твой брат дразнит тебя, не отвечай ему тем же» Эти воспоминания неожиданно успокоили ее. Она подняла голову и с вызовом посмотрела на собравшихся за столом людей. Не нужно было быть великим физиономистом, чтобы понять: Генри любопытно, чем кончится дело, но любопытство его — это отстраненное любопытство ученого; Шарлотта пытается подметить любую мелочь, от чего взгляд ее стал острым, как осколки стекла; Джессамина почти не старается скрыть презрение, которое питает к Тесс, а Уилла просто забавляет происходящее. Но что, если все они на самом деле согласны с Джессаминой? Даже Шарлотта? Что, если все они считают ее притворщицей, которая пытается выманить милостыню, играя их лучшими чувствами? А ведь тетя Генриетта не любила благотворителей почти так же сильно, как и тех, кто пользовался чужим милосердием.

Затянувшуюся паузу наконец нарушил Уилл. Он наклонился вперед и внимательно посмотрел в лицо Тесс.

— Вы можете держать это в тайне,— мягко сказал он. — Но знайте, что любая тайна имеет свой собственный вес, и некоторые из них бывают просто неподъемными. Сможете ли вы и дальше нести столь тяжелую ношу и сколько продержитесь? Кто знает...

— Это не тайна, — выпалила Тесс. — Но мне было бы легче вам показать, чем рассказывать.

— Превосходно! — Генри казался довольным. — Люблю представления. Вам нужен какой-нибудь реквизит, ну там... спиртовка или блюдечко?..

— Это не спиритический сеанс, Генри, — устало сказала Шарлотта, а потом повернулась к Тесс: — Вы не должны делать того, чего не хотите.

Но Тесс словно ее не слышала.

— Да, мне кое-что понадобится. — Она повернулась к Джессамине: — Пожалуйста, не могли бы вы одолжить мне что-то из своих вещей? Кольцо или носовой платок...


Джессамина поморщилась:

— Такое ощущение, что вы сейчас покажете нам глупый ярмарочный фокус. Кстати, после подобных представлений многие не досчитываются своих вещей...

Уилл сердито посмотрел на девушку:

— Дай ей кольцо, Джесси. У тебя их так много, что одним ты вполне можешь пожертвовать.

— Лучше отдай ей что-нибудь из своих вещей.

— Нет, — твердо возразила Тесс. — Это должна быть ваша вещь. Из всех здесь присутствующих только вы одного со мной роста и примерно такого же сложения. Если я превращусь в Шарлотту, то окажусь... без одежды. Платье попросту свалится с меня.

— Хоть какое-то развлечение, — проворчала Джессамина, сняв с мизинца кольцо с красным камешком и бросив его Тесс через стол. — Пусть это станет подходящей ценой за представление. Не сомневаюсь. — Нахмурившись, Тесс сжала кольцо в ладони левой руки, а потом зажмурилась.

Всегда одно и то же. Сначала ничего не чувствуешь, а потом в голове что-то вспыхивает, словно кто-то зажег свечу в темной комнате. Она стала искать путь к источнику света, как учили ее Темные сестры. Было трудно забыть обо всех опасениях и победить застенчивость, но она проделывала это уже много раз — и знала, что нужно делать. Сначала она потянулась к свету и дотронулась до него. Потом Тесс стало тепло, словно она завернулась в одеяло, толстое и тяжелое. А потом вспыхнул яркий свет. Он был повсюду. Она тонула в нем... И оказалась внутри. В чужом теле. Соприкоснулась с чужим разумом.

Ее мысли скользили по поверхности разума Джессамины подобно пальцам, скользящим по поверхноти воды. Только теперь она позволила себе выдохнуть. Неожиданно перед Тесс возник образ леденца С чем-то темным внутри, вроде червячка в яблоке. И образ этот был очень ярким, очень живым. Она чувствовала негодование, ненависть, возмущение, ужасную тоску... Ее глаза широко открылись. Она все еще сидела за столом, сжимая в руке кольцо Джессамины. Кожу покалывало, как всегда бывало после превращения. Тесс чувствовала легкость — Джессамина была стройнее, а соответственно, и легче. А еще Тесс ощущала, как мягкие волосы Джессамины, слишком густые, чтобы их могли удержать в прическе заколки, гладят ее обнаженные плечи.


— Ангел, — вздохнула Шарлотта.

Тесс огляделась. Все смотрели на нее не отрываясь: Шарлотта и Генри — широко открыв рты, Уилл — безмолвно. Юноша словно окаменел и так и остался сидеть со стаканом в поднятой руке. Джессамина... Она смотрела на Тесс с откровенным ужасом, словно увидела призрака. На мгновение Тесс почувствовала себя виноватой.

Джессамина глубоко вздохнула, ее лицо было мертвенно-бледным.

Боже мой! Неужели у меня такой огромный нос?! — воскликнула она. — Почему никто раньше мне об этом не говорил?




следующая страница >>