prosdo.ru
добавить свой файл
  1 ... 8 9 10 11 12

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

ИСПОЛНЕНИЕ ЖЕЛАНИЙ




ЧУДЕСНОЕ ИСКУССТВО ВЕЛИКОГО ОБМАНЩИКА



Утром Страшила весело пошёл к Гудвину получать мозги.

– Друзья мои! – вскричал он. – Когда я вернусь, я буду точь-в-точь, как все люди!

– Я люблю тебя и таким, – просто сказала девочка.

– Это очень хорошо. Но посмотришь, каков я буду, когда великие мысли закопошатся в моём новом мозгу.

Волшебник встретил Страшилу приветливо.

– Вы не рассердитесь, мой друг, если я сниму с вас голову? – спросил он. – Мне надо набить её мозгами.

– О, пожалуйста, не стесняйтесь! – весело ответил Страшила. – Снимите её и держите у себя, сколько хотите. Я не чувствую себя хуже.

Гудвин снял голову Страшилы и заменил солому кульком, полным отрубей, смешанных с иголками и булавками. Затем поставил голову на место и поздравил Страшилу:

– Теперь вы умный человек – у вас новые мозги самого лучшего сорта.

Страшила горячо поблагодарил Гудвина и поспешил к друзьям. Элли смотрела на него с любопытством. Голова Страшилы раздулась, из неё торчали иголки и булавки.

– Как ты себя чувствуешь? – заботливо спросила Элли.



– Я начинаю чувствовать себя мудрым! – гордо ответил Страшила. – Только бы мне научиться пользоваться моими новыми мозгами, и я стану знаменитым человеком.

– А почему из твоих мозгов торчат иголки? – спросил Железный Дровосек.

– Это доказательство остроты его ума, – догадался трусливый Лев.

Видя Страшилу таким довольным, Железный Дровосек с большой надеждой отправился к Гудвину.

– Мне придётся прорезать дыру у вас в груди, чтобы вставить сердце. – Предупредил Гудвин.

– Я в вашем распоряжении, – ответил Железный Дровосек. – Режьте, где угодно.


Гудвин пробил в груди Дровосека небольшое отверстие и показал ему красивое шёлковое сердце, набитое опилками.

– Нравится ли оно вам?

– Оно прелестно! Но доброе ли оно и сможет ли любить?

– О, не беспокойтесь! – ответил Гудвин. – С этим сердцем вы будете самым чувствительным человеком на свете.

Сердце было вставлено, дыра запаяна, и Железный Дровосек, ликуя, поспешил к друзьям.



– О, как я счастлив, милые друзья мои! – громко заявил Дровосек. – Сердце бьётся в моей груди, как прежде. Даже сильнее чем прежде! Я так и чувствую, как оно стучит о грудную клетку при каждом моём шаге! И знаете что? Оно гораздо нежнее того, которое было у меня прежде! Меня переполняет любовь и нежность!

В тронный зал вошёл Лев.

– Я пришёл за смелостью, – робко молвил он, переминаясь с лапы на лапу.

– Одну минуточку! – сказал Гудвин. Он достал из шкафа бутылку и вылил содержимое в золотое блюдо. – Вы должны выпить этот напиток!

Запах не особенно понравился Льву.

– Что это? – недоверчиво спросил он.

– Это смелость! Она всегда бывает внутри и вам необходимо проглотить её!

Лев сделал гримасу, но выпил жидкость и даже вылизал всю тарелку.



– О, я уже становлюсь смелым! Храбрость заструилась по моим жилам и переполняет моё сердце! – заревел он в восторге. – Спасибо, о спасибо, великий волшебник! – И Лев помчался к своим друзьям…

Для Элли потянулись дни тоскливого ожидания. Видя, что три заветных желания её друзей исполнились, она горячее, чем прежде, стремилась в Канзас. Маленькая компания целыми днями вела разговоры.

Страшила уверял, что у него в голове бродят замечательные мысли, к сожалению, он не может открыть их, так как они понятны только ему одному.


Железный Дровосек рассказывал, как ему приятно чувствовать, что сердце бьётся у него в груди при ходьбе. Он был совершенно счастлив.

А Лев гордо заявил, что он готов сразиться с десятью саблезубыми тиграми – так у него много смелости! Железный Дровосек даже опасался, не слишком ли большую порцию смелости преподнёс Льву волшебник и не сделал ли он Льва безрассудным: ведь безрассудство ведёт к гибели.

Одна Элли молчала и печально вспоминала о Канзасе.

Наконец Гудвин призвал её:

– Ну, дитя моё, кажется, я додумался, как нам попасть в Канзас!

– И вы отправляетесь со мной? – изумилась Элли.

– Обязательно, – ответил бывший волшебник. – Мне, признаться, надоело затворничество и вечный страх быть разоблачённым. Лучше я вернусь в Канзас и поступлю работать в цирк!

– О, как я рада! – вскричала Элли и захлопала в ладоши. – Когда же в путь?

– Не так скоро, дитя моё! Я убедился, что из этой страны можно выбраться только по воздуху. Ведь и я на баллоне и ты в домике – мы принесены сюда ураганом. Мой баллон цел – я хранил его все эти годы. На него лишь кое где придётся наклеить заплаты. А лёгкий газ водород, которым наполняют шары, я добыть сумею.

Починка воздушного шара продолжалась несколько дней. Элли предупредила друзей о скорой разлуке, и все трое – Страшила, Дровосек и лев – страшно опечалились.

Пришёл назначенный день. Гудвин объявил по городу, что отправляется навестить старого друга – великого волшебника солнце, с которым не видался много лет. Дворцовая площадь наполнилась народом. Гудвин пустил в ход водородный аппарат, и шар стал быстро надуваться. Когда баллон наполнился, к ужасу и восторгу толпы, Гудвин влез в корзину и обратился к народу: – До свиданья, друзья мои!

Раздались крики ура и вверх полетели зелёные шапки.

– Мы много лет жили в мире и согласии, и мне больно расставаться с вами… – Гудвин вытер слезу и в толпе послышались вздохи. – Но мой друг солнце настоятельно зовёт меня, и я повинуюсь: ведь солнце более могущественный волшебник, чем я! Вспоминайте обо мне, но не слишком грустите: грусть вредит пищеварению. Соблюдайте мои законы! Не снимайте очков: это принесёт вам великие бедствия! Вместо себя я назначаю вашим правителем достопочтенного господина Страшилу мудрого!!!


Изумлённый Страшила вышел вперёд, опираясь на великолепную трость и важно приподнял шляпу. Мелодичный звон бубенчиков привёл толпу в восторг: в Изумрудном городе не было обычая подвязывать бубенчики под шляпы. Толпа бурно приветствовала Страшилу и тут же поклялась в верности новому правителю

Гудвин позвал Элли, нежно прощавшуюся с друзьями:

– Скорей в корзину! Шар готов к полёту!



Элли в последний раз поцеловала в морду большого грозного Льва. Лев был растроган: из его глаз капали крупные слёзы, и он забывал вытирать их кончиком хвоста. Потом Страшила и Железный Дровосек нежно пожимали Элли руки, а Тотошка прощался со Львом, уверяя, что он никогда не забудет своего большого друга и будет передавать от него привет всем львам, которых ему доведётся встретить в Канзасе.

Неожиданно налетел вихрь.

– Скорей! Скорей! – вскричал встревоженный волшебник: он заметил, что рвущийся в небо шар до предела натянул верёвку и грозил вот-вот оборвать её.

И вдруг – трах! – верёвка лопнула и баллон взвился вверх!

– Вернитесь! Вернитесь! – в отчаяньи ломала руки Элли. – Возьмите меня в Канзас!

Но – увы! – воздушный шар не смог спуститься: ураган подхватил его и помчал с ужасной силой.

– Прощай, дитя моё! – слабо донёсся голос Гудвина, и шар скрылся среди набежавших туч!

Жители Изумрудного города долго смотрели на небо, а потом разошлись по домам.

Назавтра случилось полное солнечное затмение. Граждане Изумрудного города решили, что это Гудвин затемнил солнце, спускаясь на него.

По всей стране разнеслась молва, что бывший правитель Изумрудного города живёт на солнце. Народ долго помнил о Гудвине, но не слишком горевал о нём: ведь у них был новый правитель, Страшила мудрый, настолько умный, что ум не помещался у него в голове и выпирал наружу в виде иголок и булавок. Жители Изумрудного города страшно возгордились:


– Нет в мире другого города, правитель которого был бы набит соломой!

Бедная Элли осталась в стране Гудвина. Рыдая, вернулась она во дворец. Ей казалось, что у неё уже нет надежды на возвращение в Канзас.

СНОВА В ПУТЬ!



Элли безутешно плакала, закрыв лицо руками. В комнате послышались тяжёлые шаги Железного Дровосека.

– Я побеспокоил тебя! – смущённо спросил Дровосек. – Я понимаю, что тебе не до меня, ты сама расстроена, но видишь ли, мне хочется поплакать о Гудвине, а некому вытирать мои слёзы: Лев сам плачет на заднем дворе, а Страшила – правитель, и неудобно беспокоить его по пустяка м…

– Бедняжка!..

Элли встала и, пока Дровосек плакал, старательно вытирала слёзы полотенцем. Когда же он кончил, то очень тщательно смазался маслом из драгоценной маслёнки, поднесённой ему мигунами. – Он всегда носил её у пояса.

Ночью Элли приснилось, что огромная птица несёт её высоко над канзасской степью и вдали уже виден родной дом. Девочка радостно закричала. Она пробудилась от собственного крика и не могла больше заснуть от разочарования.

Утром компания собралась в тронном зале поговорить о будущем. Новый правитель Изумрудного города торжественно восседал на мраморном троне: остальные почтительно стояли перед ним.

Сделавшись правителем, Страшила сразу осуществил свои давние мечты, он завёл себе зелёный бархатный костюм и новую шляпу, к полям которой приказал подшить серебряные бубенчики от старой шляпы; на ногах у него блестели ярко начищенные зелёные сапоги из самой лучшей кожи.

– Мы заживём припеваючи, – заявил новый правитель. – Нам принадлежит дворец и весь Изумрудный город. Как подумаю, что ещё недавно я пугал ворон в поле, а теперь стал правителем Изумрудного города, то, скажу по совести, мне нечего жаловаться на судьбу…

Тотошка сразу осадил несколько зазнавшегося Страшилу:

– А кого ты должен благодарить за всё это благополучие?


– Элли, разумеется! – сконфузился Страшила. – Без неё я и теперь бы торчал на колу…

– Если бы тебя не растрепали бури и не расклевали вороны, – добавил Дровосек. – Я и сам бы ржавел в диком лесу… Много – много сделала для нас Элли. Ведь я получил сердце, а это моя заветная мечта!

– Обо мне нечего и говорить, – молвил Лев. – Я теперь храбрее всех зверей на свете. Хотелось бы мне, чтобы на дворец напали людоеды или саблезубые тигры – я бы с ними расправился!!!

– Если бы Элли осталась во дворце, – продолжал Страшила. – Мы бы жили счастливо!

– Это невозможно, – возразила девочка. – Я хочу вернуться в Канзас, к папе с мамой!

– Как же это сделать? – спросил Железный Дровосек. – Страшила, милый друг, ты умнее нас всех, пожалуйста, пусти в ход свои новые мозги!

Страшила стал думать так усердно, что иголки и булавки полезли из его головы.

– Надо вызвать летучих обезьян! – сказал он после долгого размышления. – Пусть они перенесут тебя на родину!

– Браво, браво! – закричала Элли. – Я совсем о них забыла.

Она принесла золотую шапку, надела её и сказала волшебные слова. И через открытые окна в залу ворвались стаи летучих обезьян.

– Что тебе угодно, владетельница золотой шапки? – спросил предводитель.

– Перенесите нас с Тотошкой через горы и доставьте в Канзас, домой!

Предводитель покачал головой.

– Канзас – за пределами страны Гудвина. Мы не можем лететь туда. Мне очень жаль, но ты истратила второе волшебство шапки напрасно.

Он раскланялся и стая с шумом унеслась.

Элли была в отчаяньи. Страшила опять начал думать и голова его раздулась от напряжения. Элли даже испугалась за него.

– Позвать солдата! – приказал Страшила.

Дин Гиор со страхом вошёл в тронный зал, в котором никогда не бывал при Гудвине. У него спросили совета.

– Только Гудвин знал, как перебраться через горы, – сказал солдат. – Но, я думаю, Элли поможет добрая волшебница Стелла из Розовой страны. Она могущественней всех волшебниц этой страны: ей известен секрет вечной юности. Хотя дорога в её страну трудна, я всё же советую обратиться к Стелле.




Солдат почтительно поклонился правителю и вышел.

– Элли придётся отправиться в Розовую страну. Ведь если Элли останется здесь, то она никогда не попадёт в Канзас. Изумрудный город – это не Канзас, и Канзас – не Изумрудный город, – изрёк Страшила.

Остальные молчали, подавленные мудростью его слов.

– Я пойду с Элли, – внезапно сказал Лев. – Мне надоел город. Я дикий зверь и соскучился по лесам. Да и надо защищать Элли во время путешествия.

– Правильно! – вскричал Железный Дровосек. – Пойду точить топор – он, кажется, затупился!

Элли радостно бросилась к Железному Дровосеку.

– Мы выступаем завтра утром! – сказал Страшила.

– Как? И ты идёшь? – закричали все в изумлении. – А Изумрудный город?

– Подождёт моего возвращения! – хладнокровно сказал Страшила. – Без Элли я сидел бы на колу на пшеничном поле и пугал ворон. Без Элли я не получил бы своих замечательных мозгов. Без Элли я не стал бы правителем Изумрудного города. И если после всего этого я покинул бы Элли в беде, то вы, друзья мои, могли бы назвать Страшилу неблагодарным и были бы правы!

Новые мозги сделали Страшилу красноречивым!

Элли от всей души благодарила друзей!

– Завтра, завтра в поход! – весело закричала она.

– Эй-гей-гей-го! Завтра, завтра в поход! – запел Страшила, и, боязливо оглянувшись, зажал себе рот: он был правителем Изумрудного города и ронять своё достоинство ему не следовало!

Править городом до своего возвращения Страшила назначил солдата. Дин Гиор тотчас уселся на трон и уверил Страшилу, что во время его отсутствия дела будут идти наилучшим образом, потому что он, солдат, не оставит своего поста ни на минутку и даже есть и спать будет на троне. Таким образом, никто не сможет захватить власть, пока правитель будет путешествовать.

Рано утром Элли и её друзья пришли к городским воротам. Страж ворот удивился, что они снова пускаются в дальнее и опасное путешествие.


– Вы наш правитель, – сказал он Страшиле. – И должны вернуться как можно скорее.

– Мне нужно отправить Элли в Канзас, – важно ответил Страшила. – Передайте моим подданным привет и пусть они не беспокоятся обо мне: меня нельзя ранить, и я вернусь невредимым!

Элли дружески простилась со стражем ворот, снявшим со всех очки и путешественники двинулись на юг. Погода была прекрасная, кругом расстилалась восхитительная страна, и все были в отличном настроении.

Элли верила, что Стелла вернёт её в Канзас, Тотошка вслух мечтал о том, как он разделается с хвастунишкой Гектором, Страшила и Железный Дровосек радовались, что помогают Элли, Лев наслаждался сознанием своей смелости, желал встретиться со зверями и доказать им, что он их царь.

Отойдя на далёкое расстояние, путники оглянулись в последний раз на башни Изумрудного города.

– А ведь Гудвин был не таким уж плохим волшебником, – сказал Железный Дровосек.

– Ещё бы! – согласился Страшила. – Сумел же он дать мне мозги! Да ещё какие острые мозги!

– Гудвину выпить бы немножко смелости, приготовленной им для меня, и он стал бы человеком хоть куда! – сказал Лев.

Элли молчала. Гудвин не выполнил обещания вернуть её в Канзас, но девочка не винила его. Он сделал всё что мог и не его вина, что замысел не удался. Ведь, как признался и сам Гудвин, он вовсе не был волшебником.

НАВОДНЕНИЕ



Несколько дней путники шли прямо на юг. Фермы попадались всё реже и реже и, наконец, исчезли. Вокруг до самого горизонта тянулась степь. Даже дичи было мало в этих пустынных местах, и Льву приходилось долго рыскать по ночам в поисках добычи. Тотошка не мог сопровождать Льва в его продолжительных прогулках, но тот, возвращаясь, всегда приносил приятелю кусок мяса в зубах.

Путники не смущались трудностями и шли вперёд да вперёд.

Однажды в полдень их остановила широкая река с низкими берегами, покрытыми ивами. Все озадаченно посмотрели друг на друга.


– Будем делать плот? – спросил Железный Дровосек.

Страшила скорчил отчаянную гримасу: он не позабыл приключение с шестом по дороге в Изумрудный город.

– Уж лучше бы нас перенесли летучие обезьяны, – пробурчал он. – Если я опять застряну посреди реки, то спасать меня некому: здесь аистов нет.

Но Элли не согласилась. Она не хотела тратить последнее волшебство золотой шапки, когда неизвестно, какие трудности ещё встретятся на пути и как их примет Стелла.

Железный Дровосек сделал к вечеру плот и компания поплыла через реку. Страшила действовал шестом осторожно, держась подальше от борта. Зато Железный Дровосек работал из последних сил. Река оказалась мелководной и тихой, путники благополучно переплыли её и вышли на плоский и унылый берег.

– Какое скучное место! – заявил Лев, сморщив нос.

– И переночевать-то негде, – молвила Элли. – Идёмте вперёд.

Не прошли путники и тысячи шагов, как перед ними снова блеснула река. Они были на острове.

– Скверное дело! – сказал Страшила. – Очень скверное дело! Придётся вызвать летучих обезьян, пикапу, трикапу!

Но девочка, рассчитывая утром обогнуть остров на плоту, решила переночевать здесь, так как было уже поздно. Собрали сухой травы и устроили ей сносную постель. Поужинав, Элли легла под надёжной охраной друзей. Льву и Тотошке пришлось провести ночь с пустыми желудками, но они смирились с этим и заснули.

Страшила и Железный Дровосек стояли около спящих и смотрели на берег реки. Хотя один имел теперь мозги, а другой сердце, всё же они никогда не уставали и не спали.

Сначала всё было спокойно. Но потом на горизонте блеснула зарница, за ней другая, третья. Железный Дровосек озабоченно покачал головой. В стране Гудвина грозы случались редко, зато достигали неимоверной силы. Грома ещё не было слышно. Восточный край неба быстро темнел: там громоздились клубы туч, всё чаще озаряемых молниями. Страшила глядел на небо в недоумении


– Что там такое? – бормотал он. – Не Гудвин ли зажигает спички?

Страшила за свою недолгую жизнь ещё не видал грозы.

– Будет сильный дождь! – сказал Железный Дровосек.

– Дождь? А что это такое? – с беспокойством спросил Страшила.

– Вода, падающая с неба. Дождь вреден нам обоим: с тебя смоет краску, а я заржавею.

– Ай-яй-яй-яй! – замотал головой Страшила. – Давай разбудим Элли?

– Подождём немного, – сказал Железный Дровосек. – Мне не хочется её беспокоить: она устала сегодня. А гроза, быть может, пройдёт стороной.

Но гроза приближалась. Скоро тучи закрыли полнеба, заблистали молнии и раскаты грома явственно донеслись до слуха дозорных.

– Что это там шумит? – в испуге спрашивал Страшила.

Но Железному Дровосеку некогда было объяснять.

– Плохо дело! – крикнул он и разбудил Элли.

– Что такое? Что случилось? – спросила девочка.

– Приближается страшная гроза! – закричал Дровосек.

Лев тоже проснулся. Он сразу понял опасность.

– Скорее вызывай летучих обезьян, иначе мы погибли! – заревел он во всё горло.

Испуганная Элли, нетвёрдо держась на ногах, начала говорить волшебные слова:

– Бамбара, чуфара…

У-ар-ра!.. – яростно взвизгнул налетевший вихрь и сорвал золотую шапку с головы Элли.

Шапка взлетела, белой звёздочкой мелькнула во мраке и исчезла. Элли зарыдала, но громовой раскат, раздавшийся над головами путников, заглушил её рыдания.

– Не плачь, Элли! – заревел ей в ухо Лев. – Помни, что я теперь храбрее всех зверей на свете!

– Помни, что у меня чудесные мозги, наполненные необычайными мыслями! – прокричал Страшила.

– Помни о моём сердце, которое не стерпит, чтобы тебя обидели! – добавил Железный Дровосек.

Три друга встали вокруг Элли, мужественно готовясь встретить натиск бури.

И буря грянула! Налетел ветер. Косой дождь больно хлестал Льва и Элли крупными каплями. Лев встал спиной к ветру, расставил лапы, выгнул спину. Под ним оказался уютный шалаш, куда забрались Элли и Тотошка, спасаясь от ливня.


Железный Дровосек взялся за маслёнку, но махнул рукой: спастись от ржавчины при таком ливне можно было только в бочке с маслом.

Страшила, насквозь промоченный дождём, сразу отяжелевший, имел самый жалкий вид. Своими мягкими, непослушными руками он защищал от дождя краску на лице.

– Так вот что такое дождь! – бормотал Страшила. – Когда порядочные люди хотят купаться, они лезут в воду и вовсе не нуждаются в том, чтобы кто-то невидимый поливал их сверху. Как только вернусь в Изумрудный город, объявлю закон, запрещающий дожди…

Гроза не переставала до утра. При первых лучах рассвета путники с ужасом увидели, как косматые волны вздувшейся реки заливают остров.



– Мы утонем! – закричал Страшила, закрывая рукой полусмытые глаза.

– Держитесь крепче! – ответил Железный Дровосек, стараясь перекричать шум бури и плеск волн. – Держитесь за меня!

Он расставил ноги, врыв их в песчаную почву и крепко опёрся о топор. В таком положении он был непоколебим, как скала. Страшила, Лев и Элли вцепились в Железного Дровосека и застыли в ожидании.

И вот, крутясь, налетел первый вал и накрыл путников с головой. Когда он схлынул, среди воды стоял Железный Дровосек, а остальные цеплялись за него с мужеством отчаянья. Железный Дровосек заржавел и теперь никакая буря не сдвинула бы его с места. Но остальным приходилось плохо. Лёгкий Страшила весь был на поверхности воды, и волны бросали его во все стороны. Лев стоял на задних лапах, отплёвываясь от воды. Элли барахталась в волнах, охваченная ужасом.

Лев увидел что девочка тонет.

– Садись на меня, – пропыхтел он. – Поплывём на ту сторону реки! – и он опустился перед Элли на все четыре лапы.

Собрав последние силы, девочка вскарабкалась на спину Льва и судорожно вцепилась в мокрую косматую гриву. Тотошку она крепко держала левой рукой.


– Прощайте, друзья! – проревел Лев и оттолкнувшись от Железного Дровосека, заработал лапами, мощно рассекая волны.

–…щай! – слабо донёсся отклик Страшилы, и Железный Дровосек исчез во мгле.

Лев плыл долго и упорно. Силы покидали его, но смелость играла в его сердце и, гордый собой, среди разыгравшейся бури он испустил грозный рык. Этим торжествующим рёвом Лев хотел показать, что он готов погибнуть, но ни одна капля трусости не закрадётся в его смелое сердце.

Но что за чудо?

Из влажной мглы послышался ответный рёв Льва.

– Там земля! Туда! Туда!



С удесятерённой силой Лев бросился вперёд и перед ним зачернел неведомый высокий берег. Ему отвечал не Лев, а эхо!

Лев выбрался на землю, опустил окоченевшую Элли, обнял её передними лапами и стал согревать её своим горячим дыханием.

Страшила держался за Железного Дровосека, пока намокшие руки ещё служили ему. Потом волны оторвали его от Дровосека и повлекли, качая, как щепку. Умная голова Страшилы с драгоценными мозгами оказалась тяжелее туловища. Мудрый правитель Изумрудного города плыл вниз головой и вода смывала последнюю краску с его глаз, рта и ушей.

Железный Дровосек ещё виделся среди волн, но поднимающаяся вода заливала его. Вот лишь воронка осталась над водой, но потом скрылась и она. И неустрашимый и добродушный Железный Дровосек весь исчез в разбушевавшейся реке.

Элли, Лев и Тотошка три дня ожидали на берегу спада воды. Погода была прекрасная, солнце ярко светило, и вода убывала быстро. На четвёртый день лев поплыл к острову. Элли сидела на его спине с Тотошкой в руках.

Выйдя на остров, Элли увидела, что река покрыла его илом и тиной. Лев и девочка пошли в разные стороны, наудачу. И скоро впереди показалась бесформенная фигура, облепленная илом и опутанная водорослями. Нетрудно было узнать в этой фигуре Железного Дровосека. Лев примчался на зов Элли огромными прыжками и разбросал засохшую грязь и тину.


Непобедимый Железный Дровосек стоял в той же позе, в которой остался посреди волн. Элли пучком травы тщательно оттёрла заржавевшие члены Дровосека, отвязала от его пояса маслёнку и смазала ему челюсти…

– Спасибо, милая Элли, – были первые его слова. – Ты снова возвращаешь меня к жизни! Здравствуй, Лев, старый дружище! Как я рад тебя видеть!

Лев отвернулся: он плакал от радости и спешил вытереть слёзы кончиком хвоста.

Скоро все суставы Железного Дровосека пришли в действие, и он весело зашагал рядом с Элли, Тотошкой и Львом. Они искали плот. По дороге Тотошка бросился к куче водорослей, принюхался и начал разрывать её лапами.

– Водяная крыса? – спросила Элли.

– Стану я беспокоиться из-за такой дряни, – с пренебрежением ответил Тотошка. – Нет, тут кое-что получше!

Под водорослями что-то вдруг блеснуло и к великой радости Элли, показалась золотая шапка. Девочка нежно обняла пёсика и поцеловала его в мордочку, измазанную тиной, а шапку спрятала в корзинку.

Путники нашли плот, крепко привязанный к шестам, вбитым в землю. Очистив плот от грязи и тины, они поплыли вниз по реке огибая остров на котором потерпели бедствие. Миновав длинную песчаную косу, путешественники попали в главное русло реки. На правом берегу виднелся кустарник. Элли попросила Железного Дровосека править туда: она увидела на кусте шляпу Страшилы.

– Ура! – закричали все четверо. Скоро нашли и самого Страшилу, висевшего среди кустов в причудливой позе. Он был мокрый и растрёпанный и не отвечал на приветствия и расспросы товарищей: вода начисто смыла у него рот, глаза и уши. Не удалось найти только великолепную трость Страшилы – подарок мигунов: очевидно её унесло рекой.

Друзья вытащили Страшилу на песчаный берег, вытрясли солому и разостлали на солнышке, развесили сушить костюм и шляпу. Голова сушилась вместе с отрубями: вытряхивать драгоценные мозги девочка побоялась.

Когда солома высохла, Страшилу набили, голову поставили на место и Элли вытащила из-за пояса краски и кисть в непромокаемой жестяной коробочке, которыми она запаслась в Изумрудном городе.


Элли прежде всего нарисовала Страшиле правый глаз, и этот правый глаз дружески и очень нежно подмигнул ей. Потом появился второй глаз, а за ним уши и Элли ещё не закончила рот, как весёлый Страшила уже пел, мешая девочке рисовать.

– Эй-гей-гей-го! Элли опять спасла меня! Эй-гей-гей-го! Я снова-снова-снова с Элли!!!

Он пел, приплясывая, и уже не боялся, что его увидит кто-нибудь из подданных: ведь это была совершенно пустынная страна.

ЛЕВ СТАНОВИТСЯ ЦАРЁМ ЗВЕРЕЙ



Отдохнув после пережитых бедствий, путешественники отправились дальше. За рекой местность стала веселее. Появились тенистые рощи и зелёные лужайки. Через два дня путники вошли в огромный лес.

– Какой очаровательный лес! – восхитился Лев. – Я не видел ещё таких прелестных дремучих лесов. Мой родной лес куда хуже.

– Уж очень здесь мрачно! – заметил Страшила.

– Ни чуточки, – ответил Лев. – Смотрите, какой мягкий ковёр из сухих листьев под ногами! Я хотел бы остаться здесь навсегда жить!

– В этом лесу, наверное, есть дикие звери, – сказала Элли.

– Странно было бы, если бы такое прекрасное место не было заселено! – ответил Лев.

Как бы в подтверждение этих слов из чащи донёсся глухой рёв множества зверей. Элли испугалась, но Лев успокоил её:

– Под моей охраной ты в безопасности. Разве ты забыла, что Гудвин дал мне смелость?

Утоптанная тропинка привела их на огромную поляну, где собрались тысячи зверей. Там были слоны, медведи, тигры, волки, лисицы и множество других животных. Ближайшие звери с любопытством уставились на Льва: по всей поляне разнёсся слух о его прибытии.

Шум и рёв стихли. Большой тигр выступил вперёд и низко поклонился льву:

– Приветствуем тебя, царь зверей! Ты пришёл вовремя, чтобы уничтожить нашего злейшего врага и принести мир животным этого леса.

– Кто ваш враг? – спросил Лев.

– В нашем лесу появился страшный зверь. С виду он походит на паука, но вдвое больше слона. Когда он шагает через лес, за ним остаётся широкий след от поваленных деревьев. И кто бы ему не попался, он хватает передними лапами, тащит ко рту и высасывает кровь. Мы собрались обсудить, как нам избавиться от него…


Лев подумал.

– Есть львы в вашем лесу? – спросил он.

– К великому нашему несчастью, ни одного.

– Если я уничтожу вашего врага, признаёте ли вы меня своим царём и будете ли вы мне повиноваться?

– О, с удовольствием, с великим удовольствием! – дружно заревело звериное сборище.

– Я иду на бой! – отважно заявил Лев. – Охраняйте моих друзей, пока я не вернусь. Где чудовище?

– Вон там! – показал тигр. – Иди по тропинке, пока не дойдёшь до больших дубов. Там паук переваривает пойманного утром большого быка.

Лев дошёл до логовища паука, окружённого поваленными деревьями. Паук спал, переваривая пищу. Он был куда противнее двенадцатиногого зверя, сделанного Гудвином, и Лев рассматривал врага с отвращением. К огромному туловищу паука прикреплялись мощные лапы со страшными когтями. Зверь был очень силён на вид, но голова его сидела на тонкой длинной шее.

«Вот самое слабое место чудовища», – подумал Лев. Он решил напасть на спящего паука немедленно.

Изловчившись, Лев сделал длинный прыжок и упал прямо на спину зверя. Прежде чем паук опомнился от сна, Лев ударом когтистой лапы перервал его тонкую шею и быстро отпрыгнул. Голова паука покатилась прочь, а туловище зацарапало когтями землю и вскоре затихло.



Лев отправился обратно. Придя на поляну, где звери с нетерпением ожидали его возвращения, он гордо заявил:

– Отныне вы можете спать спокойно: страшное чудовище уничтожено!

Восторженный рёв звериного стада был ему ответом. Звери торжественно поклялись в верности Льву, а он сказал:

– Я вернусь, как только отправлю Элли в Канзас, и буду править вами мудро и милостиво.

СТЕЛА, ВЕЧНО ЮНАЯ ВОЛШЕБНИЦА РОЗОВОЙ СТРАНЫ


Остальной путь через лес прошёл без приключений. Когда путешественники вышли из леса, перед ними открылась крутая скалистая гора. Обойти её было нельзя – с обеих сторон дороги были глубокие овраги.


– Трудненько карабкаться на эту гору! – сказал Страшила. – Но гора – ведь это не ровное место, и, раз она стоит перед нами, значит, надо через неё перелезть!

И он полез вверх, плотно прижимаясь к скале и цепляясь за каждый выступ. Остальные двинулись за Страшилой.

Они поднялись довольно высоко, как вдруг грубый голос крикнул из-за скалы:

– Назад!

– Кто там? – спросил Страшила.

Из-за скалы показалась чья-то странная голова.

– Это гора наша, и никому не позволено переходить её!

– Но нам же нужно перейти, – вежливо возразил Страшила. – Мы идём в страну Стеллы, а другого пути здесь нет.

– Идёте, да не пройдёте!

На скалу с хохотом выскочил маленький толстенький человечек с большой головой на короткой шее. Его толстые руки сжимались в огромные кулаки, которыми он угрожал путникам. Человечек не казался очень сильным, и Страшила смело полез кверху.

Но тут случилась удивительная вещь. Странный человечек ударил об землю ногами, подпрыгнул в воздух, как резиновый мяч, и с лёту ударил Страшилу в грудь головой и сильными кулаками. Страшила, кувыркаясь, полетел к подножью горы, а человечек, ловко став на ноги, захохотал и крикнул:

– А-ля-ля! Вот как это делается у нас, прыгунов!

И, точно по сигналу, из-за скал и бугров выскочили сотни прыгунов.

Лев рассвирепел и стремительно бросился в атаку, грозно рыча и хлеща себя хвостом по бокам. Но несколько прыгунов, взлетев в воздух, так ударили его своими плоскими головами и крепкими кулаками, что Лев покатился по склону горы, кувыркаясь и мяукая от боли, как самый простой кот. Он встал сконфуженный и, хромая, отошёл от подножия горы.



Железный Дровосек взмахнул топором, попробовал гибкость суставов и решительно полез вверх.

– Вернись, вернись! – закричала Элли и с плачем схватила его за руку. – Ты разобьёшься о скалы! Как мы будем собирать тебя в этой глухой стране?


Слёзы Элли мигом заставили Дровосека вернуться.

– Позовём летучих обезьян, – предложил Страшила. – Здесь без них никак не обойтись, пикапу, трикапу!

Элли вздохнула:

– Если Стелла встретит нас недружелюбно, мы будем беззащитны…

И здесь вдруг заговорил Тотошка:

– Стыдно признаваться умному псу, но правду не скроешь: мы с тобой, Элли, ужасные глупцы!

– Почему? – удивилась Элли.

– А как же! Когда нас с тобой нёс предводитель летучих обезьян, он рассказал нам историю золотой шапки… Ведь шапку-то можно передавать!

– Ну и что же? – всё ещё не понимала Элли.

– Когда ты истратишь последнее волшебство золотой шапки, ты передашь её Страшиле и у него опять будут три волшебства.

– Ура! Ура! – закричали все. – Тотошка, ты наш спаситель!

– Жаль, конечно, – скромно сказал пёсик. – Что эта блестящая мысль не пришла мне в голову раньше. Мы тогда не страдали бы от наводнения…

– Ничего не поделаешь, – сказала Элли. – Что произошло, того не воротишь…

– Позвольте, позвольте, – вмешался Страшила. – Это что же получается… Три, да три, да три… – Он долго считал по пальцам. – Выходит, что я, да Дровосек, да Лев, мы можем приказывать летучим обезьянам ещё девять раз!

– А про меня ты позабыл? – обиженно сказал Тотошка. – Я ведь тоже могу быть владельцем золотой шапки!

– Я про тебя не позабыл, – со вздохом признался Страшила. – Да я не умею считать дальше десяти…

– Это огромный недостаток для правителя, – серьёзно заметил Железный Дровосек. – Я займусь тобой в свободное время.

Теперь Элли смело могла истратить своё последнее волшебство. Она говорила волшебные слова, а Страшила повторял их, приплясывая от радости и грозя своими мягкими кулаками воинственным прыгунам.

В воздухе раздался шум, и стая летучих обезьян опустилась на землю.

– Что прикажете, владетельница золотой шапки? – спросил предводитель.


– Отнесите нас к дворцу Стеллы! – ответила Элли.

– Будет исполнено!

И путники мигом очутились в воздухе.

Пролетая над горой, Страшила делал чудовищные гримасы прыгунам и отчаянно ругался. Прыгуны высоко подскакивали в воздух, но не могли достать обезьян и бесновались от злости.

Гора, а за ней и вся страна мигунов быстро остались позади, и взору путников открылась живописная плодородная страна болтунов, которой управляла добрая волшебница Стелла.

Болтуны были милые, приветливые люди и хорошие работники. У них был единственный недостаток – они страшно любили болтать. Даже находясь в одиночестве, они по целым часам говорили сами с собой. Могущественная Стелла никак не могла отучить их от болтовни. Однажды она сделала их немыми, но болтуны быстро нашли выход из положения: они научились объясняться жестами и по целым дням толпились на улицах и площадях, размахивая руками. Стелла увидела, что даже ей не под силу переделать болтунов, и вернула им голос.

Любимым цветом в стране болтунов был розовый, как у жевунов голубой, у мигунов – фиолетовый, а в Изумрудном городе – зелёный. Дома и изгороди были выкрашены в розовый цвет, а жители одевались в ярко-розовые платья.

Обезьяны опустили Элли с друзьями перед дворцом Стеллы. Караул у дворца несли три красивые девушки. Они с удивлением и страхом смотрели на появление летучих обезьян.

– Прощай, Элли! – дружески сказал предводитель летучих обезьян. – Сегодня ты вызывала нас в последний раз.

– Прощайте, прощайте! – закричала Элли. – Большое спасибо!

И обезьяны унеслись с шумом и смехом.

– Не слишком радуйтесь! – крикнул им вдогонку Страшила. – В следующий раз у вас будет новый повелитель и от него вы не отделаетесь так просто!..

– Можно ли видеть добрую волшебницу Стеллу? – с замиранием сердца спросила Элли девушек из караула.

– Скажите, кто вы такие и зачем сюда прибыли и я доложу о вас, – ответила старшая.


Элли рассказала, и девушка отправились с докладом, а остальные приступили к путникам с расспросами. Но они ещё не успели ничего узнать, как девушка вернулась:

– Стелла просит вас во дворец!

Элли умылась, Страшила почистился, Железный Дровосек смазал суставы и тщательно отполировал их тряпочкой с наждачным порошком, а Лев долго отряхивался, разбрасывая пыль. Их накормили сытным обедом, а затем провели в богато убранный розовый зал, где на троне сидела волшебница Стелла. Она показалась Элли очень красивой и доброй и удивительно юной, хотя вот уже много веков правила страной болтунов. Стелла ласково улыбнулась вошедшим, усадила их в кресла и обращаясь к Элли, молвила:

– Рассказывай свою историю, дитя моё!

Элли начала длинный рассказ. Стелла и её приближённые слушали с большим интересом и сочувствием.

– Что же ты хочешь от меня, дитя моё? – спросила Стелла, когда Элли окончила.

– Верните меня в Канзас, к папе и маме. Когда я думаю о том, как они горюют обо мне, у меня сердце сжимается от боли и жалости…

– Но ведь ты рассказывала, что Канзас – скучная и серая пыльная степь. А посмотри, как красиво у нас.

– И всё же я люблю Канзас больше вашей великолепной страны! – горячо отвечала Элли. – Канзас – моя родина.

– Твоё желание исполнится. Но ты должна отдать мне золотую шапку.

– О, с удовольствием, сударыня! Правда, я собиралась передать её Страшиле, но уверена, что вы распорядитесь лучше, чем он.

– Я распоряжусь так, чтобы волшебства золотой шапки пошли на пользу твоим друзьям, – сказала Стелла и обратилась к Страшиле: – Что вы думаете делать, когда Элли покинет вас?

– Я хотел бы вернуться в Изумрудный город, – с достоинством ответил Страшила. – Гудвин назначил меня правителем Изумрудного города, а правитель должен жить в том городе, которым он правит. Ведь не могу же я управлять Изумрудным городом, если останусь в Розовой стране! Но меня смущает обратный путь через страну прыгунов и через реку, где я тонул.


– Получив золотую шапку, я вызову летучих обезьян, и они отнесут вас в Изумрудный город. Нельзя лишать народ такого удивительного правителя.



– Так это правда, что я удивительный? – просияв, спросил Страшила.

– Больше того: вы единственный! И я хочу, чтобы вы стали моим другом.

Страшила с восхищением поклонился доброй волшебнице.

– А вы чего хотите? – обратилась Стелла к Железному Дровосеку.

– Когда Элли покинет эту страну, – печально начал Железный Дровосек, – я буду очень грустить. Но я хотел бы попасть в страну мигунов, избравших меня правителем. Я привезу в Фиолетовый дворец свою невесту, которая – я уверен – ждёт меня, и буду править мигунами, которых очень люблю.

– Второе волшебство золотой шапки заставит летучих обезьян перенести вас в страну мигунов. У вас нет таких замечательных мозгов, как у вашего товарища Страшилы мудрого, но вы имеете любящее сердце, у вас такой блестящий вид и я уверена, что вы будете прекрасным правителем для мигунов. Позвольте и вас считать своим другом.

Железный Дровосек медленно склонился перед Стеллой.

Потом волшебница обратилась к Льву:

– Теперь вы скажите о своих желаниях.

– За страной прыгунов лежит чудный дремучий лес. Звери этого леса признали меня своим царём. Поэтому я очень хотел бы вернуться туда и провести остаток своих дней.

– Третье волшебство золотой шапки перенесёт смелого Льва к его зверям, которые, конечно, будут счастливы, имея такого царя. И я также рассчитываю на вашу дружбу.

Лев важно подал Стелле большую сильную лапу, и волшебница дружески пожала её.

– Потом, – сказала Стелла. – Когда исполнятся три последних волшебства золотой шапки, я верну её летучим обезьянам, чтобы никто больше не мог беспокоить их выполнением своих желаний, часто бессмысленных и жестоких.


Все согласились с тем, что лучше распорядиться шапкой невозможно, и прославили мудрость и доброту Стеллы.

– Но как же вы вернёте меня в Канзас, сударыня? – спросила девочка.

– Серебряные башмачки перенесут тебя через леса и горы, – ответила волшебница. – Если бы ты знала их чудесную силу, ты вернулась бы домой в тот же день, когда твой домик раздавил злую Гингему.

– Но ведь тогда бы я не получил своих удивительных мозгов! – воскликнул Страшила. – Я до сих пор пугал бы ворон на фермерском поле!

– А я не получил бы моего любящего сердца, – сказал Железный Дровосек. – Я стоял бы в лесу и ржавел, пока не рассыпался бы в прах!

– А я до сих пор оставался бы трусом, – проревел Лев. – И, конечно, не сделался бы царём зверей!.

– Всё это правда, – ответила Элли. – И я ничуть не жалею, что мне так долго пришлось прожить в стране Гудвина. Я только слабая маленькая девочка, но я любила вас и всегда старалась помочь вам, мои милые друзья! Теперь же, когда исполнились наши заветные желания, я должна вернуться домой, как было написано в волшебной книге Виллины.

– Нам больно и грустно расставаться с тобой, Элли, – сказали Страшила, Дровосек и Лев. – Но мы благословляем ту минуту, когда ураган забросил тебя в Волшебную страну. Ты научила нас самому дорогому и самому лучшему, что есть на свете, – дружбе!..

Стелла улыбнулась девочке. Элли обняла за шею большого смелого Льва и нежно перебирала его густую косматую гриву. Она целовала Железного Дровосека и тот горько плакал, забыв о своих челюстях. Она гладила мягкое, набитое соломой тело Страшилы и целовала его милое, добродушное разрисованное лицо…

– Серебряные башмачки обладают многими чудесными свойствами, – сказала Стелла. – Но самое удивительное их свойство в том, что они за три шага перенесут тебя хоть на край света. Надо только стукнуть каблуком о каблук и назвать место…

– Так пусть же они перенесут меня сейчас в Канзас!..


Но, когда Элли подумала, что навсегда расстаётся со своими верными друзьями, с которыми ей там много пришлось пережить вместе, которых она столько раз спасала и которые, в свою очередь, самоотверженно спасали её самое, сердце её сжалось от горя, и она громко зарыдала.

Стелла сошла с трона, нежно обняла Элли и поцеловала на прощанье.

– Пора, дитя моё! – ласково сказала она. – Расставаться тяжело, но час свиданья сладок. Вспомни, что сейчас ты будешь дома и обнимешь своих родителей. Прощай, не забывай нас!

– Прощай, прощай, Элли! – воскликнули её друзья.

Элли схватила Тотошку, стукнула каблуком о каблук и крикнула башмачкам:

– Несите меня в Канзас, к папе и маме!

Неистовый вихрь закружил Элли, всё слилось в её глазах, солнце заискрилось на небе огненной дугой, и прежде чем девочка успела испугаться, она опустилась на землю так внезапно, что перевернулась несколько раз и выпустила Тотошку.






<< предыдущая страница   следующая страница >>