prosdo.ru
добавить свой файл
  1 2 3 4 ... 27 28
Глава 5


Бриттани

Я включаю телефон и звоню домой, чтобы проверить как там сестра. Багда расстроена поведением Шелли, которой не понравился вкус ее обеда. Скорее всего, Шелли перевернула свою чашку с йогуртом на пол в качестве протеста.

Наверное, это слишком сложно для моей матери, остаться дома и помочь новой сиделке, вместо того, чтобы ошиваться в своем загородном клубе. Лето кончилось, и я не могу быть там, чтобы следить за тем, чтобы сиделка делала все правильно.

Мне нужно сфокусироваться на школе. Чтобы поступить в тот же колледж, Нордвестерн, где учился мой отец, при этом, быть как можно ближе к дому и моей сестре. Дав Багде несколько советов, я кладу трубку, глубоко вздыхаю, улыбаюсь и вхожу в класс.

— Привет, крошка, я занял тебе место, — говорит Колин, указывая на стул рядом с ним.

По всему классу расставлены лабораторные столы, рассчитанные на двух человек. Это значит, что я буду сидеть с Колином весь учебный год, и, в итоге, мы вместе будем работать над этим ужасным заключительным проектом по химии в конце года. Чувствуя себя глупо за то, что думала, будто между нами что-то может измениться, я падаю на стул рядом с ним и вытаскиваю свой тяжеленный учебник по химии.

— Эй, смотрите, Фуэнтес в нашем классе, — произносит кто-то с задних рядов. — Алекс, чувак, venpa'ca.

Я пытаюсь не пялиться на то, как Алекс здоровается со своими друзьями, хлопая их по спине и пожимает руки, используя жесты, которые я не смогла бы повторить. Они все говорят друг другу "ese", чтобы это ни значило. Появление Алекса приковывает внимание всех в классе.

— Я слышал, что он был арестован на прошлых выходных за незаконное хранение наркотиков, — шепчет мне Колин.

— Не может быть.

Он кивает и вздергивает брови.

— Может.

Ну, эта новость не должна меня удивлять. Я много слышала о том, что Алекс все выходные проводит под кайфом или занимается какой-либо другой незаконной деятельностью.


Миссис Питерсон входит в класс и дверь за ней захлопывается с громким щелчком, все глаза устремляются с задних рядов, где сидят Алекс и его дружки, к доске, где стоит миссис Питерсон. Ее гладкие темные волосы собраны сзади в тугой конский хвост. Ей около тридцати или что-то вроде, но ее очки и постоянный хмурый взгляд делают ее намного старше. Я слышала, что сейчас она абсолютная злючка, потому что в первый год преподавания студенты довели ее до слез. Они не уважали преподавателя, который выглядел, как их старшая сестра.

— Добрый день и добро пожаловать в выпускной класс химии.

Она садится на краешек своего стола и открывает папку.

— Я вижу, что вы уже выбрали себе места, но я предпочитаю рассаживать своих учеников в алфавитном порядке.

По классу проносится вздох разочарования, к которому примыкаю и я, миссис Питерсон никак на это не реагирует. Она становится у первой парты и произносит:

— Колин Адамс, займите ваше место. Ваш партнер Дарлин Боэм.

Дарлин Боэм моя заместительница на посту капитана группы поддержки. Она кидает мне извиняющийся взгляд и садится рядом с моим парнем.

Миссис Питерсон движется дальше по списку, и студенты неохотно занимают указанные ею места.

— Бриттани Эллис, — произносит миссис Питерсон, указывая на стол позади Колина и его соседки. Я безо всякого энтузиазма сажусь на показанное мне место.

— Алехандро Фуэнтес, — произносит она и кивает на стул рядом со мной.

О, боже. Алекс… мой партнер по химии? На весь год! Как же так, почему, за что мне это?! Я кидаю Колину "помоги мне" взгляд и пытаюсь сдержать паническую атаку. Мне действительно нужно было остаться дома. В кровати, под одеялом.

— Зовите меня Алекс.

Миссис Питерсон, оторвавшись от своего списка, кидает на него пристальный взгляд поверх своих очков.

— Алекс Фуэнтес, — произносит она и делает пометку в своих записях. — Мистер Фуэтнес, снимите эту бандану. В моем классе я придерживаюсь политики нулевой терпимости. Никакие вещи, относящиеся к бандитской деятельности, не должны пересекать порог данного класса. Алекс, твоя репутация всем известна. И мистер Агирре полностью согласен с моей политикой. Я ясно выражаюсь?


Алекс смотрит на нее в упор перед тем как стянуть с себя бандану, которая открывает копну черных, как вороно крыло, волос, сочетающихся с его глазами.

— Это чтобы прятать вшей, — тихо произносит Колин, но я его слышу, и Алекс тоже.

— Vete a la verga, — говорит Алекс Колину, его глаза пылают. — Collate el hocico.

— Как скажешь, чувак, — отвечает Колин и отворачивается. — Он даже по-английски не говорит.

— Достаточно, Колин, Алекс, займите свое место, — говорит миссис Питерсон обводя глазами класс. — Это касается и всех остальных, я ничего не могу поделать с тем, что происходит вне класса, но в данном кабинете, я босс.

Она поворачивается к Алексу.

— Я ясно выражаюсь?

— Si, senora, — отвечает Алекс, намеренно растягивая слова.

Миссис Питерсон продолжает со своим списком, в то время как я, делаю все, чтобы не встречаться взглядом с парнем, который сидит возле меня. Какая жалость, что я оставила свою сумку в шкафчике, я могла бы притвориться, что ищу что-то, как это сделала Сиерра этим утром.

— Вот, фигня, — произносит Алекс, обращаясь больше к себе, чем к кому-то другому, темным и хриплым голосом. Интересно, он делает это нарочно?

Как я объясню своей матери, что мой партнер Алекс Фуэнтес? О, боже. Надеюсь, она не будет меня винить в том, что я сама все испортила?

Я бросаю взгляд на своего парня, глубоко завязанного в разговоре с Дарлин, я так ей завидую. Почему моя фамилия не Аллис, вместо Эллис, чтобы я могла сидеть вместе с ним?

Было бы клево, если бы Бог давал нам День "Сделай заново", я бы прямо сейчас прокричала "Сделай заново!", и мой день бы начался снова. Сегодня однозначно тот день, который мне хотелось бы переделать.

Неужели миссис Питерсон действительно думает, что это умно, сажать вместе капитана группы поддержки и самого опасного парня в школе? Эта женщина бредит.

Миссис Питерсон, тем временем заканчивает с рассадкой учеников.


— Я знаю, что вы, выпускники, думаете, что знаете все. Но не называйте себя успешными, пока, например, вы не изобретете вакцину от одной из неизлечимых болезней, заполонивших наш мир, или не сделаете этот мир более безопасным для жизни. Химия играет критическую роль в развитии медицины, лучевой терапии для больных раком, нефтяной промышленности, озон…

Алекс поднимает свою руку.

— Алекс, у тебя есть вопрос?

— Эм, миссис Питерсон, вы считаете стать президентом США это не успех?

— Я хочу сказать… что деньги и власть совсем не означают успех. Используй свои мозги и сделай что-нибудь полезное для человечества или для планеты, на которой ты живешь. И ты заслужишь мое уважение. Совсем не многие могут этим похвастаться.

— У меня уже есть чем похвастаться, миссис Пи, — отвечает Алекс, абсолютно довольный собой.

Я качаю головой. Если Алекс думает, что доведя преподавателя, мы получим хорошую оценку, он очень сильно ошибается. Всем понятно, что миссис Питерсон не любит умников, и Алекс уже у нее на радаре.

— А теперь, — говорит она, — посмотрите на своего соседа.

Что угодно, только не это. Я еще раз бросаю взгляд на Колина, он выглядит абсолютно довольным своей партнершей. Хорошо, что у Дарлин уже есть парень, иначе у меня бы вызвало подозрение то, почему это она придвинулась к нему так близко и постоянно поправляет свои волосы. Я пытаюсь заставить себя думать, что это просто паранойя.

— Вам необязательно должен нравиться ваш партнер, — говорит миссис Питерсон, — но вы проведете вместе следующие десять месяцев. Попробуйте узнать друг друга получше, даю вам пять минут, затем вы поочередно представите вашего партнера классу. Поговорите о том, что вы делали прошлым летом, какое у вас хобби или о чем-то интересном, уникальном, о чем еще не знает ваш партнер. Ваши пять минут начинаются сейчас.

Я беру свою тетрадь, открываю ее на первой странице и пододвигаю Алексу.

— Почему бы тебе просто не написать что-то о себе в моей тетради, и я сделаю то же самое в твоей.

Это лучше, чем пытаться разговаривать с ним.

Алекс кивает, соглашаясь, хотя я замечаю, как уголки его рта приподнимаются в ухмылке, когда он протягивает мне свою тетрадь. Он ухмыльнулся, или мне это только показалось?

Делая глубокий вздох, я выкидываю эту мысль из моей головы и старательно пишу в его тетради до тех пор, пока миссис Питерсон не призывает нас к молчанию и просит внимательно слушать одноклассников.

— Это Дарлин Боэм, — начинает Колин.

Но я не слушаю дальнейший его рассказ о путешествии Дарлин в Италию летом, и как она замечательно провела время в танцевальном лагере. Вместо этого, я сморю в свою тетрадь, которую Алекс только что подвинул ко мне и открываю рот от изумления из-за написанных там строк.

Глава 6

Алекс

Ок, наверное, мне не следовало подставлять ее с этим "узнайте друг друга" заданием.

Написать в ее тетради "Суббота, вечер. Ты и я. Урок вождения и… горячий секс", скорее всего, было не так уж и остроумно. Но меня так и подмывало озадачить эту Маленькую Мисс Perfecta с представлением меня. Вот она и озадачена.

— Мисс Эллис?

Я смотрю с наслаждением, как сама Perfection поднимает голову на миссис Питерсон. Ох, она хороша. Этот мой партнер знает, как скрыть свои настоящие чувства, уж я-то знаю, я делаю это постоянно.

— Да? — говорит она, слегка наклоняя голову и улыбаясь, как королева красоты.

Интересно, спасала ли ее эта улыбочка когда-нибудь от штрафа за превышение скорости?

— Твоя очередь. Представь Алекса классу.

Я кладу локти на стол в ожидании представления, которое она должна либо выдумать, либо признать, что нихренашеньки не знает обо мне. Она кидает взгляд на мою расслабленную позу, и по ее отчаянному взгляду я понимаю, что загнал ее в тупик.

— Это Алехандро Фуэнтес, — начинает она, ее голос немного дрожит. Меня немного раздражает использование моего полного имени, но я сохраняю маску безразличия, а она продолжает с выдуманным представлением. — Этим летом, когда он не ошивался на улице и не угрожал мирным горожанам, он посетил все тюрьмы нашего города, если вы понимаете, что я имею в виду. И у него есть тайная мечта, о которой никто не знает.


В классе внезапно становится совсем тихо. Даже Питерсон выпрямляется, внимая рассказу.

Черт, даже я слушаю, как будто слова, произносимые лживым ртом Бриттани, какая-нибудь проповедь.

— И его заветная мечта, — продолжает она, — это поступить в колледж и стать учителем химии, прямо как вы, миссис Питерсон.

Ну, да, конечно. Я смотрю за свою подругу Изу, которая выглядит изумленной тем, что белая девчонка не боится поставить меня на место на виду у всего класса.

Бриттани кидает мне победную улыбку, думая, что выйграла этот раунд. Ошибаешься, gringa.

Я встаю со стула, пока в классе сохраняется тишина.

— Это Бриттани Эллис, — говорю я, теперь все внимание обращено ко мне. — Этим летом, она ходила по магазинам, чтобы расширить свой гардероб. А еще она потратила деньги своего отца на пластическую операцию по увеличению своих, эммм, форм.

Это не было то, что она написала, но скорее всего, это было достаточно близко к правде.

Совсем не то, что она придумала обо мне.

С задних рядов раздались смешки, а Бриттани застыла на своем стуле, как будто мои слова намертво оскорбили ее бесценное самолюбие. Бриттани Эллис привыкла, что все люди вокруг подлизываются к ней, ей совсем не помешает небольшая встряска. На самом деле, я делаю ей одолжение. Она, правда, не знает, что я еще не закончил.

— Ее тайная мечта, — продолжаю я, и получаю ту же ответную реакцию слушателей, что и она, — найти себе парня — мексиканца до конца года.

Как я и ожидал, мои слова встречаются шепотом и свистом с задних рядов.

— Так держать, Фуэнтес, — выкрикивает мой друг Лаки.

— Я буду твоим парнем, mamacita, — произносит другой.

Я даю "пять" своему другу Маркосу, и краем глаза замечаю, что Иза качает головой, как будто я сделал что-то неправильно. Что? Я просто подшутил над богатенькой девчонкой с севера.

Взгляд Бриттани перемещается между мной и Колином. Я смотрю на Колина, и взглядом даю ему понять — игра. Его лицо мгновенно краснеет, приобретая цвет острого перца. Я сто пудово ступил на его территорию, отлично.


— Всем успокоится, — приказывает миссис Питерсон.

— Спасибо за ваши чрезвычайно интересные представления. Мисс Эллис, Мистер Фуэнтес, задержитесь после урока.

— Ваши представления были не только неподобающими, они были абсолютно неуважительными по отношению ко мне и остальным вашим одноклассникам, — высказывает нам миссис Питерсон, пока мы с Бриттани стоим перед ее столом после окончания занятия.

— У вас есть выбор", произносит она и протягивает к нам руки, в одной из них зажаты два синих билетика на отработку наказания и два тетрадных листа в другой. — Вы можете либо остаться сегодня после уроков и отработать свое наказание, либо написать сочинение на тему 'уважение' и принести его мне завтра.

Я протягиваю руку и беру билетик, тогда как Бриттани выбирает тетрадный лист.

Как предсказуемо.

— У кого-нибудь из вас есть проблема с тем, как я распределила места? — Спрашивает Питерсон.

Бриттани говорит "да", в то же самое время как я выдаю "нет".

Миссис Питерсон снимает очки и кладет их на стол.

— Вам двоим лучше выяснить свои отношения до конца года. Бриттани, я не буду менять тебе партнера. Вы оба старшеклассники и должны будете уметь работать с разными людьми и нравами после вашего выпуска. Если вы не хотите завалить мой предмет и отправиться в летнюю школу из-за этого, я советую вам начать работать вместе, вместо того, чтобы портить друг другу жизнь. А теперь отправляйтесь на свой следующий урок.

Я следую к выходу и дальше по коридору за своей партнершей по химии.

— Перестань преследовать меня, — говорит она через плечо. Оценивая на ходу, сколько вокруг людей наблюдают за тем, как мы идем по коридору вместе.

Как будто я el diablo собственной персоной.

— Одень что-нибудь с длинными рукавами в субботу вечером, — говорю ей я, прекрасно понимая, что скоро ее ангельское терпение иссякнет. Обычно я не пытаюсь доводить белых девчонок, но с этой, это даже весело. Этой, самой популярной и желанной из всех, на самом деле не все равно. — На заднем сидении моего мотоцикла бывает холодно.


— Послушай, Алекс, — говорит она, поворачиваясь ко мне и откидывая назад свои блестящие белокурые волосы. Встречая меня ледяным взглядом голубых глаз, она произносит:

— Я не встречаюсь с парнями, которые состоят в какой-либо банде, и я не принимаю наркотики.

— Я тоже не встречаюсь с парнями, состоящими в банде, — говорю я, подходя ближе, — и я не наркоман.

— Ну, да, конечно. Я вообще удивляюсь, почему ты еще не в каком-нибудь рехабе или школе для трудных детей.

— Ты думаешь, ты меня знаешь?

— Я знаю достаточно, — выдает она и складывает руки на груди, глянув вниз, она замечает, что такая поза выставляет ее chichis, поэтому она мгновенно опускает руки вдоль туловища. Я делаю все, что в моих силах, чтобы не пялится на chichis и делаю еще один шаг к ней.

— Это ты настучала обо мне Агирре?

Она делает шаг назад.

— И что если я?

— Mujer, ты меня боишься, — это не было вопросом, мне хотелось услышать от нее самой, в чем была ее причина.

— Большинство людей в этой школе боятся, что если они просто не так на тебя посмотрят, ты их просто застрелишь.

— В таком случае моя пушка уже дымилась бы, разве нет? И почему это ты не убегаешь от этого отвратительного Mexicano?

— Дай мне хоть пол шанса, и я убегу.

Ну, все, мне надоело препираться с этой маленькой стервой, пора спустить ее с небес на землю. Я сокращаю расстояние между нами двумя шагами.

— Посмотри правде в лицо, твоя жизнь просто идеальна. Скорее всего, ночами ты только о том и мечтаешь, как бы разнообразить свое белоснежное существование.

Черт побери, от нее так вкусно пахнет чем-то ванильным, духами или, возможно лосьоном. Это напоминает мне запах ванильного печенья. А я его очень люблю, это не хорошо, совсем не хорошо. Приблизиться к пламени, не всегда означает, что ты обожжешься.

— Только тронь ее, и ты пожалеешь, Фуэнтес, — раздается голос Колина. Он напоминает мне Осла, со своими белыми зубами и ушами, торчащими в разные стороны по обеим сторонам его "ежика". — Отвали от нее.


— Колин, все в порядке, — отвечает Бриттани, — я сама разберусь.

Ослиная Морда припер с собой подкрепление: трое белокожих чуваков стоят позади него, как телохранители. Я оглядываю их быстрым взглядом, прикидывая, смогу ли я сам с ними справится, и решаю, что я и правда могу заставить их уносить ноги.

— Когда ты будешь достаточно силен, чтобы играть в большой лиге, я буду слушать то mierda, которое ты захочешь мне сказать, — говорю я.

Студенты собираются вокруг нас, оставляя место для драки, которая бесспорно будет быстрая, жесткая и кровавая. Никто не догадывается, что Ослиная Морда всегда убегает от драки. Хотя в этот раз он привел подкрепление, может и останется, чтобы главенствовать. Я всегда готов к драке, был там столько раз, что уже пальцев ни на руках, ни на ногах не хватит, чтобы пересчитать. У меня имеются шрамы в доказательство этому.

— Колин, он того не стоит, — говорит Бриттани.

Ну, спасибо, mamacita, и тебе того же.

— Ты угрожаешь мне, Фуэнтес? — орет Колин, не обращая внимания на свою девушку.

— Нет, придурок, — говорю ему я, буравя взглядом, — только крохотные члены, как ты, разбрасываются угрозами.

Бриттани загораживает Колина своим телом и кладет свои руки ему на грудь.

— Не слушай его, — говорит она.

— Я не боюсь тебя, мой отец адвокат, — распинается Колин и обнимает Бриттани, — она моя, никогда не забывай об этом.

— Тогда держи ее на поводке, — советую я. — Иначе она может захотеть сменить хозяина.

Мой друг Пако подходит ко мне.

Andas bien, Алекс?

— Да, Пако, — отвечаю я и вижу, как двое учителей идут мимо в сопровождении какого-то мужика в полицейской форме. Вот, что запланировал Адамс, чтобы меня совсем из школы выкинули. Я не собираюсь попадаться в эту ловушку, только ради того, чтобы оказаться у Агирре в черном списке.

— Si, все bien, — я поворачиваюсь к Бриттани. — Увидимся позже, mamacita. Я жду не дождусь исследования нашей химии.

Перед тем, как я ухожу, спасая себя от отстранения от занятий, вдобавок к своему наказанию, Бриттани вздергивает свой нос и отворачивается, как будто я какие-то отбросы на этой земле.




<< предыдущая страница   следующая страница >>