prosdo.ru
добавить свой файл
1
Левый Фронт в 2012 году. Итоги и выводы.


В первой части статьи проанализирована деятельность Левого Фронта за 2012 год , во второй же части рассматривается съезд организации как завершающее звено ее развития в 2012 году.


  1. Анализ деятельности Левого фронта за пришедший год.

Сложность рассматриваемого вопроса объясняется двумя немаловажными факторами. Во-первых очевидно что, 2012 год стал годом самых серьезных испытаний для российской политического режима за последнее десятилетие. Увиденный нами масштаб событий, когда участниками массовых манифестаций становятся в одной столице более 100 тыс. человек, имел мало прецедентов в истории постсоветской России. Но 2012 год стал годом испытаний не только существующего буржуазного режима, но во многом и левых сил. В борьбу включилось новое поколение левой молодежи , для которой протесты и митинги 2012 гола, стали одной из первых возможностей проявить себя и обрести ценный опыт участия в уличном протесте масс. С этим пунктом связана и второй фактор, осложняющий анализ деятельности Левого Фронта за прошедший год. Мне вспоминаются слова Гейдара Джемаля, произнесенные им на одном из Маршей Миллионов, они примерно звучат так: «Сегодня, впервые за многое время, своими руками мы можем творить собственную историю, ранее об этом мы могли только читать только на страницах учебников.» И я полагаю, что очень важно сознавать тот груз исторической ответственности, который лежит на наших плечах. В связи с этим мы должны быть предельно честными перед собой в анализе собственных ошибок и достижений.

Я позволю себе выделить несколько основных этапов в развитии политической жизни России за прошедший год , в контексте рассматриваемого вопроса о ЛФ:

1 этап: декабрь – январь – это этап стал временем рождения стихийного протеста народных масс, поводом (а не причиной!) для которого послужили фальсификации выборов в Государственную думу 4 декабря. Именно в этот период движение приобретало те характерные черты, которые впоследствии отразились на всем ходе развития событий. И очень важной вехой здесь является митинг на Болотной площади 10 декабря. Стоит напомнить, что были разные мнения по месту проведения митинга: левые силы настаивали на площади Революции, власти же соглашались предоставить площадку на Болотной. Либеральные буржуазные силы пошли буквально на сговор с властями, изначально придав народному протесту безопасные для властей организационные рамки. Левый Фронт не смог отстоять свою позицию и привлечь массы на свою сторону. Полностью прав Эдуард Лимонов, назвавший митинг 10 декабря – поражением, позволившим буржуазным силам возглавить разгневанных горожан. Болотная и в дальнейшем – станет символом предательства либеральной буржуазии, откровенного слива протестов и придания ему удобной и безопасной для властей формы. В тот период речь не могла идти о вытеснении либеральных сил с общей площадки протеста. Как для левых, так и для либералов было вполне ясным, что их взаимоотношения выражаются дихотомией : «Сотрудничество – борьба». Неопределенность , заключается в том: "Кто кого сможет использовать в своей политической борьбе? Мы их или они нас?" Как ни горько это признать, как на первом этапе, так и на последующих либералы больше использовали нас, нежели мы их, когда удовлетворяли требовании левых лишь простым включением в резолюции социально-экономических требований.


2 этап: февраль-март – центральным вопросом этого периода были выборы президента России. Какова же была позиция руководства Левого Фронта? Ранее оно совершенно верно критиковала постановочность и фальшивость институтов выборов на всех уровнях. Своей тактикой на президентских выборах оно сделало не только несколько шагов назад, но оно дало своим решением второй шанс на существование этой избирательной системе. Соглашение с Зюгановым (17 января), и его поддержка на президентских выборах дезориентировала как рядовых членов Левого фронта, так в целом протестные массы. Зюганов же на выборах очередной раз пошел на сговор с существующим режимом, ни в коем случае не стремясь одержать победу. Самое страшное для Зюганова это как раз и было победить, поскольку это противоречило бы основной функции КПРФ – имитации квазиоппозиционной силы.

Выборы завершились ожидаемой победой Путина, тактика по поддержке Зюганова оказалась полностью провальной, но организация ни де-юро, ни де-факто не сделала для себя никаких выводов, грубо говоря, просто замолчала свою тактическую ошибку. Ленин не раз подчеркивал, что подлинного социалиста, коммуниста, отличает способность открыто признавать перед массами совершенные ошибки. Пока мы эти ошибки будем замалчивать, ни какой работы по исправлению этих ошибок быть не может. Тактика движения постоянно будет определяться конъюнктурными соображениями, что по моему мнению является полным тупиком. Крайне полезно учесть опыт участия РСДРП в государственной думе Российской Империи. Ленин указывал на то, что участие или неучастие социалистов в думе обуславливается тем, в какой фазе находится революционное движение масс, если революционная активность и сознательность масс растет, то участие в государственных органах, предполагающее реформистскую тактику, будет крупной ошибкой. В связи с этим, бойкот булыгинской думы в августе 1905 года – был верным шагом, а бойкот первой государственной думы весной 1906 года – Ленин анализировал в дальнейшем как ошибочное действие. Какова же была ситуация в марте прошлого года? Протестная активность масс - была явно на подъёме, что подтверждает митинг 4 февраля и прошедшие за ним митинги 5 и 10 марта. Принципиальная тактика бойкота президентских выборов была бы самым верным шагом в той исторической ситуации, так как организация до конца бы отстояла свою принципиальную позицию и не дала бы возможности КПРФ и лично Зюганову дискредитировать своими действиями моральный авторитет ЛФ.


3 этап – май – июнь. События 6 мая, в которых по разным оценкам участвовало от 60 до 100 тыс. человек стали кульминацией развития всего предшествующего протестного движения. Провокационные действия властей вылились в столкновения протестующих с ОМОНом и полицией. Такого накала борьбы явно не ожидали как власти, так и либеральный лагерь.

Подводя черту под этими событиями можно сделать следующие выводы: во-первых, из власть предержащих в Кремле ни кто так просто отдавать власть не собирался и не собирается. Они готовы пойти на войну с собственным народом, следовательно вся ответственность за развязывание гражданской войны ложится на крупную буржуазию, которая способна ради сохранения своих прибылей идти на любое преступление. Во-вторых, протестные массы, возглавляемые не буржуазными силами, а левыми, способны к радикальным действиям, даже если они инициированы не ими а непосредственно спровоцированы властями.

4 этап – сентябрь – декабрь. Следующему этапу развития протестного движения предшествовал двухмесячный перерыв , позволявший проанализировать его развитие. Такой анализ был произведен Советом ЛФ . В постановлении Совета ЛФ «Включить в борьбу миллионы» от 30 июня 2012 года, совершенно верно говорится о необходимости расширения социальной базы протеста за счет вовлечения в него рабочих масс: «В этих условиях ключевым становится вопрос о том, как будет сформулирована программа растущего протестного движения. Если она будет исходить из перспективы умеренных преобразований сверху в интересах и при участии правящего класса, если ограничится только требованиями демократизации политической системы, то не получит серьезной поддержки со стороны большинства народа. Мощный подъем гражданского движения возможен в том случае, если он будет организован вокруг программы, отражающей социальные и классовые интересы обычного россиянина, работающего от зари до зари за скромную зарплату.1» Осенние события должны были продемонстрировать насколько удалось претворить поставленные цели в действительность.


Сентябрьский и октябрьский марши миллионов продемонстрировали наличие кризиса в развитии антиправительственного движения. Слова о привлечении рабочих масс к политическим протестам остались только словами. И мы должны задуматься в чем причина этого? Достаточно ли для того привлечения включить в резолюцию на митинге т.н. социально-экономический пакет и ждать широко притока свежей крови ? Как показала практика это ни в какой степени не достаточно. Парадокс в том, что первостепенной задачей рабочего движения в России , по-сути стоит создание такого рабочего движения, т.к. оно находится в процессе формирования, проходя этап чистого экономизма, не выдвигая политических требований. Между антиправительственными протестами и рабочими забастовками пока стоит стена. Нельзя сказать, что рабочие никак не участвуют в митингах, они в них участвуют, но как частные лица, а не как рабочий коллектив. И вина за это ложится в первую очередь не столько на рабочих, сколько на левые организации и силы, которые в своих партийных документах пишут об пролетарском авангарде и ведущем революционном классе и т.д. О некоторых поверхностных революционерах в начале 20 века, принято было замечать : « Они безмерно любили и восхищались пролетарием в "идее", абстрактным рабочим классом, ознакомившись с ним из ученой книги, но в той же степени они были бесконечно далеки от настоящего, живого рабочего, с его проблемами и страданиями.» Такой подход к рабочему вопросу, процветает не только в Левом Фронте, но и среди большинства левых активистов. И именно поэтому самая насущная задача стоящая сегодня перед нами, я не побоюсь этого слова, – это полюбить живой, не вымышленный интеллигенцией, рабочий класс, отдав все свои силы на его просвещение и помощь в создании рабочего движения.

К указанному периоду относится и создание Координационного совета оппозиции. В течении всего года много раз левые говорили о необходимости создания низовых организационных структур на местах, которые бы координировали антиправительственный протест. Что из этого вышло? А вышло то, что на местах возникли в лучшем случае разношерстные политические коалиции, которые живут от митинга к митингу не ведя практически никакой деятельности в промежуточный период. Именно поэтому получается, что в провинции на митинги в течении всего года приходили одни и те же люди, приток свежей крови был практически минимальный. Это объясняется тем, что эти низовые структуры (коалиции) не были способны выполнять какую-либо конструктивную работу по вовлечению населения к протестам. Они не были готовы к решению конкретных региональных социально-экономических проблем и не понимали их. Эту коалицию, объединяла общая нелюбовь к правящей элите, а в причинах возникновения этой нелюбви было множество вариаций. У либеральных сил – это притеснение малого бизнеса, разросшимся бюрократическим государственным аппаратом и отсюда требование нового витка приватизации. У левых – это понимание тупиковости и грабительского характера периферийного капитализма в России, отсюда требование усиление государственного присутствия в экономике. Не получив быстрых результатов, не имея единой социально-экономической программы эти коалиции на местах постепенно начали деградировать и разваливаться. Не получив ответа на призыв организовываться снизу, центр решил спустить организационную иерархию и структуру сверху, предпочитая такой вариант отсутствию управления в принципе. Именно с этим я связываю возникновение КС. Но сразу же при возникновении этого органа обнаружились его дефекты и общая ущербность. Совершенно очевидно, что при количественном соотношении: общегражданский список – 30 чел, либералы – 5, левые- 5, националисты – 5, возможны политическое манипуляции и использование левых. Очевидно, что подача людей, состоящих в общегражданском списке, как людей без политической идеологии просто взволнованных судьбой своей страны, рассчитаны на дурачка. Фамилии Каспарова и Немцова в этом списке говорят за себя. По моему мнению, участие в этом органе со стороны левых принесло больше минусов, нежели плюсов. Своим участием мы придаем новый заряд легитимности дискредитированному буржуазному руководству митингов. Чем больше времени мы будем в нем находиться, тем труднее в дальнейшем будет развенчание буржуазного обмана, с помощью которого левых и население поддерживающее их пытаются закрепить в качестве массовки на буржуазных по своей сущности митингах.


Размышляя об итогах деятельности Левого Фронта , следует отметить следующее :

1.Во-первых это прорыв информационной блокады со стороны буржуазных СМИ. Ведущая роль в протестах, которую играл Левый Фронт относительно других левых партий и объединений, сформировал достаточно высокий моральный авторитет организации. Не случайно громкие дела фальсифицированные властями пытаются подорвать, как моральный авторитет лидеров Левого Фронта, так и существование его самого. Мы смогли доказать обывателю, что левые представлены в России не только членами КПРФ, а напротив, как раз подлинно антикапиталистические силы находятся в оппозиции к этой партии.

2.В ходе прошедших событий масса активистов приобрела практический опыт агитационной, и пропагандисткой работы, который не может заменить ни одна научная книга, как бы хорошо она не была написана. Но стоит также признать, что уровень как практической, так и теоретической подготовки активистов оказался явно не достаточным., что и продемонстрировал тот факт, что не мы манипулировали либералами, а либералы нами.

3.Решение об участии в общегражданском протестном движении было - абсолютно правильным, и в нем нужно продолжать участвовать, но очень большой вопрос: как в нем участвовать? В какой роли ? В роли ведущей политической силы, либо вспомогательной подпорки для либеральных сил ? Очевидно, что мы стремимся к первому, и для этого мы должны осознать что перспектива у протеста существует лишь в случае вовлечения рабочего класса в него . Но для этого мало принимать резолюции и постановления, необходима систематичная работа с профсоюзными организациями, в ходе которой левые помогали бы рабочим как информационной , так и материальной поддержкой , получая при этом неоценимой опыт профсоюзной организации и борьбы. Совершенно необязательно требовать от рабочих признания нашей программы-максимум, рабочие активно вовлеченные в классовую борьбу следуя ее объективной логике со временем самостоятельно подойдут к осознанию неразрешимых социально-экономических противоречий капиталистической системы. Отсюда задача – левых, не только призывать рабочих к борьбе, но идти к рабочим на предприятия учась этой борьбе у них.


4. В течение года и даже ранее активно обсуждался вопрос о создании единой, широкой левой организации, включающей в себя большую часть левых активистов разбросанных между различными самостоятельными организациями. Я не имею никаких принципиальных возражений против объединения , но меня больше интересует ответ на вопрос,: вокруг каких дел будет происходить объединение, если это только митинги, то для этого достаточно элементарной кооперации между различными организациями. Я хочу сказать, что призывая к объединению, мы должны понимать сущность и причины его, осознавать единую стратегическую линию вокруг которой будут происходить процессы интеграции. Сейчас же, мне кажется руководство ЛФ преследует лишь цель - количественного роста организации, без качественного развития., но поскольку мы знаем как тесно диалектически переплетены эти категории, стоит надеяться, что объединение будет происходить вокруг единой, хорошо продуманной платформы борьбы.

Посмотрим же насколько мои выводы отличались от решений съезда.2

2.О Съезде.

В начале января, а точнее 5 числа, прошел очередной съезд Левого Фронта, на котором предполагалось подвести итоги деятельности организации за прошедший год и наметить основные перспективы развития на будущее. Можно констатировать что на съезде оформился раскол внутри организации между жирондой (Удальцов, Сахнин, Пригарин.) и якобинским крылом ( Юрий Сурков, В. Рязанцев, В. Кузьмин.)

На рассмотрение участников съезда была вынесена резолюция, с которой можно отчасти ознакомиться здесь3. Отчасти, поскольку в ее первоначальном варианте присутствовал пункт № 7, в котором ставилась задача активизации действия Левого Фронта в Координационном Совете оппозиции. «Представителям Левого Фронта совместно с союзниками активизировать работу Координационного совета оппозиции (КСО), выносить на рассмотрение КСО остросоциальную проблематику, противодействовать превращению данного органа в гламурную псведооппозиционную тусовку»4.


О выходе из КС в резолюции речь даже не шла. Именно участие или не участие со стороны левых в этом полностью постановочном органе – стало центральным вопросом съезда. Точку зрения жиронды выразил Удальцов, какой – раз уже повторив о том, что «Левый Фронт сделал все возможное дабы углубить и продолжить протест, и никакой ответственности за его спад организация не несет.» 5

Выступающий после него Сахнин поддержал его точку зрения, повторяя при этом постоянно на манер Удальцова одни и теже слова в различных вариациях, характеризуя позицию своих оппонентов присутствующих на съезде: «секта», «сектантство» и т.д.

Шубин, Митина, Сурков и ряд других выступающих обрушились с резкой критикой КС и присутствия в нем в левых. Судя по многочисленным аплодисментам в их адрес, большинство съезда явно было настроено против КС, и это подтвердило в дальнейшем голосование, в котором данный пункт резолюции не был поддержан большинством участников съезда. Президиуму пришлось его снять.

Что же это означало ? Может быть все члены ЛФ, должны были выйти из КС ? Ни в коем случае, если в этом пункте речь шла не о присутствии в этом органе, а об активизации деятельности в нем , то в принципе снятие этого пункта ничего не дало, т.к. членам Левого Фронта не запрещалось участие в этом органе, но участие без дальнейшей активизации и т.д.

Самыми радикальные и последовательные позиции занимала «гора» съезда в лице Суркова и Рязанцева,: они требовали признать деятельность в КС не совместимой с членством в Левом Фронте. Таким образом осуществился бы полный бойкот КС, в котором левые выполняли роль постановочной массовки. Но Удальцов который дирижировал съездом, видимо, просто побоялся даже ставить вопрос на голосование, переводя обсуждение серьезнейшего вопроса в перепалку. Он заявил что: « Принятие подобного решения не подлежит компетенции съезда.»6

Явная нелепость, т.к. если не съезд должен решать такие вопросы, то какой же иной орган, а лучше спросить какие лица это должны делать?


В Организационных принципах Левого Фронта об этом говорится: «Высшим руководящим органом Фронта является Съезд. Очередные Съезды созываются Советом Фронта не реже одного раза в два года. Внеочередной Съезд может быть созван Советом Фронта по собственной инициативе, а также по предложению 2/3 региональных отделений Фронта. Съезд принимает и изменяет программные документы Фронта, утверждает основные направления деятельности Фронта, избирает Совет Фронта.!»7

Но Удальцов демонстративно наплевал на это не позволив даже продолжить дискуссию, постоянно изрекая требования об усилении деятельности охраны.

Удальцов вероятно , предполагал до съезда, что большинство его участников выступит за полный бойкот КС, поэтому переиграл левую оппозицию именно аппаратно, а не идейно. В президиуме съезда присутствовали: Удальцов, Сахнин, Пригарин. Все, сторонники продолжения участия левых в КС. Именно этот фактор в совокупности с тем, что основанная масса съезда не оказала активного сопротивления действиям Удальцова и обусловило то, что неоднократные просьбы внести вопрос о противоречии членства в ЛФ и участия в КС на голосование, постоянно игнорировались Удальцовым.

Все это впрочем не удивительно, учитывая фиктивность и не дееспособность таких управленческих звеньев организации как Совет ЛФ, Исполком ЛФ. Левым Фронтом руководит термидорианская либеральная верхушка в лице Удальцова, Сахнина. Именно она навязывает организации хвостистскую тактику «участия в КС и общегражданском движении.»

Идейно, наиболее выразительно эта позиция представлена в статье Сахнина: « Практика против фразы.8»

Статья – сгусток общих мест о схематизме и узости сектантского мышления, отсутствии у секты связи с массами и т.д. Собственно, Сахнин не аргументирует свои позицию, а декламирует ее, словно прочитывая листовку на каком-то митинге. К примеру: «Мы занимались этим весь прошлый год, и достигли за этот год больших успехов, чем все левацкие цикады, годами трещавшие одно и то же, не замечая, что их не слышит никто, кроме узкого круга таких же сектантов. 


Что изменится, если сто раз прокричать – «власть рабочим!»? Как мы знаем, лозунги становятся материальной силой, когда овладевают массами. Но это происходит не в результате их навязчивого повторения самому себе, а в результате политического самоопределения относительно реально стоящих перед трудящимися вопросов, в пользу реальных политических сил.9»

Реализм ! Вот что на уме у Сахнина. Зачем идти к рабочим, которых белыми лентами не обвяжешь, на антипутинские митинги не соберешь. Мы уже имеем поддержку масс, зачем нам рабочие ? Эта хрестоматийная логика мелкого буржуа в политике, не способного заглянуть дальше своего носа, желающего поставить перед партией / движением цели по практичнее, пореалистичнее.

На зиму ставится цель: «Мы предлагаем уже этой зимой инициировать по стране кампанию в защиту социальных прав по образцу «дней единых действий», когда-то проводившихся структурами СКС или «Дней гнева». Главная задача – создать на уровне городов и регионов социальные коалиции с сильным влиянием левых организаций и превратить эту кампанию в мощную социальную альтернативу «общедемократическим» митингам, проводимым КС оппозиции.»10

Все это беспринципное фразерство, в котором так усердно обвиняет своих оппонентов Сахнин сам же греша им. Внести в резолюции Маршей Миллионов, социальный блок – вот тот максимум на который были способны левые в прошлом году. Но слова прописанные в этих резолюциях не всколыхнули рабочих, т.к. очевидно, что без крепких связей между левыми и конкретными рабочими коллективами, все это очередное сотрясение воздуха.

Сегодня, левые переросли стадию, когда они лишь осознавали необходимость создания рабочего движения. Локомотив истории ушел несоизмеримо вперед, остановившись уже на другой станции: непосредственного внедрения и деятельности левых активистов в рабочих коллективах, в качестве самих рабочих.

А это означает , что необходимостью стало создание комиссии по рабочему вопросу в рамках организации, которая бы готовила во всех смыслах левых активистов для внедрения на промышленные предприятия , закрепила бы персональную ответственность каждого руководителя и исполнителя, поставила конкретные цели и сроки и т.д.


Вещи о которых пишет, Сахнин это те же самые прошлогодние благоглупости и пожелания, которые хорошо и похвально желать и держать в уме, но абсолютно не пытаться при этом выработать конкретные шаги и механизмы по реализации поставленной задачи.

На мой взгляд следует рассмотреть еще один немаловажный пункт принятой резолюции, он звучит так : « 6. Всемерно содействовать созданию Гражданских Советов (Комитетов) на всех уровнях – квартала, района, города, региона. Только опираясь на такие комитеты, народное движение сможет добиться максимальных результатов в интересах большинства населения страны.»11

Эти советы , которые призывают создавать , имеют очевидный отголосок в Советах 1905 года и 1917 г. Но последние имели классовый характер , и формировались по производственному принципу. Что значат расплывчато звучащие «Гражданские советы» , мне решительно не понятно .Видимо , в них будут находится граждане , выбранные по территориальному принципу без классового фильтра. В таком случае , это не советы , а те же самые гражданские коалиции на местах , не дееспособность которых обнаружилась в прошедшем году. Они будут инициировать общегражданские митинги от месяца к месяцу , ориентируясь при этом полностью на Москву. В отсутствии реальной связи с массами и классовой расплывчатости они не смогут образовать низовой костяк протеста , превратившись в подобие КС на региональном уровне .

Каковы же перспективы Левого Фронта ? По фактическому положению на конец съезда, полную победу одержал Удальцов со своей кликой. Это означает что в дальнейшем продолжится быстрая деградация Левого Фронта, которая завершится созданием второй резервной квазилевой партии, наподобие КПРФ. На мой взгляд это самый предсказуемый и закономерный финал развития событий.

Но имеется возможность и альтернативного исхода событий, он заключается в удалении из организации высшей бюрократической прослойки, которая своими руками навязывает организации классово- чуждую стратегию борьбы. Реализация этой возможности связана с возникшей левой платформой на съезде ЛФ. Изгнание из организации Удальцова и радикальная перестройка управленческой структуры движения, в новом виде представляющая – коллегиальный орган, опирающийся на поддержку большинства членов движения. Лишь подобные радикальные преобразования способны вывести Левый Фронт из тупика, позволив движению обрести пролетарский вектор борьбы.


Максим Лебский


1 http://www.npco.ru/publ/vybory_2010/dejstvuem_soobshha/manifest_levykh_sil/41-1-0-319. Сейчас постановление можно полностью прочитать по указанной ссылке. С сайта ЛФ , где оно было ранее размещено , постановление странным образом исчезло.

2 Первая часть статьи написана до съезда, вторая после. Ввиду этого сохранился некоторый разрыв в стиле изложения текста, но я хотел бы сохранить текст без изменений.

3 http://www.leftfront.ru/48E5438F90F59/50E8DA18CDA99.html

4 Цитаты из конспекта автора, присутствовавшего на съезде.

5 Цитаты из конспекта автора, присутствовавшего на съезде.

6 Цитаты из конспекта автора, присутствовавшего на съезде.

7 http://www.leftfront.ru/48F784C4B937D/48F8521D2559A.html

8 http://liva.com.ua/practice-phrase.html

9 http://liva.com.ua/practice-phrase.html

10 http://liva.com.ua/practice-phrase.html

11 http://www.leftfront.ru/48E5438F90F59/50E8DA18CDA99.html