prosdo.ru
добавить свой файл
  1 ... 8 9 10 11 12

М.А. Можейко




ЭТНИЧЕСКИЙ СТЕРЕОТИП -- устойчивый, эмоционально насыщенный, обобщенный образ этнической группы. Среди Э.С. выделяют этнические авто- и гетеростереотипы. В первом случае объектом Э.С. являются наиболее “типичные” представители своей этнической группы. Во втором -- представители иноэтнической (чужой, внешней) группы. Автостереотипы обычно более позитивны, дифференцированны и комплексны в сравнении с гетеростереотипами (Г.У.Солдатова). Соотношение сравнимых, эмпирически измеряемых показателей в авто- и гетеростреотипах используется для психологической диагностики различных аспектов этнического взаимопонимания, а также для оценки сохранности и целостности этнической группы, как субъекта межэтнического взаимодействия. Э.С. отражает как эмоционально-оценочное отношение к представителям этнической группы, так и знания о ней. Содержание Э.С. аккумулирует пристрастные представления об этносе, особенностях внешнего облика его представителей, чертах их характера, поведения, сильных и слабых сторонах, возможностях и специфике взаимодействия с ними и мн. др. В основе Э.С. лежат опосредованные этнические представления, полученные из разнообразных вторичных источников, включая исторически накопленный опыт предыдущих межэтнических контактов. Являясь разновидностью социального стереотипа, Э.С. обладает общими с ним свойствами: согласованностью (единством представлений, разделяемых преобладающим числом членов стереотипизирующей группы), обобщенностью, схематичностью, упрощенностью содержания, чрезвычайной эмоциональной насыщенностью, поляризацией знака оценки, устойчивостью к новой информации. Однако, устойчивость Э.С. не является абсолютной. Э.С. способны с течением времени постепенно трансформироваться, преломляя в своём содержании существенные перемены в облике объекта стереотипизации. Э.С. также могут изменяться в зависимости от изменения характера межэтнических отношений или с увеличением межэтнических контактов. Приписывание общих, сходных характеристик представителям целой группы без достаточного осознания различий между ними является отличительной чертой стереотипизации, одного из распространенных и универсальных механизмов межгруппового восприятия. В стереотипизации реализуется одна из основных психологических функций Э.С. -- когнитивная. Она сводится к схематизированному, упрощенному, упорядоченному, “заданному” восприятию. Вторая -- ценностно-защитная функция -- состоит в сохранении и защите ценностей, позиций и прав индивида (У.Липпман, Г.Тэшфел). Среди социально-психологических функций выделяют функцию межгрупповой дифференциации и функцию поддержания позитивной групповой идентичности. Среди социальных функций -- функции объяснения и оправдания существующих межгрупповых отношений (Тэшфел), а также функцию сохранения существующих отношений (Т.Г.Стефаненко). Перечисленные функции Э.С. тесно взаимосвязаны с внутри- и внешнеэтнической активностью и реализуются в контексте существующих межэтнических отношений. В ситуациях нарастающей национальной напряжённости, Э.С., наряду с этническими предрассудками, усиливают проявления предубежденности к членам чужой этногруппы, усугубляют межэтническое отчуждение, интенсифицируют развитие процессов внутриэтнического обособления и межэтнической поляризации. При соответствующих социально-политических условиях активизируется эффективное влияние Э.С. на консолидацию этнической группы, психологическое единение её членов. Являясь одними из эффективных психологических регуляторов межэтнических отношений, Э.С. отражают содержание и динамику этих отношений, выступая чутким индикатором их состояния, диагностируя возникновение напряженности во взаимоотношениях, либо указывая на их стабильность и благополучность.

Л.И. Науменко


ЭТНОМЕТОДОЛОГИЯ -- (ethтo -- народ, metod -- методы, logy -- исследование; буквально -- “учение о том, как поступают народы”) -- радикальное теоретико-методологическое направление в американской социологии, принципиально переинтерпретировавшее на основе феноменологических установок и процедур культурной и социальной антропологии предмет и задачи социологии как научной дисциплины. Среди других источников Э. можно назвать лингвистическую философию Витгенштейна и “диалектический гиперэмпиризм” Гурвича. С одной стороны, Э. конституировалась на основе последовательного критического отвержения классического социологического наследия в силу его натуралистической установки. Основные объекты критики Э. -- функционализм в лице Дюркгейма (прежде всего, его классический тезис об отношении к социальным фактам как к вещам) и Парсонса, а также -- позитивизм и марксизм. Натурализму противопоставлялась феноменологическая альтернатива (перераставшая у ряда этнометодологов в герменевтическую), которая затем (в свою очередь) радикализировалась. С другой стороны, конституирующую роль для Э. выполнила не менее последовательная критика традиционной методологии, понимаемой как совокупность методов обнаружения неизменных свойств мира “фактов”, а также ее гипостазировано рационалистических (приписывание “разумных” мотивов поведению индивида) и априорных (непроблематичное принятие “очевидностей”) исходных допущений. Традиционной социологической методологии противопоставлялись подходы и способы работы “полевой” антропологии, предполагавшие непосредственное “включение” в жизнь исследуемых сообществ, которые затем в Э. универсализировались до общесоциальных методов исследовательной работы. Неудивительно, что в 1970-е (пору наибольшего “взлета” Э.) она встретила резкое неприятие со стороны университетской социологии (дело доходило до запретов на преподавание Э.). Возникновение Э. как самостоятельного направления связывают с выходом сборника статей Г.Гарфинкеля (р. 1917) “Исследования по этнометодологии” (1967). Другим крупнейшим представителем этого направления является А.Сикурел (р. 1928), концепцию которого ряд авторов рассматривает как самостоятельный проект когнитивной социологии, а также Г. Сакс, А. Блюм, П. Мак-Хью, Б. Лутар, М. Поллнер и др. Принципиально уходя от вопросов субстанциональной природы общества и не приемля как доминантную проблему условий возникновения социального порядка, Э., вслед за феноменологической социологией, актуализирует в качестве темы первостепенного внимания социологии -- мир повседневности, однако делает акцент на проблеме выявления методов того, как люди создают и поддерживают друг у друга предположения о том, что социальный мир действительно носит реальный характер и является миром упорядоченным. Реализация этой целевой дисциплинарной установки потребовала выдвижения Э. семи альтернативных классическим, методологических предположений (Дж.Тэрнер) относительно природы социального мира. Исходное допущение -- стремление людей во всех ситуациях взаимодействия достичь видимого согласия относительно “релевантных черт обстановки взаимодействия” (1). Это согласие может базироваться на установках, верованиях, знаниях о природе ситуации взаимодействия (2). Оно предполагает различные практики межличностного взаимодействия и соответствующие им методы конструирования, поддержания и изменения кажущегося согласия, которые могут быть как эксплицитны, так и (большей частью) имплицитны (3). Эти практики и методы обеспечиваются восприятием (постоянно создающимся и разрушающимся) того, что ситуации взаимодействия имеют упорядоченную структуру (4). Видимость согласия есть не только результат соглашения (“конвенции”), но и выражение согласия каждого из участников с “правилами и процедурами” создания и разрушения этого согласия, т.е. видимое согласие предполагает “молчаливое” подразумевание ряда допускаемых всеми условий -- правил взаимодействия-общения (5). Каждая ситуация уникальна в своем роде и предполагает собственное определение в согласии, которое не может быть некритически перенесено из какой-либо иной ситуации (6). Каждый раз создавая, вновь утверждая или изменяя правила для определения ситуации, втянутые в нее люди предлагают друг другу кажущийся упорядоченным и связанным мир “вне их”, побуждающий их к определенным восприятиям и действиям (7). Таким образом, обнаруживается, что любая ситуация взаимодействия проблемна, что все “очевидности” являются результатом постоянных усилий людей по их поддержанию, т.е. по созданию общего смысла, что каждый раз реально люди имеют дело с переходящими друг в друга ситуациями, по поводу которых люди и могут “договориться”. Таким образом социокультурная реальность понимается в Э. как поток неповторимых (уникальных) ситуаций, схватываемых и конституируемых (определяемых) в человеческих практиках, прежде всего мыслительных и коммуникативных, редуцируемых в Э. в большинстве случаев к речевому повседневному общению. Отсюда делается кардинальный для судеб социологии вывод Э. -- социальный порядок является не субстанционально “положенным” и не “предзаданным” социокультурными механизмами (ценностями, нормами, институтами и т.д.), а каждый раз конституируемым благодаря способности индивидов постоянно создавать и разрушать совокупность представлений в каждой отдельной ситуации взаимодействия и находить “методологическое” согласие в процедурах понимания, рефлексии и интерпретации в речевом (в пределе) общении по поводу легитимизации этого “социального порядка”. Отсюда проистекает предельная радикализация феноменологической ориентации в социологии -- с точки зрения Э., речь должна идти не о различении конструктов первого и второго порядков (вычлененных из мира повседневности и созданных на их основе), а о принципиальном единстве методов “профанов” и “спецов”, задающимся общим пониманием пути, который необходимо пройти, чтобы, достигнув согласия, утвердиться в существовании “во вне” реальности. Разница лишь в том, что “спец” (социолог) призван выполнить при этом особую миссию -- эксплицировать имплицитно встроенные в интерпретационные взаимодействия людей общие правила-методы-схемы. Таким образом, непосредственный предмет социологии в Э. задается как исследование процедур интерпретаций и нерефлексированных механизмов, делающих возможным понимание в коммуникации, а следовательно и саму эту коммуникацию. Это предельно радикальным образом снимает субъект-объектную проблему (как некритическое основание натуралистической социологии), делает недопустимым разрыв между предметом и языком-объектом, с одной стороны, средствами описания и методами анализа, метаязыком -- с другой (полная ревизия традиционной методологии), налагает принципиальный запрет на дистанцирование исследователя в “независимого наблюдателя”, в силу принципиальной его включенности в контексты повседневного общения -- разговора (окончательная ревизия методического оснащения социологического исследования). Коммуникация, согласно Э., всегда содержит сверхвербальную информацию, т.к. она поддерживается неявным фоновым знанием, “по умолчанию” предполагает подразумеваемые смыслы, объединяющие участников взаимодействия. Задача социолога во многом и выполнима только за счет занятия рефлексивной позиции, позволяющей эксплицировать имплицитное, выявлять во взаимодействии когнитивные структуры, “переводить” “индексные суждения” в “объективные”. Индексные суждения контекстуально и инструментально характеризуют уникальность “предметов”, объективные -- описывают (эксплицируют) их общие свойства, “снимая” с них ситуативные характеристики (по аналогии с процедурами типизации в феноменологической социологии). При этом акцент в объективных суждениях делается не на их значениях, а на мере универсальности в их применении. По сути, вопрос ставится о том, как в ходе коммуникации мы способны представить значения своих индексных суждений в терминах объективных признаков, приписываемых реальности “вне нас”, -- ведь социальный порядок поддерживается нашей способностью убедить друг друга в его существовании, нашим общим “видением”. Несомненным приоритетом обладает, следовательно, “практический разум”. Социологам (“теоретикам”) самим приходится решать эту же практическую задачу на “своем уровне” -- как найти способы описания событий, приемлемые для сообщества ученых, работающих независимо друг от друга (через рефлексию общих элементов описаний). В конкретных этнометодологических исследованиях было, в частности, показано, что содержание решения (судьи, например) существует ранее, чем решение принимается. То же относится к ставимому диагнозу (например, психиатром). Точно так же текст приобретает осмысленность только тогда, когда уже известен “правильный” подход к нему. В дальнейшем разворачиваются лишь процедуры ретроспективного и контекстуального определения этого решения, диагноза, прочтения, выявление оснований, делающих их “правильными”. Рефлексия предполагает “знание” исходной точки начала движения (от непроявленного смысла) и предполагаемого конечного продукта (эксплицированного смысла или порядка отношений различных значений). Объективные суждения суть лишь инструмент и метод преодоления уникальности конкретных ситуаций, приписывания им наших значений и смыслов, т.е. унификации и типизации ситуаций и объективизации своих описаний в качестве квазикатегорий. Таким образом, научное знание есть “инобытие” тематизированного и проясненного повседневного опыта (здравого смысла), объективация и онтологизация индексных суждений, выявление имманентной радикальности обыденной жизни. (“... поддержание впечатления социального порядка есть никогда не прекращающаяся деятельность”). А. Сикурел усилил этот тезис, переинтерпретировав саму деятельность в “активность толкования значений”, когда сама попытка стимулировать (например, социологическая практика) или избежать толкования уже сама по себе есть “толковательная” операция на основе “само собой разумеющихся” правил (но не “само собой разумеющихся” субстанционализированных “очевидных” знаний -- выпад в сторону феноменологической социологии). Социальность тогда (как продукт взаимодействия) есть следствие, выводимое из отношения между “поверхностными” (нормы повседневной жизни как “данность”) и “интерпретационными” (“глубинными”) правилами как внутренней структуры первых, так и основанием возможности любых значений, определяющим закономерности возникновения и функционирования последних: “интерпретационные правила нельзя усвоить в воспитании и обучении”. Наоборот, они делают возможными и воспитание и обучение. При своей контекстуальности значения не переоткрываются каждый раз заново, а лишь получают новое звучание в конкретике ситуаций, т.е. фактически -- они инструменты, используемые разными способами в конкретике “случаев”. Задача речевых практик состоит в “переводе” многомерных (объемных) восприятий в одномерность (как основы взаимопонимания) речи. Тогда любые конституирующие социальную реальность взаимодействия есть трансляции -- переводы восприятий в словесные описания. Описания событий никогда же не будут совпадать с самими событиями, обрекая людей на необходимость перманентного создания “впечатления социального порядка”. Таким образом, Э. окончательно выявила возможности иного способа “социологизирования”, постулированного в понимающей социологии и разработанного в феноменологической социологии и социологии знания, как альтернативы классической социологии.

В.Л. Абушенко


ЭТНОС
(греч. ethnos -- группа, племя, народ) -- межпоколенная группа людей, объединенная длительным совместным проживанием на определенной территории, общими языком, культурой и самосознанием. Понятие Э., как категории, обобщающей признаки этнических общностей на всех этапах истории человечества, разрабатывалось преимущественно в российской, советской и пост-советской этнографии. Основы теории Э. были заложены в 1920-х С.М. Широкогоровым. Он рассматривал Э. как основную форму существования локальных групп человечества, а основными признаками его считал “единство происхождения, обычаев, языка и уклада жизни”. В 1960--1980-е концепция Широкогорова была развита советскими этнографами. Наиболее последовательной ее марксистской интерпретацией стала теория Ю.В. Бромлея. Он предлагал различать этникосы (Э. в узком значении слова) как совокупности людей, объединенных общим языком, культурой и самосознанием, и этносоциальные организмы, ЭСО (Э. в широком значении слова) как Э., сопряженные с территориально-политическими общностями. Последние, по Бромлею, представляют собой самостоятельные макроединицы общественного развития. В зависимости от принадлежности к определенной общественно-экономической формации этносоциальные организмы выступают в форме племени, народности (рабовладельческой или феодальной), нации (буржуазной или социалистической). Значительное место в теории Бромлея занимала детализированная классификация этнических процессов -- изменений Э., проинтерпретированная применительно к различным эпохам прогресса человечества. В работах представителей другого теоретического направления А.С. Арутюнова и Н.Н. Чебоксарова Э. был рассмотрен в контексте теории коммуникации. Э. представлялись как ареалы повышенной плотности информации. Особое внимание было обращено на межпоколенную трансляцию информации, обеспечивающую преемственность и стабильность этнической системы во времени. Стадиальные типы этнических общностей -- племена, народности и нации рассматривались как три разных типа информационной плотности. Концепция Арутюнова и Чебоксарова стала наиболее продуктивным в инструментальном и прикладном отношении вариантом теории Э. Последовательно немарксистский подход к феномену Э. отличает работы Гумилева. В них Э. представлены как элементы этносферы -- особой биосоциальной реальности, развивающейся по своим уникальным законам. Э., по Гумилеву, может пребывать в “персистентном” (цикличном) и “динамичном” состоянии. Переход в последнее обусловлен своего рода мутациями -- пассионарными толчками. По Гумилеву, Э. проходит ряд стадий развития, и, подобно живому организму, умирает. Благодаря откровенному нонконформизму концепция Гумилева приобрела необычайную популярность, особенно за пределами профессиональной аудитории. При всех различиях концепции Э. имеют ряд общих недостатков. Опора на понятия, объем которых сам по себе является предметом дискуссии (язык, культура, территория), делает построение теории и самого определения Э. крайне затрудненным. Понятие Э. отражает в полной степени лишь свойства этнических общностей индустриальной эпохи -- наций. По отношению к до-национальным стадиям развития, с характерными для них культурно-лингвистической вариативностью и внеэтническими формами самосознания, понятие Э. оказалось непродуктивным (например, категория “народность”). В зарубежной социально-культурной антропологии понятие Э. употребляется сравнительно редко, а построение его теории не считается актуальным. Более употребительным является понятие этничность, отражающее принадлежность к определенной нации или этнической группе.

П.В. Терешкович


<< предыдущая страница   следующая страница >>