prosdo.ru   1 ... 5 6 7 8
Прим. ред. ] Неудивительно поэтому, что уделом таковых становятся жалкие и сумасбродные излишества.


Служитель не должен пренебрегать получением образования

Еще один важный момент: давайте не будем пренебрегать человеческим знанием и образованием, учитывая, что у нас нет оснований надеяться на неконтролируемое разумом вдохновение, как на особый путь для водительства Божьего в нашей жизни.

Те христиане, которые утверждают, что человеческое образование бесполезно или малополезно для служения, не совсем понимают, о чем говорят. Если бы они отдавали отчет своим словам, то не говорили бы этого. Под человеческим образованием я понимаю улучшение всесторонних знаний человека посредством обучения, — и думаю, что так понимают и другие. А поэтому говорить, что человеческое образование для служителя бесполезно, равносильно утверждению, что не имеет смысла и обучение ребенка, подростка или юноши, которые должны усовершенствовать свои знания по мере своего взросления.

Говорить, что образование ничего не стоит, означает, что четырехлетний ребенок в равной степени подходит на роль учителя Церкви и имеет такую же меру благодати Божией, как и образованный тридцатилетний человек; что четырехлетний ребенок способен каким-либо своим суждением содействовать успеху Царствия Божьего на земле. Если взрослые люди в большей степени способны совершать служение, чем маленькие дети, имея перед ними преимущество в том, что больше знают, тогда, естественно, повышая уровень своих общеобразовательных знаний и имея такую же меру благодати Божией, они усовершенствуют и свою способность совершать служение. Умножение знаний, без сомнения, помогает делать либо добро, либо зло, — в зависимости от того, к чему склонен человек. Нельзя опровергнуть факт, очевидность которого бесспорна, что Бог широко использовал знания апостола Павла, а также знания Моисея и Соломона.

Если мы презираем знания, полученные посредством обучения, то не должны ли мы также пренебрегать и средством его достижения, то есть обучением. Учеба и образование играют важную роль в подготовке человека к тому, чтобы он мог публично обучать других людей. Безусловно, многие люди, имеющие сердце, которое находится под сильным воздействием Духа Божьего, могут прекрасно и с большой пользой проповедовать о Христе, обходясь и без образования. Однако, разумно ли без какой-либо необходимости бросаться вниз с крыла храма, полагаясь на то, что Ангел Господень предотвратит наше падение и сохранит нас от преткновения «о камень ногою своею» (см. Пс.90:11–12), в то время, как есть другой, пусть не такой короткий, путь, чтобы спуститься с крыла храма вниз.


Я хотел бы молиться о том, чтобы мы не пренебрегали возможностью получить образование, в том числе и такими методами обучения, как публичные лекции, помогающие постичь и запомнить божественные истины.

Служитель не должен осуждать других

А теперь я хотел бы попросить дорогих детей Божиих глубже поразмыслить над тем, по каким причинам Священное Писание не может оправдать нас, если мы осуждаем других верующих, также исповедующих Иисуса Христа, и почему Божий повеления не позволяют нам называть их лицемерами и невеждами, мало знающими об истинной вере.

Мы все знаем, что есть такие суждения, которые очень часто и достаточно строго запрещает Священное Писание. И я желаю, чтобы эти библейские повеления были нами внимательно исследованы и тщательно взвешены, чтобы мы могли рассудить, в какой мере Слово Божие разрешает нам определять духовное состояние других людей и выносить свой приговор им, как порочным, в то время как они исповедуют Христа и состоят членами Церкви, — то есть рассудить, в какой мере это не запрещено нам Иисусом Христом в Новом Завете. Итак, если это запрещено, то ученики Христа, без сомнения, должны избегать такой практики, даже если это кажется необходимым и они считают себя подходящими для этой роли, полагая, что руководствуются добрыми намерениями.

Мы должны ясно уразуметь, что тот вид суда, который Бог объявляет Своей прерогативой, запрещено творить людям. [Прерогатива — исключительное право, преимущество, связанное с занимаемым положением. — Прим. ред. ] Мы знаем, что безапелляционное и окончательное суждение о состоянии сердец сынов человеческих очень часто в Писании определяется, как исключительное право Бога, принадлежащее только Ему: «Помилуй; соделай и воздай каждому по путям его, ибо Ты один знаешь сердце всех сынов человеческих» (ЗЦар.8:39). И если мы достаточно исследуем этот вопрос, то сможем определить для себя, что окончательный суд над сердцами людей, который находится в Божьей власти, относится не только к целям и сердечным намерениям в каких-то отдельных аспектах деятельности человека, но, главным образом, к состоянию его сердца в вопросе исповедания им веры. Это становится ясно при рассмотрении следующих мест Священного Писания: 1Цар. 28:9; Пс.7:9-11; Пс.26; Прит.16:2; 17:3; 21:2; Откр.2:22–23.


В Новом Завете мы также находим подтверждение тому, что такой вид суда, на который имеет право только Бог, запрещен человеку: «Кто ты, осуждающий чужого раба? Пред своим Господом стоит он, или падает» (Рим. 14:4); «Един Законодатель и Судия, могущий спасти и погубить: а ты кто, который судишь другого?» (Иак.4:12); «Для меня очень мало значит, как судите обо мне вы, или как судят другие люди; я и сам не сужу о себе. Ибо, хотя я ничего не знаю за собою, но тем не оправдываюсь; судия же мне Господь» (1 Кор.4:3–4).

Еще раз хотелось бы подчеркнуть, что нам запрещен всякий вид суда, который должен совершиться в тот день Великого Суда, который скоро грядет; ибо написано: «Не судите никак прежде времени, пока не прийдет Господь, Который и осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения, и тогда каждому будет похвала от Бога» (1 Кор.4:5). Таким образом, только в день Великого Суда Господь выявит лицемерие в сердцах людей, которые имеют лишь вид благочестия и зачастую ведут себя, как Божий люди, и отличит их от истинных святых, — или другими словами, отделит «овец» от «козлов». Да, эта задача в Священном Писании представлена как главная цель того дня.

Глубоко заблуждаются те, кто здесь, на земле, смело берется определять, кто является искренним верующим, а кто — нет; кто берется проводить разделительную черту между истинными святыми и лицемерами и отделять «овец» от «козлов», да еще и ставить одних «по правую», а других — «по левую сторону»; кто хочет раньше времени «выдернуть» плевелы, растущие среди пшеницы. Многие из слуг были готовы считать себя вполне подходящими для такой работы и предлагали свои услуги своему Господину, но Он сказал: «Нет, чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы; оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в связки, чтобы сжечь их; а пшеницу уберите в житницу мою» (Матф.13:29–30). Этот запрет Господина жатвы соответствует вышеупомянутому запрещению Апостола: «Не судите никак прежде времени» (1 Кор.4:5).


В этой притче слуги, заботившиеся о пшенице, несомненно, являются теми же слугами, которые заботились и о плодах виноградника (см. Лук. 20 гл.) и были также названы в Евангелии «слугами Господина жатвы», назначенными Им для того, чтобы быть «делателями» на Его жатве (см. Матф.9:37–38). Мы узнаем в них служителей Евангелия. В настоящее время исполняется то, о чем говорит эта притча из 13 главы Евангелия от Матфея: «когда же люди спали» (прообраз долгого сна церкви и ее мертвого состояния) «пришел враг Его и посеял между пшеницею плевелы» (Матф.13:25). Сейчас наступило время, когда «взошла зелень» (Матф. 13:26), то есть время возрождения веры. И в настоящее время, как и в притче, некоторые из слуг, заботящихся о поле, говорят: «хочешь ли, мы пойдем выберем их?» (Матф. 13:28). Я знаю, что у людей, которые думают о себе, что они обладают некоторым опытом жизни веры, имеется большая склонность считать себя способными определять состояние других людей на основании коротких бесед с ними. Однако, мой личный опыт научил меня тому, что такая склонность ведет к ошибкам.

Ранее я и представить себе не мог, что сердце человека может быть таким непостижимым. Я стал, с одной стороны, менее сострадательным, но, вместе с тем, порою стал сострадать больше, чем ранее. Я понял, что у людей с нечистой совестью есть много лицемерных проявлений, которые, на первый взгляд, придают им привлекательный вид истинного благочестия. Я также понял, что у Божьих людей в гораздо большей степени, чем я полагал раньше, проявляются остатки греховности, и это делает их похожими на плотских людей, формалистов и духовно мертвых лицемеров.

Чем дольше я живу, тем меньше удивляюсь тому, что испытание сердец сынов человеческих Бог оставил только в Своей власти, определив, что это испытание произойдет только во время Жатвы. Я желаю преклониться перед мудростью Божией, Его милосердием ко мне и ко всем, мне подобным, и поблагодарить Его за то, что Он не вверил это великое дело в руки такому бедному, слабому и близорукому созданию, как человек, которому в огромной степени присущи духовная слепота, гордость, лицеприятие, предубеждение, лживость, — но вверил это Христу, Который бесконечно более подходит для этой цели, и сделал это Его прерогативой.


Рассуждая о других христианах и делая собственные заключения об их жизни, мы должны самым определенным образом запретить себе думать о том, что они не являются драгоценными детьми Божиими. Мы обязаны и даже вынуждены быть исполненными всякого милосердия к ним.

Мы должны позволить Священному Писанию быть твердым основанием для нашей жизни, ибо Писание определяет всякое внутреннее проявление у святых, относящееся к их духовной и божественной жизни, как нечто сокрытое от глаз человеческих (см. Кол.3:3–4): они питаются «сокровенной манной», — духовной пищей, неизвестной другим; окружающие не могут каким-либо образом заглянуть в их сердце и понять их радости. Украшением всякого истинного христианина, является «сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом» (1 Пет.3:4), но сокрыто от посторонних глаз. Новое имя, данное Христом каждому из нас, никто не знает, кроме того, кто его получает (Откр.2:17).

Похвала для истинных, духовных израильтян, имеющих обрезание «по духу», исходит не от людей, но от Бога (Рим.2:29). Это означает, что их можно узнать и отличить, как истинных детей Израиля, потому что они имеют честь принадлежать к людям, которые от Бога. Эта мысль подтверждается и другими подобными выражениями апостола Павла — см. 1 Кор.4:5. Здесь он говорит о принадлежащем только Богу праве делать заключения о том, кто является истинным христианином и что с этим человеком будет в день Суда, и добавляет: «и тогда каждому будет похвала от Бога».

Показателен пример Иуды. Долгое время он находился среди двенадцати апостолов, учеников Христа, бывших Его истинными последователями. Они не могли заподозрить Иуду в неискренности, пока он сам не раскрыл себя своим отвратительным предательством.

История Ахитофела также очень показательна. Давид ни в чем не подозревал его, хотя был очень мудрым и святым человеком, отличавшимся благочестием и хорошо знающим Писание. Он знал больше, чем все его учителя; больше, чем люди в древности, жившие до него; был зрелым по своему жизненному опыту и отличался величайшей трезвостью в своих суждениях. Давид был великим пророком и очень близко знал Ахитофела, считая его своим лучшим другом и самым желанным собеседником в делах веры. Но он не только не увидел в нем лицемера, но и полагался на него, как на благочестивого друга. Давид наслаждался духовными беседами с Ахитофелом, они были сладостны для него; он считал его богобоязненным человеком и поставил выше всех других мудрецов и советников в духовных вопросах. На самом же деле, Ахитофел не только не являлся святым, но оказался злым, жестоким и порочным человеком.


Об этом Давид говорит в своем псалме: «Злодеяние и бедствие посреди его. Посреди его пагуба; обман и коварство не сходят с улиц его. Ибо не враг поносит меня, — это я перенес бы; не ненавистник мой величается надо мною, — от него я укрылся бы: Но ты, который был для меня то же, что я, друг мой и близкий мой; с которым мы разделяли искренние беседы и ходили вместе в дом Божий» (Пс.54:11–15).

Мнение некоторых о том, что верующие имеют способность и право определять состояние души других христиан и, таким образом, открыто совершать деление на святых и фарисеев; что истинные святые должны находится в одном обществе, а лицемеры — в другом, и быть разделенными между собой стеной, которую воздвигли сами люди, ставшие вдруг несовместимыми, — является глубоко ошибочным. Ибо оно предполагает, что Бог дал людям власть устроить еще одну видимую церковь внутри той Церкви, которую Он Сам учредил на Земле, ибо судить о наличии Церкви можно только по ее видимым членам, — христианам, которых здесь, на земле принимают за таковых согласно их исповеданию. Никто не имеет права исключать кого-либо из числа видимой Церкви, — кроме тех случаев и по тем причинам, которые указал Бог в Священном Писании.

Я просил бы тех, кто проявляет истинное усердие для продолжения этой Божией работы, глубоко поразмыслить об этих обстоятельствах. Я убежден, что многие слушатели, в своем служении имеющие дело с душами людей и не прислушивающиеся к тому, что я говорю, с приобретением большего опыта прийдут к тому же мнению, что и я.

Служитель должен избегать споров с противниками

И еще одно, о чем я хотел бы умолять всех служителей Божиих, ревностно подвизающихся на славном поприще евангелизационной работы: избегайте чрезмерно жарких споров с противниками, не проявляйте слишком яростного усердия в защите истины, и, в особенности, не говорите так много о переживаемых Вами преследованиях со стороны противников в своих публичных проповедях и молитвах. Даже если бы эти преследования были в десять раз сильнее, чем сейчас, я думаю, все равно не стоит так много говорить об этом. Если христиане ведут себя, как агнцы, не склонные жаловаться и кричать, когда их обижают, они проявляют кротость по примеру нашего драгоценного Искупителя. Но христиане не должны быть похожими на свиней, которые громко визжат, если их кто-нибудь трогает.


Когда нас преследуют, мы не должны немедленно воспламеняться, подобно ученикам Христа, которые хотели призвать огонь с неба на самарян, не пускавших их в свои селения. Ревностным служителям Бога следовало бы глубже вникнуть в слова наставления, которые дал апостол Павел усердному служителю Господа Тимофею: «Рабу же Господа не должно ссориться, но быть приветливым ко всем, учительным, незлобным, с кротостью наставлять противников, не даст ли им Бог покаяния к познанию истины, чтобы они освободились от сети диавола, который уловил их в свою волю» (2 Тим.2:24–26).

Я в кротости посоветовал бы тем, кто любит Господа Иисуса Христа и хотел бы приблизить наступление Его Царствия, соблюдать то правило истинного благоразумия, которое оставил нам Господь. «Никто к ветхой одежде не приставляет заплаты из небеленой ткани; ибо вновь пришитое отдерет от старого, и дыра будет еще хуже. Не вливают также вина молодого в мехи ветхие; а иначе прорываются мехи, и вино вытекает, и мехи пропадают; но вино молодое вливают в новые мехи, и сберегается и то, и другое» (Матф.9:16–17).

Я боюсь, что в нашей стране есть места, где из-за нежелания пользоваться этим правилом теряется драгоценное вино. Я полагаю, что мы слишком ограничиваем себя в использовании разных методов и форм организации нашей церковной жизни, что может привести к вырождению веры и превращению ее в чистую формальность. Но я все же убежден, что какими бы благими и великими ни были нововведения, — они имеют тенденцию удивлять и шокировать человеческие умы, вводить их в непрерывные обсуждения и споры, что, в свою очередь, очень мешает распространению веры. У некоторых людей эти новшества могут вызвать противостояние истине, других уводят в сторону от нее, а многих просто озадачивают, вызывая сомнения и колебания. Нередко по этой причине верующие люди отвлекаются от своего великого дела служения и втягиваются в пустые бесполезные споры. Поэтому для нас лучше избегать того, что слишком далеко выходит за рамки обычной церковной практики, за исключением обстоятельств особой важности.


Мы должны следовать примеру истинного служителя Божьего апостола Павла, имевшего величайший успех в проповеди Евангелия; он пишет коринфянам: «Для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобресть Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобресть подзаконных; для чуждых закона, — не будучи чужд закона перед Богом, но подзаконен Христу, чтобы приобресть чуждых закона; для немощных был как немощный, чтобы приобресть немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Kop. 9:20–23).

Издано БНЦ ЕХБ и Dutch Reformed Tract Society



<< предыдущая страница