prosdo.ru
добавить свой файл
1
ДНЕВНИК ЗЕЛЁНОГО ГРАЖДАНИНА.

День первый.

Я, обычный зеленый гражданин…сегодня мы с женой смотрели телек, но потом какой-то бешеный, бородатый мужик с монтировкой выломал нашу дверь и разбил телевизор. Мы с женой попытались его догнать и потребовать новый телевизор. Когда мы вернулись с пустыми руками, оказалось что за эти чудаком гнались солдаты альянса, и они зашли в нашу комнату сразу, как только мы вышли. И нашли там очень много гашиша. Из-за этого у нас хотели, отняли телевизор, но я пытался его вернуть. Я ударил одного полицейского так, что он сел. А потом он ударил меня, и я упал, но встать я не смог, потому что он меня пинал. Жену мою увели куда-то, но мне она все равно не нравилась, так что мне все равно, что с ней сделают.
День второй.

Я очнулся в мусорном бачке. Там я нашел монтировку и пистолет я взял и то и другое, но потом мне надоело тащить это все, и я оставил пистолет. Я подумал, что на вокзале можно будет сесть на поезд до CYTY 18, и пошел на вокзал, когда я пришел туда, там оказалось целое подразделение альянса, они начали проверять все поезда и уже задержали примерно 12 человек. Среди них был мой друг, мы с ним в детстве кидали камни в комбайнов. Ой, что это с ним делают? Афигеть… нету у меня больше друга…. После жуткой сцены я оправился примерно минут за пятнадцать. Я понял, что надо убраться из города и присоединится к силам сопротивления. Я пошел по дворам. Я знал путь, по которому надо идти, он был очень сложный и опасный. Но другого выбора у меня не было. Я побежал со всех сил, забежал в дом номер 34,/а поднялся на чердак, выбил окно и выбрался на крышу, на дороге стояла машина-броневик принадлежащая альянсу. Я шел по очень тонкой доске, от смерти меня отделяло примерно 40 метров. Я случайно оступился и резким движением спугнул стаю голубей. Они резко вспорхнули, и своим движением привлекли внимание броневика. Броневик незамедлительно открыл по мне огонь. Одна пуля прошила насквозь мою ногу. Я завалился в окно справа от меня. Потерял сознание минут на пять. Очнулся, слышу, что по лестнице в метре от меня поднимаются солдаты альянса. Встать я не мог. Нога кровоточила и отнялась. Я достал пистолет, в нем была одна обойма, и та не полная – 7 пуль. Я думал, может быть последнюю пулю предоставить себе? нет. Но и нельзя попадать в жадные руки альянса… Голоса издаваемые солдатам, их переговоры становились все четче, я направил пистолет на лестницу и приготовился. Появилась первая голова, Раз выстрел – мимо, Два выстрел – первое бездыханное тело, пораженное хедшотом повалилось на деревянный пол, Три выстрел – мимо, Четыре выстрел – опять мимо, пять выстрел -, но я не делал пятый выстрел. Боль которую я почувствовал в области груди заставила меня незамедлительно потерять сознание.

День третий.

На этот раз я очнулся в комнате тюремного заключения. Минут через пять после моего пробуждения ко мне подошел солдат альянса, он был в тяжелой белой броне. Вместо пистолета у него был модифицированный SMG с 45 патронами и подствольным гранатометом, я такой SMG уже видел. Солдат сказал, что, так как я оказал сопротивление при аресте, незаконно владел оружием, которое по праву принадлежит не мне, а альянсу, и за то, что я безжалостно убил одного солдата альянса (хотя по моему я всего лишь защищался) меня приговорили к смертной казне. Завтра вечером через меня пропустят энергетический шар с нейтронными соединениями и от меня ничего не останется. Я не хочу так умереть. Надо сбежать. В одной камере со мной сидит какой-то старичок, его тоже приговорили к смертной казни за то, что он украл 5 броневиков и взорвал склад с оружием. Он давно обдумывал план побега, но как он сказал из этой тюрьмы невозможно сбежать. Я начал думать и понял, что надо сделать. А сейчас надо подождать, лягу спать.

День четвёртый.

Утром меня разбудил старик и сказал, что надо съесть похлебку, которую только что принесли, иначе у меня не будет сил осуществить мой план. Старик этот из сил сопротивления, он сказал, что в этой тюрьме находятся примерно 40 человек из сопротивления и что через три дня все отряды сопротивления находящиеся в CYTY 17 и на его окраинах готовят наступление на тюрьму, планируется взять её штурмом. А заодно и высвободят всех заключенных. Поэтому он и не хочет бежать со мной. К сожалению, я ждать не мог, потому что меня казнят сегодня, но если мой план удастся, то я присоединюсь к силам сопротивления, и с удовольствием буду брать штурмом эту злосчастную тюрьму. Вдруг я услышал шаги, это по коридору идут трое солдат, а не четверо как я предполагал, это даже легче. Они остановились напротив моей камеры, открыли решетку и приказали мне выйти сними. Меня повели на казнь. Меня вели по коридору, я придерживался плана. В этот момент старик, от которого меня отвели примерно метра на два, крикнул что-то обидное одному из солдат, которые меня вели. Все трое остановились, тот которому было адресовано оскорбление, пошел назад. Я в этот момент резко повернулся к солдату за мной, ударил его ногой, он нагнулся, я отнял у него автомат и выпустил в него очередь, затем по очереди в тех двоих, перезарядил свой автомат взял еще две обоймы, подобрал пистолет. Я сказал старику спасибо и что через три дня вернусь с его друзьями. Пока что все шло по плану, я бежал, отстреливал вражеских солдат, только чуть позже я заметил, что моя нога была вылечена альянсом. А ранения в груди как будто и не было. Я убил примерно 7 комбайнов. Я удивился, почему они особо не пытались меня остановить. Минут через 10, я вышел к черному входу, выбрался через разбитое мною окно и побежал в лес по направлению указанному стариком. Я бежал примерно час слышал звук сирены, слышал шум вертолета, слышал голоса комбайнов. Потом все стихло. Я сел возле пня, что бы передохнуть. Я думал, правильно ли я бежал все это время. Вдруг старик ошибся, что если я пробежал нужный мне лагерь. Я успокоил себя. Подумал о том, как я найду отряд сил сопротивления, и как буду штурмовать тюрьму вместе с ними. Мне стало чуть легче. Уже стемнело. Я прилег, и не заметил, как уснул.

День пятый.

Меня разбудили тычком автоматом в бок. Я испугался, вскочил, быстро вытащил пистолет, передернул затвор, навел на силуэт передо мной. Когда помутнения в глазах исчезли, я разобрал перед собой отряд сил сопротивления, я убрал пистолет и извинился. В этот отряд входит около 30 человек, из них 10 было передо мною. Меня отвели в лагерь. Я рассказал про свое путешествие, мне сказали, что слышали вчерашний шум. Они были вынуждены вчера все спрятать, так как боялись, что вертолет заметит их лагерь. Я сказал им про старика, и ещё что они будут наступать послезавтра на тюрьму. Попросил их взять меня с собой. Они мне не отказали.
День шестой и седьмой.

После дня подготовок я был готов наступать на тюрьму. На мне была одежда сил сопротивления и модифицированный SMG. Нас всех собрали и сказали, что мы будем наступать сегодня, и что от нас требуется выложиться на полную мощь. Нас было человек 45, еще несколько к нам присоединились в последний момент. Были тучи, начался сильный проливной дождь. Я стоял в пятом ряду нашего отряда. Мы побежали по направлению к тюрьме. Через 5 минут мы были на месте, я удивился, почему так быстро. Тюрьма была под огнем сил сопротивления, над ней кружили вертолеты, она вся полыхала. Стрельба, крики, взрывы, все это я слышал каждую секунду. Комбайнов было больше, чем предполагалось. Наши солдаты гибли как мухи, я стрелял практически вслепую, потому что недалеко от меня что-то взорвалось, и грязь полетела мне в лицо, в один глаз попала земля, и видел только одним глазом. Два ряда нашего отряда были уничтожены и меня выдвинули в третий ряд. Стрельба не прекращалась. Из леса начали выезжать броневики, я думал, что это броневики комбайна, пока один из наших не крикнул: ”Смотрите! Наши броневики!”. Это броневики, которые украл тот старик, из тюрьмы. Вдруг на стене тюрьмы появился экран, солдаты альянса прекратили стрельбу, на экране появился какой-то дядька в коричневом костюме. Я видел его речь на вокзале, когда хотел сесть на поезд. Этот дядька за комбайнов. Он начал говорить. Он сказал, что тюрьма, за которую идет ожесточенный бой, нам не достанется. После секундной паузы он добавил, что это тюрьма не достанется и им. Прошла четвертая секунда гробовой тишины, после чего я заметил, как комбайны перепугано смотрят друг на друга, и оглушительной силы взрыв разнес здание тюрьмы на миллиард мелких кусков. Части тел комбайнов то и дело падали вниз. Вместо здания, в котором я еще сидел позавчера, осталась воронка диаметром метров 70. Отряды, которые находились чуть ближе, чем мой отряд были уничтожены взрывной волной. Я наконец-то вытер, гряз из глаза. Все переглядывались, не понимали что делать. Через мгновение до меня дошло, что больше нет этой тюрьмы, нет и старика, который, рискуя своей жизнью, украл вон те грузовики, что горят в огне, и что около сотни людей борющихся за свободу погибли просто так. Из динамика на дереве раздалась речь: “через неделю планируется запуск ракеты, для того, что бы закрыть воронку, через которую проникли к нам солдаты альянса. Все желающие могут помочь в поддержке плана”. После прослушивания этого объявления я понял, где я нужен.

День десятый.

До секретной базы, где стояла ракета, меня, довезли на каком то странном желтом разломанном багги. Первое впечатление от базы конечно странное, база старая и грязная. Большая её часть находится под землей. Когда я увидел ракету, я испугался: запуск через четыре дня, а она даже не готова! Так как дело было уже вечером, мне показали мою комнату, она на удивление чистая, сделана из бетонных плит, и находится на четвертом этаже под землей. Всего этажей шесть: один на земле и пять под землей, чем ниже, тем безопаснее. Все прозвучал сигнал отбоя, сейчас погасят свет. Я ложусь спать. Не знаю, что будет завтра. Посмотрим.
День одиннадцатый.

Мне приказали увеличить безопасность потолка на минус втором этаже, сказали, что может рухнуть, если не починить. Но я думаю, что ничего не случится. Сделаю вид, будто работаю. Сегодня к нам к нам переместился через телепорт какой-то мужик - Отец некой Аликс. Говорят, она с Гордоном Фрименом сейчас пытается пробраться на базу сквозь комбайнов.
День двенадцатый.

Сегодня утром меня разбудил звук сирены. К нам на базу пытался проникнуть Охотник, какая-то машина с одним глазом. Это мне рассказал работник третьего этажа, он встречал такие машины и раньше, говорит, они стреляют импульсными шарами, вроде тех с помощью, которых меня хотели казнить. А когда я пошел в столовую чтобы поесть, то увидел там большую дыру в полу. Пришлось поесть и начать её заделывать. А потом оказалось, что там без слесаря не обойтись, а он прибудет только завтра. Я не знал, что мне делать, работа есть, а сделать я ее не могу. Потом на меня наорал какой-то монстр уборщик, у этого монстра один красный глаз на всю голову, и кожа морщинисто-желтая, я такого урода только на вокзале видел, он там тоже уборщиком работал. Я ведро с водой уронил, и ему пришлось лужу вытирать, вот он на меня и наорал. Но мне сказали, что эти монстры умеют лечить и оживлять, и что они даже однажды Аликс с Гордоном спасли, когда те цитадель взорвали. Он больше не будет орать ни на кого, я его закрыл в этой столовой. На ночь, пока не извинится, не выпущу. А пока пойду пораньше спать.

День тринадцатый.

Я выпустил монстра, хоть он и не извинился. После обеда прибыл слесарь, и мы заделали дырку в полу, правда мне чуть-чуть бетона не хватило, но если не прыгать на этом месте, то ничего не случится. Завтра запуск ракеты, а она даже на ракету не похожа. Мне сказали пойти покрасить корпус ракеты. Так намного лучше. Завтра ракета уже полетит. Пойду в свою комнату отдохну. Этот урод уборщик закрыл меня в моей комнате, теперь стучу по двери, что бы услышали. Открыли дверь, когда на ужин звали. Я извинился перед уборщиком за все, он меня простил, а сам не извинился. Пока шел по коридору в свою комнату увидел Аликс.
День четырнадцатый.

Сегодня днем объявили военную тревогу. Гордон Фримен приехал на базу, а за собой привел Альянс. Мне выдали автомат. Я стоял на крыше первого этажа и стрелял по большим жукам оборудованными пулеметами. Мне сказали, что это Страйдер. Я таких еще не видел. Зато я увидел Охотника, и не одного. Страйдер этот так гудит, аж уши трещат. Гордон так Здорово взрывал этих Страйдеров. Один Охотник запрыгнул к нам на крышу и начал всех подряд изрубать и во всех стрелять мини пулеметом хорошо хоть что не стрелял импульсными шарами. Наверно, я повредил ему систему запуска импульса, и он не смог использовать свое оружие, когда я по нему стрелял, я чувствовал, что он металлический, и что ему все равно убьют его или нет, Один Охотник уничтожил семь повстанцев. О-о из главных ворот вышел целый отряд в помощь Фримену против Страйдеров. Боже мой, с гор спустились три охотника, они движутся прямо к отряду. Первый охотник сделал выстрел из импульсного ружья, пять человек просто испарились. Еще пятнадцать осталось. Они стреляют по Охотникам, я им помогаю. О! первый охотник завалился. С ума сойти можно, Страйдер сделал выстрел из гранатомета, нет больше отряда. Классные были ребята. А что если мы не справимся? Ай! Что за грохот? Афигеть. Такое зрелище я не забуду никогда. Страйдер подкосив ноги, медленно, с ужасающими не земными криками подкосился и завалился прямо на бок, ударился об скалу мозговым центром и после того как он издал не понятный оглушающий шум, отключился. Наши солдаты притащили ракетную установку. Первая ракета полетела, нет Охотника. Вторая – нет второго. Фримен побежал к главному входу, видимо сейчас будем запускать ракету. Альянс прекратил свое нападение. Пойду, посмотрю, как ракета будет лететь. Уже вечер скоро спать. Хорошее завершение сложного дня. Я стою возле окна, отсюда видно место старта ракеты и видно Гордона и Аликс и даже её отца. Надо помахать гордону. Ой! Он мне тоже помахал. О-о-о-о полетела ракета… прямо в портал. Ай! Вспышка была такой силы, что ко мне зрение не сразу вернулось. О! гордон пошел в ангар с вертолетом. Что за жуки приближаются? Фу! какие-то личинки летающие. Что такое? Сирена военной тревоги, надо брать оружие и бежать на место боевых действий. Кто это? А, это уборщик он меня зовет за собой, ну что ж посмотрим, что он хочет. Мы спустились на минус пятый этаж, зашли с ним в бункер, где сидело уже около двадцати человек. Он зашел за мной и закрыл дверь. Кто-то сказал: “Сейчас станция взлетит на воздух, а нас и не коснется”. Погас свет, я ничего не видел, слышу крики, кричат: “А-а-а помогите Охотник!”. Слышен был гул Страйдера, который он обычно издавал перед выстрелом из протонной ракеты, затем грохот. И мертвая тишина. Кто-то сказал: “Видимо, это конец”.

Made by MSTrus 02/10/2009