prosdo.ru   1 ... 18 19 20 21 22

Оставив женщин-араблеров ждать, пока Содал придет в себя, Грэн и Яттмур направились к траверсеру.

<br> XXVI<br>
По мере того, как жизнь на Земле приближалась к тому, уже близкому дню, когда солнце превратится в «Новую звезду», уровень солнечной радиации возрастал, способствуя тому, что растения обрели абсолютное превосходство над другими видами жизни, которые либо прекратили свое существование, либо были вытеснены в зону сумерек. Траверсеры, огромные паукообразные монстры растительного происхождения, иногда достигавшие мили в длину, стали венцом могущества королевства растений.

Мощная радиация была им необходима. Первые растительные астронавты в мире теплицы, они путешествовали между Землей и Луной уже в течение многих миллионов лет после того, как Человек свернул все свои дела и возвратился на деревья, — туда, откуда пришел.

Грэн и Яттмур двигались вдоль туши, покрытой зелеными и черными волосками; Яттмур несла Ларэна, который на все смотрел широко раскрытыми глазами. Почувствовав опасность, Грэн остановился.

Взглянув вверх, он увидел, что прямо с туши на него смотрит черное лицо. В следующее мгновение он увидел еще несколько лиц. В волосках, покрывавших траверсера, прятались люди.

Грэн выхватил нож.

Увидев, что обнаружены, десять человек показались из укрытия и начали спускаться.

— Назад! — вскрикнул Грэн, оборачиваясь к Яттмур.

— Но меховые…

Пришельцы опередили их. Раскрыв крылья (а возможно, плащи), они слетели с траверсера и очень быстро и умело окружили Грэна с Яттмур. Каждый держал в руке палку или нож.

— Оставайтесь, где стоите, или я убью вас! — крикнул Грэн, закрывая собой Яттмур и ребенка.

— Грэн!! Ты — Грэн из группы Лили-йо?!

Все замерли. Женщина, которая позвала его, вышла вперед и разведя руки.

И он узнал ее!

— О боги! Лили-йо! Ты ли это?

— Да, Грэн, это я, и никто другой!


Подошли еще двое. Он узнал их, почти забытые лица двух взрослых членов группы: мужчина Харис и Флор. И хотя они ужасно изменились, Грэн даже не заметил этого, так сильно он был поражен.

Видя, что он с удивлением всматривается в их лица, Харис сказал:

— Ты теперь мужчина, Грэн. Мы сильно изменились. С нами — наши друзья. Мы пришли из Истинного Мира, преодолев Космос внутри траверсера. К сожалению, существо упало сюда, в этот жалкий мир теней. У нас нет возможности добраться до теплого леса, и мы торчим здесь очень долго, отбиваясь от разных тварей.

— Самое неприятное у вас впереди, — сказал Грэн. Ему не понравилось то, что люди, которыми он восхищался, — Лили-йо и Харис — были вместе с флайманами. — Сюда идут наши враги. О том, что и с кем произошло, мы расскажем друг другу позже, хотя я знаю, что мои приключения более удивительны, чем ваши. Сейчас здесь будут две группы меховых.

— Ты называешь их меховыми? — спросила Лили-йо. — С траверсера мы видели, что они приближаются. Почему ты думаешь, что им нужны именно мы? Здесь, в этом жалком голодном мире им, конечно же, нужен траверсер.

Вот об этом как раз Грэн и не подумал, но понял, что Лили-йо права. Только огромное количество пищи, которое представлял собой траверсер, могло привлечь такое большое число меховых. Он повернулся к Яттмур и не увидел ее рядом.

Выхватив нож, который только что вложил в ножны, он резко развернулся, выкрикивая ее имя. Люди, бывшие с Лили-йо и не знавшие Грэна, тоже схватились за ножи.

Яттмур стояла в стороне, прижимая к груди ребенка. Она отбежала туда, где лежал Содал, рядом с ней стояли женщины из племени Араблеров и тупо смотрели вперед. Негромко ругаясь, Грэн оттолкнул Хариса и пошел к ней.

— Что ты делаешь? — спросил он. — Неси сюда Ларэна!

— Подойди и возьми его, если он тебе нужен, — ответила она. — Я не хочу иметь дела с незнакомыми мне дикарями. Ты принадлежишь мне — почему ты отвернулся от меня? Почему ты разговариваешь с ними? Кто они?


— О, боги! Защитите меня от глупых женщин! Ты не понимаешь…

Он замолчал, так и не закончив фразы.

Двигаясь устрашающе тихо, наверное, для того, чтобы не сбить дыхание, на холме появились меховые.

Увидев людей, они остановились, подталкиваемые вперед напиравшими сзади. Ощетинившись и оскалив зубы, они не походили на друзей. Некоторым из них еще более нелепый вид придавали сделанные из тыкв шлемы.

Яттмур сказала тихо:

— Среди них есть те, которые обещали отвести тамми домой.

— Откуда ты знаешь? Они все очень похожи.

— Вон тот, старый, с желтыми усами. У него еще нет пальца. Теперь я точно знаю, что это он.

Подошли Лили-йо и ее люди.

— Что будем делать? — спросила она. — Если мы отдадим этим тварям траверсера, они оставят нас в покое?

Грэн не ответил. Он сделал несколько шагов вперед и встал напротив мехового, о котором говорила Яттмур.

— Мы не хотим вам зла, люди-Бамбуны. Вы знаете, что мы никогда не нападали на вас, когда жили на Большом Склоне. С вами ли сейчас трое тамми, старые наши товарищи?

Не ответив, Желтые Усы отвернулся, чтобы посоветоваться с друзьями. Остальные меховые тоже зашептались между собой. Наконец, Желтые Усы обернулся и заговорил, показывая клыки. В руках он что-то держал.

— Да-да-да, кожаный, маленькие тамми с-с-с нами. Вот смотри! Лови!

Молниеносным движением он что-то бросил в Грэна, которому, из-за того, что стоял он очень близко, ничего другого не оставалось, как поймать брошенное.

Это была отрезанная голова одного из тамми. А дальше все произошло стремительно. Грэн уронил голову тамми и бросился вперед, вскидывая нож. Удар пришелся в живот. Желтоусый качнулся и закричал, а Грэн схватил его беспалую руку, крутнулся на пятке и перебросил противника через край отвесной скалы.

Наступила мертвая тишина. Утихли крики Желтоусого, и ничто больше не нарушало ее.

«Сейчас нас разорвут на части», — подумал Грэн. Но ему было все равно. Он знал, что сзади стоят Яттмур, Лили-йо и другие люди, но оборачиваться не хотелось.


Яттмур склонилась над окровавленной головой. Взглянув в глаза, которые так и остались открытыми, она прочитала в них судьбу тамми.

Тихонько она заплакала.

— Они всегда были такими нежными с Ларэном.

Сзади послышался шум. И вдруг раздался оглушительный рев такой силы, что кровь застыла в жилах. Меховые в ужасе закричали: они попятились, толкая друг друга, спеша поскорее уйти в спасительный полумрак низины.

Оглушенный, Грэн оглянулся. Лили-йо и ее люди спешили назад, к умирающему траверсеру. Яттмур пыталась успокоить малыша. Закрыв головы руками, Араблеры распластались на траве.

Снова послышался шум. Это шевелился приходящий в себя и кричащий от злости Содал. А затем, открыв свой большой рот с огромной нижней губой, он заговорил, и постепенно поток слов стал оформляться в речь.

— Где вы, пустоголовые твари, живущие на черных равнинах? У вас в головах одни лягушки; вам не дано понять моих пророчеств, — вам, не знающим, как растет зелень. Растет в симметрии Вверх и Вниз. И то, что называется гниением, — вовсе не гниение, а вторая стадия произрастания. Один процесс, — слышите, вы, пустоголовые, — процесс падения, который вернул вас обратно в зелень, из которой вы вышли. Я заблудился в лабиринте, Грэн! Грэн, словно крот, я прошел сквозь толщу понимания… Грэн, кошмары, — Грэн, я обращаюсь к тебе. Ты слышишь меня? Это я — твой старый союзник — морэл!

Несказанно пораженный, Грэн опустился на колени перед Тем, которого несут и уставился на отвратительный коричневый нарост, покрывавший его голову. Глаза Содал а открылись. Сначала они были мутными, но постепенно пелена спала, и Содал посмотрел на Грэна.

— Грэн! Я почти умер… Ах, с какой болью возвращается ко мне сознание. Послушай, человек, это говорю я, твой морэл. Я подчинил себе Содала и использую его способности так же, как когда-то твои; я нашел здесь разум, который в сочетании с моими знаниями… ах, теперь я вижу не только этот маленький мир, но и всю Зеленую галактику, всю вечнозеленую вселенную…


Грэн вскочил.

— Да ты с ума сошел, морэл! Ты что, не видишь, в каком положении мы все оказались? Сейчас меховые нападут на нас и всех разорвут на куски. Что нам делать? Если ты действительно здесь и в своем уме, помоги нам!

— Я не сошел с ума — если, конечно, не считать единственное разумное существо в этом бестолковом мире сумасшедшим. Да, Грэн. Я говорю тебе, что помощь идет! Посмотри на небо!

Все вокруг было залито странным светом. Вдали, над морем джунглей, высился зеленый палец. Теперь рядом с ним появился второй. Казалось, они освещают нижние слои атмосферы своим сиянием, и поэтому Грэн не очень удивился, увидев в небе тучи зеленого цвета. Из одной из таких туч выплыл траверсер. Он опускался не спеша, и Грэну показалось, что его конечной целью является выступ, на котором они стояли.

— Он идет сюда? — спросил Грэн. И, хотя ему был неприятен тот факт, что тиран, так долго сосавший его кровь, воскрес, Грэн видел, что грибок, полностью зависимый от бедного Содала, сейчас никакого вреда ему не принесет, а польза от него несомненна.

— Он опускается сюда, — ответил морэл. — Ты и Яттмур, лягте здесь, чтобы он не раздавил вас, когда опустится на выступ. Наверное, он идет, чтобы спариться с умирающим траверсером. Как только он опустится, мы должны будем взобраться на него.

— Ты должен отнести меня, Грэн. Понял? А потом я скажу вам, что делать дальше.

Не успел морэл договорить, как поднялся ветер. Волосатое тело, спускавшееся сверху, увеличилось до огромных размеров. Осторожно траверсер опустился на край выступа, накрыв умирающего. Его ноги, покрытые мхом, словно гигантские опоры, опустились на землю, уперлись в грунт, и траверсер замер.

Грэн, Яттмур и две женщины подбежали к нему и посмотрели вверх. Грэн выпустил из рук хвост Содала, за который тащил его.

— Мы не сможем залезть! — крикнул он. — Нужно быть идиотом, чтобы предложить такое. Он же огромен!

— Лезь, человек, лезь! — вопил морэл.


Грэн стоял, не зная, что делать. И тут к ним подошла Лили-йо со своими людьми. Все это время они прятались за высокой скалой, и сейчас торопились уйти.

— Как говорит эта рыба, — это наш единственно возможный путь к спасению, — сказала она. — Лезь, Грэн! Ты пойдешь с нами, и мы позаботимся о тебе.

— Не бойся траверсера, Грэн, — добавил Харис.

Грэн стоял, не двигаясь и не обращая внимания на их слова.

А морэл тем временем вновь заговорил голосом Содала, подгоняя всех лезть по волосатой ноге. Он успел накричать на разрисованных женщин, которые тащили его.

Помогали им и некоторые члены группы Лили-йо. И вскоре все они оказались наверху и звали Грэна. Рядом с ним стояла только Яттмур.

— Теперь, когда нет тамми и морэла, почему мы должны зависеть от этого чудовища? — бормотал он.

— Мы должны идти, Грэн. Он отнесет нас в теплый лес, прочь от меховых, и там мы сможем спокойно жить все втроем: ты, я и Ларэн.

Он посмотрел на нее, на большеглазого малыша, которого она держала в руках. С тех пор, как Черный Рот запел свою чудовищную песнь, он причинял Яттмур так много боли.

— Мы уйдем, если ты хочешь этого, Яттмур. Дай мне мальчика.

И, подняв голову, он со злостью крикнул морэлу:

— Заткнись! Я иду!

Грэн крикнул поздно — морэл уже молчал. Когда они оба, мокрые, запыхавшиеся, поднялись на этот живой холм, они увидели, что морэл уже командует Лили-йо и ее людьми.

Содал посмотрел на Грэна своими поросячьими глазками и сказал:

— Как ты, наверное, знаешь, пришло мое время размножаться. Поэтому я решил овладеть траверсером так же, как и Содалом.

— Смотри, как бы он не овладел тобой, — нехотя буркнул Грэн.

Траверсер пошевелился, и Грэн быстро сел. Огромное существо было настолько нечувствительно и поглощено своим делом, что совершенно не заметило, как люди вырезали в нем отверстие. Затем они подняли Содала Ие и всунули головой в отверстие. Содал почти не сопротивлялся: морэл полностью контролировал его. Оказавшись в самом отверстии, морэл зашевелился; половина его массы отделилась и упала внутрь траверсера. После чего, опять-таки по команде, отверстие быстро заделали. Грэн удивился, как скоро люди выполняют приказы морэла; ему казалось, что он выработал иммунитет к подобного рода приказам.


Яттмур села, чтобы покормить Ларэна. Заметив, что Грэн подвинулся к ней, она пальцем показала на темную сторону горы. С того места, где они сидели, было видно, как меховые быстро спускаются с горы. В разных местах, слабо освещая вечную мглу, горели их факелы.

— Они не нападают, — сказала Яттмур, — может быть, спустимся и попробуем найти тайную тропу в Бассейн Изобилия?

Гора наклонилась.

— Слишком поздно, — ответил Грэн. — Держись крепко! Мы летим. Главное — держи Ларэна.

Траверсер поднялся. Под ними промелькнула скала, и они начали опускаться вниз. Переливающийся в солнечных лучах Бассейн Изобилия приближался.

Они вошли в тень, затем вновь в полосу света — их тень пересекла воду, по которой шли мелкие волны, еще раз в тень, затем — вновь в полосу света, и, наконец, окончательно выровнявшись, траверсер начал подниматься к солнцу.

Ларэн выпустил грудь, булькнул что-то веселое, снова припал к груди и закрыл глаза, словно говоря, что окружающее — слишком сложно для его восприятия.

— Собирайтесь все вокруг меня! — кричал морэл. — Я буду говорить с вами устами этой рыбы. Вы все должны слушать, что я буду говорить.

Все уселись вокруг Содала, Грэн и Яттмур — с большой неохотой.

— Сейчас у меня два тела, — продолжал морэл, — я контролирую этого траверсера, его нервную систему. Он отправится только туда, куда прикажу я. Не бойтесь, с вами ничего не случится.

Есть нечто более пугающее, чем полет, — знания, полученные мною от этой Рыбы, которую несут, Содала Ие. Вы должны знать все, ибо это идет вразрез с моими планами.

Эти Содалы — жители моря. В то время, как все другие разумные существа являли собой изолированные друг от друга растения, Содалы, живя в морях и океанах, имели неограниченную свободу передвижения и общались с себе подобными. Они и сейчас могут беспрепятственно странствовать по Земле. Таким образом, они обретают, а не теряют — знания.

Они обнаружили, что мир скоро погибнет. Не сию минуту — через несколько поколений, но обязательно погибнет; и эти зеленые пальцы, поднимающиеся из леса в небо, — подтверждение того, что процесс уже начался.

В тех регионах, где по-настоящему жарко, но которые нам неизвестны, там, где растут огненные кусты и другие подобные им растения, эти пальцы уже побывали. В мозгу Содала есть эта информация.

Морэл замолчал.

Грэн знал, что в это время морэл еще глубже погружается в мозг Содала. Грэн вздрогнул; его всегда поражала тяга морэла к знаниям, и вместе с тем способ добывания этих знаний казался ему отвратительным.

Под ними проплывала, уходя назад, Земля Вечных Сумерек; тяжелые губы Содала зашевелились вновь, неся людям мысли морэла.

— Содалы не всегда понимают, какие знания они приобрели. Ах, какой план! Вы оцените его, когда услышите… Люди, существует огромная сила, которая называется регресс. Как же мне рассказать об этом, чтобы вы поняли все своими крохотными мозгами?!

Очень давно ваши далекие предки открыли, что Жизнь начинается и развивается почти из ничего — из амебы, которая служит воротами в жизнь, словно игольное ушко, за которым — аминокислоты и неорганические формы жизни. И они так же открыли, что этот неорганический мир развивается во всей своей сложности из атома.

Человек постиг разнообразие форм. Содалы также узнали, что развитие неразрывно связано с процессом, который человек назвал гниением. Что развитие раскручивается по спирали не только вверх, но и вниз.

Это существо, которым я управляю, знает, что сейчас мир раскручивается вниз. И все это он пытался донести до вас — менее разумных существ.



<< предыдущая страница   следующая страница >>