prosdo.ru 1


Сон № 07032013 Зеленые милые пушистики
Инопланетяне дали нам много полезного, а так же с ними прибыло много вредного для человечества вещей. Когда их планета подверглась метеоритному обстрелу, они построили Ноев ковчег, посадили всех, кто выжил, и полетели, куда глаза летят. Судьба их привела на землю. Как и полагается, земляне встретили их с опаской, как захватчиков, но, когда они начали делиться с нами технологиями, мы сразу же подружились. Они привезли с собой так же свою флору и фауну, которая замечательно прижилась под нашим ласковым солнцем. Их технологии радикально изменили экономику земли и вывели её на новый уровень. Закрылись все вредные производства, из-за чего, к сожалению, огромное количество людей потеряла работу, зато те, кто не мог найти работу или вообще не работал, сейчас встают на ноги. Например, в Африке местные аборигены стали пастухами и фермерами, потому что именно в этом жарком и засушливом континенте, возможно выращивать неземные растения, которое, в последствии, перерабатывается в экологическое топливо, по всем параметрам превосходящее наш бензин.

Агрессивная часть инопланетной флоры и фауны уничтожила часть земной, а их слабая часть – погибла под натиском нашей. В итоге, по закону «выживает сильнейший», наша и их флора и фауна теперь живет в равновесном симбиозе друг с другом. Так же, некоторые из наших растений и насекомых были смертельно вредны для пришельцев, из-за чего мы теперь живем без хлеба и мёда, зато избавились от ВИЧ-инфекции, рака и различных венерологических заболеваний, что для землян стало огромным праздником. Их же природа не так вредна для нас, так как в следствии долгого употребления различных наркотических вещей прошлых поколений, мы легко адаптируемся и наш организм способен бороться со всякой заразой. Но всё же есть такие вещи, под действием которых в течение долгого времени организм человека погибает. Для борьбы с вредоносными животными и растениями появляется новая должность под названием «охотник за головами пришельцев». Звучит, конечно, пугающе, но даже пришельцы поддерживают это благое дело. Ведь мы занимаемся истреблением не только неземных организмов, которые пагубно влияют на человека, но и уничтожаем организмы, которые пагубно влияют на самих пришельцев, а также тех существ, матировавшие в процессе симбиоза и способные ухудшить здоровье тех и других.


Я один из этих охотников. В их число не так легко записаться. Надо пройти многочисленные тесты, в которых выявляют, как хорошо мой организм может противостоять действию различных наркотиков, внеземных организмов и их симбиозам. Для зачисления в бригаду охотников надо набрать 60%. Я набрал 63%. И даже после этого мы не работаем одни, нам подбирают пару так, чтобы закрыть недостающие проценты, что бы мы друг друга прикрывали. 100% ещё никто не набирал. Мне посчастливилось работать с моей подругой детства, с Катей. Мы и пошли вместе туда от безысходности. Как оказалось, после экономической революции, наши инженерные специальности теперь никому не нужны. Нам бы пришлось обучаться новым специальностям, а это деньги и четыре года жизни. Мы, так сказать, в один миг отстали от прогресса. А быть охотником проще. После тестирования проходишь двухмесячные бесплатные курсы, на которых рассказывают об опасных растениях и животных, дают начальную экипировку, а дальше уже сам бегаешь по отведенной тебе правительством территории и зачищаешь её от паразитов.

Однажды нам поступила оперативка, что в районе старого металлургического склада стали пропадать люди. Предположительно, там завелись инопланетные паразиты. И мы отправились разведать ту область. Для простой разведки мы снарядили рюкзаки по минимуму. В основном это были антибиотики, пару гранат, немного мин и каждому по пистолету с небольшим боеприпасом. На случай отступления нам хватит.

На место мы прибыли с помощью навигатора, иначе бы точно не нашли это место. Склад находился на огромной территории, когда-то бывшего конгломерата металлургической промышленности. Но теперь тут бродят только пыльные ветра и голодные собаки.

- Надеюсь, здесь обитают паразиты. – Сказала Катя, ибо если центральное управление ошиблось, то мы могли бы до ночи обходить все закоулки огромной площади, в их поисках.

Полуденное солнце жарило в это время года под сорок градусов, что только сорняковая трава чувствовала себя прекрасно.


Мы зашли на склад через разрушенные обесцветившие правые ворота. Части стены и крыши над ними не было. Когда мы зашли внутрь, нам стало ясно почему. Внутри склада мы увидели глубокий кратер после падения метеорита, и я тут же вспомнил про это место, и про метеорит, упавший пару лет тому назад. Метеорита, конечно, не было, его забрали ученые, остался только кратер, разрушенная стена с крышей и ржавые металлические несущие конструкции. Жёлтое солнце освещало бетонный пол через разваленную южную стену, на котором пробивалась наружу всё та же зеленая трава и желтые одуванчики.

Мы поднялись по наклонной металлической лестнице в будку, откуда раньше управлялся грузовой кран. Самого крана уже давно нет, остались только направляющие рельсы под потолком, изогнутые в месте крушения крыши. В будке разбиты стекла, их осколки лежали на полу. Почти разобранный пульт управления. Если бы переплавкой металла занимались бы по сей день, то, наверно, давно бы все тут разобрали бы и переплавили.

Сама будка немного свисала над погрузочно-разгрузочным складом, и торчала как прыщ из стены. В стене находилась ржавая металлическая дверь со облупленной краской. Я аккуратно со скрипом открыл дверь и увидел небольшой коридор, который заканчивался ещё одним таким же складом. На потолке я замечаю инопланетное существо. Такое зеленое и пушистое, с размером в ладонь. Такие предпочитают ползать по потолкам, из-за их главного свойства. Проще говоря, оно выражалось в том, что они начинают порабощать умы человека. А свисая с потолка, этот контакт с человеческим мозгом становится четче.

Но на меня их уловки не действуют. Я заранее себе задаю установку, что они ни сколько не будут казаться мне милыми. Хоть они маленькие и пушистые. Я уже переболел этой сентиментальностью к ним, но для не просвещенного человека эти паразиты могут оказаться пагубными. Сначала они подсаживают человека на крючок. Представляются приветливыми, милыми и пушистыми, даже дают себя погладить, и когда гладишь их, издают мурчащий звук и тепло. И чем больше их гладишь, тем больше хочется их гладить, доводя человека до эйфории. Потом они начинают действовать на сознание, убеждая жертву ещё больше в том, насколько они милые, и что никогда не стоит больше с ними расставаться. Но я то знаю, что это обман, и не поддаюсь на их обман.


В конце концов, жертва забывает про обычные человеческие потребности. Забывает поесть, ходит под себя, разрушаются браки, забрасывает работу. Он просто сидит и смотрит на этого зверька, который в свою очередь забивается в угол на потолке, и радуется каждый раз, когда оно дает новое потомство. В итоге, этот зомби умирает от голода или, например, от сердечного приступа по причине долгого отсутствия сна. Но чаще всего от голода.

Ещё у этих зверьков есть одно интересное свойство - они взрываются. Достаточно проткнуть их, и они как мыльный пузырь лопаются и повреждают взрывной волной во круг себя небольшое пространство. Иногда их используют террористы. Достаточно поймать одного такого зверька, заминировать его, отпустить, и тот со временем размножится, увеличивая взрывную мощность, если, конечно, их не ликвидирую первыми.

Я оставил Катю у выхода, потому что она подвержена их влиянию, и могла поддаться на их уловку "милости", в итоге я потеряю время на то, чтобы привести её в нормальное состояние.

Даю ей пульт от детонатора, и захожу внутрь коридора, чтобы поймать одного пушистика. Выйдя в соседний ангар, я увидел огромное количество уже порабощенных людей. Кто-то уже был мертв, кто-то был вновь прибывший, но все кто был в состоянии видеть, стояли или сидели и любовались потолком. Я посмотрел наверх и увидел полностью забитый пушистиками потолок. Они шебуршились, мурлыкали, а некоторые даже падали. Если их поймать не аккуратно, то они могли взорваться, оторвав, как минимум, пальцы рук. Учитывая голодное желание погладить, толпа безумцев, приметив падающего пушистика, начинала драку за право поймать пушистика. Понятное дело, что в такой неразберихе поймать, не повредив шкурку, было не возможно, и счастливчики теряли руки, после чего умирали от потери крови. Даже если кому-нибудь и удавалось бы поймать его, не взорвавшись, на него набрасывалась жаждущая нежности толпа, из-за чего страдало сразу несколько рук. В итоге, здесь пахло мертвыми телами, испражнениями вперемешку с запахом ванили, исходящих от пушистиков. Милые создания, ничего не скажешь.


В ангаре находилось сто живых или полуживых человек, а так же примерно двадцать трупов. Возможно, трупов было больше, но некоторые занялись каннибализмом. Они ели мертвых людей и прямо тут же испражнялись. К счастью для них, они не видели, что творится у них под ногами, а заворожёно смотрели наверх.

К сожалению, я не смогу спасти всех, особенно тех, кто уже пристрастился к каннибализму. На всех остальных у меня просто не хватит времени и сил. Я начал осторожно, чтобы никуда не наступить, обходить счастливых зомби. Кто-то просто улыбался, кто-то бормотал о том, какие они прекрасные, описывал и сравнивал их с утренним лугом, с белоснежными облаками, или вспоминал своего пушистого зверька из детства, ещё до того, как прибыли не земные гости. Пошарившись между ними минут десять, я наткнулся на одного старого школьного друга, тот ещё наркоман, потом заметил ещё парочку, с ними я когда-то служил в армии. Может это были не они, но очень похожи, в итоге я решил и их спасти.

Когда я к ним подходил, они говорили, какие прекрасные цветы, трава, как хорошо здесь и уютно. Это была не последняя, но серьёзная стадия зависимости от пушистиков. Но пару ударов по голове могли отвлечь их рассудок на некоторое время, и надеть на него непрозрачный тряпичный мешок, либо отключить на время его, а потом вынести на плече. Далее надо было привязать их в безопасном месте, а именно подальше от пагубного влияния пушистиков. В итоге я вынес семерых: трех друзей и четырех симпатичных девушек. Когда выносишь парней - это кажется даже забавным. Подходишь к другу, говоришь ему “привет”, а он такой счастливый с улыбкой на лице начинает рассказывать, какой же прекрасный мир, или про ощущение бабочек в животе. А я, выступая в роли главного санитарного врача психиатрической больницы, соглашаюсь с ним и одним ударом в челюсть вывожу его в нокаут. “Это тебе за то, что не возвращаешь долги” – говорю я, например. С девушками я был солидарен, вкалывал им антибиотик, они приходили в себя и тут же засыпали. С остальными людьми мне пришлось попрощаться. Жаль, конечно, но я их всё равно не знал.


Я скомандовал Кате нажать на кнопку пульта и пушистики, начиная с одного, по цепной реакции начали взрываться. Когда крыша начала обваливаться, я поспешил покинуть коридор и закрыл за собой дверь.

После этого мы ушли, оставив моих друзей привязанными друг другу, уже без мешков на голове. А тому, кто был в отключке, я оставил нож, собранный из осколка стекла, обвернутый в тряпки, и одну свободную руку, чтобы, когда он придет в себя, смог разрезать веревки и освободить остальных. Тогда они смогут пойти домой

Уже поздним вечером, отрапортовав о удачном выполнении миссии, мы оба лежали в одних трусах в своем заброшенном полуразрушенном пятиэтажном здании, на мягких диванных подушках в комнате, где не было потолка. Катя смотрела на звездное небо, наблюдая за процессом уборки космического пространства вокруг земли, и считала количество мусора, сгоревших при падении в атмосфере. А я гладил её мягкую небольшую, с размером в ладонь, грудь.