prosdo.ru 1
Исторический и географический экскурс


Работы по возведению долговременных укреплений никогда не были чуждыми российской армии. До 1914 года в Российской империи были возведены современные укрепления вдоль границ и берегов, а также на Финском заливе и в Польше. Однако в результате происшедших в первые два десятилетия ХХ века территориальных потерь западные границы теперь уже Советской России оказались открыты для противника, а северо-запад России южнее Балтики не имел вообще никаких укреплений.

В годы гражданской войны Красная Армия активно строила укрепленные районы (УРы). В начале 1920-х годов бывший генерал царской армии Федор Голенкин предложил возводить оборонительные сооружения для прикрытия границ, чтобы обеспечить оборону государства и успешную мобилизацию войск в начальный период боевых действий. Кроме того, опыт войны с Польшей продемонстрировал, что быстрые и маневренные действия войск таят в себе угрозу для безопасности проведения мобилизации и концентрации советских войск. Построение системы укреплений на западной границе страны стало жизненной необходимостью. К концу 1920-х годов Инспекция инженерных войск подготовила планы создания крупного фортификационного комплекса.

Карта административного деления СССР 1922-1939 гг.

c:\documents and settings\user\рабочий стол\новая папка\01.jpg

Михаил Тухачевский в 1934 году писал, что УРы на границах должны исполнить роль щита в первые дни войны, позволяющего сконцентрировать войска второго эшелона, которые затем нанесут контрудар по флангам агрессора. Французы, которые примерно в этот же период возводили свою «Линию Мажино», охотно согласились бы с подобной военной доктриной. Михаил Фрунзе утверждал, что «никакая, даже самая маневренная война невозможна без укрепленных районов. Осуществлять передислокацию войск возможно только под защитой укрепленных районов, которые могут быть использованы также и как исходный рубеж для наступления».


Однако подобное массированное строительство превышало экономические возможности страны и технические возможности инженерных войск Красной Армии. Шанс успешно претворить в жизнь амбициозные планы появилась только лишь в конце 20-х годов вместе с проектами широкомасштабной индустриализации страны. Реализация первого пятилетнего плана позволила выделить соответствующие средства и силы на строительство укреплений.

Из-за чрезвычайной протяженности западных границ СССР, составляющей 2000 км, построить непрерывную линию фортификационных приграничных сооружений было совершенно невозможно. Более приемлемой была концепция строительства отдельных укрепленных районов, защищающих наиболее важные оперативные направления. Задача линии укреплений состояла в том, чтобы задержать наступление противника и обеспечить контрудар силами собственной регулярной армии. Природные и территориальные особенности СССР уже сами по себе являлись важным оборонительным элементом: многочисленные небольшие речки, обширные территории, покрытые лесом, труднопроходимые песчаные и болотистые участки местности.

Реки на территории СССР - широкие и сложные для форсирования. Основная масса рек не имела твердых берегов. Мосты приходилось строить таким образом, чтобы их полотно проходило не только над рекой, но и над затопляемыми участками берега. Проблемы возведения переправ на труднопроходимых и легко превращаемых дождями в непроходимые топи берегах усугублялись довольно быстрым течением.

Огромные леса, окружавшие полесские болота, тянулись вдоль границы 1939 года на севере до Минска и на востоке до Днепра. Другие древние пущи простирались на юге от покрытых болотами территорий неподалеку от Ленинграда, на Валдайской возвышенности и между Москвой и Смоленском, создавая полосу естественных преград на пути вражеских армий.

Сельскохозяйственные угодья степной части Украины были лишены крупных лесных массивов, но зато перерезаны широкими реками - Днепром и Днестром. На севере, возле границы с Финляндией, естественные преграды обеспечивали огромные леса и тундра.


Первый этап строительства: «Линия Сталина»

c:\documents and settings\user\рабочий стол\новая папка\02.jpg

Дот Линии Сталина

Укрепленный район представлял собой согласно советскому определению «полосу местности, оборудованную системой долговременных и полевых фортификационных сооружений, подготовленную для длительной обороны специально предназначенными войсками во взаимодействии с общевойсковыми частями и соединениями». По принятым в конце 1920-х годов принципам построения УР, он мог достигать длины по фронту до 70 км.

Дот, по определению, представляет собой оборонительное сооружение из железобетона и бутового камня (щебень, клинец), предназначенное для ведения огня из установленного в его амбразурах вооружения.

Работы по строительству УР начались в 1929 году, и к 1937 году было построено 13 укрепленных районов в четырех военных округах. УРы Ленинградского военного округа: Карельский, Кингисеппский и Псковский защищали подходы к городу. Полоцкий, Минский и Мозырский УРы в Белорусском военном округе полукругом огибали Минск и, опираясь на полесские болота, прикрывали направление на Смоленск. В Киевском военном округе были построены четыре УРа: Коростеньский, Новоград-Волынский, Летичевский и Киевский УРы. Они закрывали брешь между полесскими болотами и Днестром. В Одесском военном округе появилось три укрепленных района: Могилев-Ямпольский, Рыбницкий и Тираспольский.

c:\documents and settings\user\рабочий стол\новая папка\03.jpg

Укрепрайоны на территории Беларуси.

Каждый УР имел длину по фронту до 70 км и состоял обычно из нескольких эшелонированных в глубину позиций. Во-первых, предполья, на котором не строились укрепления, но возводились различные препятствия и преграды, глубиной до 8 км. Во-вторых, выдвинутой вперед позиции, состоящей из полевых укреплений, глубиной до 5 км. И, в-третьих, главной оборонительной позиции, в состав которой входили батальонные узлы обороны (УО) с фронтом от 3 до 6 км и глубиной обороны до 4 км, расположенные в линию. Узлы обороны состояли из 3-5 опорных пунктов, включавших в себя несколько десятков дотов и убежищ. Самыми крупными фортификационными объектами были боевые группы, которые возводились на наиболее важных стратегических направлениях. Узлы обороны второго эшелона планировалось строить единственно на флангах УР, с целью предотвратить окружение укрепленного района. На предполагаемых направлениях наступления противника планировалось возводить также отсечные позиции. Каждый УР строился таким образом, чтобы его фланги были максимально защищены естественным преградами, а сам УР при этом контролировал наиболее удобные для наступления направления.


Доты классифицировались согласно следующим категориям:

Легкие – защищающие от обстрела из стрелкового оружия;

Усиленные – обеспечивающие защиту от снарядов 76-мм орудия и 122-мм гаубицы;

Средние – обеспечивающие защиту от снарядов 152-мм гаубицы и попадания 100 кг бомбы;

Полутяжелые – обеспечивающие защиту от 200-мм снарядов и попадания 500 кг бомбы;

Тяжелые – обеспечивающие защиту от 305-мм снарядов и попадания 1000 кг бомбы.

Длина «Линии Сталина» составляла 1 835 километров. Согласно имеющимся данным, до 1937 года было построено 3096 долговременных фортификационных сооружений в 13 укрепленных районах, причем 409 (13,2%) из них имело на вооружении артиллерийские орудия. То есть при длине в два раза большей, чем длина французской «Линии Мажино», число огневых точек на «Линии Сталина» было в два раза меньшим. В 1937 году укрепленные районы занимали 25 отдельных пулеметных батальонов, насчитывавших суммарно около 18 000 солдат.

Руководство строительными работами осуществляло Строительное Управление РККА. В 1932 году в результате реорганизации строительство укреплений попало под компетенцию Главного Инженерного Управления РККА, а точнее – специально созданного Управления Оборонного Строительства. Территориальными строительными подразделениями были Управления Работ, занимавшиеся возведением отдельных укрепленных районов. Они подразделялись на строительные участки и подучастки, ответственные за строительство узлов обороны и опорных пунктов.

Основной частью работ руководил генерал Николай Петин, являвшийся в 1930 году Инспектором инженерных войск, а в 1934 году ставший Начальником инженерных войск РККА. При строительстве использовались уже успевшие устареть концепция и метод строительства. УРы не имели достаточной глубины обороны, а расположение отдельных узлов обороны было далеко от идеального. Противотанковая артиллерия не использовалась вообще. Кроме того, доты предназначены были исключительно для ведения фронтального огня, что могло привести к быстрому их уничтожению. К изъянам УР можно причислить примитивные виды броневых масок, а также низкое качество внутреннего оборудования. Сооружения совсем не имели средств противохимической защиты.


«Чистки», проведенные в армии в 1937-38 гг., ударили и по кадрам укрепленных районов. В Киевском военном округе были арестованы все 4 коменданта УРов, из начальников штабов УР на должности остался только один. По этой причине во многих случаях руководство строительством было возложено на гражданских лиц, не знакомых с тонкостями производства.

Проведенные в это же время интенсивные исследовательские работы обусловили изменения в концепции укрепленных позиций. В новых директивах была увеличена (до 100-120 км) длина по фронту укрепленного района. Узлы обороны главной линии обороны решено размещать в два эшелона и в шахматном порядке. Рекомендовано строительство полевых отсечных позиций, между узлами обороны и опорными пунктами, а также отсечной полевой позиции на случай прорыва УР.

Усугубившаяся политическая ситуация в 1938 году стала причиной дальнейшего строительства укреплений в СССР. На западных границах начато возведение 8 новых укрепленных районов. Островской и Себежский УРы в Ленинградском военном округе прикрывали участки на границе с Литвой между Псковским и Полоцким УРами. Слуцкий УР в Западном военном округе продлевал фортификационную линию дальше на юг. Пять новых УР располагались на Украине, западнее Летического УР: Шепетовский, Староконстантиновский, Остропольский, Каменец-Подольский и Изяславский УРы. До осени 1939 года построено 1028 новых сооружений, что составило около 50% от запланированного количества.

Новые доты удовлетворяли растущим требованиям. В них было улучшено качество бетона, увеличена толщина стен и количество арматурных прутов. Введена противорикошетная защита амбразур и планировалось оснастить подобной защитой входы в сооружения. Они были рассчитаны на ведение флангового огня, но во многих из них не было установлено важнейшее оборудование жизнеобеспечения. Вооружать эти новые сооружения предполагалось спаренными пулеметными установками и противотанковыми казематными орудиями калибра 45-мм. Строились и специальные доты для орудий калибра 76,2 мм, а некоторые сооружения старых УРов были переделаны под размещение в них таких новых казематных орудий. В местах с большой концентрацией огневых точек достраивались подземные туннели, соединявшие в единую систему имевшиеся доты, в результате чего получались позиции, которые можно называть укрепленными группами.


Дальнейшая судьба «Линии Сталина» была решена двумя подписями на карте Европы, вошедшими в историю как пакт Молотова-Риббентропа, заключенным 23 августа 1939 года. В 1940 году строительство 18-ти из 21-го УРов первой очереди постройки было заморожено. Работы были прекращены до окончания оснащения дотов. Вся матчасть укреплений была либо вывезена для установки в дотах на новой границе, либо помещена на склады, а сами сооружения законсервированы. Основная масса сооружений сохранилась, но отсутствие надзора за сооружениями приводило к тому, что доты зарастали травой и кустарником, а оставленное в них оборудование приходило в негодность. Те доты, что впоследствии были приведены в боевую готовность, оказались достаточно эффективными и смогли замедлить наступление немецких войск.

Немцы насчитали на «Линии Сталина» 142 законченных орудийных капониров и полукапониров, 248 сооружений с противотанковыми орудиями, 2572 пулеметных дота. Большинство дотов было предназначено для ведения фронтального огня.

Термин «Линия Сталина» как название советских фортификационных сооружений вдоль западной границы появился только в конце 1930-х годов в литературе государств Западной Европы.

Второй этап строительства: «Линия Молотова»

17 сентября 1939 года Красная Армия вошла на западные территории Второй Речи Посполитой. Окончательный ход границы СССР с III Рейхом был установлен 28 сентября, подтвержденный договором о дружбе и границах. В ноябре 1939 года СССР спровоцировал вооруженный конфликт с Финляндией, закончившийся новыми территориальными приобретениями в Карелии и Лапландии. В июне 1940 года Красная Армия аннексировала в балтийские государства: Литву, Латвию и Эстонию. В июле 1940 года была захвачена также Бессарабия и часть Буковины. Многомесячная агрессивная военная политика СССР принесла в результате новые территориальные приобретения, передвинув западную границу государства местами до 300-400 км. На западе появился новый беспокойный сосед – фашистская Германия.


Необходимо было начинать строительство новой линии укрепления границы. Главный Военный Совет принял решение свернуть работы на объектах «Линии Сталина». Работы были спешно прекращены, рабочие бригады отправились вместе со своей техникой и оборудованием на запад. Старую линию укреплений предполагалось реорганизовать и постепенно разоружить. Еще 15 ноября 1939 года Военный Совет РККА принял решение о снижении штатов крепостных гарнизонов на одну треть и о разоружении части укреплений.

Вновь вопрос разоружения старых укреплений был рассмотрен в феврале 1941 года, когда стало очевидно, что оборонная промышленность не в состоянии справиться с производством требуемого количества вооружения и оборудования для укреплений на новой границе. В этой ситуации заместители Народного Комиссара Обороны - по делам вооружения маршал Кулик и по делам УР маршал Шапошников, а также Член Военного Совета товарищ Жданов выдвинули предложение изъять часть артиллерийского вооружения из некоторых старых УР «Линии Сталина». Предложение это остро критиковали как Народный Комиссар Обороны маршал Тимошенко, так и начальник Генерального штаба маршал Жуков. Окончательную точку в этом вопросе поставил Сталин, который приказал перенести часть артиллерийского вооружения из старых укрепрайонов в новые. Сегодня это решение представляется единственно верным. Однако недобросовестное его выполнение привело к тому, что снятое вооружение вместо новых укреплений осело на складах.

Армия не начинала никакой существенной работы до лета 1940 года. 26 июня Нарком обороны маршал Тимошенко приказал начать фортификационные работы по планам, утвержденным год назад. С июня 1940 по июнь 1941 годов были заложены новые УРы: Мурманский, Сортавальский, Кексгольмский, Выборгский, Тельшайский, Шауляйский, Каунасский и Алитусский УРы на северо-западном участке границы, а также Гродненский, Осовецкий, Замбровский, Брест-Литовский, Владимир-Волынский, Струмиловский, Рава-Русский, Перемышльский, Ковельский, Верхнепрутский и Нижнепрутский УРы на западной границе.


Сооружения, построенные вдоль новой границы, много позднее с легкой руки поляков стали называть «Линией Молотова». В 1941 году число новых УРов составляло 20.

Приграничные советские укрепления можно назвать наиболее современными боевыми фортификационными сооружениями, построенными в СССР до войны. Советы успели закончить лишь малый процент этих сооружений. УРы на границе имели большую глубину обороны, чем на «Линии Сталина» и располагали главной линией обороны, состоящей из долговременных укреплений, за которой располагалась вторая линия обороны - запирающая, состоящая из укреплений полевого типа. Главная оборонительная линия занимала участок длиной от 6 до 10 км и глубиной до 10 км и организационно строилась из 5 укрепленных пунктов, составляющих новый тип укрепленной группы. Укрепленные пункты состояли из 15-20 дотов. Почти половина огневых точек приграничных УР должна была быть вооружена противотанковыми орудиями. Помимо таких укрепленных групп планировали построить значительное число артиллерийских полукапониров на два 76,2-мм орудия. Однако к лету 1941 года только единичные УРы были закончены.

В законченном виде каждый из крупных дотов имел силовую, фильтровентиляционную установку (ФВУ), был защищен от отравляющих газов, оснащен калорифером, печами и другим оборудованием, благодаря чему мог действовать самостоятельно. Также в них предусматривалась установка перископов, радиостанций и соединение отдельных сооружений подземным телефонным кабелем.

На «Линии Сталина» и «Линии Молотова» можно обнаружить, по меньшей мере, 6 типов фортификационных сооружений:

Пулеметный дот фронтального огня, в поздних вариантах которых планировалось размещать 45-мм противотанковое орудие;

Пулеметный дот косоприцельного (флангового) огня - пулеметный полукапонир, поздние варианты этих сооружений оснащались бронированными колпаками;

Пулеметные доты (блокгаузы) для ведения кругового огня;

Артиллерийские полукапониры (на два орудия);


Артиллерийские капониры (на четыре орудия);

Сооружения командных / наблюдательных пунктов (КП/НП);

Боевые (укрепленные) группы с оголовками небольшого размера (часто – одноказематными дотами), и подземными потернами.

По немецким данным на момент начала войны в 4 приграничных военных округах были закончены 68 артиллерийских полукапониров и огневых позиций артиллерии, 460 дотов и полукапониров противотанковой артиллерии, 542 пулеметных дота. Частично укреплена была также старая русская крепость в Брест-Литовске.

С 1939 года начались работы по усилению укреплений побережья Балтики, строились новые батареи и укрепления и модернизировались уже имеющиеся. Укрепления концентрировались в трех районах: Сестрорецк - Ижора, Красная Горка - Шепелево и Копорье - Луга. Ключевыми были укрепления острова Котлин, центром которых был Кронштадт.

На юге, на Черном море, крепость Севастополь была прекрасно защищена. Строительство двух батарей калибра 305 мм в башнях было начато в 1912 и 1917 годах и закончено в промежутке между 1928 и 1934 годом. Порт Одесса также получил несколько прибрежных батарей. На «Линию Молотова» были отправлены все строительные отряды, ранее трудившиеся на «Линии Сталина», а с 1940 года на строительство «Линии Молотова» стали привлекать и гражданских работников. Власти заставляли местных жителей отрабатывать трудовую повинность, копая противотанковые рвы и устанавливая прочие препятствия и преграды.

Сталин, предупрежденный о немецких планах, без споров принял сторону Жукова и Тимошенко, которая заключалась в использовании глубоко эшелонированного пояса обороны. Жуков сразу же приказал вернуть в строй «Линию Сталина» и даже возобновить строительство там новых сооружений. В директиве от 8 февраля 1941 года Генеральный штаб приказал руководству Западного (бывшего Белорусского) и Киевского особых военных округов (ОВО) провести ремонт и подготовку укреплений старых УР к последующему вооружению и оснащению оборудованием. Многие участки линии к тому времени лишились абсолютно всего вооружения и оборудования.


8 апреля Жуков распорядился, чтобы шесть из семи новых УРов Западного и Киевского ОВО можно было ввести в строй в течение двух недель с момента начала возможной войны, независимо от того, будут их строительство закончено или нет. Одновременно Жуков приказал вооружить все построенные сооружения на новой границе и привести доты в боевую готовность. Он понимал, что времени осталось чрезвычайно мало, доты следует подготовить для ведения боевых действий даже без установки в них оборудования, иначе эти сооружения вообще не будут иметь никакой боевой ценности.

Советской промышленности оказалась не под силу обеспечить строительство необходимыми материалами, и к лету 1941 года работы были далеки до завершения. К моменту нападения немецких войск на «Линии Молотова» было готово не более 25% сооружений. Примерно 1000 дотов новой линии планировалось вооружить артиллерийскими орудиями разных типов, остальные 2300 дотов предназначались под установку станковых пулеметов. Кроме того, на «Линии Молотова» не было требуемого количества минных полей и заграждений. Саперы просто не располагали снаряжением и самими минами для того, чтобы закончить эти работы.

Другие новые укрепления строились в глубине территории уже после нападения немцев. Вдоль Днепра и восточнее Смоленска быстро вырастали полевые укрепления. По приказу Наркомата Обороны 18 июля 1941 года на расстоянии около 100 км от Москвы начали строить пояс бетонных укреплений - Можайскую линию обороны. Линия включала три главных оборонительных района, состоявшие из двух линий обороны, отдаленных друг от друга на 30-60 километров. Доты Можайской линии предназначались для установки станковых пулеметов или полевых противотанковых орудий и были крайне просты по конструкции. Было построено 296 блокгаузов и 535 дотов, выкопано более 170 км противотанковых рвов. Все это составило 40% от запланированных оборонительных работ.

Великая Отечественная война

Штабы немецких дивизий очень мало знали о состоянии и даже о существовании советских фортификационных сооружений. С теми сооружениями, которые, возможно, встретятся на пути следования дивизий, планировалось бороться массированным огнем тяжелой артиллерии, в том числе батареями гаубиц калибра 210 мм.


Нападение немцев 22 июня 1941 года захватило врасплох строителей укреплений на новой границе страны. На большинстве участков новая линия приграничных укреплений была прорвана уже в первый день войны. Немцы очень быстро овладели первой линией дотов, которые часто оказывались пустыми, плохо замаскированными, лишенными земляной обсыпки и элементов обороны входа и были легко заметны на открытом пространстве. Атакующие войска обстреливали прямой наводкой амбразуры дотов из противотанковых пушек. Многие доты были уничтожены при помощи огнеметов и зарядов взрывчатки. Гродно пал 23 июня после уничтожения большей части дотов на подступах к нему.

Немецкие танковые подразделения уже 25 июня достигло предполья Минского УР. Попытка задержать немцев, опираясь на укрепления, была предпринята частями 13-й Армии. После непродолжительных боев 26 июня немцы прорвали оборонительные позиции. Одновременно с этим был захвачен и Слуцкий УР. Укрепрайоны севернее Минска: Себежский и Полоцкий - были поспешно заняты частями 22-й Армии. Оборонительные бои, продлившиеся до 4 июля, закончились захватом укреплений. На северо-западном участке фронта немецкие танковые части прорвали фортификационную линию и 6 июля заняли Остров, а еще через три дня Псков. Долго сражался гарнизон Кингисеппского УР. Атакованный с тыла, он был окружен и после 10 дней боев пал. Неудачной оказалась только попытка прорвать Карельский УР, который оборонял северные подходы к Ленинграду. 23-я Армия остановила здесь наступление финских войск. Война приняла здесь позиционный характер и ситуация оставалась в целом неизменной вплоть до начала наступления Ленинградского фронта в июне 1944 года.

4 июля удалось приостановить немецкие войска на позиции Новоград-Волынского УР, который, однако, вскоре был преодолен. Темп наступления немцев спал в результате упорной обороны частей 5 и 12 Армий, занимавших Коростеньский и Летичевский УРы. Лишь к концу июля, после тяжелых боев, немецкие войска подошли к Киеву. Большинство дотов КИУР было вооружено и занято гарнизонами, при содействии гражданского населения построена гигантская сеть полевых укреплений. Немецкие атаки, начавшиеся 30 июля, лишь 20 сентября закончилась захватом города и уничтожением советской армейской группировки.


В брошюре «Действия малых боевых подразделений во время немецкой кампании в России», сделанной для армии США бывшими офицерами Вермахта, описывается капонир на берегу Днестра, входивший в состав Могилев-Подольского УРа. Косоприцельным огнем он защищал две переправы через реку. Построенный на крутом обрыве, вооруженный четырьмя орудиями, он был прекрасно замаскирован. Размещенный в амбразуре высоко над входом в сооружение пулемет мог вести фронтальный огонь. Гарнизон сооружения составлял 60 человек. Капонир имел два подземных уровня, силовую и ФВУ. Дот не имел вокруг ни окопов, ни проволочных заграждений, что было типично и для многих других сооружений «Линии Сталина» в 1941 году.

Советские гарнизоны сражались отчаянно даже в безнадежной ситуации полного окружения, не зная, что верховное командование принесло их в жертву еще до того, как война фактически началась. Согласно немецким данным, в тех местах, где сопротивление русских было особенно сильным, советские солдаты старались отбить уже захваченные позиции. При этом в других местах бывали случаи, когда гарнизоны сдавались в полном составе, не оказывая особого сопротивления. Как правило, такие гарнизоны состояли из призывников, совершенно не знакомых с особенностями ведения боя в дотах.

Сильно укрепленная часть «Линии Сталина» в Дубоссарах, в состав которой входили доты, артиллерийские батареи и другие огневые позиции поддержки, прекратила сопротивление только в конце июля. Проломить советскую линию обороны немецким саперам и пехоте удалось только при поддержке противотанковых и зенитных орудий, поставленных на прямую наводку. Можайская линия обороны так и не была закончена и пала в октябре.

Одесса, которую со стороны суши прикрывали только полевые фортификации, сражалась до ноября 1941 года. Севастополь был захвачен немцами в июле 1942 года после длившегося 28 дней штурма. Под Севастополем немцы применили для уничтожения ключевых позиций оборонявшихся, таких как батарея №30, артиллерию особой мощности, в том числе орудие «Дора» калибра 800 мм. 6 июня тяжелые орудия и гаубицы обстреливали батарею №30, добившись прямого попадания, которое уничтожило одну из башен и повредило вторую. Дальнейший обстрел и бомбардировки с воздуха не сумели парализовать поврежденную башню. Закончить работу удалось саперам только 17 июня. Борьба с оборонявшими руины батареи бойцами длилось еще до 1 июля. При обстреле 5 июня форта «Сталин» гигантское 800-мм железнодорожное орудие добилось трех попаданий, а на следующий день, обстреливая форт «Молотов» – 15 попаданий. Однако эффект от этого был не велик. Находившиеся в фортах 76,2-мм орудия были установлены в укрытиях и вели огонь до 13 июня, вплоть до генерального штурма, проведенного пехотными частями. К началу июля немцы выпустили по советским укреплениям свыше миллиона снарядов. Они захватили 3500 огневых позиций, 7 фортов, 38 бункеров, построенных в скалах, 118 железобетонных дотов и 740 дзотов. 4 июля, после последнего штурма против горы Сапун, в результате которого пала батарея №35, боевые действия против последней крупной, построенной в довоенный период, укрепленной линии русских закончились.


Бои в полосе «Линии Сталина» продемонстрировали, что занятая достаточно сильными войсками и эшелонированная в глубину укрепленная линия способна задержать наступление противника, обладающего многократным перевесом в боевых методах и средствах. Создатели «Линии Сталина» считали, что основная задача линии укреплений - это защита границы только до момента подготовки контрудара силами стратегического резерва. В ситуации, которая имела место летом 1941 года, линия не смогла выполнить эту задачу.

В послевоенное время советские укрепрайоны на западной границе оказались никому не нужными. Большая часть сооружений заброшена и забыта, только единицы из них превращены в музеи и мемориальные комплексы.