prosdo.ru
добавить свой файл
  1 ... 2 3 4

Фридберт Пфлюгер, директор Европейского центра по энергетической и ресурсной безопасности EUCERS, бывший заместитель министра обороны ФРГ:

— На мой взгляд, эти выборы, несмотря на отдельные нарушения в некоторых городах, в целом были корректны. Это, впрочем, видно и по результатам выборов. Мне кажется, проблема в другом: самые серьезные альтернативы Путину — не левые либеральные силы, а коммунисты и Жириновский. И все-таки эти выборы в России нужно расценивать как демократический прогресс. Путин, который, как и прежде, является самым могущественным человеком в стране, и растущее гражданское общество должны вместе строить современную Россию в тесном сотрудничестве с Европой.

Вернер Шульц, депутат Европарламента, заместитель главы делегации Европарламента в комитете парламентского сотрудничества Россия—ЕС:

— О свободных выборах, соответствующих международным стандартам, не может быть и речи. Очевидно, что партия Путина смогла получить большинство голосов с помощью манипуляций и фальсификаций. Более 12 млн бывших сторонников отвернулись от "Единой России", половина населения не пошла на выборы. Это очень ясный вотум недоверия управляемой демократии. Тем более удивительным кажется отрыв Путина от реальности, когда он говорит об оптимальном результате в тяжелые времена. Российской государственной власти стоило бы усвоить урок, преподанный населением.

15 декабря 2011 года в Брюсселе пройдет саммит Россия—ЕС, на котором Европарламент представит свою резолюцию. Председатель Еврокомиссии Баррозу и председатель Европейского совета ван Ромпей должны недвусмысленно дать понять, что партнерство с Россией не может ограничиваться лишь соблюдением правил ВТО. Европе в качестве партнеров необходимы демократические правовые государства, пользующиеся доверием собственного народа. Убедительным сигналом было бы полное расследование манипуляций, свобода мнения и демонстраций, а также прекращение всех репрессий против "Голоса", критически настроенных СМИ, неправительственных организаций и граждан



Защищенные урной










О том, что фальсификации на нынешних выборах были как никогда массовыми и беззастенчивыми, говорят многие очевидцы. Но российское законодательство защищает махинаторов, уверен независимый эксперт по избирательному праву Леонид Кириченко.
Десятки миллионов российских избирателей даже не задумываются, будут ли их голоса подсчитаны честно. Многим же из тех, кто задается этим вопросом, кажется, что единственный способ фальсификации — это когда комиссия опускает в урну бюллетени за не явившихся на выборы людей. Между тем нормами наших законов специально предусмотрено множество способов безнаказанных фальсификаций.

Прямой вброс бюллетеней среди них, конечно, тоже присутствует. Еще с советских времен стационарная урна с широкой щелью стоит посреди зала и ее заполнение не контролируется: кто угодно может вбросить в урну любое количество бюллетеней. Более того, Центризбирком (ЦИК) к каждым выборам выпускает инструкции о том, что щель в урне должна быть как угодно широка, лишь бы не уже одного сантиметра. В Москве эта щель — полтора сантиметра, и в нее одним махом проходит более 100 листов формата А4.

Стоит напомнить об одной норме, заложенной в законы о выборах еще в 1995 году. Если число бюллетеней в переносной урне превышает число избирателей, голосовавших в эту урну вне участка, то все бюллетени в ней п. 13 ст. 79 закона "О выборах депутатов Госдумы" требует объявить недействительными. А вот аналогичной нормы для стационарной урны нет. И сколько бы бюллетеней там ни обнаружилось, все они объявляются действительными.

С той поры вброс бюллетеней даже не считается административным правонарушением. Правда, в 2002 году в статью 142.1 Уголовного кодекса (УК) была включена норма, позволяющая наказывать за "включение неучтенных бюллетеней в число бюллетеней, использованных при голосовании". Но кто совершает это самое "включение", совершенно неясно. Для наглядности условный пример. Председатель избиркома передал надежному человеку Икс (не избирателю данного участка) 50 бюллетеней с печатью комиссии и подлинными подписями двух ее членов. Икс успешно вбросил в урну все 50 бюллетеней, а другой член избиркома увеличил число проголосовавших на 50 человек. К кому же из этой троицы применима эта норма УК, и можно ли эти 50 бюллетеней считать неучтенными, если все они с данного участка и использованы на нем же?


Еще хуже дело обстоит с многократным голосованием по открепительным удостоверениям, которое нынешняя власть нарушением не считает: никакой ответственности за это ни в УК, ни в Кодексе об административных правонарушениях (КоАП) нет. До осени прошлого года закон молча разрешал даже тиражирование фальшивых открепительных удостоверений. Фальсификаторы, желая доказать, что многократное голосование невозможно в принципе, цитируют п. 14 ст. 74 закона о выборах, согласно которому "открепительное удостоверение изымается у избирателя". А многие граждане России верят, что эта норма соблюдается. Потому что не знают, что на деле должна быть триада: право одного гражданина предполагает наличие в законе обязанности кого-то это право обеспечить и ответственности за невыполнение этой обязанности. А если ответственности за нарушение не предусмотрено, избиркомы и впредь будут вместо нормы закона выполнять устные распоряжения вышестоящих комиссий. И ни членам этих комиссий, ни тем, кто голосует много раз по одному и тому же открепительному удостоверению (или даже вовсе без него), ничего за это не будет.

Более того, когда кто-либо из обслуги власти начинает рассказывать об ответственности за фальсификации, всегда умалчивается, что эти нормы УК и КоАП к членам избиркомов вообще неприменимы. Для них давным-давно введен особый порядок привлечения к ответственности (точнее, избавления от нее), остроумно "спрятанный" в ст. 29 закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ". Суть этой нормы в том, что ни за какие преступления член избиркома с правом решающего голоса не может быть привлечен к уголовной ответственности без согласия прокурора субъекта РФ. То есть и сами фальсификации, и изгнание с участка наблюдателей и журналистов, и даже их показательный расстрел — это еще недостаточные основания для уголовной ответственности. Только с согласия прокурора.

Впрочем, иногда, чтобы показать свою принципиальность, власть все же приносит в жертву отдельных членов низовых избиркомов, хотя те обычно отделываются штрафом или условным сроком (см. справку). Но на итогах выборов это обстоятельство почти никак не сказывается — и опять-таки благодаря умело написанному законодательству.


Прежде всего это относится к самому эффективному на сегодня способу фальсификации — написанию подложных протоколов об итогах голосования, заменяющих первичные протоколы с подлинными результатами подсчета бюллетеней. Практически все тяжбы по таким искам заканчиваются тем, что суд признает новый, подложный, протокол правильным, а первый, подлинный, ошибочным. Между тем за право избиркома переписать протокол под предлогом найденной ошибки (которую тот же закон разрешает никому не демонстрировать) в 2002 году дружно проголосовали все думские фракции. Сейчас эта норма находится в п. 31 ст. 79 закона о выборах в Госдуму. Там же указано, что нарушение установленного законом порядка, по которому должен быть составлен новый протокол, является основанием для признания этого протокола недействительным. Но внимательный читатель заметит лукавость формулировки. Ведь основание бывает достаточным и недостаточным, а суд сам решает, какой эпитет выбрать. Чтобы понять дикость этой нормы, достаточно представить написанный таким же хитроумным способом Уголовный кодекс, где вместо слов "убийство наказывается" значилось бы "убийство является основанием для привлечения к ответственности".

Но и это еще не все. Избирательное законодательство, по сути, позволяет считать результаты выборов, объявленные ЦИКом, действительными при любых масштабах фальсификаций. Ведь в п. 5 ст. 92 закона о выборах в Госдуму сказано, что суд "может отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов", если установит нарушения законодательства, которые "не позволяют выявить действительную волю избирателей". Другими словами, суд в таком случае может, но вовсе не обязан аннулировать результаты выборов даже в том случае, если голосования вообще не было, а был лишь составлен протокол ЦИКа о результатах "выборов". Вот уж когда о действительной воле избирателей вообще говорить не приходится.

На фоне участившихся после 4 декабря разговоров о том, что в марте оппозиционно настроенным гражданам предстоит сделать "решающий выбор", эти выводы, наверное, выглядят слишком пессимистическими. Ведь получается, что противостоять махинациям с голосами вроде бы категорически невозможно.


Но один шанс хотя бы частично помешать фальсификациям закон для граждан все же оставил, хотя среди описанных политиками и журналистами вариантов электорального поведения этот метод почему-то ни разу не упоминался. Если бы каждый избиратель, желающий честных выборов, еще в середине ноября взял в избиркоме открепительное удостоверение, а 4 декабря проголосовал по нему так, как хочет, то повсеместное многократное голосование по одним и тем же открепительным стало бы невозможным. Ведь число таких удостоверений ограничено — скажем, на нынешних выборах их напечатали 2,6 млн,— а сторонников честных выборов в России наверняка гораздо больше. И фальсификаторам этих самых открепительных просто бы не хватило. А незаметно напечатать их новый тираж почти невозможно: это становится известно слишком многим.

Конечно, беззастенчивому переписыванию протоколов этот метод помешать не сможет. Но участие в кампании по массовому получению открепительных может стать актом прямого гражданского действия, мобилизующим россиян на отстаивание своих откровенно попранных избирательных прав. И если благодаря этому после мартовских президентских выборов на улицы выйдут уже не 10 тыс. москвичей, а 2,5 млн граждан по всей России, то их протест наверняка прозвучит для властей гораздо более весомо



Как наказывают членов избиркомов

19 апреля 2005 года Охинский городской суд вынес обвинительный приговор руководителям участковой избирательной комиссии по выборам в Сахалинскую областную думу Лидии Пахомовой и Светлане Самодуровой. Обеих осудили на 2,5 года условно. 10 октября 2004 года они проголосовали от имени четырех человек в пользу кандидата-единоросса Александра Кислицина, чего оказалось достаточно для его победы.

22 июля 2009 года Курумканский районный суд Бурятии признал виновными председателя территориальной избирательной комиссии Сталину Сахаровскую и кандидата от "Единой России" на должность главы села Сахули Галину Андриевич. Сговорившись, они сфальсифицировали и вбросили в урны 28 заявлений о досрочном голосовании граждан на выборах 12 октября 2008 года. Обе отделались штрафами в размере 100 тыс. и 50 тыс. руб. соответственно.


18 ноября 2009 года Заводской райсуд Саратова приговорил к штрафу в 200 тыс. руб. председателя участковой избирательной комиссии Светлану Минаеву. В ночь на 3 марта 2008 года она заведомо неверно переписала протокол довыборов в городскую думу, прибавив кандидату от "Единой России" Андрею Иванову более 300 голосов. На подлог пожаловался проигравший кандидат от КПРФ Сергей Михайлов, и 13 марта 2008 года ЦИК аннулировал итоги выборов.

17 марта 2010 года Пудожский районный суд Карелии приговорил секретаря участковой избирательной комиссии Любовь Бильдюгову к штрафу в 100 тыс. руб. На муниципальных выборах в поселке Пяльма 11 октября 2009 года она вбросила в урну 100 "левых" бюллетеней. Свой поступок учительница английского языка Бильдюгова объяснила враждой с директором школы, которая была женой проигравшего кандидата.

11 июня 2010 года Василеостровский суд Санкт-Петербурга назначил штраф в размере 100 тыс. руб. председателю участковой избирательной комиссии Наталье Федосеевой. 1 марта 2009 года она подтасовала результаты голосования муниципальных выборов, добавив кандидату от "Единой России" Александру Звягину 100 голосов и отняв 70 у его соперника — самовыдвиженца Дмитрия Анисимова.

13 декабря 2010 года Московский райсуд Казани признал всех десятерых членов районной участковой избирательной комиссии виновными в препятствовании работе наблюдателей на выборах в Казанскую гордуму 10 октября. Работники избиркома "при подсчете закрывали своими телами столы с бюллетенями", удалив наблюдателей на безопасное расстояние. Каждый из них был оштрафован на 500 руб.

3 октября 2011 года Ленинский районный суд Саратова осудил члена участковой избирательной комиссии Наталью Ульянычеву на один год лишения свободы условно за подделку подписей избирателей. 13 марта 2011 года на выборах в гордуму наблюдалась низкая явка. Ульянычева, как она сама объяснила, опасаясь нареканий со стороны руководства, расписалась за 57 человек, не явившихся на выборы.


2 ноября 2011 года Нижнеломовский районный суд Пензенской области признал председателя и пятерых членов территориальной избирательной комиссии виновными в фальсификации итогов голосования. 10 октября 2010 года в ходе выборов депутата собрания представителей Нижнего Ломова (был только один кандидат) члены комиссии поставили подписи за 124 избирателей для создания видимости высокой явки. Председатель Татьяна Шоломова получила 1,5 года лишения свободы условно, а члены комиссии — штрафы от 6 тыс. до 8 тыс. руб



Как фальсифицируют в мире










Страны с длительной демократической традицией используют приемы фальсификации выборов намного более изощренные, чем вброс, "карусель" и подделка протоколов.

Кавалерственная дама ордена Британской империи Ширли Портер — самая, пожалуй, известная фальсификаторша выборов не только в Великобритании, но и в мире. В 1986-1989 годах она провела грандиозную операцию, вошедшую в парламентскую историю Британии как "дома в обмен на голоса". Смысл аферы заключался в следующем. Вестминстер состоит из нескольких районов (они же избирательные округа). Часть из них регулярно голосовала за консерваторов (партию самой Портер), часть — за лейбористов. Несколько округов считались "неустойчивыми". Портер придумала переселить лейбористски настроенных жителей таких округов в лейбористские округа. В этом случае, конечно, победа лейбористов в своих округах была бы еще более внушительной. Однако особенности британской избирательной системы таковы, что для распределения мест в избираемых органах власти важно не количество людей, проголосовавших за ту или иную партию, а количество округов, в которых партия победила. Переселение самых малообеспеченных жителей "неустойчивых" районов в районы лейбористские проходило под предлогом улучшения жилищных условий. Разумеется, за счет налогоплательщиков. Благодаря переселению поражение лейбористов на следующих выборах в городской совет было сокрушительным: в бывших "неустойчивых" округах, которые покинули их сторонники, выиграли консерваторы. Премьер-министр Джон Мейджор наградил Портер орденом Британской империи. А через некоторое время были найдены документы, в которых детально описывались истинные причины этих действий и указывалось, кого и куда надо переселять. Против кавалерственной дамы было возбуждено дело. История закончилась лишь в 2004 году, когда леди Портер выплатила £12,3 млн в качестве штрафа.


Во Франции власти предпочитают не переселять избирателей, а искусно изменять границы избирательных округов, чтобы влиять на количество сторонников той или иной партии. Это хорошо известно, а потому любая попытка перекроить границы округов немедленно подвергается критике и встречает противодействие со стороны оппозиции. Из-за этого, несмотря на серьезные демографические изменения последних десятилетий, границы избирательных округов во Франции не менялись с 1986 года.

В Германии аналогичная операция была проведена совсем недавно, в 2000 году, и увенчалась полным успехом. Власти объединили несколько избирательных округов, в которых поддержкой пользовалась Партия демократического социализма (бывшая правящая в ГДР партия СЕПГ), с более населенными округами, в которых рейтинг ПДС был минимален. В итоге на следующих после пересмотра границ выборах представительство ПДС сократилось вдвое.

В Соединенных Штатах Америки первая попытка использовать этот способ влияния на результаты голосования была предпринята еще во время выборов в первый Конгресс США в 1788 году. Она была направлена лично против одного из отцов-основателей США — Джеймса Мэдисона, однако провалилась. Зато более поздние попытки обычно были успешны. Более того, такая практика фактически узаконена, поскольку установление границ избирательных округов во многих штатах отнесено к исключительным правам их законодательных органов. Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ, которое в 2004 году было приглашено в США для наблюдения за выборами, назвало произвольное изменение границ избирательных участков одним из самых серьезных нарушений и призвало власти принять меры к изменению существующих правил.

В Соединенных Штатах активно используются и другие приемы. В 2002 году в штате Нью-Гемпшир разгорелся скандал из-за того, что во время выборов в сенат штата по заказу Республиканской партии были фактически заблокированы телефоны службы, состоявшей при штабе демократов и отвечавшей за такую типично американскую услугу, как бесплатная доставка избирателей к избирательным участкам. Значительное число избирателей-демократов не смогли дозвониться до службы и в итоге не пошли на выборы.


Не менее типичны для США нарушения при регистрации в качестве избирателя. По традиции политические партии обычно берут на себя все хлопоты по регистрации избирателей в избирательной комиссии: партийные представители приходят к избирателям домой, помогают заполнить документы и относят их в комиссию. Часто они намеренно неправильно заполняют документы тех избирателей, которые, как им кажется, будут голосовать против их партии, а то и просто выбрасывают эти документы на помойку.

Широко распространена и такая форма воздействия на результаты выборов, как исключение из списков избирателей (кейджинг). Властям это сделать довольно легко: в большинстве штатов выборы проводятся не независимым органом, а секретариатом штата — ведомством вполне политическим и партийным. К примеру, в 2008 году в Мичигане республиканские власти штата попытались не допустить до голосования более 5 тыс. человек, чьи дома были отчуждены по решению суда, резонно предполагая, что такие избиратели станут голосовать против республиканцев.

Надо отметить, что многие способы воздействия на результаты выборов считаются вполне законными. Даже получивший наибольшую известность случай с избирательными бюллетенями во Флориде, которые были напечатаны так, что избиратели не понимали, за кого они голосуют, не признали нарушением — в том числе еще и потому, что дизайн бюллетеня был выполнен демократом и пострадали от него в основном тоже демократы


<< предыдущая страница