prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 26 27
love_sf Керрелин Спаркс Как выйти замуж за вампира-миллионера

Вампир-миллионер Роман умен, обаятелен, холост… и только что пережил величайший позор для «ночного охотника» — сломал клык. Надо срочно спасать положение, иначе рана зарастет наглухо. Но где найти врача, который решится на столь необычную операцию?

Красавица Шанна Уилан — отличный дантист и подходит для этого идеально. К тому же она нуждается в защите, а кто защитит ее лучше могущественного вампира?

Словом, чисто профессиональные отношения. И никакой любви. Ни в коем случае! Даже если противостоять страсти уже невозможно…
2005 ru en Е. М. Клинова love_sf Kerrelyn Sparks How To Marry A Millionaire Vampire en Roland
doc2fb, FictionBook Editor Release 2.6
2012-05-19 LitMir.net 147692 2

Керрелин Спаркс «Как выйти замуж за вампира-миллионера»
АСТ, Астрель, ВКТ
Москва 2011 978-5-17-074785-6, 978-5-271-36773-1, 978-5-226-04188-4
<br> Керрелин Спаркс<br> <br> Как выйти замуж за вампира-миллионера<br>

<br> Глава 1<br>

Роман Драганешти насторожился — кто-то бесшумно прошмыгнул в его кабинет. Кто это, враг? Возможно. А может, кто-то из близких друзей. Да, скорее всего друг, решил Роман. Врагу вряд ли удалось бы проскользнуть незаметно мимо охранников, дежуривших у каждого входа в его манхэттенский особняк в Верхнем Ист-Сайде.


Роман подозревал, что благодаря острому ночному зрению ориентируется в темноте куда лучше, чем его ночной гость. Вскоре его подозрения подтвердились — темная фигура с размаху налетела на резной комод в стиле Людовика XVI, послышалось разъяренное шипение и негромкое ругательство.

Грегори Холстейн. Друг… правда, надоедливый, как осенняя муха. Вице-президент, отвечающий в «Роматек индастриз» за маркетинг, с таким энтузиазмом брался решать любую возникающую проблему, что в его присутствии Роман иной раз чувствовал себя стариком. Дряхлым стариком.

— Что тебе тут понадобилось, Грегори?

Незваный гость вздрогнул и обернулся.

— Что ты тут делаешь? И почему не включил свет?

— Хм. Глупый вопрос. Просто захотелось немного побыть одному. И в темноте. Попробуй сам — тебе понравится. К тому же тебе полезно потренировать ночное зрение.

— Кому это нужно — учитывая, что весь город по ночам сияет огнями? — Послышался шорох. Грегори ощупью шарил по стене в поисках выключателя. Раздался негромкий щелчок, и комнату залил мягкий золотистый свет. — Вот так-то лучше.

Роман, откинувшись на спинку мягкого кожаного кресла, поднес к губам бокал, сделал небольшой глоток и скривился, почувствовав, как едкая жидкость обожгла горло. Жуткое пойло!

— Полагаю, для столь позднего визита имеется серьезная причина? — Он поднял брови.

— Конечно. Ты сегодня ушел пораньше, а мы собирались показать тебе кое-что интересное. Уверен, тебе понравится.

Роман поставил бокал на край стола из массивного красного дерева.

— Это так срочно?

Грегори возмущенно фыркнул.

— Мог бы хотя бы притвориться, что тебе интересно! Между прочим, мы в своей лаборатории сделали потрясающее открытие! — Тут он заметил недопитый бокал. — Я, кстати, тоже не прочь отпраздновать! Что ты пьешь?

— Тебе не понравится.

Грегори направился к бару.

— Почему? По-твоему, у меня недостаточно изысканный вкус? — Схватив графин, он налил в высокий хрустальный бокал несколько капель и принялся разглядывать напиток на свет. — Цвет хорош!

— Послушай моего совета и возьми из холодильника другую бутылку.

— Ха! Если ты это пьешь, почему я не могу? — Грегори, плеснув себе щедрую порцию, победоносно подмигнул и лихо опрокинул в горло содержимое бокала. Внезапно в горле у него заклокотало. Всегда бледное лицо Грегори стало стремительно багроветь, глаза полезли на лоб. Издав какой-то придушенный звук, похожий на сиплый рык, Грегори закашлялся, брызгая слюной и изрыгая проклятия. Задыхаясь и хватая воздух ртом, он ухватился за крышку бара. Из глаз его горохом катились слезы.

Да уж, пойло и впрямь жуткое, злорадно хмыкнул про себя Роман.

— Ну, как — отдышался?

Грегори со свистом втянул воздух.

— Что это было?!

— Чесночный сок, — любезно сообщил Роман. — Десятипроцентный.

— Какого дьявола?! — Грегори выпрямился. — Да ты никак спятил! Решил отравиться?!

— Нет — всего лишь хотел проверить, правду ли говорят древние легенды. — Губы Романа чуть заметно дрогнули в улыбке. — Вероятно, некоторые из нас менее чувствительны к таким вещам, чем другие.

— Нет — просто некоторым, черт возьми, очень нравится рисковать жизнью!

Тень улыбки, мелькнувшая на губах Романа, исчезла, словно ее стерли тряпкой.

— Я бы согласился с тобой, если бы не знал, что мы уже мертвы.

Разъяренный Грегори подскочил к нему.

— Да, да! «О горе мне, моя душа навеки проклята!» — с завыванием пробормотал он. — Надеюсь, ты не собираешься снова затянуть ту же самую песню?

— Имей же мужество взглянуть в лицо правде, Грегори. Мы живем веками только потому, что отнимаем жизнь у других. Такие, как мы, — плевок в лицо Господу.


— Не вздумай пить эту пакость! — Вырвав из рук Романа бокал, Грегори отставил его подальше. — Опомнись и послушай меня. Ни один вампир на свете не сделал больше, чем ты, чтобы защитить людей и усмирить жажду наших сородичей.

— Ну да… и теперь мы с тобой — парочка самых добропорядочных и законопослушных дьявольских созданий на земле, верно? Браво, Грегори! Беги за священником. Я уже созрел, чтобы быть причисленным к лику святых.

Злость Грегори мгновенно утихла.

— Так это правда? — с любопытством спросил он. — Мне говорили, ты когда-то был монахом?

— Я предпочитаю не вспоминать о прошлом.

— Неужели? А по-моему, это неправда.

Роман стиснул кулаки. Свое прошлое он не собирался обсуждать — ни с кем, в том числе и с Грегори.

— Насколько я помню, ты что-то говорил о каком-то открытии?

— Ах да! — спохватился Грегори. — Конечно. Ш-ш-ш… тише! Я попросил Ласло подождать за дверью. Хотел, если можно так выразиться, подготовить почву.

Роман, сделав глубокий вдох, разжал кулаки.

— Тогда, может, перейдешь к делу? В конце концов, время уже позднее.

— Согласен. К тому же я собирался еще заехать в клуб. Кстати, Симона только, что прилетела из Парижа и…

— Ее бедные крылышки устали, — закончил за него Роман. — Грегори, я тебя умоляю! Я слышал это еще сто лет назад! — Руки его снова сжались в кулаки. — Не отвлекайся! Или ступай полежи в гробу — заодно и остынешь немного, — резко сказал он.

Грегори метнул в него испуганный взгляд.

— Нет-нет! Я это так… просто на всякий случай — вдруг ты захочешь присоединиться к нам! Намного приятнее, чем торчать тут в гордом одиночестве, попивая эту отраву! — Он поправил черный шелковый галстук. — Кстати, ты заметил, что Симона давно уже строит тебе глазки? Да что там Симона — любая из девочек внизу была бы счастлива, порезвиться с тобой!


— Мне они не показались особо резвыми. В последний раз, когда я их видел, они все, как одна, были мертвее некуда.

— Ну, если тебя не возбуждают мертвые, почему бы тогда не попробовать позабавиться с живыми?

— Нет! — Сорвавшись с места, Роман схватил свой бокал и с удивительной даже для вампира скоростью метнулся к бару. — Только не со смертной девушкой! Больше никогда!

— Ух ты! — присвистнул Грегори. — Похоже, я наступил на больную мозоль!

— Разговор окончен. — Роман залпом допил дьявольскую смесь из крови и чеснока. Этот урок он усвоил давно. Любые отношения со смертной женщиной заканчиваются разбитым сердцем — образно говоря, конечно. Он был сыт этим по горло. И много лет назад решил, что с него хватит. Впрочем, выбору него невелик — вампирша, которая уже давным-давно мертва, или живая женщина, которая будет счастлива, если умрет он. И так будет всегда. Впереди у него — долгие годы бессмысленного существования, которое трудно назвать жизнью. Неудивительно, что он впал в депрессию.

Конечно, как ученый, он всегда найдет, чем занять свой ум. Но иногда, вот как сегодня, ему этого мало. И что с того, что он уже стоит на пороге величайшего открытия, которое раздвинет перед ними новые горизонты, избавив вампиров от необходимости спать весь день напролет? Для чего ему эти несколько лишних часов? Для работы? Смешно — учитывая, что у него впереди вечность…

Только сегодня вечером Роман сообразил, наконец, что его гнетет. Ну, избавится он от необходимости спать днем, а дальше что? У него ведь нет никого, с кем бы он смог хотя бы поговорить по душам. Так что в результате к тому тоскливому существованию, которое он по привычке называл жизнью, лишь прибавится несколько часов. В нем будто сломалось что-то — бросив все дела, он сбежал домой. И с тех пор сидит в темноте, прислушиваясь к размеренному биению своего холодного, одинокого сердца и нетерпеливо дожидаясь рассвета, чтобы уснуть мертвым сном. Беда в том, что теперь Роман практически постоянно чувствовал себя мертвым.


— С тобой все в порядке, Роман? — Грегори с тревогой посмотрел на него. — Я слышал, что старые вампиры — я имею в виду, действительно старые, как ты, — иногда съезжают с катушек.

— Спасибо, что напомнил о моем возрасте. И раз уж я не становлюсь моложе, может, будешь так любезен и позовешь Ласло?

— Ах да, конечно. Извини. — Грегори щелчком расправил манжеты белоснежной сорочки. — Кстати, я же собирался подготовить почву. Так вот, помнишь, как мы в свое время сформулировали задачу, которую ставит перед собой «Роматек индастриз»? Сделаем наш мир одинаково безопасным и для вампиров, и для людей. Она сталанашим слоганом.

— Естественно. Между прочим, это я ее сформулировал.

— Да, но кто был угрозой для их мирного сосуществования? Бедняки и оппозиция… которые вечно всем недовольны!

— Да, знаю. — К несчастью, не все современные вампиры были богаты до неприличия, как сам Роман. Даже при том, что благодаря его компании синтетическая кровь стала дешевой и доступной, всегда оставались те, кто из чувства противоречия или из-за недостатка средств мог поддаться искушению и продолжал питаться на халяву — иначе говоря пить человеческую кровь. Роман из кожи вон лез, стараясь убедить их, что такой вещи. Как бесплатный обед, попросту не существует. До одури твердил, что люди, ставшие их жертвами, непременно захотят отомстить. Что они наймут сотню-другую каких-нибудь чокнутых Баффи [1], и эти фанатики примутся убивать всех вампиров, которые окажутся у них на пути, даже самых законопослушных. В такой ситуации ни один вампир не мог чувствовать себя в безопасности.

Роман вернулся к столу.

— По-моему, я именно на тебя возложил обязанность озаботиться проблемами бедных.

— Да, помню. Я работаю над этим. На днях как раз состоится презентация. А пока что Ласло пришла в голову потрясающая идея, как заткнуть рты мятежникам.

Роман тяжело опустился в кресло. Мятежники, как они именовали недовольных, были самыми опасными из всех существующих вампиров. Тайное общество, члены которого называли себя истинными, с презрением отвергли многочисленные преимущества, которыми обладали современные продвинутые вампиры. Мятежники могли пить прекрасную, качественную кровь, выпускаемую фирмой «Роматек индастриз». Могли побаловать себя самыми изысканными сортами крови популярной линии «Кухня фьюжн» [2], разработанными специально для гурманов. Даже могли позволить себе роскошь пить ее из хрустальных бокалов. Все это они могли, но… не хотели.


Их возбуждала не кровь, которую они пили, нет — эти существа жили исключительно ради того, чтобы укусить. Все они были убеждены, что ничто не сравнится с наслаждением, которое испытываешь в тот миг, когда твои клыки погружаются в еще живую, содрогающуюся человеческую плоть.

С годами общение между современными законопослушными вампирами и мятежниками из числа истинных постепенно сошло на нет, а враждебность, которую они испытывали друг к другу, перешла в откровенную ненависть, и можно было смело сказать, что в данный момент они находятся в состоянии необъявленной войны — войны, которая неизбежно повлекла бы за собой бесчисленные жертвы, как среди вампиров, так и среди людей.

— Позови Ласло.

Грегори метнулся к двери.

— Мы готовы, — приоткрыв ее, объявил он.

— Наконец-то. — Голос у Ласло был расстроенный. — А то один из ваших охранников в коридоре уже начал подозрительно коситься на меня. Держу пари: еще немного, и вашему почетному гостю пришлось бы туго. — Ласло поежился.

— Ух ты! — с певучим шотландским акцентом пробормотал охранник. — Хорошенькая куколка!

— Отцепись от нее! — гаркнул Ласло. В объятиях он сжимал девушку. Даже входя в кабинет, он не выпустил ее из рук, так что на первый взгляд можно было подумать, будто они танцуют страстное танго. Помимо того что дама была выше коротышки химика на целую голову, она вдобавок оказалась еще и совершенно голой.

— Ты осмелился привести сюда смертную?! — взвился Роман. — Девушку? Да еще голую?!

— Остынь, Роман, она ненастоящая, — вмешался Грегори. — Босс несколько неадекватно реагирует на смертных женщин, — заговорщицки подмигнув Ласло, объяснил он. — Поэтому и нервничает.

— Глупости, вовсе я не нервничаю, — буркнул Роман. — Можно подумать, ты не знаешь, что все мои нервные клетки умерли еще пятьсот лет назад. — Кукла была повернута к нему спиной, но длинные светлые волосы и особенно круглая упругая попка выглядели совсем как настоящие.


Вампир-химик усадил куклу в кресло. Длинные ноги ее сползли на ковер, и Ласло, нагнувшись, заботливо согнул их в коленях. С каждым его прикосновением коленки куклы издавали чуть слышный чмокающий звук.

Грегори присел возле нее на корточки.

— А она здорово похожа на настоящую, верно?

— Очень. — Роман, прищурившись, разглядывал узкую полоску курчавых волос у нее на лобке.

— Смотри! — Грегори, усмехнувшись широко раздвинул ей ноги. — Все на месте! Красотка, верно?

Роман шумно проглотил слюну.

— Это и есть… — В горле у него пересохло. Он откашлялся и сделал еще одну попытку. — Это и есть та штука… которую смертные называют секс-игрушкой?

— Да, сэр, она самая. — Ласло приоткрыл блондинке рот. — Посмотрите — у нее и язык имеется! Точь-в-точь как настоящий — даже на ощупь не отличишь! — Он с ухмылкой всунул ей в рот пухлый, похожий на сардельку палец. — Благодаря вакууму возникает ощущение, что она сосет, — иллюзия полная!

Роман окинул взглядом Грегори, который, скорчившись на полу между раздвинутыми ногами блондинки, упивался представившимся ему зрелищем, потом повернулся к Ласло — тот, забавляясь, совал в кукольный рот палец и вытаскивал обратно. Кровь Христова! Если бы у Романа могло что-то болеть, не миновать ему мигрени!

— Может, оставить вас? — брезгливо бросил он. — Порезвитесь втроем!

— Нет, сэр. — Коротышка химик попытался высвободить палец из жадного рта куклы. — Мы просто хотели, чтобы вы увидели, до какой степени от похожа на настоящую. — Попытки наконец увенчались успехом — раздался чмокающий звук, и губы куклы застыли в ненатуральной улыбке, которая, по всей видимости должна была означать удовлетворение, которое она испытывает в этот момент.

— Она просто потрясающая. — Грегори удовлетворенно ущипнул упругую ногу куклы. — Ласло заказал ее по почте.


— Между прочим, воспользовавшись твоим каталогом! — возмутился Ласло. — У меня нет обыкновения заниматься сексом со смертными. Слишком хлопотно.

И слишком опасно. Роман с трудом заставил себя отвести взгляд от безупречно округлых грудей куклы. Может, Грегори прав и ему действительно пора разогнать кровь… позабавиться с одной из хорошеньких вампирш внизу? Если смертные, занимаясь любовью с куклой, способны убедить себя, что держат в объятиях живую женщину, почему бы и ему не попробовать? В конце концов, чем дохлая вампирша хуже такой вот резиновой блондинки? Но разве мертвая женщина сможет согреть его душу?

Грегори, ухватив куклу за ногу, поднес ее к глазам и принялся придирчиво разглядывать искусственную плоть.

— Будь я проклят, а куколка-то чертовски соблазнительная, — промурлыкал он.

Роман тяжело вздохнул. Похоже, его хотят убедить, что эта придуманная смертными секс-игрушка способна решить проблему мятежников? Тогда они попросту тратят его драгоценное время… не говоря уже о том, что благодаря этим двум идиотам он испытывал на редкость странное чувство — смесь вожделения и глухой тоски.

— Все вампиры, которых я знаю, занимаются сексом исключительно на интеллектуальном уровне. В том числе и мятежники.

— Боюсь, с нашей куколкой этот номер не пройдет. — Ласло выразительно постучал по лбу блондинки. Глухой звук не оставил ни малейших сомнений в том, что в голове у блондинки пусто.

Роман невольно отметил, что кукла по-прежнему улыбается той же самой застывшей улыбкой — в сочетании с пустым взглядом широко раскрытых голубых глаз она производила довольно странное впечатление.

— Похоже, у вашей дамы тот же ай-кью, что и у Симоны, — хмыкнул он.

— Эй! — возмутился Грегори, прижав к груди стройную ножку блондинки. — По-твоему, это вежливо?

— Нет — точно так же, как и отнимать у меня драгоценное время, — Роман смерил его взглядом. — И как, по-вашему, она сможет помочь нам решить проблему с мятежниками?


— Она не просто кукла, сэр. — Пальцы Ласло беспокойно теребили пуговицу белого лабораторного халата. — Она кукла-трансформер.

— Да. Это СДИВВА. — Грегори шутя обнял блондинку. — Дорогуша, — проворковал он, — иди, иди к папочке!

Роман стиснул зубы, по привычке проверив, что позаботился втянуть клыки. Сколько раз он уже до крови прикусывал себе нижнюю губу!

— Может, вместо того чтобы испытывать мое терпение, будете столь любезны просветить меня? — разозлившись, прошипел он.

Ничуть не испугавшись гнева босса, Грегори рассмеялся.

— «СДИВВА» расшифровывается как «соска для искусственного вскармливания вампиров». Прикольно, правда? А ласково ее можно называть Дива.

Ласло продолжал нервно крутить пуговицы халата. Судя по всему, гнев шефа пугал его куда сильнее, чем Грегори.

— Эта крошка — идеальное решение для вампира, который до сих пор испытывает непреодолимое желание кусать свою жертву, сэр, — дрожащим голосом пояснил химик. — Тем более что их можно выпускать в любых вариантах — я имею в виду любого пола и с любым цветом кожи.

— Вы собираетесь изготавливать и кукол-мужчин? — осведомился Роман.

— Да… со временем, конечно. — Оторванная пуговица покатилась по полу. Ласло, присев на корточки, поднял ее и со вздохом положил в карман. — Грегори считает, что мы должны немедленно запустить рекламу на «ЦВТ». Что-то вроде «Выбери себе Диву по вкусу: черную, желтую, красную или…»

— А это, как я понимаю, белая Дива, да? — скривился Роман. — Держу пари, наши юристы будут в восторге!

— Можно сделать несколько рекламных фото нашей куколки в очаровательном вечернем платье. — Грегори заставил куклу задрать ногу. — И в каких-нибудь потрясающе сексуальных босоножках на высоком каблуке… черных, естественно!

Роман, смерив вице-президент по маркетингу обеспокоенным взглядом, обернулся к Ласло:


— Вы действительно считаете, что эту вашу куклу можно использовать для искусственного кормления?

— Да! — Ласло с энтузиазмом закивал. — Как и живая женщина, она является многофункциональной — иначе говоря, она способна удовлетворить не только сексуальный, но и обычный голод. Вот смотрите. Я сейчас продемонстрирую вам, как это делается. — Заставив куклу наклониться вперед, он зачесал ее волосы на одну сторону. — Я решил, что лучшего места не найти — здесь это не будет так бросаться в глаза, — объяснил он.

Роман, наклонившись, с интересом разглядывал U-образный разрез и небольшую рукоятку переключателя. В основании разреза виднелась прозрачная трубка с зажимом на конце.

— Вы воткнули в нее трубку? — изумился он.

— Да. Она специально разработана так, чтобы смахивать на настоящую артерию. А внутри у нашей куклы имеется своеобразная имитация кровеносной системы. — Ласло провел пальцем по телу куклы, показывая, где именно должна находиться искусственная артерия. — Она проходит через грудную клетку, поднимается вверх, вдоль одной стороны шеи, спускается подругой и вновь попадает в грудную клетку.

— Вы собираетесь наполнить ее кровью? — догадался Роман.

— Да, сэр. В комплект будет входить и воронка. А кровь и батарейки, естественно, будут продаваться отдельно, добавил он.

— Естественно, — сухо кивнул Роман.

— Наша кукла чрезвычайно проста в употреблении. — Ласло указал на шею блондинки. — Достаточно снять зажим, ввести в трубочку воронку, выбрать две кварты предпочитаемого вами вида крови из того множества, которое выпускает «Роматек индастриз», и залить в нее. Все, готово!

— Ясно. А что она делает, когда кровь заканчивается? Наверное, начинает мигать?

Ласло нахмурился.

— Пожалуй, стоит добавить лампочку индикатора к…

— Это шутка, — с тяжелым вздохом перебил его Роман. — Продолжайте, прошу вас.


— Да, сэр. — Ласло откашлялся. — Видите этот переключатель? С его помощью запускается небольшое помповое устройство, которое я поместил в ее грудную клетку. Что-то вроде искусственного сердца. Именно оно и будет гнать кровь вверх по артерии. Предусмотрена даже имитация биения пульса, — похвастался он.

Роман понимающе кивнул.

— Вот тут-то и понадобятся батарейки, да?

— М-м-м… — невнятно промычал Грегори. — Совсем как живая…

Роман оглянулся, застукав своего вице-президента как раз в тот момент, когда Грегори алчно намеревался вонзить клыки в большой палец блондинки. Вспыхнувший в глазах Грегори красный огонек стал своеобразным индикатором — правда, не тем, который имел в виду Роман.

— Грегори! — рявкнул он. — А ну прекрати! Назад, я сказал!

Опомнившийся Грегори с утробным рыком выпустил ногу куклы.

— Похоже, шутки закончились, — проворчал он.

Роман, сделав глубокий вздох, отчаянно пожалел, что не может обратиться к небесам с просьбой ниспослать ему побольше терпения. Вздор! Ни один уважающий себя Бог не станет слушать мольбы демона, развлекающегося с секс-игрушкой.

— Вы уже испытывали ее?

— Нет, сэр. — Ласло щелкнул переключателем за ухом блондинки. — Мы решили, что честь быть первым по праву принадлежит вам.

Первым. Роман окинул взглядом тело куклы — соблазнительное женское тело, внутри которого теперь пульсировала горячая кровь.

— Итак, выходит, вампир может укусить ее — и в результате получить свой кусочек счастья, так?

Грегори, ухмыльнувшись, одернул элегантный пиджак.

— Да. Попробовать на зуб, так сказать. Наслаждайся!

Роман бросил выразительный взгляд на своего вице-президента по маркетингу. Вне всякого сомнения, идея предложить боссу самолично провести испытания принадлежала именно ему. Вероятно, он решил, что Роман вряд ли сможет устоять перед соблазном отведать крови «вживую». И, как это ни Грустно, оказался совершенно прав.


Протянув руку, Роман коснулся шеи куклы. Кожа на ощупь оказалась прохладнее, чем у людей, но удивительно нежной. Подушечками пальцев он чувствовал, как под тонкой кожей сильно и ровно бьется пульс. Потом сладкая дрожь пробежала вверх по руке, по плечам, разлилась по всему телу. Роман с трудом проглотил вставший в пересохшем горле комок. Сколько же лет прошло с тех пор, когда он чувствовал это в последний раз? Неужели восемнадцать?!

Он мог бы поклясться, что ощущает, как живая, пульсирующая кровь, разливаясь по всему его телу, заполняет сердце, где до этого царила мертвящая пустота. Ноздри его затрепетали. Роману казалось, что он чувствует солоноватый запах крови. Группа вторая, резус положительный… его любимая! Теперь все тело Романа трепетало в такт с телом женщины. Все разумные мысли разом вылетели у него из головы, смытые мощным потоком чувственных ощущений, которых он не испытывал уже много лет. И хваленая выдержка, которой так гордился Роман, оказалась бессильной перед жаждой крови.

В горле у него заклокотало. Мучительно и сладко заныло в паху. Полузакрыв глаза, Роман сжал пальцами тонкую женскую шею и рывком притянул куклу к себе.

— Я возьму ее, — прорычал он, чувствуя, как мускулы, прямо на глазах наливаются силой. И швырнул куклу в кресло, обитое бархатом винно-красного цвета. Блондинка упала навзничь, раскинув ноги и безвольно согнув их в коленях. Зрелище, представившееся его глазам, оказалось настолько возбуждающим, что Роман едва не сошел с ума. В голове у него будто что-то взорвалось, и осколки осыпались со стеклянным шорохом. То малое количество крови, что еще оставалось в его теле, внезапно ударило ему в голову — кровь пьянила его, жадно требовала большего. Женщину! Крови… еще крови!

Опустившись в кресло, Роман резким движением отбросил назад гриву блестящих светлых волос. Застывшая, словно приклеенная улыбка неприятно покоробила его — но он с легкостью заставил себя забыть о ней. Нагнувшись к блондинке, он вдруг на мгновение поймал отражение в ее остекленевших серых глазах. Нет, не свое, конечно, — такие, как он, не могут отражаться даже в зеркалах. Все что он увидел, это зловещий кроваво-красный огонь, горевший в его глазах. Да, похоже, резиновая блондинка смогла-таки завести его! Резким движением он повернул ей голову, обнажив шею. И снова увидел пульсирующую артерию… вновь услышал пьянящий зов крови. «Возьми меня! Возьми меня!»


Роман с глухим рычанием жадно припал к ней губами. Блеснув, выскочили клыки, и его захлестнула волна острого наслаждения. Солоноватый запах крови ударил в ноздри, мгновенно уничтожив то немного что еще оставалось от умения владеть собой. Зверь вырвался на свободу.

А потом… Роман укусил ее. И поначалу даже сам не понял, как это произошло — охваченный безумием мозг уже не подчинялся ему. Увы… иллюзия длилась недолго. Нежная на поверхности кожа куклы могла сойти за человеческую, но внутри оказалась совсем другой — Роман с омерзением ощутил холодный, грубый, рубчатый пластик. Возможно, это было существенно, но не сейчас, когда одурманенный запахом крови мозг уже ничего не хотел знать. Роман все глубже и глубже вонзал клыки в податливую шею, пока не почувствовал, как подалась стенка артерии, и пьянящее наслаждение захлестнуло его с головой. И наступило блаженство.

Ему казалось, он купается в крови.

Он сделал судорожное движение — горячая кровь всосалась в его клыки, наполнила рот. Один глоток, другой… Роман принялся жадно сосать. Он уже ни о чем не думал — девушка была восхитительна. И она принадлежала ему.

Его рука скользнула вниз, нащупала и сжала упругую грудь. Ну и дурак же он был, пронеслось у него в голове. Разве кровь, которую маленькими глоточками потягиваешь из стакана может сравниться с этой — горячей, брызжущей в рот ароматной струей? Дьявольщина, он уже успел забыть, какое наслаждение испытываешь, вонзив клыки в чью-то содрогающуюся плоть! Все тело его трепетало, чувства были напряжены до предела. Будь он проклят, если когда-нибудь еще согласится пить из стакана.

В очередной раз сжав клыки на ее шее, он вдруг понял, что высосал ее досуха… что в ней не осталось ни капли крови. В голове немного прояснилось, и он стал постепенно возвращаться к реальности. Проклятие… Где же его хваленая выдержка? Похоже, на какой-то миг он потерял всякую власть над собой. Будь это живая женщина, она была бы уже мертва. Еще одно Божье создание погибло бы — погибло от его руки.


И они хотят убедить его в том, что это их «изобретение» заставит современных вампиров быть цивилизованнее?! Чушь! Благодаря такой кукле даже самый законопослушный вампир почувствует — вернее, вспомнит, — какое наслаждение может доставить укус. Да что там вампир — даже суперсовременный, продвинутый вампиреныш и тот потеряет голову… согласится отдать что угодно, лишь бы изведать, как это бывает. Даже сам Роман… все, о чем он мог сейчас думать, это о том, как впервые погрузил клыки в нежную женскую шею. Они ошиблись — эта их Дива не сможет спасти человеческую расу.

Напротив. Одно ее появление представляет смертельную угрозу для человечества.

Роман, застонав, заставил себя разжать клыки. На белоснежной кукольной шее кое-где багровели пятна крови. Слегка растерявшись, он поначалу даже подумал, что ошибся и не высосал ее досуха. Но нет… он мог бы поклясться, что в теле женщины не осталось ни капли крови. Проклятие… это же его собственная кровь!

— О Господи! — охнул Грегори.

— Что такое? — Повернув голову, Роман оглядел прокушенную шею и окаменел, увидев один из своих клыков — застрявший в грубом пластике, он так и остался торчать в шее куклы.

— Ш-ш-ш! — Грегори нагнулся, чтобы получше рассмотреть, что произошло. — Как такое могло случиться?! — рявкнул он.

— Пластик… — Изо рта Романа потекла кровь, и он мысленно чертыхнулся. Еще немного, и его обед выльется обратно. — Похоже, он слишком грубый… и вдобавок эта резина внутри. Все это сильно отличается от нормальной человеческой кожи.

Дрожащие пальцы Ласло принялись беспокойно крутить пуговицу.

— Но это же ужасно! На ощупь текстура ткани была совсем как настоящая… Мне очень жаль, сэр.

— Это не самая большая наша проблема, — отмахнулся Роман. Нагнувшись, он осторожно вытащил застрявший в шее куклы клык. Ладно, все остальное можно объяснить потом. Главное сейчас — поскорее вернуть на место клык.


— Почему бы вам не воспользоваться своими способностями к регенерации? Вы ведь можете сделать так, чтобы вена закрылась, — предложил Ласло.

— Могу, но тогда она закроется навсегда. И мне до конца дней моих придется питаться с помощью всего одного клыка. — Скривившись, Роман ощупал пальцем дыру во рту и аккуратно всунул в нее клык.

Грегори, приподнявшись на цыпочки, попытался заглянуть к нему в рот.

— По-моему, попал.

Осторожно разжав пальцы, Роман попытался втянуть клыки. Левый клык послушно убрался, а вот правый тут же вывалился изо рта и упал прямо на живот куклы. Вновь хлынула кровь.

— Проклятие!

— Сэр, думаю, вам лучше обратиться к дантисту. — Ласло, подняв клык, почтительно подал его Роману. — Мне не раз уже доводилось слышать о том, как ловко они вставляют выпавшие зубы.

— Ну да, конечно! — Грегори презрительно фыркнул. — И как ты себе это представляешь, интересно знать? Так и вижу эту сцену! «На что жалуетесь?» — «Видите ли, я вампир, и… э-э… у меня выпал клык, когда я забавлялся с куклой из секс-шопа. Не могли бы вы вставить его обратно?» Нет, дантист тут вряд ли поможет.

— Нужен дантишт иж наших, — прошепелявил Роман. — Поищи в «Черных штраницах»!

— В «Черных страницах»? — догадался Грегори. Бросившись к письменному столу, он принялся рыться в ящиках. — Кстати, заметил? Ты шепелявишь.

— Проклятие, у меня во рту дыра, иш которой хлещет кровь! — рявкнул Роман. — Пошмотри в нижнем ящике!

Наконец Грегори удалось отыскать в столе то, что требовалось, пухлый, в черном переплете телефонный справочник, где числились все предприятия в сфере услуг, которые принадлежали вампирам. Шлепнул его на стол. Грегори принялся лихорадочно листать страницы.

— Сейчас, сейчас… вот! — Он торопливо водил пальцем по строчкам. — Что тут у нас есть? «Продажа участков на кладбище». «Ремонт гробов». «Обслуживание и уборка склепов». «Изготовление склепов на заказ — скидка 50 %». Очень интересно…


— Грегори! — прорычал Роман.

— Да, прости. Увлекся. — Грегори снова зашелестел страницами. — Вот, нашел. Буква Д. «Данс-клуб и уроки танца — мы научим вас двигаться с грацией и изяществом настоящего мачо!» «Доставка земли — в грунте из Старого Света вы будете спать как младенец». «Дракула, карнавальные костюмы — все размеры».

— Проклятие… кажется, я влип! — Роман с трудом сглотнул и сморщился, почувствовав во рту металлический привкус крови. Старая история — пища куда приятнее когда ее потребляешь, а не отдаешь обратно.

Грегори перелистнул еще несколько страниц.

— «Драпировки — плотные, роскошные, не пропускают ни единого лучика света». «Донжоны — подземные многоуровневые квартиры и гаражи». Все — ни одного дантиста! — сокрушенно вздохнул он.

Роман рухнул в кресло.

— Значит, надо обращаться к кому-то из шмертных. — Вот ведь незадача. Придется прибегнуть к внушению, а потом ещё стереть из памяти дантиста всякое воспоминание о своем приходе. Это неизбежно — в противном случае ни один человек не согласится ему помочь.

— Думаю, будет довольно сложно отыскать дантиста, который согласится принять вас среди ночи. — Ласло, метнувшись к бару, извлек пачку бумажных полотенец и принялся аккуратно промокать кровь, которой была перепачкана его драгоценная кукла. Потом повернулся к Роману, и в его взгляде вспыхнула тревога. — Сэр, может, вам лучше держать клык во рту? — робко предложил он.

Сидевший за столом Грегори продолжал листать телефонный справочник.

— Ш-ш-ш… тут чертова пропасть дантистов! — Издав, ликующий крик, он одним прыжком выскочил из-за стола. — Вот, нашел! «Стоматологическая клиника «Со-Хо блеск» — мы работаем в городе, который никогда не спит». Ура! — ликовал он.

Из груди Ласло вырвался вздох облегчения.

— Какое счастье! Конечно, я не уверен… мне ведь никогда не доводилось слышать ни о чем таком… но, наверное, нужно постараться, чтобы клык вставили как можно скорее — сегодня же. Иначе он вряд ли приживется.


Роман окаменел.

— Што ты имеешь в виду, шерт возьми?!

Ласло скомкал окровавленное бумажное полотенце и зашвырнул в стоявшую под столом корзину.

— Все раны на теле вампира обычно заживают сами собой, пока он спит. Поэтому, если наступит рассвет и вы уснете, не вернув на место выпавший клык, ваше тело позаботится о том, чтобы питающая вена закрылась и рана зажила. Это произойдет само собой, — извиняющимся тоном объяснил он.

— Тогда нужно сегодня же покончить с этим, — каменным голосом объявил Роман.

— Да, сэр. Если повезет, то к ежегодной конференции вы уже будете как новенький.

Кровь Христова! Роман вздрогнул. Как же он мог забыть?! Ну конечно — ежегодная весенняя конференция! Через две ночи, считая с сегодняшней, состоится Большой бал в честь открытия сезона, на который со всего мира съедутся представители самых известных кланов! И Роману, как главе самого многочисленного клана Соединенных Штатов, предстояло играть на балу роль гостеприимного хозяина. Роман поморщился, представив, как будет улыбаться гостям щербатым ртом. Если он не успеет вставить клык, то станет всеобщим посмешищем на ближайшие лет сто, а то и больше. А ехидная молодежь, которой палец в рот не клади, своими шуточками вообще сведет его в могилу.

Грегори, схватив листок бумаги, торопливо нацарапал адрес клиники:

— Вот, держи. Может, хочешь, чтобы мы поехали с тобой?

Роман вытащил изо рта смятый платок, потом выплюнул в него клык — иначе они, чего доброго, вообще не поймут, чего он хочет.

— Ласло меня отвезет. Заодно захватим и эту вашу… как ее? Диву. Пусть думают, что мы решили вернуть ее в лабораторию. Ты, Грегори, как собирался, поедешь с Симоной. Все должно выглядеть так, будто ничего не произошло. Вы меня поняли?

— Отлично. — Метнувшись к боссу, Грегори протянул ему бумажку с адресом. — Удачи! Если понадобится помощь, звони.


— Сам как-нибудь справлюсь. — Роман смерил обоих своих подчиненных суровым взглядом. — Никому ни слова! Ни одна живая душа не должна об этом узнать, ясно?

— Да, сэр. — Ласло подхватил куклу.

Роман, насупившись, смотрел, как коротышка одной рукой невозмутимо схватил куклу за пышные ягодицы. Проклятие, молча выругался он, почувствовав, как плоть мгновенно затвердела. Знакомое желание судорогой прошло по телу… оно вновь требовало крови. И женской плоти в придачу. Оставалось только надеяться, что дантист окажется мужчиной, угрюмо подумал Роман. Помоги, Боже, женщине, которая в эту ночь попадется ему под руку!

Потому что у него все еще оставался один клык… и предчувствие, которое никогда не обманывало Романа, подсказывало, что он не задумываясь пустит его в ход.

</p> </section>


следующая страница >>