prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 20 21

Сайт Dark Romance: http://darkromance.ru/


Келли Армстронг

Пробуждение


The Darkest Powers — 2



Kelley Armstrong «The Awakening»

Перевод: Охотникова Людмила

Помощь при переводе: Shizzz

Источник: http://samlib.ru/o/ohotnikowa_l/
Аннотация
Если бы мы встретились несколько недель назад, вы, вероятно, описали бы меня, как обыкновенную девочку, среднестатистического подростка - кого-то нормального. Теперь же моя жизнь изменилась навсегда, и я настолько далека от нормы, насколько это возможно. Я живой научный эксперимент я не только могу видеть привидение, но и оживлять мертвых, не особо стараясь. Поверьте мне, это не та сила, которую вам захотелось бы иметь. Вообще. Я двигаюсь по жизни с тремя сверхъестественными друзьями, и нам необходимо найти кого-нибудь, кто может помочь нам получить обратно нашу свободу до того, как Эдисон Груп найдет нас первыми. Или умереть в попытках.
Келли Армстронг


Пробуждение

ГЛАВА 1
КОГДА ДВЕРЬ В ПАЛАТУ щелкнула, первая мысль, которая мелькнула в моем измученном мозгу, что Лиз изменила свое решение и вернулась обратно. Но призраки не открывают двери. В последний раз, она просили меня открыть одну дверь, поэтому я смогла поднять и допросить зомби, убитых безумным ученым, но они никогда не открыли бы ее сами.

Я сидела на кровати и протирала мутные глаза, щурясь от затяжного тумана успокоительного. В какой-то момент дверь оказалась приоткрыта. Я соскользнул с кровати, идя на цыпочках по толстому ковру в моем поддельном гостиничном номере, молясь, что смогу уйти, прежде чем эти люди начали бы эксперименты, для которых привезли меня сюда.


— Привет, Хлоя.

Доктор Давыдов сиял своей лучшей приторно-любезной улыбкой, широко распахнув дверь. Он не был старым, может быть, около пятидесяти, но в кино, я бы описала его, как слабоумного рассеянного ученого. Я уверена, что ему хорошо удавалась эта роль.

Женщина за ним была шикарной платиновой блондинкой в дорогом костюме. Она выглядела, как мать скверной популярной девочки в классе и именно ею она и была: матерью соседки Виктории Тори—Энрайт. Которая узнала о наших планах сбежать из Лайл Хауса, тем более, она являлась одной из причин, от которых необходимо было спасаться.

Мама Тори несла с собой пакет от Маки, будто она только что из магазинов и выскочил, чтобы провести несколько ужасных экспериментов, прежде чем отправиться на обед.

— Я знаю, у тебя много вопросов, Хлоя,— сказал доктор Давыдов, когда я села на краю кровати. — Мы здесь, чтобы ответить на них для тебя. Нам просто нужно немного помощи в первую очередь от тебя.

— Саймон и Дерек,— вставила Миссис Энрайт. — Где они?

Я посмотрела на доктора Давыдова, который улыбнулся и ободряюще кивнул.

Я всегда была хорошей девочкой, никогда не убегала из дома, никогда не топала ногами и не кричала, что жизнь несправедлива и мне жаль, что я родилась на свет. Всякий раз, когда отец говорил мне, что мы снова переезжаем, и я должна перейти в новую школу, убеждала себя «просто заведу новых друзей". Кивала и говорила ему, что я поняла.

Прими свою долю. Посчитай плюсы. Будь хорошей девочкой.

И вот сейчас, оглядываясь назад, я поняла, что всё, сделанное мной по чьей—то указке, было лишь игрой. Когда взрослые гладили меня по голове и утверждали, будто я такая же взрослая, они на самом деле имели в виду, что рады моей незрелости. Невозможности дать отпор на любые просьбы.

Глядя на доктора Давыдова и миссис Энрайт, я думала о том, что они положили меня сюда и заперли. Хотелось вскочить на ноги, кричать. Но я не собираюсь доставлять им такое удовлетворение.


Мои глаза округлились от удивления в момент, когда я встретилась взглядом с миссис Энрайт.

— Вы хотите сказать, что еще не нашли их?

Она не ударила меня только потому, что доктор Давыдов остановил ее взглядом.

— Нет, Хлоя, мы не нашли мальчиков,— сказал он. — Мы очень обеспокоены безопасностью Саймона.

— Потому что вы думаете, будто Дерек может причинить ему боль?

— Ненамеренно, конечно. Я знаю, Дерек любит Саймона.

Любит? Что за странное слово он использовал. Дерек и Саймон были приемными детьми, более близкими, чем братья по крови. Конечно, Дерек был оборотнем, но его волчья часть никогда бы не навредила Саймону. Он защитит его любой ценой, ведь такое уже случалось.

Скептицизм должно быть слишком явно отразился на моем лице, потому что доктор Давыдов покачал головой, как бы разочаровываясь во мне.

— Ладно, Хлоя. Если ты не можешь позаботиться о безопасности Саймона, может быть, ты подумаешь о его здоровье?

— Ч-что с-с…

Мои проблемы с заиканием наступали, прежде всего, когда я нервничала. Не могла же я дать им понять, что они напугали меня. Так что я попробовала еще раз, теперь медленнее. — Что с его здоровьем не так?

— Его состояние.

Видимо, я была единственной, кто смотрел слишком много фильмов. Теперь они скажут мне, что Саймон был болен редким заболеванием, и если он не получит свое лекарство в течение двенадцати часов, то спонтанно воспламенится.

— Что с ним?

— У него сахарный диабет,— ответил доктор Давыдов. — Его уровень сахара в крови необходимо контролировать и регулировать.

— Одной из тех вещей был анализ крови?— спросила медленно, вспоминая. Саймон всегда исчезал в ванной перед едой. Я думала, он просто любит мыться или еще чего. Как—то раз я столкнулась с ним выходящим оттуда, он спрятал нечто маленькое и черное в карман.

— Именно,— обрадовался доктор Давыдов. — При надлежащем уходе сахарным диабетом легко управлять. Ты не знала, потому что не должна была. Саймон ведет нормальную жизнь.


— За исключением этого,— отметила мама Тори.

Она полезла в сумку Маки и достала рюкзак. Похоже, Саймона, но я не могла быть уверена, что это тот самый. Конечно, она вытащила толстовку, которую я узнала, но он оставил после себя целый шкаф одежды в Лайл Хаусе. Было достаточно просто захватить оттуда любую.

Затем появились блокнот и мешочек с цветными карандашами. Комната Саймона была наполнена его забавными зарисовками. Опять же, достаточно легко подменить.

Госпожа Энрайт пролистала альбом для рисования Саймона в стадии разработки, показав мне несколько страниц. Он никогда бы не оставил его.

Наконец, она положила фонарик на стол. Фонарик из Лайл Хауса — тот, который я видела, как он положить в сумку.

— Саймон поскользнулся, перелезая через забор,— начала рассказывать она. — Его рюкзак был на одном плече. Мальчик упал. Наши люди были прямо за ним, поэтому Саймон был вынужден бросить его. Здесь находилось то, что ему важно гораздо больше, чем одежда и принадлежности для рисования.

Она открыла сумочку из плотного нейлона. Внутри лежали две ручки похожие на флаконы, один из которых заполняла мутноватая жидкость.

— Инсулин, чтобы заменить то, что тело Саймона не может производить. Он должен колоть это три раза в день.

— Что произойдет, если он этого не сделает?

Доктор Давыдов взял объяснения на себя:

— Мы не будем пугать тебя и говорить, что если Саймон пропустит хоть одну инъекцию, то умрет. Он уже пропустил ее утром, и я уверен, что он только чувствует себя немного не в духе. Но завтра, у него появится рвота. Примерно через три дня, он может впасть в диабетическую кому.

Он взял рюкзак у мамы Тори и поставил его передо мной.

— Нам нужно, чтобы Саймон получил лекарство. Чтобы сделать это, ты должна сказать нам, где он находится.

Я согласилась попробовать.
ГЛАВА 2

В ХОРОШЕЙ ДРАМЕ, главная героиня никогда не идет прямой дорогой за призом. Она должна постоянно натыкаться на препятствия, обходить вокруг них, ударяться о другое, делать большой крюк перед еще одним препятствием, затем новый крюк... Только тогда, когда она приложила уже всю имеющуюся силу характера, чтобы заслужить приз и, в конце концов, добивается успеха.


Если моя история сейчас бы находится на стадии монтажа. Мой студенческий фильм. Или я должна сказать, бывший студенческий фильм. Хлоя Сондерс, пятнадцатилетний подражатель Стивена Спилберга, ее мечта — сценарий и режиссура голливудских блокбастеров была разрушены на следующий день. Ей только—только доверили войти в число режиссеров школьного мероприятия.

Именно тогда я начала видеть призраков. После того, как раскричавшись в школе, я была увезена людьми в белых халатах, и отправлена в группу подростков с психическими расстройствами. Проблема в том, что я действительно видела привидений. И я была не единственным ребенком в Лайл Хаусе со сверхъестественными способностями.

Саймон может колдовать. Рей могла обжигать людей голыми руками. Дерек имел сверхчеловеческую силу и обостренное чутьё, по—видимому, вскоре он сможет превратиться в волка. Тори... ну, я не знала, возможно, ее засунули в Лайл Хаус благодаря матери, состоящей в совете директоров.

Саймон, Дерек, Рей и я поняли, что не случайно, мы были в одном месте, и убежали вместе. Рей, и я отстали от ребят, после подставы от моей тети Лорен. Человека, которому я доверяла больше всего на свете, я попала сюда, в какую—то лабораторию, где работали те же люди, владевшие Лайл Хаусом.

Теперь они ожидают от меня помощи в поимке Саймона и Дерека?

Что ж, пришло время познакомиться с моими собственными препятствиями. Таким образом, в духе предыдущего рассказа, я сказала доктору Давыдову, где найти Саймона и Дерека.

Первый шаг: установить цели.

— Рей, и я должны были прятаться, в то время как ребята остались, чтобы отвлечь вас магией Саймона,— начала я рассказывать доктору Давыдову. — Рей побежала вперед и не слышала, но в последний момент Саймон остановил меня и сказал: если мы разделимся, встречаемся в определенной точке.

Шаг второй: ввести препятствие.

— Где место встречи? Вот в чем проблема. Я не знаю, где оно находится. Мы говорили о необходимости, но день был по—настоящему сумасшедший. Мы только решили бежать, затем Дерек говорит, что это должно быть в ту самую ночь. Ребята собирались выбрать место встречи, но они никогда не говорили мне, где оно находится.


Шаг третий: наметить обходной путь.

— Но у меня есть некоторые идеи, места, который мы обсуждали. Одно из них должно быть место встречи. Я могу помочь вам найти его. Ребята будут искать меня, так что они могут прятаться, пока не увидят меня.

Вместо того, чтобы выбраться из этого места, я позволила им взять меня на помощь в качестве приманки. Я стала перечислять места, которые мы никогда не обсуждали с Саймоном или Дереком, и не было никаких шансов, что они могут попасться. Блестящий план.

Ответ?

— Мы будем иметь это в виду, Хлоя. Но сейчас, просто назови нам места. У нас есть способы, чтобы найти мальчика, когда мы туда доберемся.

Препятствия являются важной частью повествовательного процесса. Но в реальной жизни они бесполезны…
***
После того, как доктор Давыдов и мама Тори получили свой список поддельных точек встречи, они ушли. Не дав мне ничего взамен, никаких ответов, никаких намеков о том, почему я здесь и что будет со мной.

Я сидела, скрестив ноги на кровати, глядя на ожерелье в руках, как будто это был хрустальный шар, который может дать мне все необходимые ответы. Мама подарила мне его, когда я впервые увидела призраков. Она утверждала, что ожерелье может защитить меня, и оно это делало. Я всегда полагала, как и сказал мой папа, что это была психология. Я верила в это, и ожерелье работало. Но теперь я не была так уверена.

Интересно, мама знала, что я некромант? Она должна была, если эта кровь текла в ее семье. Могло ли ожерелье защищать от призраков? Если это так, его власть совсем исчезла. Оно даже выглядел блекло. Я могла поклясться, что из ярко—красного драгоценного камня ушел пурпурный. Единственное, чего оно не могло сделать, это ответить на мои вопросы. Мне самой предстоит найти ответы.

Я положила ожерелье обратно. Независимо от того, что доктор Давыдов и другие хотели от меня, это было нечто плохое. Вы не запрете детей, если хотите помочь.

И, конечно же, я не собиралась им рассказать, как найти Саймона. Если ему нужен инсулин, Дерек добудет его, даже если для этого придется ограбить аптеку.

Я должна была сконцентрироваться на себе и Рей. Но это был не Лайл Хаус, где единственное, что стояло между нами и свободой — сигнализация. Этот номер выглядит так, как будто находится в хорошем отеле: с двуспальной кроватью, ковровым покрытием, креслами, столом и ванной комнатой, но не было ни окон, ни ручки на внутренней стороне двери.

Я надеялась при побеге на помощь Лиз, моей соседки по комнате в Лайл Хаусе. Лиз была мертва, поэтому, когда я впервые попала сюда, я вызвала ее призрак, в надежде, что она поможет мне найти выход. Единственная проблема, Лиз не понимала, что она умерла. Я старалась как можно мягче преподнести ей эту новость. Но она вышла из себя, и исчезла, обвиняя меня во лжи.

Может быть, если у меня было бы достаточно времени, чтобы дать ей остыть, но я не могла ждать. Я должна была попробовать призвать ее снова.
ГЛАВА 3
Я ГОТОВИЛАСЬ К СПИРИТИЧЕСКОМУ сеансу. Не требовались горящие свечи, чтобы бросать жуткие тени на стены, не нужен был заплесневелый череп в ритуальном круге, не было нужды в чаше с тем, что аудитория будет считать красным вином, втайне надеясь на кровь.

Неужели опытные некроманты использовали такие предметы, как свечи и ладан? Еще маленькой, я столкнулась со сверхъестественным миром, но знала только то, что мы видим в кино. Может быть, когда то люди знали о некромантах, ведьмах, оборотнях и многие мистические рассказы правда.

Мой метод, если я могу назвать это методом, так как я использовала его всего два раза, появился путем проб и ошибок, да нескольких неохотных советов Дерека. Как человек, который выполнял задания уровня колледжа в шестнадцать лет, Дерек делал предположения основанные только на фактах. Если он не был уверен, то предпочитал держать рот на замке. Но когда я надавила на него, он рассказал, что слышал об этом. Некроманты вызывали призраков либо будучи на месте захоронения, либо с помощью личной вещи, такой как рубашка Лиз. Так что я сидела, на ковре скрестив ноги, и крепко сжимала его.


Я представила, как притягиваю к себе Лиз из неопределенности. Сначала я не особенно старалась. В последний раз, когда я была сосредоточена стараясь вызвать призрак, случайно призвала двух духов обратно в их похороненные трупы. В этот раз я не находилась поблизости с телом, но не была уверена в этом. Поэтому сначала я сохраняла низкое давление, постепенно наращивая его, все сильнее и сильнее, пока...

— Что за?.. Эй, ты кто?

Я медленно открыла глаза. Напротив, стоял темноволосый мальчик примерно моего возраста развитой физической комплекции. Квотербек смотрел на меня, высокомерно вздернув подбородок. Этот призрак подростка появился передо мной не случайно. Внезапно мне пришло в голову, что это другой житель Лайл Хауса, которого уже забрали до моего приезда, якобы переведя в психиатрическую больницу, как Лиз.

— Брэди?— спросила я для подтверждения.

— Да, но я не знаю тебя и это место.

Он повернулся, оглядывая комнату, затем в недоумении потер затылок. Я остановила себя, прежде чем спросить, был ли он в порядке. Конечно, он не был в порядке. Он был мертв. Как и Лиз. Я судорожно сглотнула.

— Что с тобой случилось?— тихонько поинтересовалась.

Он подскочил, как будто испугавшись моего голоса.

— Здесь есть еще кто—нибудь?— спросила я, надеясь, что он сможет почувствовать Лиз, там, где я не могу ее видеть.

— Ты привела меня сюда?— нахмурившись, он изучающе смотрел на меня.

— Я—я не хотела. Но... раз ты здесь, то можешь поговорить со мной?

— Нет. Я не хочу тебе ничего говорить,— он расправил плечи. – Мне абсолютно неинтересно то, о чем ты хочешь побеседовать.

Со скучающим видом он отвел взгляд. Когда же он начал исчезать, я уже была готова его отпустить. На отдых в мире и спокойствии. Тогда я подумала о Рей с Саймоном и Дереком. Если бы я в тот раз не получила ответы на некоторые вопросы, мы могли бы присоединиться к Брэди в загробной жизни.


— Меня зовут Хлоя,— быстро начала я. — Я друг Рей. Из Лайл Хауса. Я была там с ней, после того как тебя…

Мальчик продолжал исчезать.

— Подожди!— вскрикнула. — Я с—смогу это доказать. Поселившись в Лайл Хаусе, ты пытался ввязаться в драку с Дереком, но Саймон оттолкнул тебя. Только он не прикасался тебе. Он использовал магию.

— Магию?

— Это было заклинание, которое сбивает людей с ног. Саймон маг. Все дети в Лайл Хаусе…

— Я знал это. Я знал это,— тихо выругавшись, он материализовался. — Все это время, все время я говорил, что они могут засунуть себе этот диагноз в горло, и не только туда… Но доказать ничего не мог.

— Ты сказал медсестрам, что случилось у вас с Саймоном, так?

— Медсестры?— фыркнул парень. – Приставленные охранники. Я хотел поговорить с настоящим боссом: Давыдовым. Они отвезли меня к нему в другое место, напоминающее склад.

Я быстро описала то, что я видела в этом здании, когда меня привезли сюда.

— Да, именно в это место. Они провели меня внутрь, а затем...— Брэди был полностью погружен в свои мысли. — Женщина пришла поговорить со мной. Блондинка. Сказала, что она врач. Беллоус? Феллоус?

Тетя Лорен. Сердце отбивало чечетку в моей грудной клетке.

Таким образом, эта женщина, доктор Феллоус...

— Она хотела подтверждения, что Дерек начал драку. То, что он угрожал, ударил меня, толкнул, что угодно. Я обдумал ее слова. Говорить правду было не выгодно для всех, и мне пришлось смириться с этим толчком. Я только что спокойно сидел рядом, как вдруг получил от Саймона в лицо заклинанием.

В версии, которую слышала, Брэди пытался всеми силами спровоцировать Дерека. У Саймона была уважительная причина для вмешательства. В последний раз, когда Дерек дрался, он сломал ребенку позвоночник.

Таким образом, доктор Феллоус хотела, чтобы ты обвинил Дерека в драке...

— Я бы не стал. Не хотелось иметь дело с последствиями, когда я вернусь в Лайл Хаус. Мне не нужны проблемы. Вот тогда вошел Давыдов и отбуксировал ее из комнаты. Она говорила, Дерек был угрозой и единственная причина, по которой Давыдов держал его, что не умел признавать свои ошибки, в том числе Дерека.


— Вроде Дерека?

— В эксперименте.

Неприятный холодок поселился у меня в животе.

— Экс…эксперимент?

Брэди пожал плечами.

— Это все, сказала она, прежде чем Давыдов велел ей убираться. Он сказал, что ошибся с другими, но с Дереком все было по—другому.

Другие? Он имел в виду других оборотней? Или другие объекты в этом эксперименте? Я была объектом в этом эксперименте?

— А они еще говорили?— заинтересовалась я.

Его голова была повернута в сторону от меня, будто он увидел что-то краем глаза.

— Что такое?— разволновалась я.

— Разве ты не слышишь?

Я прислушалась.

— Что?

— Шепот.

— Это может быть Лиз. Она…

Брэди внезапно потускнел. Его глаза закатились. Он запрокинул голову, сухожилия на шее вздулись, раздался громкий треск костей. Его горло билось в конвульсиях, и противно клокотало. Я инстинктивно потянулась к парню, чтобы помочь. Мои руки проходили сквозь него, но я чувствовала тепло его тела, настоящий жар, это заставило меня отпрянуть от удивления.

Когда я немного отошла от шока, Брэди начал заново. Его подбородок опустился, и он развернул плечи. Затем парень посмотрел на меня сверху вниз. Его темные глаза теперь, касалось, светились изнутри желто—оранжевым светом. Холод в моем животе крадучись переместился в позвоночник.

— Испугалась, девочка?— голос, исходящий из уст Брэди был женским, такой высокий, почти девичий. — Твои инстинкты отлично развиты, но тебе не стоит бояться меня.

— Г-где Брэди?

Она посмотрела на тело, в котором сейчас находилась.

— Ты любишь его? Он красив, не так ли? Все творения дорогого доктора Лайла так же очень прекрасны. Идеальные шары превосходной энергии, ожидающие взрыва.

В одно мгновение, "Брэди" приблизился ко мне. Его лицо опустилось к моему, пахнущее странной сладостью дыхание коснулось своим жаром коей кожи. Те оранжевые глаза встретились с моим взглядом, зрачки представляли собой узкие щелки, как у кошки.


— Мальчик не может тебе помочь, дитя. Но я могу. Нужно просто…

Ее глаза закатились, потемнели до родного карего Брэди, а затем обратно в оранжевый. Тогда она зарычала.

— Они тянут его обратно, в другую сторону. Вызови мне, дитя. Быстро.

— В-вызвать?

— Призови меня сюда. Я могу…

Ее глаза вновь закатились, утробное рычание было совсем нечеловеческим. Этот звук, заставлял стынуть кровь в моих жилах. В страхе я сделала шаг назад и прижалась спиной к стене.

— Призови меня,— попросила она, голос звучал рвано, будто изнутри Брэди. — Я могу ответить на все твои вопросы, вызови меня.

Изображение Брэди стало колебаться, потом резко исчезло, будто из экрана телевизора выдернули шнур. Одна вспышка белого света, и он испарился. Мне показалось, что кто-то постучал в дверь, но я не сдвинулась ни на шаг, просто стояла и смотрела на то место, где был Брэди.

Дверь отворилась, вышел доктор Давыдов, и нашел меня прилипшей к стене.

— Хлоя?

С трудом я подалась вперед, потирая затекшие запястья.

— Хлоя?

— П-паук,— выдавила я, указывая на кровать. — Он п-пробежал там.

Доктор Давыдов боролся с улыбкой.

— Не волнуйтесь. Я попрошу кого-нибудь позаботиться о нем, пока нас не будет. Мы собираемся пойти на прогулку. Во время которой, я надеюсь получить надлежащее объяснение.




следующая страница >>