prosdo.ru   1 2 3 ... 17 18

-4-

Эмили


Понедельник, 3 августа. Комната Наоми, позже.

- Наоми, - прошептала я, коснувшись ее шеи кончиком моего пальца. Я медленно погладила ее кожу, ведя пальцем из-под уха к гладкому, бледному плечу. 
- Наоми... Вставай.

Наоми шмыгнула носом и сморщила его. Я улыбнулась. В последнее время я много улыбалась. Повернувшись на спину, я посмотрела на потолок, затем оглядела всю спальню.

Комната Наоми замечательная. Она гораздо круче моей. Вернее, не моей, а той, которую я делю с Кэти. С ее бессмысленными плакатами футболистов и бойз-бэндов на стенах. Ее маленькие коллекционные игрушечные пони все еще стоят на подоконнике, вместе со всеми ее ужасными украшениями и ремнями с леопардовым принтом.

Я просто позволила Кэти обустроить комнату так, как хочет она, потому, что, ну ... она всегда всё делает так, как она хочет. И я никогда не возражала. Но теперь я наконец-то выросла и начала противостоять ей. И, кажется, пути назад нет.

Я продолжала смотреть на Наоми и улыбаться. Просто не могу поверить в свое счастье. Не могу поверить в то, что девушка которую я люблю, тоже любит меня. Еще недавно я думала, что это никогда не случится. Я люблю Наоми еще со средней школы.

Она пылкая и умная. Уравновешенная. И глаза ... как у снежной королевы. Некоторые думают, что она бесчувственная. Это просто потому, что она не занимается глупой и бессмысленной болтовней. Она не такая, как Кэти,

которая открывает рот и выливает на окружающих своё дерьмо. Наоми - искренняя. Если люди думают, что это означает "бесчувственная", то они не правы. Они ужасно неправы.

Я громко зевнула. Затем левая рука Наоми оказалась на моей. 
- Черт! Который час? - сказала она сонно. - Тебе уже надо уходить?
Я перевернулась к ней лицом. Она потерла глаза. Потом остановилась, и мы просто смотрели друг на друга. Легкая улыбка показалась на наших лицах.

- Привет красотка, - сказала я. - Уже поздно, и я хочу есть. Что ты хочешь на завтрак?

-Тебя, - сказала Наоми и притянула меня к себе, целуя, сначала мягко, а потом всё сильнее. Волны удовольствия разлились по всему телу. Я взяла ее руку и направила туда, куда я хотела. Она сначала заколебалась, но затем пальцы начали делать свою работу.

"Боже мой, это гребаный рай", - подумала я. - Я в раю".

Два часа спустя мы завтракали в кафе. Наоми ест мюсли - еду для кроликов, а я - огромный сэндвич с сосиской и кетчупом. Наоми смотрела на мою еду с ухмылкой на лице. 
- Что?
Она проглотила немного хлопьев и йогурта. 
- Тебе, - сказала она, - нравятся твои сосиски, так ведь?

Я, жуя, фыркнула, да так, что чуть не обрызгала её наполовину пережёванной едой.
- О да, - сказала я, обретя контроль над собой. - Я люблю сосиски. Ты должна попробовать их, Наоми...Ты не представляешь, что ты упускаешь.

- Оу, я думаю, представляю, - она высунула свой язык и начала дразниться. 
Какой-то старый мужик, жующий традиционный английский завтрак, осуждающе посмотрел на нас. Он открыл свою газету и скрыл за ней своё лицо.

- Да пошёл ты, - прошептала я прямо в его Daily Mail.
Наоми закатила глаза и оттолкнула от себя свою кроличью еду. Она внезапно нахмурилась. 
- В чём дело, детка? - спросила я, вытирая свой рот бумажной салфеткой. Наоми надула губы. 
- Ты уезжаешь, - сухо сказала она. - Вот в чём дело.

- Ты будешь скучать по мне, да, детка? - сказала я, звуча как испорченная пластинка. - Тебе лучше бы сильно по мне скучать.
- Хммм...Сначала поскучаю, - сказала она с безразличным лицом. - Потом мне, возможно, это надоест.
- Наоми! - крикнула я. - Сучка.
- Сколько грёбанных раз я должна тебе говорить?
Наоми заулыбалась. Она выглядела такой аппетитной. Мне захотелось откусить от неё кусочек. Мой желудок переворачивался снова и снова.

- Без тебя будет так хреново, - сказала я. - И мама будет огромной занозой в заднице.
Наоми кивнула. 

- О да, - сказала она. - Твоя ох-какая либеральная мама.

- Ну что теперь. Не всем иметь мам как у тебя.
- Лучше благодари бога, что у тебя не такая мать, как моя, - сказала Наоми, вздыхая. - Ты знаешь, твоей маме нужно время, чтобы осознать всё это. Про нас. Мне тоже надо было много времени, чтобы это всё принять. Я полагаю, что не могу её винить. Ну, отчасти могу.

- Она сейчас как ночной кошмар, - сказала я. - Нам остается только заняться сексом прямо перед ее носом. Это единственный способ.
- Нет, вот это был бы настоящий кошмар, - Наоми выглядела радостной. - Я скорее бы предпочла групповуху с Кэти и Куком.

- Фу, Наоми! Она же моя сестра, ты, пошлая сучка. 
Я подумала об этом. 
- Чёрт, а Кэти тебе тоже нравится, как и я, да?
Наоми сделала безразличное лицо.
- Ну конечно, - сказала она. - В смысле, на лицо же вы все равно одинаковые.
- 5 -


Наоми


Понедельник, 3 августа. Вечером дома.

После того, как мы попрощались с Эмили днём, я летала в облаках любовного блаженства какое-то время, но вечером я вернулась обратно прямо в Угрюмвиль. У меня было три недели тоски и раздумий о том, что Эмили делает, с кем она. Я размышляла о её маме, которая возглавляла анти-гомо наступление. И о Кэти, этой тупой дуре.

Она прямо-таки излучает вокруг себя волны злобы. Эмили кажется, что Кэти прекратит себя вести как дрянь, как она делала это последнее время. Но я не уверена. Ведь я забрала её близняшку. Вот как она это видит. Она не выносит меня. Взаимно, блять.

Мама и Киран ели на кухне, когда я наконец спустилась после двух часов депрессивного валяния на кровати, слушая на полной громкости трэш-металл на моём айподе. Не унывай, Наоми, ничего страшного не случилось.

Мама подняла глаза, как только я вошла. Одарила меня своим наполовину доброжелательным, наполовину раздраженным взглядом.
- Привет, лапочка, - сказала она. - Хорошо себя чувствуешь?

Я хмыкнула и придвинула стул к себе. Киран смотрел на меня с опаской. Он никогда не был уверен, не собираюсь ли я рассказать маме о той неудачной попытке соблазнить меня в школьном кабинете.


Тогда меня это, конечно, выбесило, потому что это, бля, незаконно, для начала. Но Киран ничего такой. Я никогда не думала, что скажу это, но он делает ее счастливой. И это привело к тому,

что все эти конченые лузеры, которые превращали наш дом в ебанутую коммуналку, наконец-то отсюда съебались.

- Садись давай. Поешь для начала, - сказала мама. - Отъезд Эмили прошел без происшествий?
В моей голове всплыли воспоминания о том, как мы с Эмили были в кровати вдвоем. Я не смогла сдержать улыбки на моём лице.

- Да. Отъезд Эмили прошел хорошо.
Я посмотрела на запеканку передо мной и решила её не есть. 
- Теперь мне нужно найти работу на каникулы. Я не могу просто сидеть здесь целый день.
Мама обменялась обеспокоенными взглядами с Кираном. Они, очевидно, тоже не хотят, чтобы я всё время зависала дома.

Это судя по количеству времени, которое они проводят вдвоем в маминой спальне. Наоми-У-Меня-Нет-Друзей, слоняющаяся по дому и пялящаяся в никуда, явно им помешает. Понимаете, вот именно это я и ненавижу в отношениях. Привязанность. Ты больше не принадлежишь самому себе. Ты принадлежишь кому-то еще. Поэтому, когда этого человека нет рядом с тобой, часть тебя исчезает вместе с ним.

Но у меня есть все что я хотела, не так ли? 
- Ну, - сказала мама бодрым голосом. - Работа может отвлечь тебя от мыслей об Эмили. Это ведь лучше, чем хандрить?
- Может быть, я не хочу не думать об Эмили? - прорычала в ответ я. - Вы просто хотите убрать меня куда-нибудь подальше от вас.

- Нет, Наоми, это не так, - сказал Киран с выражением паники на лице .
- Ой ли?
- Не веди себя как маленькая, - послышался голос с кухни. - Давай, Наоми, это на тебя не похоже. Обычно ты ведёшь себя более уравновешенно.

- Надоело мне всё! - сказала я. - Живу в каком-то притоне на протяжении последних нескольких лет. И всё потому, что ты у нас такая добренькая. А при этом я еще и "уравновешенная". Как насчет того, что я буду вести себя так, как я хочу, а? Для разнообразия? Если вам это не нравится, мне всё равно. 

В ответ тишина. Киран отчаянно пялился в потолок. Долбоёб тупой.

- Я думаю, всем пора спать, - спокойно сказала мама. - Поговорим об этом утром.
Было всего девять вечера. 
- Да, всё верно. Идите обратно в кровать, - сказала я. - Вы ведь так устали от постоянного лежания на ней.

Мама меня игнорировала, а Киран и вовсе вышел из комнаты. Я наблюдала за тем, как мама загружает посудомойку, думая о том, не перегнула ли я палку. Не то чтобы я собиралась извиниться.

Наконец мама выключила на кухне свет, делая вид, что не видит мои глаза, смотрящие на неё в упор. Когда она проходила мимо моего кресла, то остановилась и наклонилась на уровне с моим подбородком.

- Не злись, Наоми, - прошептала она. - Это просто любовь.
- 6 -


Пандора


Вторник, 4 августа. Дома.

Начиная с моего любимого дня во всем мире, с дня проведения Бала Любви, я и Томас были неразлучны. Я была настолько рада, что он, ё-маё, до сих пор любит меня. Я думала, что что я действительно зашла слишком далеко и всё испортила. И я знаю, что сказала Кейти и Эмили, что никогда не захочу секса снова после той истории с Куки, потому что именно это и послужило поводом для ссоры. Но на самом деле, я ошибалась. Я хочу заниматься сексом-шмексом с Томом так сильно, что вы и не поверите.

Конечно, не говорить маме о том, что я наконец стала женщиной, трудно. Мама знает все, что со мной происходит. Но я всегда отхожу подальше от нашего дома, чтобы позвонить Томасу.

Ей не нравится, когда я слишком много думаю о парнях. Она бы такую тираду выдала, если бы узнала, что происходит в моей голове сейчас.

Если бы Эффи не уехала на лето с мамой, я бы могла поговорить с ней о моих чувствах и подобной ерунде. Она знает все о парнях. Она должна знать, ведь половина из них

смотрят на нее, и у них прямо слюнки текут. Парни никогда не были проблемой для Эффи. Впрочем, это было до того как она встретилась и переспала с Фредди.


Эффи стала немного странной после этого, а мне было немного странно с ней. Она ударила Кэти камнем. Это не очень-то здорово. Я избегала ее после этого. Но я всегда буду любить Эффи несмотря ни на что. Этого не

изменишь. Но сейчас я должна сделать всё сама.

Я позвонила моему мальчику с автобусной остановки.
- Привет, Томас, это Панда. Хочешь пойти на Брендон Хилл и долго-долго там целоваться? 
- Я не могу, Панда. Мне нужно идти на работу. У меня сейчас трудный период, ты ведь помнишь?

- Не ходи, Томас, забей на это. Мы можем увидеться с тетей Лиззи и попить чайку у нее. Будет крутецко.
- Пандора, нет. Мне нужно заплатить за квартиру.
Я вздохнула. Бедный Томас. Он не ходит в школу, потому что ему приходится платить за него, за его маму, его братика и сестренку. Ему приходится работать почти все время. Это несправедливо, потому что у меня не было ни малейшего шанса на то, чтобы заняться с ним сексом.

Томас говорит, что нам не нужно пока этого делать. Он хочет, чтобы все было идеально, романтично и прочая чушь. А я просто хочу, чтобы мы сделали это. Наконец-то. Томас - мой парень раз и навсегда. Он не такой как Кук, который никогда не хотел узнать меня поближе, когда сувал свою "вещь" в меня. Томас любит меня. И я люблю его. Я не хочу больше думать о том, что мы там творили с Куком. Я этого очень стыжусь.

- Хорошо, Томас. Ты выиграл. Встретимся на автобусной остановке возле дороги после твоей работы?
- Да, Панда. Я буду этого очень ждать, - сказал Томас. 
Я прямо-таки чувствовала его улыбку через телефон.

- Я люблю тебя.
- Я тебя тоже люблю.

По пути домой я придумала план. Во-первых, мы с мамой должны реально взглянуть на вещи. Я знаю, что не смогу молчать об этом вечность. Ну, о своих озабоченных мыслях. Но я все ещё хочу бегать по дому в пижаме и готовить кексы. Не думаю, что буду выглядеть нормально в одежде, подобной той, которую носит Кэти. Я никогда не буду особо сексуальной и привлекательной. Но я хочу заниматься сексом. И я хочу секса с Томасом. Я хочу этого больше всего на свете.


Я собиралась сказать маме о Томмо. Как только она узнает его поближе, думаю, она его тоже полюбит. Только вот... Ей точно не понравится то, что у меня теперь есть друг мужского пола. Не говоря уже о бойфренде.

Мама медитировала, когда я вошла в гостиную. Я присела на диван и вперилась в неё глазами.

- Мааам, - позвала её я. - Мама, мне нужно кое-что тебе сказать.
- Ммм? - мама нахмурилась. - Пандочка, я медитирую.
- Я знаю, но... Мам, мне действительно нужно кое-что тебе сказать.
Мама вздохнула. 
- В чем дело, Панда?

Я чуток помолчала. Я должна сказать это прямо сейчас, или же я просто струшу и потом никогда уже этого не сделаю.

- Ты знаешь... Ты знаешь, что у меня никогда не было парня?
Мечтательное лицо мамы стало таким, как будто бы она лимон съела. Её глаза, выражающие "что-все-это-значит", сузились.
- Конечно его у тебя не было, Пандора. Мальчики будут позже. Гораздо позже. Когда ты вырастешь.
Я нахмурилась. 
- Ну... Вот именно, мама. Я вроде как уже взрослая.

Мама засмеялась, и это меня выбесило. 
- Это несмешно, мама. Ты не принимаешь меня всерьез. Я больше не маленькая. Смотри...
Я подняла блузку и показала ей мой третий размер лифчика. 
- У меня же сиськи просто огромные.
Мамин рот открылся в виде идеального круга. 
- Пандора! Опусти свою блузку! И никогда больше так не делай. Никогда.
Она встала и начала быстро скатывать коврик для йоги. 
- Теперь, я предлагаю пойти, выпить чашку чая и навсегда забыть об этом разговоре.
Она взяла меня за руку и повела на кухню. Она поставила чайник, а я села за стол. Всё коту под хвост. Мне следовало придумать что-то получше. Я такая никчемная, когда нужно постоять за себя.

- Ну, Пандора, - сказала мама. - Чая Эрл Грей? Или, может, шоколадного молочка?
- 7 -


Томас


Вторник, 4 августа. По пути к Панде.

После работы я пошел в магазин мистера Шармы, чтобы купить Панде пончики. Он склонился над прилавком, читая газету и ковыряя в носу. Звук открывавшейся двери заставил его подпрыгнуть. Я сделал вид, что ищу что-то в кармане, и когда я поднял глаза, он уже прятал свои сигареты.

- Ты в порядке, Томас? - спросил он.
- Все отлично. мистер Шарма, спасибо. А вы?

- Наслаждаюсь погодой. Тебе как всегда?
Я кивнул. Мистер Шарма самый что ни на есть пессимист. Для него хорошие вещи - просто маленькое утешение для этой ужасной жизни.

- А где Пандора сегодня? - спросил он, положив ириски и пончик с заварным кремом в бумажный пакет.
- Я как раз иду встречать ее.
- Я так и подумал. Ты счастливчик, не так ли?

- Да, так и есть, - я не смог сдержать улыбку. 
- Ну, пока, будь молодцом.

Я не обратил внимание на это. Мистер Шарма в порыве страсти - это не та картина, которую мне хотелось бы видеть. Даже он считает, что у нас с Пандорой секс. Все наши друзья так считают. Мне кажется, единственные, кто НЕ считает, что мы совокупляемся как кролики - это моя мама и мама Пандоры. Хотя я не совсем уверен, что они так считают.

Не то чтобы я не хочу заниматься с ней сексом. Я просто хочу, чтобы это было идеально. Меня не привлекает делать это в любом месте, как животное. Это для таких как Кук. Но не для меня.

Я шел навстречу Пандоре с новыми убеждениями. Девушка, которую я люблю, достойна большего, чем быстрый перепихон после обеда. Но как только я подошел к месту нашей встречи на автобусной остановке, я увидел, что Панда ходит взад и вперед, как сумасшедшая. Я ускорил шаг.

- Привет, Панда! - я улыбнулся моей девушке, но не смог вызвать улыбку в ответ. Она была очень расстроена. - Что случилось?
- Все плохо, Томас, - сказала Пандора, вытирая слезы со щек. - Все охуеть как плохо!
- Да что случилось?
Я сел на скамью под крышей и попросил Панду сесть рядом.
- Ты поссорилась с мамой?

- Не совсем, - Панда шмыгнула носом. - Ну что-то вроде того. То есть... - она на секунду прикрыла глаза, - она даже не слушает меня. Я пыталась рассказать ей о тебе. О том, что я уже выросла. Что уже достаточно взрослая, чтобы у меня был парень и чтобы я могла заниматься с ним всякими штуками. Понимаешь?

- Пандора! Ты разговаривала со своей мамой о сексе?

- Я хотела, - Пандора взяла меня за руку. - Но, видимо, у меня никогда этого не получится.
- Слава Богу! - я громко вздохнул. - Неуважительно говорить о таких вещах с матерью. Она просто не хочет об этом знать.

- Но она должна знать! - закричала Пандора, отпустив мою руку. - Давно пора уже, Томас. Я готова.
Я посмотрел на пончик в моей сумке.
- Дело в том, Пандора, что я не знаю, готов ли я. Не с тобой. Ты особенная. Я не хочу все разрушить.

- Ты больше не любишь меня? - Пандора выглядела испуганной. - Ты меня точно разлюбил.
- Вовсе нет. Это все только потому, что я не хочу торопить события, - ответил я. - У нас есть время, Панда. И когда-нибудь это время придет.



<< предыдущая страница   следующая страница >>