prosdo.ru
добавить свой файл
1
Коннор Кенуэй родился в 1755 году в долине племени Мохоки, в штате Нью-Йорк. Его мать была коренной американкой, а отец англичанином. Отца своего Коннор почти не знал, он пропал без вести или погиб, сразу после рождения сына, при загадочных обстоятельствах. Люди, среди которых он вырос, звали его Радунхагейду, что на Могавском (Мохокском) означает «его дух живет».


Его мать, звали Кенуэя, она бы родной дочерью вождя Могавков... Кенуэя очень мудрая, красивая и заботливая женщина. Об отце она своему сыну не рассказывала, только однажды она подарила ему томагавк, в виде знака тайной группировки, Коннор пользовался им, когда разделывал мясо ... Коннор постоянно возмущался, но со временем и вовсе забыл про эту тему и больше никогда не спрашивал о нем, понимая, что это бесполезно... У неё был брат, которого звали Джозеф Брант – это очень крепкий и мудрый мужчина, который все своё время проводил с Вождем. Вождь по - настоящему занимался сыном, оставляя после себя достойного наследника, чтобы племя после его смерти не распалось...

Коннора с самого детства любили и уважали в племени ... Как ребенка... С самого раннего детства его учили обращаться с оружием, охотиться, выслеживать животных по следам и убивать их. И, конечно же, как и все индейцы, он умел хорошо маскироваться... Если индеец не хочет чтобы его обнаружили, его не обнаружат. Уже с малых лет Коннор в лесу чувствовал себя абсолютным хищником... Умел убивать, снимать шкуру и разделывать мясо животных.

В 1769 году Радунхагейду под присмотром одного из охотников его племени охотился на оленей.

- Радунхагейду, - охотник позвал мальчика.

- Что?

- Вон видишь...? - он указал на стадо олений, щипавших мох.

Мальчик, не собираясь отвечать, подстрелил оленя, воспользовавшись луком. Животное попыталось спастись бегством, но стрела уже торчала у оленя в легком. Все животные, которые паслись по близости, разбежались.

- Отлично, пойдем, друг мой... разделаем его вместе...

Вскоре они подбежали к бездыханному животному. Коннор вынул из-за пазухи маленький, но очень острый нож, и начал очень осторожно надрезать шкуру оленя. Его нож скользил по телу животного лезвием вверх, он постоянно прерывался, чтобы шкура выглядела, ровно и без порезов. После того, как шкура была отделена от туши, Коннор приступил к разделыванию мяса. Он снял с пояса томагавк, и приступил к работе.


- Коннор ты как лучший охотник племени... ты очень хорошо справляешься...

- ...В первую очередь я благодарен за это тебе, Орлиный глаз...

- ... спасибо... давай я тебе помогу...

Орлиный глаз принялся складывать в простецкий кожаный мешок мясо и шкуру. Тем временем Коннор заметил густой черный дым сквозь верхушки деревьев.

- Орлиный... – Коннор обернулся, - глаз...

Обернувшись, он увидел мертвого охотника, из его шеи сочилась алая кровь. Коннор поднял голову и увидел людей в красных мундирах, как он узнал позже, это были американские колонисты, которые завоевывали земли. Он ни на секунду не замешкался. Держа в руках лук, вынул из колчана стрелу и натянул тетиву на оружие... Один из солдат рассмеялся и произнес:

- Ха, ха, он же не умеет этим по... эээ.

Стрела вылетела, и поразило сердце солдата. Коннор накинул лук на спину. Вдруг он услышал рев... Из своего опыта, Коннор понял – это медведь – шатун... Медведь подошел к одному из солдат, прыгнул на него, задавив его заживо... Второй солдат попытался спастись бегством, но медведь накинулся и на него, перегрызая ему глотку... Тем временем Коннор был уже по направлению к своему дому...

Он побежал по направлению деревни, пытая не привлекать внимание этого животного, прячась за деревьями, чтобы остаться в живых. Вскоре, убедившись, что не ведет за собой медведя, он вошел в деревню... Что он увидел, поразило его до глубины души. Деревня сгорела, люди, сопротивляющиеся британцам, были избиты или застрелены. Британцы убивали всех, не щадя никого, будь то старик или ребенок, женщина или мужчина. Внезапно он услышал родной для себя голос. Его мать, вырвалась из рук британцев и побежала к сыну. Последнее, что она хотела сделать, это обнять родного ребенка. Но раздался выстрел, пуля вылетела из ружья одного из колонистов, и поразила цель. От выстрела у мальчика заложило уши, он не понимал что происходит. Его мама лежала мертвой на снегу. Он подошел к ней и перевернул тело, в ее глазах застыл страх. Страх не перед смертью, а за своего сына. Она его больше никогда не увидит и не обнимет, и никогда не узнает, что с ним случиться в будущем. Кем он станет? Будет ли он мстить? Конечно же, она выбирала лучшую судьбу для своего сына.


Коннор опомнился, он увидел ехидную ухмылку одного из британцев, именно того, который убил его мать. Он скинул с плеча лук, взял стрелу, натянул тетиву и выстрелил в солдата. Стрела попала британцу в шею.

- Прос... ти, - это было последние, что слетело с уст убийцы его матери.

Коннор было начал доставать следующею стрелу, но вдруг его подхватил брат его матери и посадил на лошадь. Коннор не стал сопротивляться, и они поскакали с остальными выжившими глубоко в лес.

В конце февраля 1770 года. Коннор вместе с Джозефом Брантом и другими индейцами жарили мясо на костре.

- Я буду мстить – с гордостью говорил Коннор.

- Понимаешь, Радунхагейду, месть не лучший выбор. Она в любой момент может затмить твой разум, хоть на мгновение ты потеряешь самообладание и все...

- Нет... я отомщу за свой народ, за себя и за... маму.

Джозеф схватил Коннора за голову и спокойно произнес:

- Ты понимаешь... в один прекрасный момент ты поймешь, что это не выход... в один такой момент гнев затмит твой разум, и ты не заметишь как погибнешь...

Индеец отпустил Коннора. Тот задумался...

- Что тогда мне делать ...

- Хочешь, я расскажу, кем был твой отец...?

Коннор с упоением начал слушать Джозефа:

«Твой отец, был для нас героем... Весной 1754 года он вместе с остальными англичанами напал на нашу деревню... Но я не думаю, что он хотел напасть... Он прискакал раньше всех и предупредил нас о нападении. Проследил чтобы каждый житель ушел глубоко в лес, а после того как англичане ушли он вернулся за нами... Затем стал одним из нас... Он влюбился в твою мать. Мой отец дал благословение и они стали жить вместе... А девять лет назад за ним послали некие ассасины... Он уехал на задание и до сих пор не вернулся... Как сквозь землю провалился? Исчез? Погиб? Я не знаю».

- Так значит, мой отец был, одним из тех, кто убил мою мать...

- Был... Но точно не из таких, которые убивали всех без разбору, женщин... детей... стариков...


- А каким он был...

- Хватит вопросов... завтра мы отправимся в город, Бостон. Ты должен будешь найти Ассасинов.

- Ассасинов?

- Не задавай вопросов Радунхагейду, скоро ты сам все поймешь...

- Но...

- Никаких но... а сейчас давай ешь, завтра мы отправимся в путь, нам понадобятся силы.

Коннор поел и начал готовиться ко сну. Он укрылся медвежьей шкурой и прошептал:

- Спасибо, тебе... Джозеф Брант...

Джозеф услышал его слова и улыбнулся.

- Спи Радунхагейду, твоя мать растила тебя, чтобы освободить наш народ. Спи... желаю тебе удачи, останови эти уничтожения. Ты создан для этого!...

5 марта 1770 года Коннор, Джозеф Брант и еще несколько индейцев прибыли к окрестностям Бостона, чтобы обменять меха и мясо на оружие и украшения, а после им надо было покинуть это место до появления англичан.

Джозеф Брант продал пару шкур и дал деньги Коннору. Он взял их и попрощался с Джозефом.

Мальчик был одет как бедный сын фермера ... К нему подошел хорошо одетый мужчина и начал кричать на него:

- А вот ты где!!! Бери сундук и пошли со мной...!!! – мужчина пихнул ему достаточно тяжелый груз и следовал идти за ним...

Они двинулись в дорогу... Проходя мимо колонистов, Коннор испугался... Но мужчина, с которым он был, поздоровался с одним из них и они расступились освободя путь в город... Жизнь там кипела. Торговцы предлагали свои товары горожанам. Воришки крали что – то у торговцев, а они догоняли их. Собаки лаяли на прохожих, а горожане кричали на животных, чтобы они перестали рычать, местами колонисты избивали женщин, обирая их до последнего гроша... Коннору было больно на все это смотреть... и он поклялся, что посвятить жизнь в борьбе за независимость и за народ не только свой, но и за белых людей.

Когда они подошли к лавке, мужчина потребовал поставить груз, дал Коннору пару монет и потребовал ему убраться с глаз...


Мальчик не знал куда идти, что делать. Вдруг он услышал крики и выстрелы, он пошел туда. По пути он увидел как худая, измученная женщина хотела купить еду. Но денег у неё не было. Коннор подошел к ней дал ей денег, он отдал ей все, что было у него.

- Но... – промолвила женщина, - здесь, же слишком, много

- Берите все, они вам принесут пользы больше, чем мне... они мне не зачем...

- Спасибо... спасибо... да хранит тебя господь, - женщина перекрестилась, бубня себе что – то под нос и скрылась в толпе.

Коннор продолжил идти на крики. И наконец, он увидел, как толпа горожан сражается с британцами. Мальчик поспешил на помощь горожанам, вытащив нож... но услышал выстрелы. Несколько человек упали. Прошло несколько секунд и снова, на этот раз он почувствовал резкую боль в правом плече. В голове у Коннора все перевернулось, в глазах потемнело, и он упал в обморок.

«Бостонская бойня» 5 марта 1770 года:





Коннор очнулся в небольшом помещении, попытался встать, но у него не чего не вышло. Плечо горело. Но уже не так сильно как тогда, когда он получил ранение. Над ним склонился молодой человек лет 19. Он перевязал ему рану и дал выпить лекарство.

- Меня зовут Генри, Генри Нокс. А тебя? – спросил юноша

- ... Радунхагейду...

- Да выглядишь ты не важно, для начала надо бы тебе имя подобрать... как звали твоего отца?

- Я ... не знаю, он был англичанином...

- А мать?

- ...Кенуэя... она была индианкой...

- Почему... была...

- Она умерла... несколько месяцев назад...

- Мне... очень жаль

- Ничего... дай мне воды... в горле пересохло...

Генри вскочил и схватил графин, налил воды в кружку, потом подал его мальчику:


- Так значит, ты полукровка, наполовину американец, а на половину чужеземец... Дай-ка подумать... эээ... вот... как ты смотришь на свое новое имя Коннор... Коннор Кенуэй...

- Оно красивое, спасибо тебе, Генри...

Коннор погрузился в сон. Тем временем Генри взял деньги и пошел на рынок. Там он купил Коннору брюки, рубаху, ремень с сумкой и ботинки. После он вернулся в лавку, вскипятил воды и приготовил приборы для стрижки.

Когда он пришел к Коннору он увидел, что тот рылся в шкафах и доставал из них книги.

- Что это? - спросил мальчик.

- Это книги...

- А зачем... они нужны...

- Чтобы их читать получать знание, пойдем я тебя постригу и переодену...

Коннор с удивлением посмотрел на Генри и с осторожностью последовал за юношей на задний двор, там он сделал все, что обещал Коннору. Когда они вернулись в лавку Генри накормил и напоил Коннора.

- Не хочешь остаться жить здесь, я могу предложить тебе работу, и научить тебя читать и писать.

- Ты серьезно...

- Вполне...

- Конечно...

Коннор, конечно же, согласился. Генри и Коннор вскоре стали как братья. Генри обучал его грамоте. А Коннор взамен разносил почту и продавал газеты. Спустя несколько месяцев Коннор научился писать и читать. Он брал книги у Генри и совершенствовал свои навыки.

Однажды, по просьбе Генри он прибирался на дальних полках в самой глубине библиотеки и наткнулся на очень старую и интересную книгу: «Хроники ассасинов». Коннором овладело любопытство, и он вспомнил слова Джозефа Бранта: «ты должен будешь найти ассасинов». Коннор принялся за чтение книги.

Он прочитал о горном старце Хасане ибн Саббахе, который положил начало ордену.
Хасан ибн Саббах:


Об Альтаир ибн Ла-Ахаде, великом магистре ордена ассасинов.
Альтаир ибн Ла-Ахад:


И наконец, Эцио Аудиторе да Фиренце, великий ассасин, магистр возродивший орден в эпоху возрождения, что очень сильно повлияло на нынешние существование ассасинов.

Эцио Аудиторе да Фиренце:





Коннор и предположить не мог, что Эцио и Альтаир являются его предками. Но вот в лавку зашел Генри, Коннор начал расспрашивать его о том, что он прочитал.

Генри рассказал ему, что знал сам. Он поведал ему о ассасинах, что они до сих пор существуют и скрываются в таверне «Зеленый дракон». Он показал Коннору свой безымянный палец на левой руке. На первом фаланге у него был ожог. Ожог в виде знака тайной группировки, ассасинов. Он рассказал, если он хочет присоединиться к ним... То он должен прийти в таверну «Зеленый дракон» на Юнион Стрит в четыре часа дня и найти там человека по имени Сэмюэл Адамс.

Чуть позже, когда Генри ушел по делам, Коннор покинул лавку и направился на Юнион Стрит в таверну «Зеленый дракон». Шел он не долго, а достигнув назначенного места, он увидел двухэтажное кирпичное здание, с вывеской в виде железного дракона, на часах возле таверны было без пяти три...


...Коннор зашел вовнутрь... Там он встретил полного человека в синем пиджаке.

- Здравствуйте, - с некой неловкостью спросил Коннор.

- Ну, здорово! – мужчина протянул ему руку... Коннор с осторожностью пожал ее...


- Извините... а где мне можно найти... эээ... Семюэля Адамса...

- Оооо... ты из тех, пойдем со мной...

Коннор последовал за мужчиной. Он повел его по тайному ходу...

- Прости малыш...

Мужчина вынул из кармана пиджака платок и завязал глаза мальчику. Коннор шел, постоянно запинаясь, но мужчина его поправлял. Постепенно звуки от ботинок становились все звонче и звонче и наконец, прекратились. Мужчина снял платок и ушел, прочь оставив Коннора один на один с ментором ордена.

Сэмюэл Адамс - ментор братства ассасинов.


Жители Бостона знали Семюэля как известного философа и оратора-политика, но никто на самом деле не знал, что он и есть тайный ментор братства.

Адамс создал тайную секретную организацию «Сыновья свободы», но это было всего лишь прикрытие для братства ассасинов.

«Сыновья свободы» всячески боролись против тамплиеров, совершали против них диверсии.

В Бостоне Сэмюэл Адамс считался довольно противоречивой фигурой. Одни жители считали его организатором революционной борьбы, а другие — опасным заговорщиком, который для достижения своих политических целей использовал пропаганду и провоцировал уличные беспорядки.

- Сэр, я бы х... - начал Коннор

- Довольно... пойдем со мной, ты принят, сейчас нам как раз нужны молодые бойцы, такие как ты...

- Но... сэр вы ведь меня даже не знаете...

- Ты Радунхагейду, индеец – полукровка, сын коренной американки и английского солдата, мне продолжать...

- Но как?

- Генри рассказал мне о тебе... о твоей матери. И тем более я знал твоего отца, он был одним из лучших моих бойцов, и когда я услышал имя Радунхагейду, я понял что это ты. Мы с твоим отцом были хорошими друзьями, он несколько раз рассказывал о тебе. Говорил, что ты будешь хорошим бойцом... он рассказывал о том, что ты в лесу как хищник, ты принят, но по- настоящему посвятить мы тебя не можем... пока что ты будешь служить на правах рекрута – новичка, а через три года, когда тебе исполниться 18, ты сможешь стать ассасином.


- Спасибо сэр...

- Всегда, пожалуйста, а теперь... Генри можешь выйти...

На свет показался высокий худощавый юноша...

- Как ты успел заметить, - сказал ментор, - Генри тоже ассасин, его посвятили год назад ,по просьбе, Джорджа Вашингтона.

- Коннор, - вмешался Генри,- Ты уж меня прости... Я рассказал все учителю... А он приказал мне любым способом завербовать тебя, и я придумал этот фокус с книгой.

- Но зачем, же я вам так нужен...?

- Во - первых, твой отец... – заговорил Сэмюэл, - говорил, что ты будешь очень ценным воином и он за тебя уже все предрешил... А во – вторых ты нам нужен, чтобы поддерживать связь с индейцами...

- Так ты согласен...? – спросил Генри...

Генри и Сэмюэл, внимательно смотрели на Коннора.

Коннор понимал, что хотел присоединиться, но ему надо было подумать, готов ли он посвятить этому всю жизнь, и наконец:

- Да! – с уверенностью выдавил Коннор

- Ты уверен!? – спросил Генри

- Абсолютно...

- Учитель, я принес его оружие, оно в вашем кабинете...

- Хорошо... Генри ты можешь быть свободен...

Генри покинул помещение и направился по делам, а Сэмюэл продолжил:

- Пойдем, я проведу небольшую экскурсию по убежищу.

Таверна «Зеленый дракон»:


Убежище ассасинов было очень хорошо замаскировано и находилось в подвальных помещениях под таверной. Здесь ассасины проводили свои тайные встречи.

Сэмюэл Адамс познакомил Коннора с убежищем и показал ему свой штаб.

Огромное убежище ассасинов состояло из множества различных помещений: зал для совещаний, зал для церемонии посвящения, комната для тренировок, большая библиотека, комната для хранения боеприпасов и оружия, мастерская по изготовлению бомб и многое другое.

После экскурсии Ментор лично выдал ему снаряжение и костюм.


- Ах да, чуть не забыл, - Сэмюэл удалился в свой кабинет. Спустя несколько минут он вернулся с луком и томагавком... С тем, что когда - то даровал ему лично вождь племени и его мудрая мама, и Коннор только сейчас заметил, что томагавк был изготовлен в виде знака ассасинов...

- Так значит, наше племя знало о ассасинах...

- Да... мы давали им оружие, чтобы они могли противостоять тамплиерам...

- Тамплиерам...?

- Обожди... Коннор скоро ты узнаешь все... Скоро... а пока переодевайся и приступай к тренировкам.
... Внезапно картинка перед глазами Дезмонда распалась, и он услышал голос Шона:

- Вставай малыш, хватит бездельничать?

- Шон! - вступилась Ребекка, - Прекрати!

- Ребекка? - вмешался Дезмонд, - зачем ты меня отключила, - я был близок к цели...

Дезмонд говорил тяжело, все эти странствия в Анимусе его измотали.

- Дезмонд... тебе надо нормально поесть, принять душ и поспать, иначе, долго ты с такими тренировками в Анимусе не протянешь.

- Хорошо Ребекка...

После всего того что приказала ему Ребекка, Дезмонд уснул... Ему приснился странный сон... Коннор бежал в лесу зимой 1885 года, он охотился, обдумывая все свои поступки в течение... 20 лет:

«наверное, не зря я, стал ассасином, а потом и главой ордена... Я помог многим людям... бедным и богатым... детям и старикам... но кто помог мне... пожалуй, только Генри... Генри Нокс... мой лучший друг... помог освоиться мне в городе и замолвил за меня словечко в ордене..., пуская, за него это сделала книга, но все же, а я помог своему народу избавиться от нашествия колонистов».

Коннор подстрелил оленя около деревне, где когда – то родился, где когда - то колонисты на его глазах убили его мать. Он подбежал к туше и принялся разделывать ее, продолжая думать:

«Я помог своему народу избавиться от нашествия колонистов. Да это так, но здесь в этой стране я всегда разрывался на части, одна часть меня хотела сражаться и изгнать всех чужаков... другая часть меня — и есть чужак. Но я до сих пор думаю, правильный выбор я сделал 20 лет назад. Или мне надо было выбрать тамплиеров, ведь они тоже хотели победить, как и я, но я выбрал ассасинов – безжалостных убийц, но я думаю, что сделал все же правильный выбор, и я выиграл эту войну, и я нашел место для своего народа, и я горжусь этим... Пожалуй, надо заканчивать, думать... ведь сделанного не вернешь... и я это прекрасно понимаю... я ... понимаю... Я Коннор Кенуэй... и это моя история...»

Конец...



Конец...