prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 3 4

Психология межличностных отношений


Межличностные отношения – субъективно переживаемые взаимосвязи и взаимовлияние людей. Психология межличностного взаимодействия определяется социальными позициями общающихся, системой их смыслообразования, способностью к социально-психологической рефлексии. Межличностное взаимодействие обусловлено психологическими механизмами социальной перцепции и каузальной атрибуции.

Социальная перцепция – социальная обусловленность восприятия социальных объектов – людей, этнических групп и т. д. При этом осуществляется так называемая каузальная атрибуция (от лат. causa – причина и attributio – придаю, наделяю) – субъективное объяснение причин и мотивов поведения других людей, субъективная интерпретация их личностных качеств.

Существуют устойчивые установки людей в отношении друг к другу – аттитюды. Воспринимаемый социальный объект включается в смысловую систему имеющихся у данного человека связей. При сходстве или взаимодополнительности отдельных качеств у общающихся людей возникают положительные установки; при неприемлемых качествах, психологической несовместимости – отрицательные установки.

Воспринимаемый социальный объект также не пассивен – он стремится создать определенное впечатление, формирует свой определенный образ – имидж, отражающий социальные ожидания определенных социальных групп, обеспечивающий успех взаимодействия. Воздействуя на партнера по общению, люди, как правило, стремятся создать впечатление, благоприятное для достижения своих целей, делают стереотипные умозаключения в отношении поведения и внешнего облика партнера по общению

Внешний облик человека интерпретируется как комплекс многочисленных информационных сигналов о его национальной и социальной принадлежности, психических качествах, уровне культуры и т. п. Воспринимая друг друга, люди делают выводы о характере и психическом состоянии партнера, его коммуникативных и деятельностных качествах

Если первое впечатление о человеке благоприятно, то возникает тенденция положительной оценки и всех его последующих поступков ("эффект положительного ореола") Если же первое впечатление отрицательное, связано с неприятными проявлениями в поведении личности, то в оценке ее последующего поведения будет преобладать, как правило, негативная тенденция ("эффект отрицательного ореола").


Оценки поведения других людей часто не только поспешны, предвзяты, но и алогичны. Те или иные причины поведения преувеличиваются или преуменьшаются. Оценки и самооценки мужчин и женщин неидентичны. Мужчины, как правило, характеризуют себя и других в категориях качеств, женщины – в категориях состояний. Свои особенности женщины склонны объяснять ситуативными факторами. Несколько иначе интерпретируют мужчины и женщины даже мимические эмоциональные проявления. Там, где женщины видят возмущение, мужчины усматривают решительность. Чем многомернее личностная структура индивида, тем более пластичны его отношения с действительностью, тем менее он склонен к полярным оценкам, видение мира им более дифференцирование. Ограниченные индивиды примитивизируют социальные объекты.

Во взаимодействии людей проявляются не только оценочная система личностей, но и тип их интеллекта. Так, эмпирический тип жестко привязан к частностям, деталям, он с большим трудом усваивает системную организацию явлений, их разноплановость и динамичность. Мотивы поведения других людей он склонен примитивизировать. Абстрактный тип склонен к отвлечению от частностей.

Разные оценочные критерии актуализируются в условиях сотрудничества и противоборства. В условиях конфликта доминирует направленность на выявление слабых мест противника.

Разностатусное положение субъектов общения также определяет характер их взаимных оценок. Начальник ценит подчиненного за одни качества, а подчиненный начальника – за другие, причем внешние признаки руководителя оцениваются особенно тщательно. Особо выделяются признаки, свидетельствующие о тех качествах руководителя, которые значимы для подчиненного.

Соответствующие схемы использования внешних сигналов существуют во всех межролевых отношениях. В каждой более или менее типичной ситуации люди ожидают друг от друга определенных поведенческих проявлений. Оправдание этих ожиданий вызывает удовлетворение, неоправдание – чувство досады, разочарования и неприязни. Люди любят подтверждение своих высоковероятностных прогнозов. Многие из них предпочитают реагировать на изменения в социальной среде привычным образом, доверяясь своим установкам. В опытах А. А. Бодалева одна и та же фотография человека вызывала диаметрально противоположные предположения о его нравственно-психологических качествах в зависимости от предварительной ориентации испытуемых в отношении социального статуса человека*.


* См.: Бодалев А. А. Восприятие и понимание человека человеком. М., 1982.
Социальная перцепция подвержена стереотипизации. Расхожие штампы часто деформируют восприятие человека человеком, ведут к неадекватным интерпретациям.

На основе взаимооценок у людей формируются соответствующие социальные эмоции – чувства. Возникает явление аттракции (от англ. attract – привлекать, притягивать) – эмоциональная насыщенность межличностных отношений. У каждого человека имеется своя мотивационная система, определяющая его предпочтение в межличностных отношениях. Индивид ранжирует окружающую социальную среду по различным основаниям. В диффузных сообществах люди выражают предпочтение в зависимости от внешнеэмоциональных проявлений партнеров по общению. Устойчивая совместная деятельность вызывает переориентацию отношений в зависимости от моральных и деловых качеств партнера.

Субъективно обусловленные отношения возникают между представителями различных этнических групп (межэтнические отношения). В зависимости от культурно-бытовых условий жизни, актуализированных интересов эти отношения могут быть дружественными, нейтральными или конфликтными. Существенное значение приобретают исторически сложившиеся стереотипы, установки и предрассудки, сформированные в процессе социализации индивида.

Большинство людей ведут себя в соответствии со своими поведенческими установками. Заранее планируя определенный результат общения, они своим поведением его и провоцируют. Человек обидчивый обычно ведет себя так, как будто его уже обидели, а человек агрессивный не пропустит ни одного повода, чтобы не "дать отпор". На передний план люди выдвигают те свои качества, которые больше всего ценят в себе. Нередко они рядятся и в чужие "поведенческие шкуры", подражая непререкаемым авторитетам. Нередко запускаются и "пробные шары" – поведенческие приемы, провоцирующие желаемое поведение партнера.

Около 70% информации о партнерах по общению человек получает по внешним, непосредственно наблюдаемым особенностям их поведения: по мимическим, пантомимическим, темпоритмическим, вокально-интонационным характеристикам. И далеко не все преуспевают в "чтении" других людей.


Многие из внешних поведенческих проявлений человека условны, они понятны лишь в случае, если известны код используемого этикета, культурно-этнические нормы данной общности. Но информационно закрытый тип, человек с "непроницаемым лицом" обычно производит неприятное впечатление.

Особой сферой коммуникативного поведения является общение человека с самим собой – аутокоммуникация. В общении человека с самим собой объективное, социальное взаимодействует с субъективным, происходит противоборство между различными личностными инстанциями: человек может "взять себя в руки" или подчиниться страстям и влечениям. В любом случае он получает у самого себя санкцию на соответствующее поведение. И техника его поведения всегда соответствует одобряемому им содержанию. Человеческое поведение можно сравнить со звучанием большого оркестра – в его поведении участвует множество инструментов, но все они играют ту музыку, которая нужна данному индивиду.

Каждая личность склонна признавать свои особенности нормой, а особенности других людей – отклонением от нормы. Между тем внешние стороны поведения нередко лишь маскируют подлинные мотивы и цели поведения. Только специальные методы диагностики (контент-анализ, факторный анализ, личностные тесты, метод групповой оценки личности и др.) позволяют выявить объективную сущность субъективных поведенческих проявлений.

Определенные впечатления формируются на основе внешнего выражения человеком своих эмоций (поза, мимика, экспрессия движений), однако и здесь следует опасаться поспешных суждений. Понять другого человека можно, лишь анализируя его поведение в различных условиях, когда сбрасываются ситуативные маски.

Часто общение между близкими людьми более затруднительно, чем общение с людьми малознакомыми. Это объясняется тем, что чем лучше мы знаем человека, тем больше мы знаем то, что неприемлемо им. Лучше понимают друг друга люди, имеющие общую ценностную ориентацию. Но только духовная общность – основа долговечного единения.


Каждый человек имеет свои масштабы измерения других людей. Познавая другого человека в процессе общения, индивид определяет возможную стратегию его поведения и стремится к адекватному построению собственной поведенческой стратегии. При этом учитывается и то, как данная стратегия будет оцениваться партнером по общению – возникает явление социальной рефлексии. Люди заботятся о том, чтобы их образ занял достойное место во внутреннем мире тех, с кем они активно взаимодействуют. И когда Иванов беседует с Петровым, то в этой обстановке витают тени восьми человек: № 1 – Иванов, каким он является в действительности, № 2 – Иванов, каким он сам себя представляет, № 3 – Иванов, каким его воспринимает Петров, № 4 – Иванов, каким он представляет свой образ в сознании Петрова, № 5 – Петров, каким он является в действительности, № 6 – Петров, каким он представляет себя, № 7 – Петров, каким он воспринимает Иванова, № 8 – Петров, каким он представляет свой образ в сознании Иванова.

Нередко эффективность общения резко снижается из-за непонимания мотивов поведения партнеров, а еще чаще – из-за неправильной интерпретации мотивов. Возникают взаимные претензии и обиды, высказываются несправедливые оценки. Приписываемые характеристики (атрибуции) часто зависят от ранее сформированных предвзятых оценок.

В процессе общения люди стремятся к утверждению своих достоинств, к "поглаживанию", по выражению Эрика Берна, считающего эти "поглаживания" единицей социального действия. При этом они прибегают к типичным для них схемам общения: занимают позицию "родителя", "взрослого" или "ребенка"'. Занимая позицию "родителя", люди имитируют схемы поведения, усвоенные ими от родителей. Но в каждом человеке проявляется и определенная мера детскости, ребячливости. Адекватное поведение – поведение по типу "взрослого". В ситуациях повышенной ответственности "взрослый" должен контролировать и "родителя", и "ребенка".

* См.: Берн Э. Игры, в которые играют люди (перевод с англ.). Л., 1992.

Продуктивное деловое общение происходит в тех случаях, когда общение осуществляется в однотипной поведенческой схеме (например, "взрослый" – "взрослый"). Реализация межличностных отношений предполагает ожидаемую реакцию. Она становится, в свою очередь, стимулом для дальнейшего общения. Если же стимул изначально рассчитан на адекватную схему поведения партнера, а в действительности реакция осуществляется по перекрестной схеме (например, "родитель" – "взрослый" или "взрослый" – "ребенок"), то в общении возникают конфликты.

У разных индивидов отмечается склонность к излюбленным темам общения. Это и создает основу установления с ними психологического контакта. В процессе же общения необходимо учитывать тип личности, ее экстраверсированность или интроверсированность – обращенность к широкому полю действительности или пристрастность к углубленному анализу отдельных ее проявлений. Существенны также установки и ролевые позиции общающихся.

Жизненные позиции индивида зависят от его прошлого, автобиографических событий, личностно компенсаторных тенденций. Эти позиции ревниво охраняются, утверждаются и отстаиваются. Многих людей обуревает жажда признания и возвышения. (Всевозможные церемонии и ритуалы есть не что иное, как исторически выработанные "поглаживания". При этом нередко происходит скрытая трансакция – внешние действия маскируют подлинные цели общения.) Зная слабости друг друга, партнеры общения используют различные "приманки", "рычаги", обеспечивающие желаемые ответные реакции. Возможны, конечно, и варианты искренних, бескорыстных межличностных отношений, отношений двусторонней близости, доверительности. Однако часто в общении имеют место элементы противоборства. Немало и таких людей, которые живут с чувством повышенной тревожности, подозрительности. Каждый человек живет по своему сценарию, реализует свою жизненную стратегию.

Человека уже в детстве подстерегают различные "демоны", способные навязать ему тот или иной жизненный шаблон. "Демон" обычно впервые появляется у высокого детского стульчика, когда малыш швыряет на пол еду и ждет, что станут делать его родители. Если они воспринимают это терпимо, то позже скорее всего появится озорной ребенок. Если же малыша за это наказывают, бьют, то он мрачно затаится в себе, готовый когда-нибудь неожиданно швырнуть с размаху всю свою жизнь, как когда-то в детстве швырял тарелки с едой*. Злыми и добрыми, трусливыми и смелыми, искренними и лживыми люди становятся в результате условий их социального взаимодействия.


* См.: Берн Э. Игры, в которые играют люди. С. 234.
Хорошее общение – не общение по сценарию, а творческое, эмоциональное и социально значимое взаимодействие людей. Развитая личность не обременена заранее сформированными сценариями. Социализация личности предполагает овладение ею адекватными средствами социальной коммуникации. Мысли и речь человека, его интонации, мимические выражения должны соответствовать целям общения. Человек должен рефлексировать его восприятие другим человеком, чутко реагировать на подтекст общения, распознавать подлинные побуждения партнеров по общению.

Никакая маска не может закрыть всего человека: его истинная сущность обречена на самовыражение. Перед разными людьми индивид предстает с разными своими возможностями. В каждом акте общения мы видим лишь часть личности и не всегда наиболее существенную.

Не все люди могут полностью использовать в общении внутренний потенциал. Нередко в общении проявляется лишь "периферия" личности. Контакты между людьми часто поверхностны – большинство людей предпочитает дистанционные взаимоотношения. Немногие способны на глубинные человеческие контакты. Особенно вредят подлинному психическому контакту всевозможные формальные контактные манипуляции. Подлинный контакт невозможен без искренности, эмоциональной синтонности и даже снисходительности к акцентуациям отдельных индивидов. Но следует избегать и беспринципного соглашательства, конформности.

Каждый человек ограничен в понимании другого человека особенностями своего ума и житейских представлений. Существует тенденция приписывать другим собственные качества и особенности. Люди мало восприимчивы к тому, что противоречит их установкам и интересам. Истинное лицо человека часто проявляется в мелочах и очень ответственных ситуациях. Человек усиленно защищает свои "слабые места".

В межличностных отношениях могут, конечно, возникать и искреннее доверие, и дружба, и любовь. Дружба возникает на основе ценностно-ориентационного единства – совпадения позиций и оценок, общего миропонимания. В дружбе удовлетворяется потребность человека в интимных отношениях, признании его самоценности. В юности и ранней взрослости она более эмоционально насыщена. В последующие возрастные периоды она остается фактором социальной стабильности и защищенности. В дружественных отношениях люди как бы формируют эталон межличностных отношений, переводят их на высоконравственную основу.


Любовь – высшая степень эмоционально положительного отношения к лицу на основе предельно высокой оценки его социальных и физиологических достоинств, влечения к нему, стремления стать для него личностно наиболее значимым. Любовь характеризуется страстностью – сильным и стойким чувством, доминирующим в психике человека, объединяющим все его помыслы и побуждения. Рационально-волевая деятельность индивида при этом нередко поглощается подсознательно-эмоциональной доминантой. Будучи глубоко интимным чувством, любовь порождает претенциозность – требует ответного чувства и нередко сопровождается мучительным чувством ревности. Социальное начало в любви интегрируется с биологическими потребностями индивида.

Психологические особенности поведения мужчин и женщин, психология их взаимоотношений в отечественной психологии остаются пока малоразработанными. В зарубежной психологии большую известность приобрела книга Отто Вейнингера "Пол и характер". Не разделяя полностью его взгляды, приведем некоторые из них. Основной закон полового притяжения, по Вейнингеру, гласит: "Для соединения полов нужны совершенный мужчина – "М" и совершенная женщина – "Ж", хотя бы и разделенные в двух индивидуумах в совершенно различных сочетаниях". Сумма "М" и "Ж" в привлекающих друг друга существах всегда одинакова – такова сущность закона половых дополнений. Характер индивида, – полагает Вейнингер, – не должен определяться как мужской или женский. Вопрос следует ставить так: сколько мужчины и сколько женщины в данном человеке? В каждом индивиде есть своя норма распределенности мужского и женского начала. Чем более женщина женственна, тем более она будет чувствовать мужчину как мужчину. Но чем больше в мужчине "М", тем дальше он от понимания женщины. "Знатоки женщин" сами наполовину женственны. И такие мужчины умеют обращаться с женщинами лучше, чем "цельные мужчины"!

Женщины, активно стремящиеся к эмансипации, несут в себе многочисленные мужские черты. Эмансипироваться хочет заключенный в женщине мужчина!


Мужчины и женщины сексуальны в равной мере. Но состояние половой возбужденности представляет для женщины высший подъем ее существования. Женщина в отличие от мужчины всегда сексуальна. Она вся в половой жизни. Мальчик не чувствует потребности в половой зрелости, тогда как молоденькая девушка трепетно ожидает ее. В мужчине симптомы половой зрелости вызывают чувство обеспокоенности, женщины с большим удовольствием следят за своим половым развитием. Они ждут любви и брака как увенчания своей жизни. Но женщина менее, чем мужчина, осознает свою сексуальность. Она всегда ожидает от мужчины прояснения ее интуитивных представлений.

Ум мужчины ставится женщиной на первое место среди прочих его достоинств. В мужчине женщина ценит устойчивость, обоснованность взглядов и суждений. Ей нравится, когда мужчина хорошо рассуждает. "Я" женщины – ее внешность, ибо она представляет большую ценность для мужчин. Ей нравятся комплименты по поводу ее внешности; она высоко ценит галантность в поведении мужчины.

Женщине присущи уникальные и величественные черты материнства. И каждый мужчина для нее в какой-то мере ребенок. Любовь же мужчины всегда создает идеализированную женщину. Любя женщину, мужчина требует от нее... самого себя. Он хочет видеть в ней реализацию своей Я-концепции. Состояние любви – состояние личностного самопостроения влюбленных, а часто – и состояние иллюзорного "достраивания" предмета своей любви*.

В семейных отношениях мужья могут выполнять роль "мужа-сына", "мужа-мужчины", "мужа-отца", а жена – "жены-дочери", "жены-женщины" и т. п.

Отвечая на вопрос, что вы хотите "добавить" своей личности, люди в своем большинстве говорят: "Уверенности, решительности, выдержки, уравновешенности, целеустремленности, силы воли". А что желают эти же опрошенные другим людям? Понимания, сочувствия, доброты, человечности, честности, порядочности.

Несложившиеся дружеские и любовные отношения могут перерасти в столь же сильный свой антипод – ненависть и вражду.


Вражда и ненависть – явления в значительной мере углубленные в подсознание, проявляющиеся в безотчетном стремлении нанести ущерб другому лицу. (Эти негативные чувства в значительной мере генерируют преступное поведение.) Враждебность на уровне личностной установки – трудно преодолимое несчастье. Но если она даже и затухает, то на ее обломках уже никогда нельзя возродить благоухающий сад дружбы и любви. Атавизм вражды должен быть искоренен из психики современного человека. Психически устойчив тот, кто смотрит на мир с любовью и состраданием. Социально опасно равнодушие людей друг к другу. Дефицит общения, разорванность социальных контактов, одиночество – страшное бедствие для человека. Одиноким, психически изолированным от людей можно быть и в их постоянном окружении. Радость же социального взаимодействия – ни с чем не сравнимое благо.




Формы межличностного психического взаимодействия
В процессе общения люди постоянно психически взаимодействуют друг с другом. Это взаимодействие может быть целенаправленным и спонтанным, сознательным и подсознательным. Осознанное влияние на партнера по общению формируется целенаправленным убеждением. Убеждение – отбор фактов и обобщений в соответствии с определенной задачей психического воздействия, воздействие на разум партнера.

Объективная основа убеждения – истинность постулатов, а психологическая предпосылка – мотивационная предрасположенность субъекта к восприятию и усвоению соответствующей информации, наличие у него необходимой информационной базы. Психологический барьер, препятствующий формированию убеждений, – предубеждение, предвзятость. Индивид может и не осознавать своей предвзятости и расценивать интуитивное неприятие нового общения как проявление его объективной несостоятельности. Убеждению препятствуют и предрассудки – некритическое усвоение распространенных в данной социальной среде шаблонных суждений, стереотипов.

Условие эффективного убеждения – высокий нравственный и интеллектуальный авторитет воздействующего лица. При этом в процессе убеждения неизбежно включаются и механизмы внушения.


Разновидность неаргументированного социального взаимодействия – подражание (следование примеру, образцу). Подражание – одно из средств социального научения, овладения социальным опытом. Ребенок подражает наиболее доступным его пониманию социальным образцам. В подростковом возрасте подражание связано со стремлением индивида к ориентации на наиболее авторитетное лицо, выступающее в качестве социального эталона.

Подражание может быть внешним и внутренне мотивированным, осмысленным. На внешнем подражании основаны такие социально-психологические явления, как обычаи и мода.

Одной из распространенных форм психического взаимодействия является конформность (от лат. conformis – уподобление). Конформность – уподобление требуемым социальным стандартам, уступка личности социальному давлению. Если подражание – воспроизведение тех образцов поведения, которые соответствуют установкам личности, то конформность – подчинение даже тем требованиям группы, которые противоречат установкам и позициям данной личности. Конформные индивиды – лица, испытывающие повышенное влияние со стороны других значимых лиц.

Неподчиненность личности стандартным нормам называется нонконформностыо. Нонконформность может быть основана как на высшей идейной принципиальности личности, так и на анархическом отрицании социальных норм и законов. (Та и другая формы поведения называются отклоняющимся – девиантным – поведением.)

Форма диффузного, подсознательного психического взаимодействия людей – психическое заражение: процесс передачи повышенного эмоционального состояния от одного индивида к другому в психически напряженной обстановке, циркулярно нарастающее массовое эмоционально возбужденное состояние. Массовое психическое заражение ведет к распаду социально-нормативной организации поведения, резкому снижению социальной ответственности, доминированию социально-диффузного поведения.

Бесчинствующая толпа футбольных болельщиков, паническое состояние толпы, экзальтированное единство митингующих масс – таковы проявления психического заражения. Возникая в условиях массового взаимодействия, психическое заражение остается по существу межличностным взаимодействием на подсознательном уровне, многократно усиливающимся в условиях толпы. Так, состояние массового страха или агрессивности блокирует способность индивидов рационально оценивать обстановку, парализует индивидуально-волевую регуляцию. При этом возникают ригидность, негибкость регуляционных систем, психическая регрессия, сводящаяся к обесцениванию ранее принятых ценностей. Личность пассивно увлекается водоворотом бурно текущих событий, утрачивает адекватность психического отражения действительности. (Четыреста тысяч американцев засвидетельствовали появление марсиан, когда 30 октября 1938 г. возник массовый психоз в связи с радиоинсценировкой по книге Г. Уэллса "Война миров".)

Внезапно возникшее острое эмоциогенное событие, затрагивающее актуализированные интересы неорганизованной массы людей, вызывает плохо контролируемые, импульсивные массовые реакции, служащие пусковым механизмом спиралеобразного возрастания массового психического самовозбуждения.




<< предыдущая страница   следующая страница >>