prosdo.ru
добавить свой файл
1
Елена Зеленцова


директор агентства «Творческие индустрии»,
директор программ Института культурной политики
доцент кафедры «Управление проектами» факультета Управления социокультурными
проектами Московской высшей школы социальных и экономических наук,
ведущий специалист Центра инновационных учебно-методических разработок 
ГОУ Академия народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации

Креативные индустрии. Зарубежный опыт прикладных исследований

В мире все активнее развивается новая концепция социального и экономического развития, выдвигающая культурные ресурсы и творчество на первый план современной, постиндустриальной экономики. Этот инновационный сектор называют творческими, или креативными индустриями (creative industries). К творческим индустриям относят музыку, изобразительные искусства, кино, исполнительские искусства, галерейный бизнес, моду, ремесла, издательское дело, рекламу, дизайн, архитектуру, Интернет и компьютерные технологии, культурный туризм. Творческие индустрии соединяют бизнес-навыки и культурные практики, основой которых является творческая, интеллектуальная составляющая.

Культура и индустрия

Соединение понятий «культура» и «индустрия» произошло в тот момент, когда появились новые технические средства, позволяющие тиражировать произведения искусства – фотография, репродукция, звукозапись и т. д. С одной стороны, индустрия делала произведение доступным широкому кругу людей, с другой – обращала его в предмет массового потребления и коммерческой эксплуатации. В известном эссе «Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости» (1936)(1) немецкий социолог Вальтер Беньямин проанализировал трансформацию произведений искусства как физических и эстетических объектов в контексте развития техники и технологии. В эпоху технической вопроизводимости произведения искусства лишаются своей ауры, своей уникальности – утверждал он.

Понятие «культурная индустрия» ввели и сделали предметом широкого обсуждения коллеги Беньямина, другие представители Франкфуртской школы социологии Теодор Адорно и Макс Хоркхаймер в главе «Культурная индустрия: Просвещение как обман масс», вошедшей в их книгу «Диалектика Просвещения» (1947). Они резко критиковали процесс массовизации культурной продукции и услуг в послевоенной Америке и Европе. Даже такой, казалось бы, положительный момент как доступность и демократизация доступа к культуре, они оценивали негативно, утверждая, что удешевленная промышленная «распродажа всего и вся» только подорвала к ней всякое уважение. «Тот, кто в девятнадцатом и в начале двадцатого столетия платил деньги за то, чтобы увидеть драму или услышать концерт, относился к представлению, по меньшей мере, с таким же уважением, как и к заплаченным деньгам»(2), Теперь же к «недоверию по отношению к традиционной культуре как идеологии примешивается недоверие к культуре индустриализованной как надувательству»(3).


Этот критицизм базировался на концепции отрицания индустриального общества середины ХХ века. Однако вместе с медленным и далеко не гладким урегулированием «классового антагонизма» трансформировались и противоречия между «высокой» и «массовой культурой», рожденной техническим и социальным прогрессом. За несколько десятилетий тесный и продуктивный взаимообмен культуры и производства стал самоочевидным фактом. Самый яркий пример – то, чем в ХХ веке явился кинематограф – техническое изобретение, вобравшее в себя опыт всех традиционных искусств, ставшее одним из самых успешных и востребованных производств и среди массы поточной продукции давшее выдающиеся образцы авторского творчества…

Наступление «постиндустриальной», «информационной» эпохи существенно изменило весь контекст осмысления культурных индустрий. Главные черты этого контекста – многообразие субъектов и поиск путей коммуникации между ними – то, что всегда было в компетенции культуры. Более того, когда начался отток производств из экономически развитых стран, регионов, городов в развивающиеся страны и регионы с более дешевой рабочей силой, культурные индустрии выступили спасительным антикризисным средством. То, что считалось периферийным и затратным (поддерживалось государством и благотворительностью), стало осмысляться как мощный производительный ресурс. Опустевшие фабрики и заводы стали центрами современного искусства, музеями, галереями, дали приют независимым творческим компаниям. Вовлечение культуры и творческих ресурсов в программы городского развития преобразило облик европейских городов.

От культурных индустрий – к креативной экономике

Принципиального различия между определениями «культурные индустрии» (cultural industries) и творческие, креативные индустрии (creative industries) нет. Они часто употребляются как синонимичные, но в некоторых исследованиях(4) культурные индустрии выделяются в отдельный сектор творческих индустрий. Последнее понятие является более широким и универсальным. В России креативные индустрии часто переводят как «творческие индустрии», стараясь, таким образом, «укоренить» это понятие в русском языке.


Каноническое определение креативных индустрий, на которое опирается сегодня в большинство исследователей и специалистов по городскому развитию, было сформулировано Департаментом культуры, медиа и спорта Правительства Великобритании в 1998 году: «Креативные индустрии – это деятельность, в основе которой лежит индивидуальное творческое начало, навык или талант и которое несет в себе потенциал создания добавленной стоимости и рабочих мест путем производства и эксплуатации интеллектуальной собственности»(5).

Словосочетание «креативные индустрии» неслучайно употребляется во множественном числе. Это не единая отрасль. Отрасли культурных индустрий (архитектура, мода, изобразительное искусство, кинематограф, издательское дело и т. д.) имеют разные возможности зарабатывать деньги, разную экономическую логику и динамику развития.

С точки зрения форм бизнеса, творческие индустрии основаны на приоритете малых и средних предприятий, производящих творческие продукты и услуги. В то же время, это местные производства, ориентированные на поиск выхода на глобальные рынки в условиях постиндустриальной экономики.

Наконец, в 2000 году в журнале «Business Week» впервые было введено в оборот понятие «креативной экономики»(6), а в 2001 году вышла книга Джона Хоукинса «Креативная экономика» , возвестившая наступление постинформационной эпохи, для которой информация и знания – это ресурс, а движущей силой и главной ценностью выступает творчество.

Творческие люди сегодня – это не только художники, писатели, артисты – представители творческих профессий. Творчество и креативность востребовано в самых разных областях жизни – в промышленности, в бизнесе, в управлении. Современные бизнес-стратегии принимают во внимание не только материальные, но и нематериальный активы. Человеческий, творческий капитал корпорации становится немаловажной частью ее финансовой состоятельности. Творческий, креативный подход дает возможность найти новые, уникальные решения в стремительно меняющемся мире. Основной урок, преподанный культурой производству и бизнесу на рубеже веков - урок творчества.


Исследовательский инструментарий. Картирование

Первые исследования в области креативных (культурных) индустрий проводились в 80е годы в Великобритании организацией, которая называлась Совет Большого Лондона. Позднее эти исследования были развернуты британским агентством «Comedia» и другими консультантами. Сегодня к ним присоединился и ряд новых академических ученых. Построение модели существующих связей и стоимостных цепочек, основанное на статистике и социологических исследованиях, легло в основу технологии, которая применяется теперь повсеместно для оценки потенциала культурных индустрий и формирования стратегий их развития и поддержки. Эта технология называется картированием (mapping).

Картирование территорий – это составление карты культурных и творческих ресурсов территории для оценки потенциала творческого сектора, определения его возможностей и потребностей. На его основе формируются стратегия развития творческих индустрий и культурная политика на данной территории. Картирование может осуществляться как для творческих индустрий в целом, так и для отдельных секторов (например, только музыка и музыкальное продюсирование и т. д.).

Проведение такого типа исследований важно по трем причинам.
1. Различные субсекторы культурных индустрий: музыка, исполнительские искусства, изобразительные искусства, телевидение и т. д. интегрированы в местную экономику, социальную жизнь и политические системы. Они работают как «кластеры» (cluster – англ. «кисть, гроздь, пучок, куст») и обладают кумулятивным эффектом, который существенно влияет на развитие.

2. Кластеры сосредоточены главным образом в крупных метрополиях, работающих как локусы городских сетей и сервисные хабы для более дисперсных сервисов (таких как ремесла или фабричные производства). Таким образом, собственно город и уровень урбанизации выступают базовыми факторами для развития сектора культурных индустрий. Определение уровня «творческой кластеризации» территории становится важным показателем этого развития.

3. Взаимосвязь между коммерческим сектором и некоммерческим сектором, между искусством и экономическим ростом может быть наиболее четко проявлена на местном уровне.

Целый ряд исследовательских групп и институций Великобритании, Германии и других стран работали над созданием собственных методик картирования. Если анализировать эти подходы в целом, то наиболее показательной является методика, разработанная британским агентством «EUCLID»(7). Попробуем описать и проанализировать ее в общих чертах.

Производственная цепочка включает четыре стадии:
1. Зарождение идей – создание культурных замыслов и проектов.
2. Производство – создание пригодных для коммерческой реализации продуктов.
3. Распространение – циркуляция продуктов путем трансляций, записей, кинопоказов и т. д.
4. Потребление – получение определенного опыта конечным пользователем. На стадии зарождения идей рассматриваются:
материальные (осязаемые) культурные предметы или продукты – чертежи, проекты, песни, рассказы, картины, игры, танцы, сценарии, одежда, украшения и другие рукотворные объекты;
нематериальные (неосязаемые) культурные идеи и концепции – стиль, мода, репутация, брэнд, характер, узор, цветовая гамма, сценарии и т. д.
На стадии производства происходит трансформация «сырого» культурного материала в рыночные продукты:
допускающие массовое воспроизводство – фильмы, телепередачи, книги, записи, компакт-диски и т. д.;
создаваемые однократно – картины, театральные представления, дизайнерская одежда и другие предметы, веб-сайты и т. д.

Что, по версии агентства, может охватывать исследовательская карта? Экономический, правовой, географический контексты. Информацию о том, кто поддерживает культурные индустрии на местном, региональном или государственном уровне, какие организации и компании работают в этом поле, каков уровень занятости. Далее рекомендуется включать конкретные экономические показатели, такие как уровень доходности, расходы и анализ существующих рынков. В документ обычно включаются данные о тех потребностях, которые испытывают предприятия культурных индустрий. Это может быть дефицит инвестиций, либо необходимость повышения квалификации персонала, либо необходимость внесения изменений в местное законодательство и т. д.


Необходимо отметить, что эти методики, являясь новыми, вызывают сложности в работе со статистическими данными правительств (рубрикация в системе статистики не позволяет вычленять отдельные секторы творческих индустрий – количество занятых, обороты и прочее, что затрудняет работу исследователей). Таким образом, «поворот к культуре» требует адаптации и других экономических и общественных систем в соответствии с требованиями времени.

Одним из ключевых последствий роста исследований по картированию было появление культурных индустрий в центре политических стратегий. В 1970-е годы культурные индустрии были инкорпорированы в культурную политику на национальном уровне или же крупными международными организациями, такими как ЮНЕСКО, нацеленными на защиту национальных культур.

К концу 1990-х годов культурные индустрии стали весомым компонентом культурной политики на государственном уровне, приоритетом государственной социально-экономической политики. Впервые это случилось в 1997 году, когда Британский Департамент культуры, медиа и спорта принял соответствующий документ. Именно британский опыт развития креативных индустрий на сегодня является самым передовым.

В том же 1998 году Департамент культуры, медиа и спорта опубликовал документ по картированию, который позволил легитимизировать культурные индустрии в качестве приоритета культурной политики. Основанный на достаточно оптимистической статистике занятости и оборотов, документ включал анализ 13-ти субсекторов со ссылками на статистические ресурсы. Документ давал возможность местным властям, агентствам по развитию, художественным организациям и консультантам по всей Великобритании поместить стратегии развития креативных индустрий в центр местной и региональной культурной и экономической политики. По каждому из секторов была приведена основная информация: размер рынка, его финансовая емкость, структура, потенциал роста, влияние на развитие экономики в целом и социальной сферы, количество производимой продукции, количество занятых людей. Кроме того, по каждому из направлений были выделены основные проблемы, например, недостаточное привлечение в область рекламы молодых дизайнеров или необходимость продвигать важность качественного дизайна архитектурных сооружений.


Картирование было направлено на решение следующих задач:
– аккумулирование данных о финансовом вкладе креативных индустрий в экономику, наглядную демонстрацию их значимости, что позволило правительству Великобритании сделать креативные индустрии обоснованным приоритетом;
– аккумулирование данных о количестве занятых людей, что продемонстрировало социальную значимость креативных индустрий;
– формулировку основных проблем и выявление перспектив и возможностей роста, что стало базой для формирования конкретных программ и проектов поддержки креативных индустрий.

В Манчестере также был выбран подход к развитию креативных индустрий, основанный на результатах исследований и информации о секторе. «Когда в Манчестере была выбрана данная модель развития сектора, официальные данные (количественные и качественные) о секторе были весьма скудными. Невозможно было оценить ни масштаб сектора, ни его составляющие, ни вклад сектора в общую экономику города или региона. Исследование было заказано Муниципалитетом Манчестера в 1997 году и выполнено Институтом популярной культуры при университете Манчестер Метрополитен под руководством профессора Джастина О’Коннора. Отчет об исследовании содержал следующие выводы: размер сектора творческих индустрий в Манчестере (самом крупном в Великобритании региональном центре) весьма значителен; сектор вносит весомый вклад в городскую и региональную экономику и в будущем ожидается дальнейший его рост. При этом в отчете отмечалась также неустойчивость сектора, и делался вывод о том, что «в нем масса энергии и талантов… но она может быстро рассеяться, если не создать стабильные условия, способствующие ее развитию»(8).

Впервые столь тесно креативные индустрии были связаны с национальной культурной и экономической политикой. Небольшие и совсем новые департаменты начали разговаривать с крупными и хорошо организованными департаментами торговли и промышленности. Этого было невозможно представить себе еще несколько лет назад. Культурные индустрии, ранее игнорировавшиеся как явление, связанное только с искусством, стали ядром современного имиджа Великобритании. Рост и включение во все области жизни креативности и инновационности должны были отличать Британию в XXI веке.Документ по картированию стал важным примером для правительств и городов Европы, в особенности в странах-членах ЕС. Но этот процесс коснулся не только Европы и США. Страны Латинской Америке и Юго-Восточной Азии XXI века увидели здесь новые идеи для динамично развивающихся союзов культуры, экономики и новой волны модернизации.


Видение новых путей экономики поставило в центр более гибкие модели работы и карьеры, жизненные стратегии, требующие большей индивидуальной ответственности в обмен на самостоятельность, более открытого сотрудничества с проектами и сетями. Креативность была объявлена базисом будущего успеха страны.

В документе было сформулировано определение, считающееся сегодня каноническим: «Креативные индустрии – это деятельность, в основе которой лежит индивидуальное творческое начало, навык или талант и которое несет в себе потенциал создания добавленной стоимости и рабочих мест путем производства и эксплуатации интеллектуальной собственности»(9).

В понятие креативных индустрий включаются:
Реклама
Дизайн
Архитектура
Декоративное искусство и ремесла
Мода
Кино и производство видео и DVD
Музыка и звукозапись
Исполнительские искусства
Телевидение 
Радио
Интернет
Изобразительное искусство
Литература и издательское дело
Мультимедиа и компьютерные игры
(Музеи и организации культуры)

Важно отметить, что деятельность традиционных культурных институтов (музеев и организаций культуры) была отнесена к собственно деятельности в области креативных индустрий условно, с некоторыми оговорками, поскольку организации культуры и музеи не являются в полной мере коммерческими предприятиями. По мнению многих британских экспертов деятельность музеев и их коллекций являются лишь неким ресурсом для развития креативных индустрий.

Также в документе отмечалось, что креативные индустрии «базируются на творческих, художественных способностях индивидов», «действующих в союзе с менеджерами и технологами, создающих рыночные продукты … экономическая ценность которых заключена в их культурных (интеллектуальных) свойствах»(10).

Исследование креативных индустрий в других странах мира

Определение креативных индустрий, сформулированное Департаментом культуры медиа и спорта в 1998 году и вновь утвержденное в 2001 году, получило широкое распространение во всем мире. Наиболее значительным и заметным из всех включенных в определение индустрий было компьютерное обеспечение, причем не только развлекательного характера – речь шла, в том числе, и о компьютерном обеспечении для бизнеса. Это позволило сделать креативные индустрии более заметными (как с точки зрения показателей занятости, так и с точки зрения ВВП), а, следовательно, более влиятельными.


Ряд специалистов критиковал Департамент за такой чересчур широкий подход, поскольку компьютерное обеспечение для бизнеса очевидно отличается от остальных – более тесно связанных с культурой – составляющих креативных индустрий. Но такой подход был важен для чиновников Департамента, поскольку позволил Правительству понять и принять стратегии поддержки креативных индустрий как важной отрасли.

С начала 2000-х годов многие страны мира начали работать в направлении развития креативных индустрий как на региональном, так и на государственном уровне. При этом в большинстве случаев, определения, которые принимались местными властями, базировались на определении британского департамента. С другой стороны, в зависимости от специфики города или территории в понятие «креативные индустрии» включались разные виды деятельности. Ряд определений гораздо шире британской модели.

Так, определение, принятое в Гонконге, включает азартные игры, образование, спорт, туризм и консалтинговые услуги(11). Определение, принятое в Финляндии, включает парки аттракционов и рекреационную деятельность. В каждом конкретном случае определение креативных индустрий «заточено» под конкретные интересы местных политиков и бизнесменов.

На основе британских технологий разрабатывались методики картирования в других странах. Со многими из них можно познакомиться в Интернете.

В аналитическом документе о вкладе творческих индустрий в экономику Сингапура(12) рассматриваются место и роль творческих кластеров. Особенно любопытной является попытка авторов определить материальный и нематериальный вклад творческих индустрий в экономику страны.

Экономический вклад творческих индустрий, согласно концепции авторов исследования, может быть проанализирован по четырем аспектам: 1. Прямой экономический эффект – определяется прямым вкладом в ВВП страны;

2. Экономический эффект второго уровня – определяется не прямым, но измеримым эффектом в экономику, например, ростом расходов в области культуры и творческих индустрий;

3. Экономический эффект третьего уровня – определяется прямым, но не столь очевидно измеримым вкладом в национальную экономику, включает участие искусства и культуры в индустриальном развитии, внедрении инноваций и экономической дифференциации;
4. Экономический эффект четвертого уровня – так называемый «неизмеримый» эффект. Это изменение качества жизни, формирование культурной идентичности, развитие плюрализма и толерантной атмосферы в обществе.

Авторы исследования анализируют первые три аспекта, базирующиеся на измеримых экономических показателях. Четвертый показатель – это поле деятельности культурологов и консультантов в области культуры.

Отдельный раздел содержит сравнительный анализ развития творческих индустрий в Сингапуре и других странах (США, Великобритании, Австралии, Гонконге).

В Интернете также представлены аналитические документы о творческих индустриях в Новой Зеландии(13), в Гонконге(14), в Австралии(15).

Отдельный аспект в определении креативных индустрий составляют «ширина» и «глубина» понятия. Энди Пратт указывал, что «ширина» в определении культурных индустрий важна, когда речь идет об оценке потенциала занятости в креативных индустриях. Важно учитывать (или не учитывать) людей, которые выполняют техническую работу в театрах, кино, на музыкальных площадках, тех, кто занят в изготовлении продуктов, их архивации и тренингах. Пратт отмечал, что этот подход дает новую институциональную структуру, которая «невидима» в большинстве политик. Британский департамент культуры, медиа и спорта, впрочем, сделал эту структуру «видимой», включив понятие «культурного сектора» во многие недавние документы. А «креативные индустрии» рассматриваются как субсектор в этом более широком секторе.

Используя «широкое» определение, мы должны иметь в виду, что большинство включенных в него типов деятельности имеют слабое отношение к форме и содержанию культурного продукта. Непосредственное производство DVD-плееров – это принципиально другой тип деятельности, чем производство фильмов или программ, для просмотра которых мы используем эти плееры.


Одно из возможных частичных решений этой проблемы – попытка точно очертить разницу между теми, кто осуществляет прямой креативный вклад, и другими работниками, ассоциированными в производство культурных продуктов. Тем не менее, чиновники и эксперты во многих странах поддерживают наиболее широкие дефиниции, оставляя в стороне более специфические разделения.

«Широта» концепций и измерений, которая была использована на том или ином национальном и локальном уровне становится серьезным препятствием для того, чтобы сравнить присутствие креативных индустрий в разных странах, регионах или городах. Правительства имеют разные системы национальной статистики предприятий и занятости. Даже сравнение двух городов в одной стране требует принимать во внимание различие методов классификации и выбранных определений креативных индустрий. По этой и ряду других причин шведский исследователь, специалист в области экономической географии Доминик Пауэр(16) предложил рассматривать региональные отчеты в большей степени как индикативные (ориентирующие), нежели категориально строгие. В дополнении ко всему, использование стандартных производственных классификаций занятости в официальной статистике очень сложно, поскольку, например, музыкальная индустрия имеет тенденцию объединения с другими индустриями, такими как издательское дело.

Тем не менее, при всех возникающих проблемах определения и измерения, любые отчеты недвусмысленно показывают общую тенденцию: во всех местах, где проводились такого рода исследования, отмечался высокий рост ВВП в этой области.

В Латинской Америке и в Юго-Восточной Азии в креативных индустриях увидели новые идеи для динамично развивающихся союзов культуры, экономики и новой волны модернизации(17).

Сотрудники Технологического университета Квинсленда (The Queensland University of Technology, или QUT) в Австралии как никто много сделали для того, чтобы придать «креативным индустриям» легитимность и теоретическое обоснование . Неслучайно университет стал сегодня одним из ведущих научных центров по изучению креативных индустрий.


Для группы ученых Университета Квинсленда стало очевидно, что ряд факторов изменил реальность настолько, что культурная политика не может быть больше даже думать о том, чтобы быть подконтрольной государству. К этим факторам относятся дерегулирование подконтрольных правительству медиа, платформ потребления и каналов распространения (через мобильные телефоны, интернет, спутниковые сервисы и т. д.). Это также расширение креативного контента в таких областях как образование, здоровье и информационные сервисы, обеспечение разного рода «опытов и впечатлений».

Ведущая конференция по креативным индустриям проходит в Великобритании и называется «Творческие кластеры» («Creative Clusters»). В материалах последней, пятой, конференции(19) можно найти информацию о развитии креативных индустрий не только по всей Европе и в США, но и в Латинской Америке и Юго-Восточной Азии. Даже некоторые страны Африки представили некоторые штудии в этой области. На постсоветском пространстве отмечается успех креативных индустрий в Латвии. В Азии особенно заметны успехи Китая и Шанхая. В Китае существует поддержка креативных индустрий как на государственном, так и муниципальном уровне. В Шанхае создан Центр креативных индустрий, проводятся, ежегодные ярмарки креативных индустрий. В Шанхайском университете работает сегодня и автор концепции «креативной экономики» Джон Хокинс, основавший там Центр креативной экономики Джона Хокинса.

Симптоматично, что одной из последних исследовательских работ в области креативных индустрий в Европе стало исследование по теме «Франкфурт-на-Майне как креативный город», проведенное кафедрой экономической географии Университета Франкфурта-на-Майне по заказу городского муниципалитета. Идеи критиков культурной индустрии, работавших во Франкфуртском университете в 1930-1960-х годах, отозвались необычным эхом в работе, которая ведется в университете сегодня. Исследование основывалось на британском опыте и охватывало литературу и книгоиздание; музыку; кино- и видеопроизводство; изобразительное искусство; музеи, выставки и арт-рынок в целом (галереи, аукционы и пр.); архитектуру и дизайн; рекламу, PR и средства массовой коммуникации; программное обеспечение и компьютерные игры; культурное наследие.


В 2008 году целый ряд муниципалитетов Германии планирует подготовку отчетов о развитии креативных индустрий в их городах.

Российский опыт исследований

Пионерами продвижения креативных индустрий в России стали два центра: Центр развития творческих индустрий в Санкт-Петербурге, созданный в 2001 году, и Институт культурной политики в Москве, где с 2003 года в рамках соглашения с Министерством культуры Российской Федерации и Советом Европы развивался проект, направленный на внедрение технологий креативных индустрий в регионах. Обе организации работают в тесном сотрудничестве с международными организациями, в контакте с европейскими экспертами, в первую очередь, британскими агентствами «EUCLID» и «Comedia».

В рамках программы московского Института культурной политики и его партнеров, развитие творческих индустрий осуществлялось в «пилотных» регионах (Архангельск, Петрозаводск, Тольятти, Сургут и т. д.). Такой акцент был обусловлен тем, что мировая политика поддержки творческих индустрий обычно реализуется на региональном или местном уровне. В то же время, на российском опыте стало очевидно, что без федеральной поддержки креативные индустрии, как инновационный сектор в культуре и экономике, могут надолго остаться маргинальными.

С 2003 года было проведено более двух десятков семинаров и круглых столов, поддержан ряд проектов. Несколько семинаров, проведенных британскими экспертами из агентства EUCLID было посвящено технологиям картирования. На основе этих методик в Архангельске и Петрозаводске были проведены исследования по оценке потенциала предприятий креативных индустрий города.(20) Также в рамках программы «Творческие индустрии» в 2003-2008 годах была проведена работа по исследованию российской модели «творческого кластера». Небольшие специализированные независимые производители часто располагаются вблизи друг от друга и образуют «кластеры». В зарубежной практике такие объединения-«кластеры» часто обосновываются на территории заброшенных фабрик или заводов, обновляя и давая новую жизнь «отработанным» индустриальным пространствам. Такое объединение предприятий творческих индустрий способствует экономическому росту, улучшает имидж территории, помогает решать проблемы трудоустройства. Сегодня в Москве действует по крайней мере пять творческих кластеров(21). В 2006 году Институтом культурной политики совместно с Международным университетом в Москве было проведено исследование, посвященное столичным креативным кластерам(22).


В 2007 году на факультете управления социальными и культурными проектами Московской высшей школы социальных и экономических наук в программу был включен курс «Культурные\креативные индустрии». Эта образовательная программа легла в основу Учебно-методического комплекса по курсу «Культурные\креативные индустрии», подготовленного в рамках национального проекта «Инновационный ВУЗ» в 2007 году(23). В рамках курса слушателями факультета был подготовлен ряд исследовательских работ, посвященных развитию креативных индустрий в России.

Как мы видим, с началом нового тысячелетия в России также стартовала работа по исследованию креативных индустрий и формированию программ их поддержки. За последние годы было положено начало исследованию российской ситуации в области развития креативных индустрий, реализован ряд проектов. Это касается публикации фундаментальных зарубежных исследований по теме на русском языке, появлению научных статей о креативных индустриях, изучения креативных кластеров в Москве, креативных индустрий в регионах, создания образовательных программ по креативным индустриям. Все это позволяет сделать вывод, что тема креативных индустрий в отечественной культурологии будет развиваться и привлекать внимание все большего количества исследователей.