prosdo.ru
добавить свой файл
  1 ... 15 16 17 18
ГЛАВА 46Приговор приводился в исполнение в одной из старинных комнат в глубине Дворца дожей. Все началось с официального объявления вердикта. Мими Форс доставили туда в кандалах. Ее обрядили в черную робу; белокурые волосы были скрыты под капюшоном.Совет старейшин выстроился около нее полукругом. Глава стражей как раз закончил излагать судебное предписание, когда Лоуренс остановил процедуру.– По праву Региса я объявляю, что имею основания требовать суда крови, дабы опровергнуть или подтвердить заключение Совета.– Суда крови? – удивился Эдмунд Эрлих, глава стражей. – Но это невозможно! Или Аллегра пробудилась?Чарльз Форс, сидевший в переднем ряду рядом с сыном, вскочил со своего места.– Я поддерживаю ходатайство о суде крови!– Лоуренс, разумно ли это? О чем ты вообще говоришь? – недоуменно спросила Нэн Катлер.– Дочь Аллегры, Шайлер ван Ален, вызвалась провести этот ритуал.И с этими словами Лоуренс велел Шайлер выйти вперед.– Полукровка?! – взвился Форсайт Ллевеллин. – Я против! Откуда нам знать, что она действительно на это способна?– Дочь Аллегры? – переспросил еще один старейшина.– Она наделена силами, намного превосходящими норму, и я уверен, что она сможет справиться с этой задачей.Члены Совета принялись перешептываться; они отложили казнь и удалились на совещание в другую комнату. Несколько часов спустя они вернулись, и глава стражей провозгласил:– Ходатайство о проведении суда крови удовлетворено.Мими и Шайлер отвели в небольшую комнатушку рядом с залом суда. Лоуренс хлопнул внучку по плечу. Будь осторожна. И не забывай, что я тебе говорил.Когда они остались одни, Мими сбросила капюшон и с отвращением взглянула на Шайлер.– Ты!..– Я.– Ты мне не нужна! Я лучше умру!– Правда? А то ведь другого выбора у тебя нет! – огрызнулась Шайлер.Мими вспыхнула.– Это мой брат тебя упросил?– Да. Можешь считать, что обязана ему жизнью – если, конечно, и вправду окажется, что ты невиновна, – откликнулась Шайлер.Мими скрестила руки на груди и принялась разглядывать ногти. Наконец она закатила глаза.– Ладно, давай покончим с этим.Шайлер приподнялась на цыпочки и коснулась губами шеи Мими. Она погрузила клыки в ее плоть и, как и тогда, с Оливером, перенеслась в прошлое, заглянула в воспоминания Мими, увидела вечер нападения...Темное подземелье под Хранилищем. Мими и Кингсли, смеющиеся над книгой. Они же внутри пентаграммы. Огонек свечи пляшет, и пляшут тени по каменным стенам.Мими режет себе запястье, проливает кровь в огонь и произносит слова заклинания.Но... ничего не происходит.Мими сделалось дурно, а заклинание не сработало.Она не сумела собрать в себе достаточно ненависти, чтобы призвать Серебряную кровь.Однако Мими не потеряла сознание – лишь была дезориентирована. Она видела все развертывающиеся перед ней события, но воспоминания о них остались лишь в ее подсознании – потому то она и не сумела вспомнить их и доказать свою невиновность. Теперь же, во время суда крови Шайлер смогла увидеть то, что произошло на самом деле.Кингсли выругался и подхватил нож. Он полоснул себя по запястью и сильным низким голосом произнес заклинание вызова.Земля раскололась, как при землетрясении, и из расщелины вырвалось пламя. Воздух заполнился дымом, и внезапно массивная темная фигура двинулась прямиком к Блисс Ллевеллин, а потом – к Присцилле Дюпон.В последовавшей за этим всеобщей суматохе Кингсли помог Мими встать и положил руку ей на плечо.Шайлер почувствовала, как что то холодное прижалось к тыльной части ее шеи – в точности как тогда почувствовала Мими.Потом Кингсли вытолкнул Мими из ниши и помчался в Хранилище, где и сделал вид, будто его придавило стеллажом.Это все сделал Кингсли.Шайлер с бульканьем поглощала кровь Мими. Она знала, что должна остановиться, но не могла. Она хотела видеть, хотела поглотить все воспоминания Мими. Она увидела и кое что другое – вечер бала Четырех сотен. Вечеринку после бала, проходившую в Оренсанс центре. Джека Форса, надевающего ту маску, что была на юноше, целовавшем ее в тот вечер.Так все таки это был Джек!Осознание этого заставило Шайлер ослабить хватку и выпустить Мими. Она высвободила клыки и отступила на шаг. Зов крови был силен: Шайлер терзало искушение выпить Мими полностью, самой сделаться Маделайн Форс, поглотить все ее воспоминания и все ее существо. Но потрясение, которое она испытала при виде Джека в той маске, спасло ее от превращения в мерзость.Шайлер, шатаясь, прислонилась к стене. Ей было дурно, и она плохо осознавала, что творится вокруг. Мими же потеряла сознание и рухнула в ближайшее кресло.Придя в себя, Шайлер вернулась к Совету для доклада.– Мими невиновна, – сказала она и, как учил ее Лоуренс, вобрала их разумы в свой и показала все, что увидела в памяти крови, послав всем присутствующим в комнате видение Кингсли Мартина, вызывающего Серебряную кровь.ГЛАВА 47Мими освободили и отпустили к семье, а Шайлер с дедом остались ждать у входа во Дворец дожей, пока подойдет их катер.– Они собираются арестовать Мартинов? – спросила Шайлер.Лоуренс поднял взгляд к небу.– Да, в их городской дом уже отправлена группа венаторов. Но они там никого не найдут.– Почему?– Потому что Мартины к этому моменту исчезнут, – сказал Лоуренс. – Схватить их будет нелегко.– Ты знал?– До тех пор, пока ты не прочла правду в памяти крови, – нет. Я подозревал, но не знал. Это не одно и то же.– Так почему же ты ничего не делал?– Ничего? – с улыбкой переспросил Лоуренс. – Я спас одну невинную девушку от смерти. Я бы не сказал, что это – «ничего».– Но тебе следовало послать кого то к Кингсли...– Без доказательств я не мог это сделать.– Но ты ждал – а они ушли.Лоуренс кивнул.– Да, они ушли. Но, по крайней мере, мы знаем, что мы на верном пути. Присциллу Дюпон убили не для того, чтобы продемонстрировать их возрастающую силу, а потому, что она почти разгадала, кто в Совете укрывает Серебряную кровь. На самом деле она собиралась предъявить обвинение преступнику, когда произошел тот взрыв.– Она собиралась назвать имя Мартинов?– Думаю, да.– И что же это доказывает?– Это доказывает, что мы с Корделией были правы все это время.– Но теперь, когда Мартины скрылись...– Мартины были не единственными подозреваемыми, – сказал Лоуренс. – Они всего лишь рядовые, пешки, исполняющие веления их господ. Если то, что мне сказала Присцилла, правда, значит, есть другое семейство, все еще скрывающееся во тьме, которое укрывает Серебряную кровь и которое играет ведущую роль в подготовке к возвращению Люцифера.– И кто это?– А вот это, Шайлер, мы и должны выяснить.Шайлер обдумала новые сведения. Мартины раскрыли свои карты, но где то за сценой по прежнему сидел кукловод, дергающий за ниточки. Шайлер подумала о тех газетных вырезках, которые Присцилла Дюпон собрала перед смертью.– Дедушка, а что случилось с Мэгги Стэнфорд? Кто нибудь это знает?Лоуренс покачал головой. Нет.Форсы – Чарльз, Джек и Мими – вышли из зала суда вместе. На их лицах было написано облегчение.Джек подошел к Шайлер.– Спасибо, – просто произнес он.«Ты целовал меня», – подумала Шайлер.Она вспомнила другие его слова, сказанные тем вечером.« Откуда ты знаешь, что ты его не интересуешь? Ты можешь удивиться».Знает ли он, что она знает?Шайлер хотелось коснуться его щеки, снова дотронуться губами до его мягкой кожи, но она видела, с какой злостью смотрит на нее Мими. Хотя Мими Форс и была обязана ей жизнью, это еще не значило, что она собирается в обозримом будущем начать любезничать с Шайлер.– Не за что, – сказала она Джеку.К ним присоединился Чарльз.– Когда мы вернемся в Нью Йорк, я пришлю своего водителя забрать твои вещи. Мы уже освободили для тебя гостевую спальню. Думаю, она тебе понравится.– О чем это вы? – спросила Шайлер.– Да, па, какого черта? – перебила ее Мими.– Я вижу, твой дедушка не успел упомянуть об этом. – Чарльз мрачно улыбнулся. – Лоуренс, может, ты выиграл главенство над Комитетом, но битву за удочерение выиграл я. Шайлер, суд Красной крови, в своей безграничной мудрости, постановил передать тебя на мое попечение.– Дедушка!..– Это правда. Апелляция была отклонена, – сказал Лоуренс, понурившись. – Чарльз, я не представлял, что ты этого добьешься. Прости, Шайлер. Я буду продолжать борьбу, но в настоящий момент ты отправляешься жить с Форсами. Чарльз, незачем присылать кого то за Шайлер. Я сам ее отвезу.Мими уставилась на Шайлер с ненавистью, в то время как Джек всего лишь был поражен.Жить с ними? Они что, спятили?Шайлер стояла, переводя взгляд с Джека на Мими и обратно. Она осознала, что пережила суд крови лишь для того, чтобы перед ней тут же встало еще более сложное испытание.ГЛАВА 48Возвращение в дом мачехи, в «Пентхаус грез», было некоторым разочарованием после того, как с ней носились в клинике доктора Пат. По прошествии нескольких недель Блисс все таки выписали: все это время за ней наблюдали, проверяя, стабилизировалось ли ее положение и не проявляет ли она признаков извращения. Интересно, чего они от нее ожидали? Что она станет на них бросаться? Или вскроет себе вены? Медсестры в клинике даже вроде боялись подходить к ней близко, чтобы чего не случилось.Был первый день «лыжной недели», и при обычных обстоятельствах их семейство сейчас летело бы в Гштаад, но отцу пришлось отправиться по делам Совета в Венецию. Боби Энн полетела с ним – лишь затем, чтобы ударно пройтись по магазинам на виа Кондотти в Риме. Джордан тоже поехала с родителями, поскольку семейство решило, что она еще слишком мала, чтоб оставаться одной. Блисс же, поскольку она еще не до конца поправилась, оставили на попечение домашней прислуги. Во время суда над Мими Блисс была уже дома, но она не сомневалась, что Мими не пострадает. Слишком уж это было соблазнительно – представить себе жизнь без диктаторских замашек Мими Форс; вселенная не настолько добра, чтобы избавить Блисс от Мими.Блисс, оставшейся в апартаментах в одиночестве, было скучно, и она решила, за неимением лучшего занятия, разобрать свой шкаф. Может, проделать заодно весенний ритуал обновления, как советуют дамские журналы. Как там в них пишут – выбросьте одежду, которую вы не надевали больше двух лет, или ту, которая слишком износилась или стала плохо на вас сидеть. В общем, всякое такое.Девушка как раз доставала из шкафа старый свитер крупной вязки, когда на пол упала продолговатая, обтянутая бархатом шкатулка и из нее вывалилось ожерелье.Это оказался тот самый изумруд, она позабыла вернуть его к отцу в сейф после бала Четырех сотен.Блисс подобрала ожерелье. История, связанная с камнем, до сих пор настораживала ее. Вот уж точно, проклятие Люцифера. Когда она укладывала ожерелье обратно в шкатулку, из под бархатной подушечки выскользнула фотокарточка.Блисс подняла ее и принялась разглядывать. На фотографии был изображен ее отец; в охотничьей куртке и высоких ботинках, молодой и стройный. Рядом с ним – женщина, которую Блисс всегда считала своей матерью. Отец носил выцветшую копию этой фотографии в бумажнике, а эта вот сохранилась получше. Блисс обратила внимание на длинные белокурые волосы матери и большие, как у оленихи, глаза. Отец всегда говорил, что у Блисс глаза матери. И на фотографии было видно, что глаза у женщины зеленые, как у самой Блисс, подобные изумруду, который девушка держала в руках.Блисс перевернула фотографию.Форсайт Ллевеллин и Аллегра ван Ален, 1982 год. Аллегра ван Ален?! При чем тут мать Шайлер? Это какая то ошибка. Ее мать звали Шарлотта Поттер. Что все это значит?Блисс все еще ломала голову над странной надписью, когда послышался звон разбитого стекла. Осколки брызнули девушке под ноги, и Блисс кинулась посмотреть, что случилось.В углу, дрожа, сжался парень; ноги его были в крови от порезов. На нем была та же самая футболка и джинсы, что и при их последней встрече. Мокрые волосы спутались, но взгляд печальных, виноватых глаз остался прежним.Дилан! Это действительно был он. Он был жив.Юноша, тяжело дыша, поднял голову.Блисс бросилась к нему, так и не выпустив изумруд из рук.Дилан посмотрел на Блисс, но при виде камня в ее руке вздрогнул, как будто тот причинял ему боль.– Ты жив! – с радостью воскликнула Блисс. – Ты порезался... дай я тебе помогу!Дилан покачал головой.– Не сейчас. Нет времени. Я знаю, кто Серебряная кровь. 23 НОЯБРЯ 1872 ГОДА ПРОПАВШАЯ НАСЛЕДНИЦА НАЙДЕНА МЕРТВОЙ В РЕКЕ Нью Йоркская полиция обнаружила тело Мэгги Стэнфорд через два года после того, как было сообщено об исчезновении девушки. Подозревается преступление. Труп найден и исчез снова. Этим утром в Гудзоне было обнаружено тело хорошо одетой, красивой женщины. Полисмен Чарльз Лэнгфорд наткнулся на тело в шесть утра и доложил о происшествии в десятый участок. Тело достали из воды и отнесли в полицейский участок. На голове и теле обнаружились следы, заставившие полицию предположить, что с женщиной жестоко обращались. У покойной были рыжие волосы и зеленые глаза; она была одета в белое шелковое бальное платье, украшенное розовыми лентами. При попытках установить личность женщины полицейские обнаружили в кармане платья белый льняной носовой платок с инициалами «М. С». Впоследствии в погибшей опознали Мэгги Стэнфорд, дочь покойного нефтяного барона Тибериуса Стэнфорда и Доротеи Стэнфорд, скончавшейся два месяца назад от помешательства, возникшего в результате исчезновения дочери. Наряд, в котором, как сообщалось, Мэгги Стэнфорд присутствовала на Патрицианском балу в вечер своего исчезновения, совпадает по описанию с платьем, надетым на мертвой женщине. Тело необычайно хорошо сохранилось, не наблюдалось почти никаких признаков разложения. Труп отправили в больницу для дальнейшего обследования, но, как сообщается, на следующий день он исчез из морга. Полиция по прежнему безрезультатно бьется над этим странным случаем.


1 Скорее! За той девушкой! (ит.).

2 Чирлидер – танцовщица из команды поддержки при профессиональных спортивных клубах.

3 Сюда только что вошла одна женщина, да?

4 В чем помогли? (ит.).

5 Спать (ит.).

6 «Зуландер» – комедия 2001 года американского режиссера Б. Стиллера.

7 Пина колада (правильнее пинья колада) – традиционный карибский алкогольный коктейль, содержащий ром, кокосовое молоко и ананасовый сок.




<< предыдущая страница