prosdo.ru
добавить свой файл
1

ЛЕВИТАН: ЕВРЕЙСКИЙ ПЕВЕЦ РУССКОЙ ПРИРОДЫ



Исаак Левитан - величайший русский пейзажист 19 века, который на протяжении всей своей жизни страдал от своей национальности. Тем не менее, он не обижался на антисемитов и воспевал красоты русской природы, которые считал родными. Оставив далеко позади всех своих именитых учителей, он не смог побороть свою натуру, склонную к меланхолии и тоске. Многолетняя дружба, связывавшая его с семейством Чеховых, была отражена впоследствии в произведениях Антона Павловича. Возможно, читатель и не задумывался, что на страницах его произведений отражена судьба великого художника, который стал певцом русского пейзажа.

Левитан родился в семье бедного еврея, в деревне Кибарты, которая находится сейчас на территории Литвы. Отец всю жизнь работал на железной дороге, дед был уважаемым раввином в местной иудейской общине. Но все равно семья нуждалась в деньгах. Поэтому в 1870 году маленький Исаак вместе со своей большой семьей переехал в Москву.

Старший брат его уже тогда занимался живописью и часто брал младшего с собой на лекции известных художников, вместе они посещали выставки. Мальчик мог часами наблюдать за тем, как работает его брат. В 13 лет он и сам смог проявить свой талант, и сразу же был зачислен в Училище живописи, ваяния и зодчества, где преподавали в то время великие Саврасов и Поленов.

К сожалению, родители рано ушли из жизни, и Исаак остался круглым сиротой, посреди негостеприимных московских улиц. Две сестры жили у знакомых. Брат скитался по друзьям, а юный гений коротал холодные ночи в классах родного училища, скрываясь от местного сторожа по кличке "Нечистая сила". Иногда родственники подкармливали его. Огромную поддержку в то время оказали ему товарищи - братья Коровины и Николай Чехов, брат Антона Павловича.


В 1979 году, после покушения на Александра II, был издан указ, который запрещал всем евреям жить в русских столицах. Начались облавы, полиция зверствовала и не щадила никого. Левитану было всего 18 лет, он был беден и зол на общество. У него не было любимой, и вся его жизнь казалась тогда одним черным пятном. Он погрузился в пучину черной меланхолии, которая  нагнеталась недовольством собственными холстами. В такие моменты он бежал от людей.

 Даже спустя годы его накрывали долгие периоды хандры. В такие моменты он уезжал куда-нибудь в деревню, брал с собой ружье и удалялся в лес. После общения с милой его сердцу природой, он возвращался назад, для того, чтобы творить новые картины. Его совсем не вдохновляли заморские красоты, хотя за границу он все же съездил. Побывал в Италии, Франции, Швейцарии и Финляндии.

Финляндия моментально вернула его в состояние меланхолии. Ему совершенно не нравился вид черных вод Финского залива и суровые, заснеженные леса. Для него природы там не было. Швейцарские Альпы его впечатлили. Однако он считал их картонными и слишком постановочными, чтобы они заслуживали внимания. В Венеции он впервые оцени прелесть заграницы. Там ему понравился воздух, плеск воды и романтическое очарование каналов на закате.

В Париже его познакомили с творчеством Моне. Но Левитан довольно рассеяно и пренебрежительно отнесся к холстам импрессионистов, хотя накануне своей смерти все же вынужден был признать, что сам в определенной степени был их сторонником.

Вернувшись на родину, он вновь отправился в лес, для того, что бы насладиться тем, что было дорого его сердцу - русской природой. Вскоре Чеховы пригласили его к себе в имение. Максим Павлович вспоминал потом в своих письмах: «В верстах трех от нас, по ту сторону реки, на большой  Клинской дороге, находилась деревня  Максимовка. В ней жил горшечник  Василий, горький пьяница, пропивавший буквально все,  что имел, и не было времени, когда жена его, Пелагея, не ходила брюхатой. Художник Левитан, приехавший на этюды, поселился у этого горшечника».


Там Левитан написал свои лучшие работы. В Максимовке он был признан чудаком. Однажды он очень обидел местных крестьян бранными словами. Но вскоре уже сожалел о содеянном. Тогда он попросил всех жителей села прийти к нему во двор. Когда люди пришли к дому Левитана, он вышел к ним и, встав на колени, начал просить прощения. Его посчитали странным, но зла на него никто не держал.

Левитан так и не женился, детей у него не было. Зато была история любви, которая закончилась плачевно, но была увековечена в рассказе Чехова "Попрыгунья". Исаак повстречал в доме Чеховых Софью Кувшинникову, с которой у Левитана были сложные отношения. В итоге художник чуть не застрелился. В последний момент его спасли друзья.

 Тогда огромную поддержку оказал своему другу Михаил Чехов. Он же рассказал своему брату о том, что происходило с его другом в тот период: «Что было там, я не знаю, но по возвращении оттуда он сообщил мне, что его встретил  Левитан  с черной повязкой на голове, которую тут же при объяснении с дамами сорвал с себя и бросил на пол. Затем  Левитан  взял ружье и вышел к озеру. Возвратился он к своей даме с бедной, ни к чему убитой им чайкой, которую и бросил к ее ногам». Возможно, именно эти мотивы и были отражены в легендарной "Чайке".

В конце жизни Левитан преподавал в своем родном училище. Там он создал собственную мастерскую, которая напоминала уголок русского леса. В кадках был высажен папоротник, там же произрастали маленькие ели, пол устилал мох и дерн. На растения свет падал так, словно это была лесная поляна. В мастерской всегда было много свежих цветов. Ученикам своим Левитан говорил, что цветы надо рисовать так, что бы от них пахло цветами, а не краской.

В конце века Левитан, по наказу враче, отправляется в Ялту, где живет Чехов. Но друзья изменились, постарели и с трудом находили общий язык. К тому же Левитана мучали приступы стенокардии, которые он ничем не мог снять. В конечном счете, он вернулся в Москву. Где и скончался в своём доме в июле 1900 года. После себя он оставил боле 1000 картин и набросков, большинство из которых находятся в крупнейших отечественных музеях.