prosdo.ru 1 2 ... 37 38

Лиза Джейн Смит

Сумерки




Серия: Дневники вампира – 5



Глава 1



Дамон Сальваторе лениво развалился в воздухе, а именно опираясь на одну ветку… Да кому вообще нужно знать названия деревьев? Какого черта? Оно было достаточно высокое, что позволяло ему заглянуть в спальню Кэролайн Форбс на третьем этаже, и он сделал удобные спинки. Он удобно расположился в развилке дерева, сложив вместе руки за головой, одна нога аккуратно висела на расстоянии тридцати футов над землей. Ему было комфортно, как кошке, глаза закрыты наполовину, так как он наблюдал.

Он ждал наступления волшебного момента: 4:44 утра, когда Кэролайн будет выполнять свой странный ритуал. Он уже видел это два раза, и был в восхищении.

Тогда его укусил комар.

Что было смешно, поскольку комары не охотятся на вампиров. Их кровь не была такой питательной в отличие от крови человека. Но Дамон все же ощутил крошечный укус комара на задней части своей шеи.

Он развернулся так, чтобы видеть позади себя, чувствуя бальзамическую летнюю ночь и ничего не видя вокруг.

Иглы каких-то хвойных. Ничто не летало вокруг. Ничто ни ползало по ним.

Все было в порядке. Это должно быть хвойных игл. Но они, безусловно, доставляли боль. И боль со временем становилась только хуже, а не лучше.

Пчела- самоубийца? Дамон осторожно чувствовал задней частью шеи. Не мешочек с ядом, и не жало. Всего лишь крошечная шишка, которая болела.

Через мгновение его внимание снова привлекло окно.

Он не был точно уверен в том, что происходит, но он смог почувствовать внезапное жужжание в спальне Кэролайн по силе подобное жужжанию высоковольтного провода. Несколько дней тому назад, она притащила его в это место, но когда он приехал, то не мог показываться, чтобы найти источник.

На часах отметилось 4:40 и будильник издал сигнал. Кэролайн проснулась и ударила по нему так, что звук разлетелся по всей комнате.


Счастливая девушка, думал Дамон со злым уважением. Если бы я был человеком, а не вампиром, то в силу презумпции ты не находилась бы в опасности. К счастью для тебя, мне пришлось бросить все, чем я занимался почти половину тысячелетия.

На лице Дамона возникла улыбка, ни на что не обращенная, задержалась на пол секунды, а затем погасла, и глаза его вновь стали холодными. Он заглянул в открытое окно.

Да… он всегда чувствовал, что его младший брат Стефан - идиот, не ценил Кэролайн Форбс достаточно. Не было сомнений в том, что у этой девушки есть на что посмотреть: длинные, золотисто-коричневые ноги, красивое тело, а также бронзового цвета волосы, которые ниспадали волнами около лица. А еще она была умна. Естественно, склонна к мести, злобе. Вкусно. Например, если он не ошибается, она работает с небольшими куклами вуду на своем столе.

Потрясающе.

Дамону нравилось видеть творчества на рабочем месте.

Чужая сила еще жужжала, и до сих пор он не мог понять, откуда она исходила. Разве что из самой в девушки? Конечно же, нет.

Кэролайн поспешно схватила то, что выглядело горсткой шелковистой зеленой паутины. Она сняла свою футболку при выключенном свете почти слишком быстро для вампирского глаза и осталась одета в нижнее белье, что позволяло ей выглядеть как принцесса джунглей. Она намеренно смотрела на свое собственное отражение во весь рост в зеркале.

Чего же теперь может ожидать эта девушка? Дамон заинтересовался.

Хорошо, что он мог также стать совсем небольшим. Он вспорхнул темными крыльями, одно черное перо упало с дерева на землю, и тогда не стало ничего, на дереве сидела только большая ворона.

Дамон намеренно смотрел яркими глазами птицы, как Кэролайн направилась вдруг вперед, как будто она получила электрический толчок, губы раздвинулись, ее взгляд был прикован к тому, что представляло ее собственное отражение.

Потом она улыбнулась на его приветствие.

Дамон наконец-то смог определить источник энергии. Он находился в зеркале. Не в том же измерении, как и в зеркале, конечно, но содержащийся в нем.


Кэролайн вела себя странно. Она распустила свои длинные бронзовые волосы, чтобы они упали в красивом беспорядке обратно вниз, чмокнула губами и улыбнулась, как будто любовнику. Когда она заговорила, Дамон мог слышать ее совершенно ясно.

- Спасибо. Но ты сегодня поздно.

В спальне кроме нее больше никого не было, и Дамон не смог услышать ответ. Но губы Кэролайн в зеркале двигались не синхронно с губами реальной девушки.

Браво! Он думал, что всегда готов оценить новый трюк людей. Молодец, кто бы ты ни был!

Читая по губам слова девушки в зеркале, он уловил что-то о жалости. Мило.

Дамон поднял голову.

Кэролайн, подумав, сказала: «… ты не должна… после сегодня» (в оригинале after today - так на ум ничего хорошего мне и не пришло).

Реальная Кэролайн хрипло ответила.

- Но что будет, если я не смогу обмануть их?

А отражение: «… помог. Не волнуйся, остальное легко…»

- Хорошо. И никому, например, не будет причинен смертельный вред, да? Я хочу сказать, что мы не говорим о смерти людей.

Отражение: «Почему мы должны…?»

Дамон внутренне улыбнулся. Как много раз он уже слышал нечто, подобное этому? Он, словно паук, знал: сначала нужно заполучить свою муху в сеть, затем успокоить ее, и прежде, чем она поймет, что на самом деле происходит, в ней уже не будет никакой нужды. И тогда, его черные глаза заблестели, пришло время для нового полета.

Теперь руки Кэролайн корчились на ее коленях.

- Пока ты существуешь, ты знаешь. То, что ты обещала. Ты действительно считаешь, что он полюбит меня?

«… Поверь мне. Мы заботимся о тебе и твоих врагах тоже. Я уже начала…»

Внезапно Кэролайн потянулась, и она потянулась так, что парни высшей школы Роберта Ли заплатили бы кучу денег, чтобы на это посмотреть.

- Это то, что я хочу видеть, - сказала она. - Просто мне так надоело слушать об этих Елене и Стефане, что… и теперь они собираются начать все сначала.


Кэролайн внезапно замолчала, как будто кто-то отобрал у нее телефон, и она только осознала это. На момент ее глаза сузились, и губы стали тоньше. Затем она снова успокоилась. Ее глаза глядели в зеркало, а одна рука поднималась до тех пор, пока не достигла живота. Она смотрела в него, и ей казалось, как ее черты медленно смягчаются, тает выражение опасения и тревоги.

Но Дамон не отводил своих глаз от зеркала ни на мгновение. Зеркало как зеркало, нормальное, обычное зеркало - ла эры (lа era)! Просто в последний момент, как только Кэролайн отвернулась, мелькнула вспышка красного.

Пламя?

Что же будет дальше? Подумал он лениво, когда взмахнул крыльями, превращаясь из гладкого ворона в чертовски великолепного молодого человека, лениво развалившегося в разветвлении высоких деревьев. Конечно, зеркало-существо не из окрестности церкви Фелла. Но это звучало так, как если бы это означало, что это проблемы с его братом, и хрупкая красивая улыбка на секунду коснулась губ Дамона.

Это был пустяк, он любил наблюдать самодовольно и ханжески, как из-за Я-лучше-чем-ты-я-не-пью-человекую-кровь Стефан попадает в беду.

Подростки и некоторые взрослые рассказывали историю о Стефане Сальваторе и их местной красавице Елене Гилберт как историю о современных Ромео и Джульетте церкви Фелла. Она дала ей жизнь, чтобы спасти его, когда они оба были в плену у маньяка, а потом он умирал от разбитого сердца. Некоторые даже шептались о том, что Стефан был не совсем человеком… ну или что-то еще. Одержимая любовью Елена умерла, спасая их. Дамон знал правду. Стефан был мертв, но он был мертв в течение сотен лет. И то, что он является вампиром, было правдой, но назвать его демоном было как призыв Тинки (это персонаж из книги о Питере Пэне): вооружен и опасен.

Тем не похоже, чтобы Кэролайн перестала говорить в пустой комнате.

- Просто подождать тебя, - прошептала она, идя к неопрятной куче документов и книг, которые были в беспорядке на ее рабочем столе.


Она рылась в документах, пока не нашла миниатюрные видеокамеры, которые сияли зеленым светом подобно ее единственному не мигающему глазу. Изящно она подсоединила камеры к компьютеру, и начала вводить пароль.

Дамон обладал зрением намного лучшим, чем у человека, и он мог ясно видеть загорелые пальцы с длинными ногтями блестящие бронзой: КФПРАВИТ. Кэролайн Форбс правит, подумал он. Жалкая.

Потом Дамон обернулся и увидел, как ее глаза наполнились слезами. В следующий момент, она неожиданно разрыдалась.

Она сидела на кровати, сильно плача и раскачиваясь взад и вперед, иногда сжимая яркий матрас в кулаках. Но в основном она просто рыдала и рыдала.

Дамон был поражен. Но потом обычай захватили и он бормотал,

- Кэролайн? Кэролайн, я могу войти?

- Что? Кто? - Она бешено осмотрелась вокруг.

- Это Дамон. Могу ли я войти? - Спросил он, с просочившейся в его голос поддельной симпатией, одновременно используя контроль над ней.

Все вампиры обладали такими полномочиями контроля над смертными. Мощь их силы, зависит от многих факторов: питания вампира (кровь человека является самой питательной), численность жертв, взаимоотношений между вампиром и жертвой, колебаний дня и ночи, и еще от многих других вещей, которые Дамон даже не собирался понимать. Он только знал, когда в его собственной власти ускорить процесс, поскольку ускорение сейчас не помешало бы.

А Кэролайн ждала.

- Я могу войти? - Заявил он как можно мелодичнее самым привлекательным голосом, в то же время вся решительность Кэролайн сокрушилась под его силой.

- Да, - ответила она, быстро вытирая глаза, по-видимому, не заметив ничего необычного в его появлении в окне спальни на третьем этаже. Их глаза встретились. - Входи Дамон.

Она выдала необходимое для вампира приглашение. Одно изящное движение, и он уже очутился за порогом. Внутри ее комнаты пахло духами, и не едва уловимо. Теперь же он действительно почувствовал дикое удивление, кровь возбужденно бежала, так неожиданно, так неотразимо. Его верхние клыки удлинились примерно до половины их размера, и их края были невероятно острыми.


Не было времени для разговоров, ходить вокруг да около, как он делал обычно. Для гурманов, конечно, половину удовольствия составляло ожидание, но он нуждается в ней сейчас. Он обратил большую часть своей силы для контроля над человеческим мозгом и одарил Кэролайн ослепительной улыбкой.

Бывало по-всякому.

Кэролайн двинулась к нему, затем она остановилась. Ее губы были по-прежнему приоткрыты, чтобы задать вопрос, а ее зрачки внезапно расширились, как если бы она была в темной комнате, а затем снова сузились, и остались суженными.

- Я… я… - Она путалась в словах. - Оххх…

Сейчас. Она принадлежала ему. И так легко… слишком легко.

Его клыки пульсировали приятной болью, это чувство предлагало ему нанести удар так же быстро, как бросок кобры, полностью вонзить свои зубы в артерию. Он был голодный, нет, умирал от голода, и его тело прожигало желание выпить залпом, как он любил. В конце концов, там был и другой на выбор, если он выпьет этот сосуд до дна.

Осторожно, не отрывая от нее глаз, он приподнял голову Кэролайн, оставляя незащищенным ее горло с бьющейся сладкой кровью в артериях. Это заполнило все его чувства: биение ее сердца, запах экзотической крови прямо под кожей, густой, спелой и сладкой крови. Его голова кружилась. Он никогда не был так взволнован, так нетерпелив…

Поэтому он сделал паузу, чтобы собраться. В конце концов, одна девушка была также хороша, как и другие, не так ли?

И тогда он понял.

Я возвращаюсь в сознание, спасибо тебе.

Вдруг мысли Дамона похолодели, и чувственная аура, в которой он был как в замороженной ловушке, моментально растаяла. Он отпустил подбородок Кэролайн и застыл.

Он почти подвергся влиянию чего-то, чем пользовалась Кэролайн. Она пыталась поймать его в ловушку, заставить нарушить слово данное Елене.

И снова он смог увидеть едва уловимое красное движение в зеркале.

Она была одной из тех, кто использует Новую Силу, которую давала церковь, он знал это. Она использовала ее, что бы управлять им, пытаясь заставить его выпить до дна Кэролайн.


Выпить всю ее кровь, чтобы убить человека, но он этого не сделает, поскольку знаком с Еленой.

Почему?

Холодная ярость, он в центре и исследует все вокруг, чтобы найти паразита. Она все еще была здесь, а зеркало являлось единственным порталом для ее небольших путешествий. И оно контролировало его, его - Дамона Сальваторе, значит оно должно находится действительно очень близко.

Тем не менее, он не нашел ничего. Это сделало его еще более злым, чем раньше. Рассеянно потрогав ее шею, он послал ей сообщение: Я предупреждаю тебя один единственный раз. Не подходи ко МНЕ!

Он послал поток Силы быстро двигающимися сигналами, как стрела молнии в его ощущениях. Это было ощущение, будто кто-то постучал откуда-то сверху, с воздуха или с ветки… а может даже совсем рядом. Откуда-то на землю упало существо, и он погрузился в свои мысли. Хотя Дамон заметил, как на небе собираются облака, и ветер сильнее шелестит ветвями деревьев, не было звука падения мертвого тела, ничего другого не было.

Он ничего не мог найти, что подтверждало его мысли, и ничего движущегося на расстоянии, чего-то сильного. Дамон мог тешить себя тем, что мог притворяться, а под этой маской прятать все свои чувства, так он мог спокойно анализировать свои мысли. Он был сильным. Он знал это. До тех пор, пока он питался человеческой кровью, на свете было только несколько существ, которые могли бы ему противостоять, по крайней мере, в этом измерении.

Два из них были здесь, в церкви Фелла, говорил этот немного смешной контрапункт, но Дамон пожал плечами без пренебрежения. Безусловно, поблизости не может быть никаких других старейших вампиров, или он почувствовал бы их. Обычные вампиры, да, они уже держаться вместе. Но все они были слишком слабы для того, чтобы проникнуть в его разум.

Определенно в округе не было равных Дамону существ, способных бросить ему вызов. Он бы почувствовал это, как он почувствовал пылающие линии сверхъестественной магической природы, которые связаны с церковью Фелла.

Он снова посмотрел на Кэролайн, по-прежнему неподвижную, и оставил ее в трансе. Она постепенно выйдет из него, он знал по опыту, что, по крайней мере, не сделал ей хуже.

Он повернулся и изящно, как пантера, перебрался из окна на дерево, а затем с высоты в тридцать футов легко спрыгнул на землю.




следующая страница >>