prosdo.ru
добавить свой файл
1
Рони (май 2012)


Бредя через тьму, я не знал, куда или откуда иду. Лишь шаги заменяли друг друга. Такое ощущение, будто меня вела чужая воля, но чья? Я оцепенел. Кто мог загнать меня во мрак? И как мне выйти из него? Не знаю, я ничего не знаю, в голове царит тот же мрак, что и вокруг. Едва поборов оцепенение я шагнул в неизведанное.

Тихий, находящийся на грани слуха скрип снега под ногами, положил начало миру вокруг. Звуки моих шагов будто бы эхом отражались от окружающего мира, деревья проступали вокруг как в дурном сне, мне даже казалось, что они гонятся за мной. Эта погоня не могла продолжаться вечно. Тьма и не думала отступать, в то время как я вбивался из сил, наконец, не в силах больше поддерживать темп погони я остановился. К моему изумлению деревья и не думали гнаться за мной дальше, ближайшие просто застыли, а остальных скрыла тьма. Поняв, что бежал от собственных страхов я с тихим стоном опустился в снег. Лишь несколько деревьев выступали из тьмы, я просто не мог поверить, что кроме них в мире не осталось ничего. Свет звезд, что сияли до меня, и будут сиять после, помогут помочь сориентироваться, до кого до кого, а до них тьме точно не добраться. Однако вместо темного неба с мерцающими звездами, я увидел тьму, падение которой едва удерживали ветви могучих деревьев. Казалось, тьма посадила меня в камеру, не выхода я готов был запаниковать, когда слабое движение воздуха напомнило, стоит бороться за свободу. Бороться меня учили этому…

Сидя в снегу и силясь вспомнить о себе нечто большее чем то, что я завербовался в ополчение, я с изумлением понял, тело живет собственной жизнью. Руки обшаривали карманы кафтана, проверяли поясную сумку, и вообще казалось, что-то искали. Мое оружие мой меч…

«Когда после нескольких недель тренировок нас отвели в кузницу, мы думали, что станем подмастерьями. Но кузнец, здоровенный бородач, добродушно пробубнил:

- Вон в том углу ребята, то, что поддавалось ремонту, подберите то, с чем вы будете в состоянии бороться и марш упражняться.


Он лежал с боку, я не сразу заметил его, однако обтянутая черной кожей рукоять привлекла мое внимание. Поднапрягшись, я вытянул меч. Удобно лежавший в руке, он лишь немного поддался ржавчине. Но именно тогда пораженный его красотой я выбрал этот меч. Уже позже я вылечил его от ржавчины и как следует, наточил».

Руки скользили по поясу, пока не наткнулись на перевязь. Я вытащил клинок. Лезвие выходило с тихим шипением. Этот звук успокаивал, меня последние полгода. Однако, желая по привычке, полюбоваться на лезвие я оторопел. На чистой стали темнела чья-то кровь. Откуда… Я точно помнил, что с утра полировал клинок, а потом.. потом меня и Дика отправили в дозор…

«- Значится так вы двое, пройдетесь по западному лесу. Не обмочитесь вам надо просто глянуть, что там да как. До вечера вернетесь, если погода не испортится, ну а если подпортится, в деревне заночуйте.

Мы быстро вышли на западную дорогу, осматривая леса вокруг. Ветер крепчал, погода начинала портиться, и мы уже представляли себя в деревенской корчме, когда из за поворота вышли ополченцы графа западных владений».

Они вышли из темноты, представ передо мной как наяву. Я выставил меч, стараясь, отгородится от призраков. Они застыли в тех позах, в которых я запомнил, но память не подсказывала, куда двигаться дальше. Смерть смотрела на меня из-за их спин.

«Жмехичь был старым рубакой, обучавшим не только ополченцев, но и детей графа. Его наука спасла много жизней, но еще больше забрала. Он встретил нас во дворе замка, и оглядев нас преподал первый урок.

-Вы намерены положить жизнь, на служение смерти. И поверьте, она могущественная богиня. Но ей нельзя молиться. Вы будете ежедневно встречаться с ней но все, что вы скажите ей: "Не сегодня"...».

- Не сегодня…- вместо слов из горла вырвался неясный хрип.

Губы не шевелились. Пытаясь их разлепить, я высунул язык, но внезапно наткнулся им на нечто острое. Осколки зубов... Не в силах поверить, в это я попытался ощупать лицо. Пальцы соскальзывали, да что же такое, моя ладонь была перепачкана в крови. Откуда ее столько, у меня хоть что-то осталось от губ?


Не веря своим глазам, я попытался помочь второй рукой, но что-то мешало. Что это может быть? С того момента как меч был извлечен из перевязи я цеплялся за него, надеясь то он поможет мне но сейчас, да это бесполезная железяка. Я выронил его, оставив вялятся у ног. Поднеся руки к лицу, я был готов заплакать, от мыслей том, что пострадал. Порыв столкнул меня в снег. Ледяные иглы вонзались в меня, ветер казалось, стремился выдуть душу из тела. Я бросил взгляд туда, где "стояли" ополченцы, За их спинами проступила смерть.

- Не сегодня...

« Не сегодня! – шепнув мне, Дик выхватил меч и бросился на врагов.

-Не сегодня! – я отозвался эхом, и спустя миг рванул следом.

Я будто врывался за ним в царство холода. Всего на миг я отставал, но как же я был рад, что прожил миг той жизни. Холод сковывал движения. Шевелись, если хочешь жить».

И я зашевелился. С трудом поднявшись с колен и подобрав оружие, я побрел туда, куда меня гнал ветер. Он уверено вел меня через незнакомый лес. Тело постепенно начало согреваться, как вдруг в груди, что то провалилось… Дик.

«Он схлестнулся с ближайшим солдатом, оставив меня на подхвате. Я лишь прикрывал ему спину, когда второй солдат попытался зайти с фланга. Он был старше меня, для него я был не больше чем назойливая муха ,и он отмахивался от меня. Стальное яблоко врезалось мне в лицо. Свет померк.

Когда мир вернулся в норму, я увидел что один из противников, уже мертв, а второй отступает, под натиском Дика. Не желая оставаться в долгу, я устремился на подмогу.

Противник замахнулся, я знал, что Дик, парирует удар, а потому протиснувшись у него под рукой, лишь едва задев его руку, я вспорол солдату живот. От запаха развороченных внутренностей меня вывернуло наизнанку.

Как только внутренности перестали судорожно сжиматься, я начал искать Дика. Он лежал зарубленный ударом, который я не дал ему блокировать. Я убил Дика...».


Рискуя упасть, под напором ветра, я остановился. Это все, я убил Дика, это я учавствовал в убийстве еще двух людей, которые больше никогда не вернутся домой. «Не сегодня»… да, она никогда не придет ко мне, кружа рядом всегда. « Не сегодня», да, услышав это, я должен был бежать из рекрутов как черт из церкви. О чем я вообще думал? О том что стану рыцарем в сияющих доспехах? Да конечно, но вместо этого я стал убийцей заплативший за свою жизнь, жизнью друга.

Я уставился на меч, который по-прежнему сжимал в руке. И чем он только привлекал мое внимание и придавал сил. Омерзительно. Едва сдерживая отвращение, я размахнулся и зашвырнул меч так далеко, как только смог. Оставшись в ночном лесу без оружия, на меня снизошло осознание сотворенной глупости. Ведь здесь могут быть разъезды врага. Страх заставил меня бросить меч, а сейчас заставлял меня броситься следом.

И я бросился просеивать снег, желая найти то отчего отказался, безжалостно подгоняемый страхом, чувствуя, как с каждым мгновеньем тепло жизни уходит из меня. Наверное, не было силы способной противостоять страху…

Вру, была, но мне не хватило мужества ей воспользоваться.