prosdo.ru   1 2 3 ... 30 31

Глава 1

Краткий исторический экскурс


Все страсти души связаны с телом, так как тело подвержено значительным изменениям в присутствии страстей.

Аристотель
Европейская физиогномика своими корнями восходит к временам Гиппократа и Аристотеля. Первый применял ее, врачуя тело, второй – для изучения состояния души.

Один из величайших древнегреческих философов и выдающийся ученый древности Аристотель родился в 384 г. до н. э. в г. Стагире, греческой колонии во Фракии, отчего получил прозвище Стагирита. Семнадцати лет от роду он приехал в Афины и вступил в Академию Платона, в которой оставался 20 лет (сначала как ученик, затем в качестве преподавателя). В 347 г. до н. э. (после смерти Платона) он открыл в Афинах свою школу, где и сложилась его философская система, в которой были объединены материализм и идеализм, диалектика и метафизика. В 343 г. Аристотель стал воспитателем величайшего полководца древности Александра Македонского, а спустя восемь лет, в 335 г., возвратился в Афины, основал школу перипатетиков (Ликей), где учил 12 лет. Литературное наследство Аристотеля огромно. Сочинения его охватывают все отрасли тогдашнего знания. Он явился основоположником формальной логики, создателем силлогистики. «Первая философия» (позднее названа метафизикой) содержит учение об основных принципах бытия: возможности и осуществлении, форме и материи, действующей причине и цели. Дошедшие до нас труды Аристотеля охватывают самые различные отрасли знания: логику, физику, зоологию, психологию, этику, политику, риторику, поэтику. Примерно в 370 г. до н. э. Аристотель уделил особое внимание чертам лица. Он писал о том, что люди, обладающие большими лбами, медлительны, широкий лоб свидетельствует о легкой подверженности безумию, закругленный, выпуклый лоб – о вспыльчивости и пр. (отрывки из трудов Аристотеля о физиогномике см. в Приложении 1 к настоящему изданию).


Рис. 1. Аристотель (384–322 гг. до н. э.)

Впоследствии Аристотелю удалось сделать довольно правильные наблюдения над сходством между теми или другими людьми и животными, однако все это было еще далеко от того, чтобы положительно высказаться за подобие характера с внешними признаками данного субъекта.

О развитии физиогномики в древнем мире свидетельствует и следующий исторический анекдот. Рассказывают, что однажды, когда Сократ беседовал со своими учениками на природе, к ним подошел известный в древности физиономист Зопир Колофонский. Вглядевшись в лицо великого философа, он стал обвинять его в дурных наклонностях. Ученики подняли физиономиста на смех, но Сократ остановил их, признав, что в юности и впрямь имел весьма дурные наклонности, однако ему удалось самовоспитанием избавиться от них.



Рис. 2. Деление лица по знакам Зодиака
Весьма важные из сохранившихся текстов по физиогномике остались также от эллинского ритора Полемона. В Средневековье физиогномика не возвысилась до уровня науки, хотя была крепко привязана к астрологии; считалось, что человеческое лицо разделено на зоны в зависимости от влияния планет и знаков Зодиака. Такое влияние называлось метопоскопией. При всей своей причудливости астрологические принципы вносили хоть какой-то порядок во многие ранее совершенно не классифицируемые области: в деление животных – на группы, в деление земель – на области, в деление года – на периоды, неба – на сектора и т. д. В некоторых пособиях по метопоскопии деление по знакам для физиогномики было таково:

верхняя часть лба «принадлежала» Овну и Тельцу;

средняя – Близнецам и Раку;

надбровная – Льву и Деве;

переносье – Весам;

оба глаза – Скорпиону;

ресницы и веки – Стрельцу;

щеки – Козерогу;

рот – Водолею (возможно, не без намека на «источник» словоизлияний);


и наконец, Рыбам был отдан подбородок , с характерной двумя дугами образованной ямочкой, напоминающей знак Рыб.

Нечего и говорить, что такая чисто механическая привязка порождала множество ошибок, поскольку и чтение лица ложно производится в комплексе, и легкие пути тут исключены. Не существует черт однозначно отрицательных или положительных; напротив, насквозь порочным часто бывает человек с исключительно благообразным лицом. В том-то и сила физиогномики, что она позволяет под притворной личиной распознать истинную сущность человека.

Начиная с XV и XVI веков физиогномику стали использовать для определения душевных качеств, ею занимались врачи, духовные лица, философы, судьи. Для инквизиторов физиогномика стала методом добывания неоспоримых доказательств, раскрытия секретов. Вскоре физиогномика окончательно превратилась в лженауку, подобную алхимии. Так, в книге Кардана Медичи, вышедшей в 1658 г., приводится множество рисунков лица человека и при этом указывается, какому типу лица какие душевные качества соответствуют и даже какую судьбу они предопределяют. Например: «Такие черты указывают на дурной характер и предвещают тюремные муки и затем смертную казнь от меча».



Рис. 3. Основатель европейской физиогномики – Иоганн Каспар Лафатер (со старинной гравюры)

Иоганн Каспар Лафатер (1741–1801 гг.), швейцарский пастор и писатель, увлеченный созерцанием видимого сходства характера со складом и выражением человеческого лица, с энтузиазмом продолжал свои физиогномические наблюдения, полагая, что они со временем возвысятся до степени науки, и его вера в это была настолько велика, что даже многочисленные разочарования не были в состоянии поколебать ее, но, к сожалению, его очерки, в которых он пытался по особым внешним признакам определить духовный мир, характер субъекта, были сравнительно слабы и нередко вели к заблуждениям на этот счет.


Его трехтомное сочинение «Физиогномические фрагменты» легло в основу современной европейской физиогномики.



Рис. 4. Великий русский писатель, историк и физиономист Н. М. Карамзин
В России физиогномика появилась сравнительно поздно, лишь после появления трудов Лафатера. Ею увлекался, в частности, наш великий писатель и историк Карамзин. До него сведения по физиогномике содержались в строжайше запрещенной («отреченной») книге «Аристотелевы врата», которая распространялась тайно.

«Аристотелевы врата» (Псевдо-Аристотель) были весьма интересным переводом, вероятно, с арабского, написанным якобы знаменитым философом и ученым Аристотелем как поучения ученику своему, царю Александру Македонскому. Там по главам последовательно проходят простейшие сведения по военной организации армии и ее стратегии в войнах, военных лагерей и придворных, сведения по медицине (например, простейшие знания по ядам), пособие по угадыванию характера и намерений по лицу человека и так далее. Все разделы книги именовались «Вратами» премудрости.

Очередной виток в развитии физиогномики был связан с личностью Франса Галля.



Рис. 5. Франц Иозеф Галль

Франц Иозеф Галль (Gall) – австрийский врач и основатель френологии (1758–1828 гг.) изучал медицину в Страсбурге и Вене, где после занимался практикой и приобрел известность своим сочинением «Philos. mediz. Untersuchungen ueber Natur und Kunst im kranken und gesunden Zustande des Menschen» (1792). Но гораздо большую известность доставили ему его лекции об особенностях черепа, которые он читал в разных университетах и больших городах Германии. Поселившись в Париже, он вместе с своим другом Шпурцгеймом развил свое учение в большом сочинении «Anatomie et physiologie du systeme nerveux en general et du cerveau en particulier, etc.» (1810–1820). Галль предложил (1810–1819) теорию локализации психических функций в коре больших полушарий головного мозга.


Кроме того, Галль написал «Introduction au cours de physiologie du cerveau» (1808) и «Sur les fonctions du cerveau» (1822). По мнению Галля, усиленное развитие тех или иных частей мозга, которым соответствуют определенные способности и влечения, отражаются на форме черепной коробки, повторяющей выпуклости и впадины лежащего под нею мозга. То есть по буграм или впадинам, ощупываемым на черепе, можно судить о характере, способностях животных и человека. Более того, по буграм френологи предсказывали будущую жизнь ребенка и тем самым старались влиять на его воспитание.

И хотя позже его учение было признано несостоятельным, но за Галлем навсегда остается честь открытия некоторых новых фактов по анатомии и физиологии мозга.

В середине и во второй половине XIX века вновь предпринимаются попытки связать особенности психики и характера человека с формой носа, ушей, черепа и т. д. Здесь вспоминается личность итальянского психиатра и криминалиста Чезаре Ломброзо, который считал, что по внешности можно отличить прирожденного преступника от нормального человека.



Рис. 6. Чезаре Ломброзо (1835–1909)

Чезаре Ломброзо (Lombroso) – знаменитый психиатр и криминалист – родился в 1836 г. в Венеции. Молодость его протекла среди тяжелых материальных лишений. Он сидел в крепости по подозрению в заговоре; участвовал в кампании 1859–1860 гг. Вызванное им и его учениками, в особенности Гарофало и Ферри, движение научной мысли привело к осознанию необходимости пересмотра оснований науки уголовного права, равно как и тех институтов, через посредство которых отправляется современное уголовное правосудие. Внешним выражением обширности этого движения может служить то обстоятельство, что криминальная антропология составила предмет занятий трех международных конгрессов, собиравшихся в Риме (1885), Париже (1889) и Брюсселе (1892), четвертый конгресс предположено собрать в Женеве в 1896 г., и создала целую литературу в виде многочисленных трудов ученых – специалистов в разных отраслях знания. В основе учения Ломброзо лежат материалистические воззрения, руководившие трудами френологов и получившие особенное распространение в 1860-х гг. К изучению преступников он один из первых применил антропометрический метод. Задавшись целью выдвинуть на первый план изучение преступника, а не преступления, на котором, по мнению Ломброзо, исключительно сосредоточивалось господствовавшее до него так называемое классическое направление науки уголовного права, он подвергал исследованию различные физические и психические явления у большого числа лиц преступного населения и этим путем выяснял природу преступного человека как особой разновидности. Исследования патологической анатомии, физиологии и психологии преступников дали ему ряд признаков, отличающих, по его мнению, прирожденного преступника от нормального человека. Руководствуясь этими признаками, Ломброзо признал возможным не только установить тип преступного человека вообще, но даже отметить черты, присущие отдельным категориям преступников, как, например, ворам, убийцам, насильникам и др. Череп, мозг, нос, уши, цвет волос, татуировка, почерк, чувствительность кожи, психические свойства преступников подверглись наблюдению и измерению Ломброзо и его учеников, послужив им основанием к общему заключению, что в преступном человеке живут в силу закона наследственности психофизические особенности отдаленных предков. Выведенное отсюда родство преступного человека с дикарем обнаруживается особенно явственно в притупленной чувствительности, в любви к татуировке, в неразвитости нравственного чувства, обусловливающей неспособность к раскаянию, в слабости рассудка и даже в особом письме, напоминающем иероглифы древних.


Несмотря на то что уже среди современников методика Ломброзо встретила яростную критику, в частности на Брюссельском международном конгрессе, однако неоспорим его вклад в изучение криминальной патологии в человеке. Развитая Ломброзо атавистическая теория происхождения преступного человека не помешала ему видеть в последнем также проявление нравственного помешательства и эпилепсии.

Сегодня френология Галля и учение Ломброзо вспоминаются как курьезы науки, а вот физиогномику опять возносят на пьедестал. Все дело в том, что физиогномика не так категорична, как френология, она изучает лицо человека в развитии. Современная физиогномика свободна от механического деления лица по зонам, поскольку претерпела эволюцию.

Сильные видоизменения, которым подверглась и подвергается физиогномика, происходят в непосредственной зависимости от добродетелей, страстей и пороков человеческой личности.

Опыт восточной физиогномики



В Китае всегда имело широкое распространение гадание по внешнему облику вещей.1 По сути оно не отличалось от свойственного современной науке изучения естественных законов развития вещей и явлений на основании разного рода количественных показателей. Но чтобы хорошо гадать по внешнему виду, нужно иметь, во-первых, острый глаз и, во-вторых, незаурядные интеллектуальные способности. Многие мастера гадания в Древнем Китае были и вправду людьми необыкновенными. Среди них находились, например, такие, которые умели видеть лошадей или быков как бы насквозь и таким образом определять их свойства. Гадание по внешности человека или, говоря другими словами, физиогномика имеет еще большее значение. Ведь каждый из нас вольно или невольно должен оценивать личные качества, характер и возможные поступки тех, с кем общается. Правда, большинство из нас полагаются здесь только на свой опыт и интуицию и не могут преобразить свое знание людей в точную науку.

Китайские гадатели умели определять характер и судьбу человека не только по его лицу, но и по другим частям тела – руке, ноге, спине, форме черепа и т. д. Физиогномика была также составной частью китайской медицины. Уже в главном медицинском каноне Китая – «Внутренней книге Желтого Императора» – люди разделяются на пять категорий в зависимости от соотношения сил инь и ян в их природе: люди большого инь, малого инь, большого ян, малого ян и, наконец, люди, в которых инь и ян пребывают в равновесии. В той же книге дается совет «прежде определить положение Пяти стихий в человеке и благодаря тому узнать их свойства». К примеру, человек, соответствующий по своему виду Дереву, имеет «маленькую голову, вытянутое лицо, широкие плечи, прямую спину и короткие конечности; он обладает способностями, любит умственные упражнения, добросовестно делает любое дело. Он бодр весной и летом, но плохо переносит осень и зиму…». А вот люди, соответствующие своим обликом Огню, «имеют красноватый оттенок кожи, сплюснутое лицо, маленькую голову, мясистые плечи, короткие конечности, пылкий и своевольный нрав; они презирают богатство, недоверчивы, торопливы и легко поддаются сомнениям. Они хорошо чувствуют себя весной и летом, но часто хворают осенью и зимой…».


Гадание о судьбе человека имеет ту же основу, но предполагает еще более тщательное знакомство с его внешностью. Тут уж надо хорошо разбираться в двенадцати частях лица, признаваемых китайской физиогномикой, и многих других его элементах, начиная с формы глаз и ушей и кончая голосом и дыханием.

И вся эта подробная классификация физических признаков человека пронизана учением об инь и ян, Пяти стихиях и Восьми Триграммах. Старики-даосы учили Ван Липина2 также секретам гадания по руке. Обычно, когда гадают по руке, обращают внимание на линии ладоней и формы пальцев. Старики сообщили Ван Липину много дополнительных сведений, касающихся и тыльной стороны ладоней, и кожи, и костей, и узора линий на ладони. Пользоваться этими сведениями мог лишь тот, кто преуспел во «внутреннем достижении» и потому развил в себе необыкновенную чувствительность. Естественно, в идее о том, что по части человеческого тела можно определить состояние человека и даже его судьбу, нет ничего фантастического и ненаучного, ведь каждый человек, как говорили в Китае, – это «маленькие Небо и Земля» и каждая частица организма несет в себе информацию об устройстве всей Вселенной.

Например, как известно, в ушной раковине человека имеются точки, связанные со всеми жизненными системами организма, поэтому по состоянию уха можно судить о состоянии всех внутренних органов. В настоящее время метод лечения болезней посредством воздействия на жизненные точки в ушной раковине с успехом применяется китайскими врачами.

Подобно тому как врачи в Китае умеют ставить диагноз благодаря осмотру одной лишь ушной раковины, китайские гадатели умеют определять характер и судьбу человека, основываясь на изучении какой-либо части тела. Такое искусство кажется непосвященным чуть ли не волшебством, ибо гадатели обладают особыми профессиональными познаниями и «видят» гораздо больше, чем обыкновенные люди.

Китайская система чтения лица исходит из специфических позиций на лице, каждая из которых указывает на определенный возраст и открывает какой-либо аспект судьбы. Китайские физиогномисты считают, что их система анализа может привести к истине в вопросе долголетия человека. Они составили целый список «признаков долголетия»! Правда, китайская система определения возраста человека отличается от принятой на Западе.


В Китае считается, что человеку исполняется год уже в момент его рождения. Из всех черт, образующих лицо человека, древнекитайские физиогномисты выделили пять важнейших для чтения лица. Это брови, глаза, рот, нос, уши. В древних текстах они обозначаются как пять важнейших органов. Если хотя бы одна из важнейших черт обладает идеальной формой и качеством, это означает как минимум 10 лет счастливой жизни.

Идеальность же всех главных черт означает то, что жизнь и счастье становились синонимами. После их анализа древние китайцы переходили к другим чертам лица: лбу, скулам, вискам, челюстям и морщинам. И в конце – к цвету кожи.

Также анализировались блеск глаз, их форма, радужные оболочки и веки. Например, разбухшее посередине веко характеризует человека с добрым нравом, которому, однако, свойствен эгоцентризм.

Китайские исторические анализы переполнены жизнеописаниями императоров, правителей, мудрецов. Деяния этих людей соотносились с особенностями их внешности, главным образом лица.

Каждому признаку на лице придавалось вполне конкретное значение. Так постепенно складывалось искусство чтения лица.

Признанными мастерами чтения лица на Востоке считались конфуцианские моралисты. Система этики, которую они проповедовали, предполагала воспитание почтительности к родителям, благопристойности, преданности господину, верности властям и т. п. Наличие или отсутствие этих качеств конфуцианцы старались обнаружить на лицах.

С этой целью они настойчиво разрабатывали приемы чтения лица.

Со временем китайские физиогномисты подняли искусство чтения лица на известную высоту, создали специальные трактаты, которые распространились по разным странам Востока. Их завезли и в Японию. Ныне влияние физиогномики прослеживается и в японской живописи, в производстве масок, в театре, в различных сферах общения. В чем же суть японской физиогномики?

Методика чтения лица в Японии основана на раскодировке четко обозначенных позиций. Любая из этих позиций относится к определенному возрасту и связана со специфическими чертами поведения.


Для удобства чтения лицо человека японцы условно делят горизонтальными линиями на три зоны: верхнюю, среднюю и нижнюю. Верхняя зона – это в основном лобная часть. Она наглядно отражает весь жизненный путь человека. По этой зоне получают информацию за период жизни от 15 до 30 лет, а также в глубокой старости.

Идеальный лоб (правильная форма и здоровый цвет кожи) свидетельствует о прекрасном состоянии тела и духа. Средняя зона (от бровей до кончика носа) отражает годы жизни от 35 до 50 лет. Гармоничная сбалансированность этой зоны свидетельствует об упорядоченности психики. Нижняя зона (верхняя губа, челюсти, рот, подбородок) дает информацию о периоде в 51–77 лет, а также о преклонном возрасте. Правильные формы этой зоны говорят об уравновешенности характера.

Влияние страстей и пороков на формы лица



В 1912 г. русский психиатр профессор Иван Сикорский выпустил большой труд «Всеобщая психология с физиогномикой». Впрочем, Сикорский вовсе не пишет о том, как определять по внешним признакам особенности характера человека (не говоря уже о том, чтобы предсказывать его судьбу). Он анализирует, с какими эмоциями связаны перемены в лице, зависящие от работы многочисленных мышц, придающих лицу необычайную подвижность и изменчивость. Вот, например: «Злость выражается сокращением пирамидальной мышцы носа. Сокращаясь, эта мышца дает характерное положение брови, именно – понижает ее внутренний угол, отчего бровь принимает косое положение, противоположное тому, что при печали, в то же время на переносье появляются горизонтальные складки».

Уже доказано, что под влиянием добродетельной и нормальной жизни человек имеет на себе отпечаток спокойствия, уверенности, ясности во взгляде и даже приобретает выражение как бы блаженства и вполне гармоничен. Под влиянием же страстей и пороков, напротив, его физиономия принимает неприятное выражение: она как бы сжата, искажена, черты не имеют того гармоничного выражения, как мы видим это на физиономии порядочного человека, а напротив, она иногда бывает поражена характерным подергиванием, что не может ускользнуть от внимательного наблюдения, так как все эти признаки есть явления как неспокойствия души, так и болезненных пертурбаций, вызывающих отвращение в душе нравственного человека.


Природа – великий геометр и математик; все ее операции происходят на строго геометрических данных и числах, которые она применяет к своим творениям. Нет ни одного типа, части которого не гармонировали бы между собой.

Каждое человеческое лицо содержит в себе геометрическую фигуру – четырехугольник, круг, овал, треугольник или конус (о котором своевременно будет сказано – см. рис. 9), а иногда даже по две фигуры, что легко можно открыть при внимательном наблюдении.

Считаем не лишним сказать, что эти эволюции имеют частный характер, так сказать, благоприобретенный или видоизмененный образом жизни данного индивидуума; что же касается геометрического типа, то он остается без всякой перемены, несмотря на влияние вышеупомянутых условий.

Коренные же изменения в человеческой личности и ее судьбе могут произойти лишь благодаря видоизменению лицевых костей, что получается только при перерождении из поколения в поколение, но это – дело времени, а не внезапных переходов; природа никогда не делает скачков, но поступает математически правильно и постепенно.

Таким образом, четырехугольный тип лица после вековых эволюций может перейти в овальный, а потому фамильный тип изменяется медленно, но не до неузнаваемости, и при условии отсутствия ряда скрещиваний.

Тип человеческого лица определяет форму тела: например, если тип четырехугольный, то все в человеке будет четырехугольное, словно вырубленное.

Если же встреченный вами человек округл, то все будет округло, и т. д.



Рис. 7. Четырехугольный тип лица


Рис. 8. Овальный тип лица

«В человеческом теле все стремится установить одну цельную индивидуальность, – писал один из основателей хиромантии Альфонс Дебарроль, – все находится в полном согласии, дабы создать отличную от других личность. Все: и черты лица, и неровности черепа, и рост, и длина или малость членов, и походка, и взгляд, и голос, и движения, и даже почерк письма».


Встречающиеся же нарушения общей гармонии указывают на присутствие посторонних элементов в данном типе, способных повлиять на его характер в ту или другую сторону.

Каждый индивидуум может свободно действовать в сфере своей личной деятельности, и под влиянием этой деятельности видоизменяются его ощущения и интеллектуальные качества: добродетели, страсти и пороки. Под влиянием же излишеств какой-либо особенной склонности соответственно изменяется и человеческая внешность, но контур, служащий основанием его характера, остается все тем же, какой дала ему природа, и это позволяет отличать одного человека от другого.

Без сомнения, формы лица неизбежно будут привязаны не только к геометрии, но и к географии. Европейцы, попав в азиатские страны, нередко жалуются, что азиаты там «все на одно лицо». Так же полагают и китайцы, живущие в среде европейцев, – все мы для них «на одно лицо». Весьма трудно научиться применять европейскую физиогномику на неграх или латиноамериканцах, поскольку существуют чисто расовые черты, которые могут ввести в заблуждение европейского физиогномиста.



<< предыдущая страница   следующая страница >>