prosdo.ru
добавить свой файл
  1 ... 2 3 4 5 6 ... 8 9

* * *

В приемный покой больницы зашел Толик и, увидев стоявшую у окна Катю с белым халатом в руках, подошел к ней.

— А ты чего здесь? Че не проходишь? — спросил он, кивая на халат в ее руке.

— Да вряд ли Петька мне рад будет, — неуверенно пожала плечами Катя. — Я лучше здесь Федю подожду…

— Понятно… — сказал Толик и кивнул на дверь, ведущую в процедурный кабинет. — Как там? Загипсовали уже?

— Да его уже в палату подняли… — спокойно ответила Катя.

Толик сразу стал снимать пальто.

— А че случилось-то? Че говорят? — спросил он, раздеваясь.

— Да вроде упал просто… — равнодушно ответила Катя. — О бордюру ударился…

Толик взял у нее халат и, протягивая ей взамен свое пальто, попросил:

— Ты ж все равно здесь будешь… Подержи, мы с Федей вместе выходить будем.

Катя спокойно взяла пальто и спросила:

— Ты нас отвезешь потом?

— Конечно, отвезу, — согласно кивнул Толик, надевая халат. Он поднял на нее взгляд и хитро спросил: — Слушай, а че у тебя с Робертом не получилось? Че поругались-то?

— Да пошел он, — брезгливо махнула рукой Катя. — Со своим кризисом… На любимую девушку денег у него нет… Пусть теперь со своей женушкой тогда спит…

Толик засмеялся и покачал головой. Он прекрасно знал об отношениях своей бывшей одноклассницы на стороне от мужа и знал самого Роберта. Но из дружбы с Робертом и Катей никогда не предавал их, хотя об их отношениях и так знали все, кому надо. Включая самого Федю. Но, так как они с Катей друг от друга ничего не скрывали, Толик мог позволить себе в отношении ее шутку, и он не удержался.


— А-а, так ты тоже, что ли, под сокращение попала? — со смехом проговорил он. — Ну правильно, щас везде кризис…

— Ой, ты еще тут не начинай, — обидчиво сморщилась Катя. — Ну вас на фиг… Поназаводите все любовниц… А потом у вас денег не хватает…

Уже одевшись, Толик поправлял халат и ответил все тем же шутливым тоном:

— Так я ж говорю, кризис… Нам тоже зарплату людям нечем платить, приходится сокращать штаты. Ну ладно, мы скоро… — сказал он, разворачиваясь ко входу на лестницу. — Я, между прочим, заступался за тебя…

Он с усмешкой отошел от нее и стал удаляться. Она проводила его брезгливым взглядом и скорчила ему в след рожицу.

* * *

Толик шел по коридору травматологического отделения больницы в белом халате, смотря по дверям палат на номера. Впереди была комната отдыха с общим телевизором, креслами и диванами. Она начиналась прямо с коридора, не имея этой стены, и видно было всех смотрящих телевизор больных, точнее временных инвалидов. Там же, возле телевизора, стояла еще и новогодняя елка. Перевязанные и загипсованные инвалиды сновали туда-сюда по коридору, кто на костылях, кто передвигался, опираясь о стены. А когда Толик подходил к палате Пети, один из смотрящих телевизор больных закричал кому-то в дверь открытой палаты:

— Колька, иди скорей, «Чрезвычайное происшествие» началось!

Сразу из нескольких палат начали в спешке, насколько это возможно, выходить больные, даже те, кто был с перевязанной головой и глазом. Из палаты Пети один больной с загипсованной рукой и ключицей выкатывал другого в инвалидном кресле с загипсованными обеими ногами. Толик удивленно смотрел на это зрелище. Инвалиды оживленно занимали оставшиеся удобные места, пихая друг друга. Те, кто не смог усесться поближе к телевизору, вставали рядом, не желая отходить далеко. Взглянув на экран, Толик сразу понял, почему они очень любили эту передачу. Когда показывали катастрофы и они видели, что кто-то поломался еще больше, чем они, им становилось немного легче. Усмехнувшись, Толик зашел в палату и закрыл за собой дверь.


Петя лежал с загипсованной ногой на растяжке и, увидев Толика, сразу возбужденно заерзал и воскликнул:

— О, Толик! Как ты вовремя! Как раз инвалиды все выперлись, — он повернулся к сидящему возле него на стуле брату и нетерпеливо сказал: — Федь, покажи ему!

Толик подошел к койке Пети, недовольно качая головой и рассматривая гипс. Федя поздоровался с Толиком и сказал Пете:

— Ну ты погоди… Инвалиды-то вышли, но я-то не могу… Как пулемет…

Толик пожал руку Пете, которая оказалась не сломанной, и спросил:

— А че он мне должен показать?

— Щас увидишь! — взволнованно ответил Петя. — Удивишься!

Он вопросительно кивнул Феде. Тот лишь развел руки в стороны и поджал губы.

— Ты меня уже и так удивил, — недовольно сказал Толик Пете. — Ты как умудрился ногу-то сломать?

— Да какой-то педик, сука, лавку из-под моего подъезда спер, — сразу став злым, выругался Петя. — Я присесть хотел, а ее нет…

Толик расширил глаза от удивления, но потом взял себя в руки и, сделав вид, что ничего не делал, покачал головой и сочувствующе поцокал языком.

— Сука, узнаю кто, убью на хрен, — продолжал злиться Петя.

— Правильно-правильно, — тут же поддержал его Толик, кивая головой. — Нечего чужие лавочки воровать…

В этот момент Федя как-то резко разогнулся и поднял руку, напряженно прислушиваясь к своему организму. Петя сразу забыл про лавочку и выжидающе посмотрел на Федю.

— Че там? Подходит? — уже совсем не злым голосом спросил он с надеждой.

Федя еще прислушался к себе несколько секунд и, расслабившись, молча отрицательно покачал головой с виноватым видом. Толик немного удивленно посмотрел на него, потом обернулся на дверь и даже вытянул шею, прислушиваясь. Затем опять повернулся к Пете и спросил, совсем не понимая, о чем или о ком они говорят:


— А кто должен подойти? Ты вообще че звал-то так срочно? Кого показать хочешь?

— Не кого, а что… Сейчас сам увидишь, — загадочно сказал Петя и, повернувшись к брату, спросил: — Может, действие гороха прошло уже? Надо еще поесть…

Федя сразу кивнул и полез в пакет, доставать банку с густой гороховой кашей. Толик удивленно смотрел на все это. Но как только Федя открыл банку и уже залез туда ложкой, он вдруг резко вскинул голову и, секунду-две напряженно посмотрев в стену, подскочил со стула. Он лихорадочно достал из этого же пакету грелку и, немного полуприсев, приставил ее к заду. Толик изумленно смотрел на напряженное лицо Феди и, когда услышал громкий продолжительный звук, брезгливо сморщился и стыдливо обернулся на дверь. Потом перевел взгляд на Федю, который с победным видом резко вкручивал в грелку штуцер с каким-то набалдашником.

— Ну вы в натуре удивили, — с выпученными глазами ошарашенно произнес он и, опять обернувшись на дверь, добавил:

— Точно придурки…

* * *

В фойе приемного отделения у Кати зазвонил телефон. Она перекинула пальто Толика на другую руку и, достав телефон и посмотрев на надпись, ехидно ухмыльнулась и заходила взад-вперед, раздумывая, ответить или нет. Потом все же убрала с лица улыбку и, еле сдерживая ее, нажала кнопку соединения и ответила.

— Ну что, Рустам? Что ты хочешь? — хитро спросила она.

Рустам отвечал ей что-то по трубке. Сначала Катя разговаривала с ним уверенно и даже с легкой ухмылкой.

— Что такое? Соскучился, что ли? — чуть ли не с издевкой спросила она. — Ну а я что могу? Ах, ты можешь? Ну-ну… А что, у тебя кризис уже закончился, что ли? Ну и сколько ты мне будешь давать?

В это время в приемный покой зашел Олег с пакетом, в котором видно было два яблока. Он сразу пошел к окошку регистрации но, увидев Катю, развернулся и направился к ней. Катя тоже сразу заметила двойника Тимати и, с немного недовольным лицом, сказала в трубку.

— Подожди одну минуту…

Она опустила телефон и поздоровалась с подошедшим Олегом.

— Привет. А ты как узнал?

— Привет, Кать… — сказал Олег, снимая сразу запотевшие в помещении очки. — Юлька позвонила… Она тоже скоро подъедет… Он еще в процедурной? Гипсуют?

— Нет, уже в травму подняли. Шестая палата, — сказала Юля и, с нетерпением избавиться от него и продолжить разговор на волнующую тему, показала ему рукой. — Иди вон туда, там тебе халат выдадут… Там же и гардероб…

Олег уже развернулся идти, но остановился и опять спросил у нее:

— А ты не пойдешь, что ли?

Катя, которая уже поднесла трубку к уху, выдохнула и сказала первое, что пришло на ум, чтобы он отстал:

— Я… я уже видела его…

Олег не заметил, что она явно соврала, и, опять развернувшись, пошел в другой коридор. Катя сразу подняла трубку.

— Да, говори… Меня тут отвлекли, — сказала она заинтересованно, но как только ей ответил Роберт, она сразу изменилась в лице и раздраженно спросила:

— Сколько-сколько?! В неделю?! Да пошел ты, Роберт, знаешь куда?! Столько денег и мой Федька может мне давать! Понял?! — горячо говорила она и, явно нервничая от того, что он ей не верит, и еще больше от того, что сама в это не верит, продолжала с уже притворным издевательством убеждать. — Может-может!!! Не сомневайся! Мы свой бизнес открываем скоро! Я его во всем поддержу, и он мне даже больше давать будет! Понял?! Все, не звони мне больше!


Она нервно отключила трубку и, бросив пальто Толика на подоконник, заходила туда-сюда уже не возбужденно, а раздраженно. Потом так же резко схватила пальто и пошла туда, куда ушел Олег.

* * *

Толик возбужденно ходил взад-вперед возле кровати Пети с калькулятором в руке и нажимал кнопки. Он казался еще более взволнованным, чем сами братья, вместе взятые. Как бизнесмен, он уже подсчитывал, сколько сейчас стоит газ и какая прибыль может получиться, если раскрутить этот проект. Федя стоял у окна и с победным видом складывал горелку обратно в пакет. Петя с таким же победным видом смотрел на Толика.

— Ты понимаешь, чем это пахнет?! — взволновано говорил Петя. — Это ж какие бабки можно грести?!

— Так-как-так-так-так… — почти не слыша его, уже и сам все поняв и посчитав, заговорил Толик. — Это надо срочно запатентовать… Изобретение… На чье имя, кстати? Чья это идея?

Толик остановился и вопросительно посмотрел на обоих братьев. Петя с Федей переглянулись, и Петя сказал:

— Вообще-то, идея Федина, но патент будем делать на мое имя… Мы так решили… Его могут облапошить… И компанию будем регистрировать на мое имя… Ну, ты в доле, само собой…

— Какую компанию? — спросил Толик заинтересованно.

Петя мечтательно посмотрел на потолок и после короткого раздумья сказал, активно жестикулируя рукой:

— Ну… «ГАЗПРОМ ПЕТР», например… я не знаю… Ну или по-другому как-нибудь можно придумать…

— «ГАЗПРОМ» не пойдет, — тут же возразил Толик. — Они нам предъявят потом за плагиат… Надо что-то другое…

Стоявший у окна с задумчивым видом Федя вдруг резко поднял голову и взволнованно предложил:


— «ПЕТР-ГАЗ» можно! Или «ПЕТРОГАЗ»!

Петя радостно поднял большой палец вверх и закричал радостно:

— Во, точно!!! Мои бывшие начальники охренеют сразу!

— Так, ну, с названием решим, значит, — согласно кивнул Толик и продолжил возбужденно ходить по палате. — Теперь технические детали…

— Все технические детали Федя изготовит! — ответил Петя, посмотрев на брата. — Трубы там, газосборники и прочее… он в этом соображает…

— Да один он ниче не сделает… — возразил Толик и мечтательно заговорил. — Тут целое производство придется налаживать… Газохранилища строить… Газопровод в другие страны… Ты знаешь, сколько тут бабок надо вкладывать? Тут наших с тобой не хватит… Кредит надо брать…

— Ну, значит, надо брать!!! — тут же согласился Петя. — Ты же видишь, дело того стоит… Один только кубометр газа больше двухсот баксов в Европе стоит, и доллар еще растет к тому же…

Толик остановился и спросил у него с видом знатока.

— А ты знаешь, сколько надо людей, чтобы напердеть кубометр газа?

— Да хоть сколько! — с видом еще большего знатока возразил Петя. — Пердят-то все! Все до одного! Представляешь, сколько денег они на ветер каждый день выбрасывают? Надо просто их собирать!

— Как собирать?! — с изумлением спросил Толик. — Или вы уже придумали, как выделять этот газ из атмосферы? Не знал, что вы еще и химики…

— Да зачем?! — опять возразил Петя и начал объяснять. — Надо просто приучить народ пукать в специально отведенных местах. И этих мест надо сделать как можно больше… Повесить везде вот такие газосборники, — он кивнул на пакет, в который Федя убрал свой аппарат, — типа грелки, но только большие… С клапаном, чтоб газ туда входил, а обратно нет…


— Точно! — догадался Толик и опять возбужденно заходил. — Во всех людных местах… В метро… На улицах… Во всех туалетах… А со временем раскрутимся, и можно будет трубы провести во все места, чтобы не ездить не собирать эти газосборники, а чтоб напрямую в газопровод все шло…

Федя опять поднял голову и гордо произнес еще одну умную мысль:

— Надо будет счетчики поставить везде, как в «ГАЗПРОМе», — сказал он, посмотрев на обоих, — чтоб учитывать все в кубометрах…

— Да-да-да-да-да… Естественно, — тут же согласился Толик и, подняв палец и немного подумав, как самый опытный из всех в бизнесе, начал давать ценные указания. — Так… Федя, изготовь экспериментальный экземпляр газосборника… Чертежи для патента… Горелку сделай новую… вернее, горелка пойдет, грелку новую поставь для показа… Я приглашу экспертную комиссию… Зарегистрируем патент и компанию…

— А куда пригласишь-то? — растерянно спросил Петя. — У нас же ни офиса, ниче нет… Да и я отсюда куда? Сука, как не вовремя какая-то падла лавочку сперла…

— Да ради такого я их прямо сюда подтяну всех, — уверенно убедил его Толик. — Все отцовские связи задействую… Прямо здесь их принимать будешь… Продемонстрируем им вот это, они сразу все поймут…

Он кивнул на пакет с грелкой и горелкой и хотел еще что-то сказать, но Федя тут же его перебил:

— Ты только предупреди заранее, когда они будут. Где-то за час-два перед показом надо каши поесть гороховой… А то представь, сколько им тут ждать придется, пока кто-то из нас пукнуть захочет? Не выдержат, уйдут…

Толик вдруг резко остановился, внимательно посмотрел на Федю и, отведя от него взгляд и задумчиво смотря в одну точку, как будто что-то вспоминая, сказал:

— Так… Нам нужен Олег… Комиссия может приехать в любой момент, не успеешь и каши поесть…


— Еще кого-то в долю брать?! — недовольно высказался Петя, даже приподнявшись немного на локтях. — Какой еще Олег?

Толик достал сотовый телефон и, ища в нем нужную запись, сказал:

— Как какой? Кто у нас гимн «Спартака» почти до конца пердит?

Петя с Федей переглянулись и, вспомнив одновременно, кого имел в виду Толик, оба раскрыли рот с улыбкой.

— Ха-а-а… Точно! — радостно проговорил Петя. — Хохол… Через каждые пять минут и так серет…

— Его еще если горохом заправить, он за час кубометр сделает как два пальца, — тоже радостно добавил Федя.

— Его и в долю брать не надо, — с улыбкой подтвердил Толик, продолжая искать в телефоне запись. — Он без работы сидит, вчера ко мне просился хоть кем-нибудь… Во…

Он нашел нужную видеозапись и включил, подойдя и показывая всем. В экране телефона показалось застолье всех вместе, где Олег танцует под Тимоти, выставляя татуированные руки, и в стиле рэпа поет всем веселым пьяным голосом: «Ну а сейчас, друзья, гимн нашей любимой команды „Спартак"». Все в телефоне сразу притихли, и присевший немного Олег выдает характерным звуком. Та-та-там-там-там-та-та-та-та-там-там. Все смеются и в телефоне, и сразу же засмеялись все и в палате. В этот момент дверь открылась и зашел сам герой видеоролика Олег в белом халате и с яблоками. Все удивленно и радостно восклицают хором:

— О-о-о!

— Олег, ты не сто лет жить будешь, а все двести!!! — с улыбкой подошел к нему навстречу Толик и, полуобняв, повел поближе ко всем.

— И не просто жить… А в шампанском купаться!!! — как будто уже поздравляя его, воскликнул Петя.

— Да положи ты эти яблоки, — весело сказал Федя. Он с улыбкой взял у Олега пакет с яблоками, отложил их в сторону и, достав из своего пакета банку гороховой каши, открыл ее и протянул так вовремя пришедшему гостю. — Тебе вот что теперь есть надо… На…


— Да подожди-подожди, — остановил брата Петя. — Сейчас-то ему зачем? Перед комиссией уже, чтоб все пучком было…

Согласно кивнув, Федя сразу закрыл банку и убрал обратно в пакет. Олег удивленно посмотрел на всех и спросил с опаской:

— Че вы ты замышляете, я не пойму?

Толик, который все еще обнимал Олега по-дружески одной рукой, похлопал его плечу и сказал:

— Ну тебе ж нужна работа? Ну вот… Будешь у нас главным… — Толик немного осекся, но, придумав правильное определение будущей работы Олега, сказал:

— По снабжению…

В этот момент дверь открылась и в палату уверенно зашла Катя. Она решительно прошла к Феде и сказала, преданно смотря ему в глаза:

— Федя, что ты там придумал, скажи?! Я буду помогать тебе во всем, чем смогу. Почему ты мне говорить не хочешь?

— Нельзя, Кать, — смущенно ответил Федя и, придумав на ходу нужную отговорку, неуверенно сказал: — Боюсь сглазить…

Толик посмотрел внимательно на них обоих и тут же предложил:

— А почему же? Катя очень даже может нам помочь… — уверенно сказал он и посмотрел на всех. — Нам же нужно будет показывать всем, на своем примере, что женщины тоже не будут проходить мимо газосборников… И не только комиссии показывать, но и людей с улиц тоже надо будет привлекать… Рекламные ролики снимать… Почему ты Катю не хочешь привлечь к нашему бизнесу? Пусть тоже деньги зарабатывает…

Федя смущенно опустил голову. Представить, что его красавица Катя на глазах у всех пукает в грелку или ящик, он не мог и не хотел даже посвящать ее в этот бизнеспроект. Думал, что теперь будет зарабатывать уйму денег и сможет содержать ее по полной программе сам. Но без брата и Толика, смыслящих в бизнесе, он никуда сам не сдвинулся бы с мертвой точки, поэтому ему сейчас было очень неудобно перед женой. А Толик, почувствовав его неуверенность, посмотрел в поисках поддержки на Петю, который сразу уловил его взгляд и сказал Кате:


— Катя, ты будешь делать все, что от тебя потребуется в этом бизнесе?

— Конечно! — с готовностью радостно согласилась Катя. К тому же, услышав, что нужно будет снимать рекламу бизнеса, подумала, что ее могут повесить на всех рекламных щитах вдоль дороги, и с радостной надеждой спросила:

— Что надо делать?! В рекламе сниматься?!

Петя посмотрел на еще более опустившего смущенное лицо брата. Его гулящая жена давно ему не нравилась, но раз уж теперь она сама решила загладить свою вину, он решил не обращать внимания на неудобство перед братом и сказал.

— Ну… И это тоже…

Катя аж подпрыгнула от радости и захлопала в ладоши.




<< предыдущая страница   следующая страница >>