prosdo.ru
добавить свой файл
1
Ноябрьские тезисы из Вашингтона


Пропаганда - это искусство лгать, чаще обманывая своих сторонников, чем противников. (Франсис Макдоналд Корнфорд)
1 ноября  2011 года  в интернете  была размещена статья бывшего  американского дипломата, а ныне, при демократической администрации Обамы , президента Freedom House Дэвида Крамера. (Do’s and Don’t’s on Belarus by David J. Kramer http ://blog.freedomhouse.org/weblog/2011/11/dos-and-donts-on-belarus.html). Для нас статья представляет несомненный интерес, так как содержит  десять  тезисов, выполнение которых, по мнению автора, приблизит час свержения  режима А. Лукашенко.

В свое время, будучи высокопоставленным сотрудником Госдепартамента,  Д. Крамер неоднократно посещал Минск, где встречался с представителями  белорусского  экспертного сообщества  различных  политических направлений.  Стоит отметить, что до  сих пор Д. Крамер является одним из самых квалифицированных специалистов по «белорусскому вопросу», что уже само по себе привлекает к его  статье особое внимание. 

Однако, при  работе с данной статьей  в очередной раз  обнаружилась специфика  подхода США к белорусской проблематике.  Прежде всего, обращает на себя внимание    традиционная  дистанцированность  Вашингтона от  политической ситуации в РБ,  позиция,  позволяющая констатировать  малозначимость  республики для  американской  политики в регионе Восточной  Европы.  

Для  этого  есть свои причины. США имеют возможность смотреть на белорусский вопрос несколько отстраненно, без присущей Европейскому  Союзу  политической экзальтации и  склонности к  политическим играм в  треугольнике  «Брюссель–Минск–Москва». 

Вашингтону нет необходимости  придавать  проблеме  белорусской диктатуры  геополитическое  значение, способное  накалить российско-американские отношения, в которых и без Минска достаточно «острых» вопросов.

В американской администрации учитывают, что  Беларусь имеет  важное, но субрегиональное  географическое положение. Ее экономический потенциал меньше американского в 500 раз и практически незаметен на фоне экономики ЕС и России. Страна не имеет сколько-нибудь значимых ресурсов, включая  калийные соли (только один из секторов мировой экономики),  а ее транзитные возможности не являются абсолютными.


В экономическом плане республике нечего предложить  инвесторам из США.   Вхождение Беларуси в  Таможенный Союз и Единое экономическое пространство в еще большей степени подорвет инвестиционную привлекательность  Беларуси, так как  инвестиции  идут туда , где есть  рынок, ресурсы и дешевая рабочая сила.  Первых двух позиций республика лишена,  рабочая сила  в настоящее время активно используется Россией.  Примером инвестиционного  фиаско в Беларуси является  провал  по размещению в республике автосборочного производства, ориентированного на российский рынок. 

Сомнителен потенциал Беларуси  в геополитическом и военно-стратегическом аспектах. 

Беларусь в качестве военно-стратегического плацдарма не имеет какой-либо ценности, так как любое гипотетическое  лобовое столкновение России и НАТО подразумевает ракетно-ядерную войну, препятствовать или принимать участие в которой  Беларусь может только частично. В республике  размещены два объекта (радар «Волга» и центр связи ВМФ РФ), исчерпывающие  возможности «белорусского плацдарма» быть задействованным в случае   ядерного конфликта.

Чисто теоретически, ситуация  могла бы частично измениться в случае  размещения  на белорусской территории ЗРК С-400, а в перспективе и С-500,  способных решать  отдельные задачи ПРО.  Но даже при  самом неблагоприятном развитии  ситуации, основной удар по России может быть нанесен со стороны Арктики, а также с  океанских  просторов, а не со стороны Европы.   В  реальности же,  во-первых, США не ожидают  угрозы от России с белорусского направления, как, впрочем, со всех остальных.  А во-вторых, симметричный российский ответ на  размещение в Европе  элементов  ПРО США  носит исключительно технический характер и  не подразумевает  использование  территории Беларуси. 

  Плюсом к сумме обозначенных факторов выступает и небольшая, оснащенная устаревшим оружием и к тому же не имеющая боевого опыта белорусская армия, не представляющая  собой какой-либо серьезной угрозы для НАТО


США в формате НАТО, выступая в качестве  своеобразного министра энергетики ЕС,   взяли на себя функции  создания новых  энергетических коммуникаций  и контроля над уже имеющимися,  которые обеспечивают  европейский рынок углеводородов  бесперебойными поставками нефти и газа.  С этой позиции  Вашингтон в большей степени  волнуют противоречия с Москвой в районе Каспия, где  ситуация вокруг  проекта «Набукко»  приобретает все более  напряженный характер, чем  борьба с РФ за «Белтрансгаз», который никому не нужен без российского газа.   

Судьба  Беларуси отдана Вашингтоном на  усмотрение Брюсселя и Москвы.  США позволяют себе только  публичные  заявления и обращения, а также определенную финансовую поддержку  белорусской оппозиции.

США, в отличие от ЕС,  вряд ли готовы ввязываться в противостояние с РФ по столь  сомнительному «активу», как Беларусь.  В свою очередь, для Евросоюза  остаются актуальными поставки  белорусских  нефтепродуктов на европейский рынок, и этот экономический интерес является  сдерживающим фактором в политике  ЕС по  отношению к Минску.  Таким образом,  острой проблемы, соразмерной с режимом Каддафи, с Беларусью у Запада нет.   

Д.  Крамер в своей статье  подошел к проблеме сохранения в Республике Беларусь авторитарного  недемократичного   режима  с позиций уже завершившейся операции НАТО в Ливии, где сочетание  восстания племен с внешней  поддержкой вооруженных  сил НАТО не могло не привести к успеху, хотя вряд ли стратеги в Вашингтоне и Брюсселе ожидали от М. Каддафи столь продолжительного  сопротивления.

Безусловно, ни на какое внешнее силовое воздействие  на режим А, Лукашенко  Д. Крамер даже не намекает. Республика Беларусь является участником ОДКБ, и поэтому ливийский сценарий к Минску не применим.  Глава Freedom House  считает, что внутренние условия, сложившиеся в республике – экономический кризис с острой нехваткой валюты  и западные экономические санкции подготовили  почву для свержения режима А. Лукашенко.  Сочетание данных негативных факторов, по мнению Д. Крамера, уже  поставили  режим на грань  исчезновения. Несомненно, данный вывод  является огромным преувеличением.


Д. Крамер  не учитывает высокую  экономическую пластичность белорусского населения,  возможность для сброса  рабочей силы в Россию,  активность и эффективность  официальной пропаганды,  навязывающей  населению  ложные  интерпретации  причин экономического  кризиса. Протестный потенциал  гражданского общества находится на крайне низком уровне, что лишний раз  подтверждает   политическую несостоятельность и безответственность белорусской оппозиции, неоднократно заявляющей   в августе текущего года  об обязательном   осеннем «обострении». Осень уже завершается, а  «обострение» мы можем наблюдать только на форумах  отдельных пропагандистских  сайтов. 

Примерами   безответственной  пропагандистской  игры  являются широко распространяемые  слухи о переезде в Беларусь  М. Каддафи (конец сентября) или  поимке в Ливии целого  взвода белорусских  наемников.   Безусловно, подобные лживые  информационные вбросы в духе «СБ»  оказывают разрушительное влияние  на оппозиционные СМИ, снижают их авторитет до уровня «желтой» государственной прессы.  Очевидно, что аналитики из США находятся под воздействием  подобного рода  оппозиционной пропаганды, уверяющей о готовности народа выйти на улицы и площади. 

Д. Крамер упоминает  западные санкции против режима А. Лукашенко, считая их важнейшим элементом давления на официальный  Минск.  К сожалению, об эффективности санкций  можно не говорить.  Санкции носят декоративный характер и ювелирно обходят  важнейшие для Евросоюза секторы – прежде всего  экспорт белорусских  нефтепродуктов и  калийных удобрений.   Стоит отметить, что  США, фактически  не импортирующие  эти важнейшие статьи  белорусского экспорта, могут себе позволить  блокировать их поставку на американский рынок. Евросоюз  пойти на столь радикальные меры не в силах. Заявления из Брюсселя о том, что  жесткие экономические санкции  могут привести к резкому снижению жизненного уровня населения республики, лицемерны, так как прикрывают интересы западных корпораций – потребителей  белорусского бензина и калия.  Во-первых,  жизненный уровень в Беларуси  и так уже приблизился к  самым нищим республикам  Центральной Азии, а во-вторых, в свое время  ЕС и НАТО как-то не беспокоил жизненный уровень сербов, ливийцев, а также сирийцев. Дело, конечно, не  в благосостоянии  белорусского народа, а в прибыльности  поставок на европейский рынок дешевых белорусских нефтепродуктов и удобрений.


Д. Крамер  предложил  Западу выполнение десяти задач, которые, по его мнению, должны привести  режим А. Лукашенко к краху. В частности,  он предлагает  окончательно  изолировать режим, который  представляет угрозу не только для собственного народа, но и мира.  При этом Д. Крамер  опровергает тезис  Варшавы и Вильнюса,  которые как раз выступали против изоляции А. Лукашенко, считая, что  изоляция отбрасывает   Минск  в руки Москвы.  Видимо, в данном случае Д. Крамер  опирается на общеизвестный факт, что  Беларусь все равно  находится в экономической «тени» России. В конце концов, белорусские  нефтепродукты вырабатываются из  российской нефти и замены ей нет, сколько бы ни пытался А. Лукашенко  дотянуть до своих НПЗ венесуэльскую или азербайджанскую нефть. Что может сделать с белорусским экспортом на европейские рынки «понимание»  опасности  белорусского  режима, на чем настаивает Д. Крамер?  Ровным счетом ничего.

Обратим внимание на призыв Д. Крамера  давить на режим А. Лукашенко экономическими санкциями, что ,по его мнению, должно привести к освобождению политических заключенных.  В данном случае явно  перепутана причинно-следственная связь.  Декоративные  санкции не только не помогают освобождению  политических заключенных, но и способствуют   росту  авторитета А. Лукашенко, который  «в одиночку противостоит всему Западу».  Формат  введенных  в 2011 году  санкций  является лучшей поддержкой режима, по эффективности уступая только непременному участию оппозиции в очередных  выборах в условиях классического авторитаризма.  На освобождение  политических заложников  может повлиять только  глубина экономического кризиса в Беларуси и  потребность   Минска в кредитах МВФ.  Санкции в данном случае совершенно не при чем.

Безусловно, с точки зрения гуманности трудно не согласиться с требованием Д. Крамера  продолжать  настаивать на освобождении политических заключенных. Но также трудно согласиться с постулатом, что освобождение политических  заключенных  поможет свержению режима.  В свое время М. Каддафи не просто выпустил своих оппонентов из тюрьмы, но даже  сломал бульдозером ее ворота, что никак не сказалось на устойчивости его режима.   Более того,  стоило бы напомнить, что  аресты и суды над оппозицией с декабря 2010 по лето 2011 года во многом являются итогом безответственного европейско-белорусского диалога осенью  2010 г.


Д. Крамер призывает вернуться к вопросу о легитимности последних выборов (2010 г.), отмечая, что  США не признали их итоги.  Но ведь в 2006 году и Запад не признал 3 срок А. Лукашенко.  Однако же при этом ни одно из посольств  ЕС и стран НАТО не покинуло Минск. Более того,  послы вручали и вручают А. Лукашенко верительные грамоты.  Так было как при республиканцах,  так и при демократах.

Д. Крамер по традиции настаивает на развитии отношений с белорусским гражданским обществом, что, безусловно, можно приветствовать, так как внешняя поддержка  белорусскому гражданскому обществу в любом случае полезна и нужна (хотя по существу эта поддержка и является содержанием финансируемой Госдепартаментом  деятельности возглавляемой Крамером организации).  

Нельзя не отметить весьма забавное требование   добавить министра иностранных дел С. Мартынова в список лиц, лишенных виз. При этом Д. Крамер не разъясняет, кого лишить визы  - непосредственно господина Мартынова или министра иностранных дел РБ? Ведь   в случае  лишения С. Мартынова возможности общаться с коллегами из стран Запада, власти могут быстро найти ему замену. Понятно только то, что Д. Крамер выступает за полную изоляцию режима со стороны Запада, но скорее всего в политическом плане – не давать виз, не приглашать на  международные  мероприятия и не ездить в Минск.   Призывы давить на режим санкциями в отношении  предприятий, подготовленных к приватизации, чтобы снизить их привлекательность для покупателей («DO impose sanctions on more state-owned enterprises, driving down their attractiveness to prospective buyers») на самом деле могут оказаться  в высшей степени эффективной  помощью для А. Лукашенко, который как раз и ищет  поводы, чтобы приватизацию не проводить.  Можно только представить восторг руководства РБ, если США подвергли бы санкциям тот же  «Белтрансгаз».  В этом случае  Минск получил бы возможность и «Белтрансгаз» не продавать (мол, цена благодаря санкциям упала – разорение для белорусского народа) и выбить поставку дешевого российского природного газа.


Другое дело, не давать  Минску кредит МВФ, за что ратует Д. Крамер.  Отсутствие  кредита  МВФ во многом усложнит  экономическое состояние  режима А. Лукашенко. Стоит напомнить, что до настоящего момента (6 ноября) в РБ не пришел второй транш кредита ЕврАзЭс.  Однако,  учитывая информацию, поступающую из того же Вашингтона и  Минска, приходится признать, что кредит  авторитарный  режим А. Лукашенко от МВФ скорее всего получит.  Белорусский президент выпустит в конце ноября – начале декабря последних  политических заключенных (без реабилитации, конечно) и  подпишет кредитное соглашение.   Заявление Крамера о том, что  кредит  МВФ является предательством  белорусской оппозиции и гражданского общества («This simply would be a betrayal of Belarus’s opposition and civil society») на фоне состоявшихся  визитов в Минск президента Литвы, министров иностранных дел Польши и Германии,  выдачи Варшавой и  Вильнюсом  счетов белоруских правозащитников  и т.д., не имеет какой-либо реальной  политической ценности.

Призыв Д. Крамера к  подготовке  пост-Лукашенковской  Беларуси можно считать вечно актуальным тезисом. Действительно,  в рамках  пресловутой белорусской  экономической модели, во многом основанной на  поддержке со стороны России, А. Лукашенко  почти полтора десятилетия мог обеспечить  населению республики более-менее приемлемый жизненный уровень. Между прочим, белорусы это помнят и  очень беспокоятся, что  былое благополучие не вернется.  Кризис 2011 года  продемонстрировал, что даже в условиях  сохраняющейся  экономической поддержки со стороны России, экономика республики разрушается. Тем не менее, представить республику без российского рынка и без российских  дешевых энергоносителей  просто невозможно.  Молочнотоварные фермы  и Солигорск девять с лишним миллионов человек  не прокормят.  Что в данном случае может предложить Запад?  «Прибалтийский сценарий», за который столько лет ратовала белорусская оппозиция?   Так ведь  нынешнее поведение Вильнюса, готового в ногах валяться у А. Лукашенко за каждую тонну белорусского транзита, как раз и является политическим итогом  данного сценария.  Созданные в странах Прибалтики  миграционные экономики уже не новость для  Беларуси,   каждый четвертый трудоспособный  гражданин которой на данный момент работает за рубежом своей Родины.


Обращает на себя внимание мнение Д. Крамера о бессмысленности попыток добиться искусственным путем  единства белорусской оппозиции («At the same time, do NOT force artificial unity among the opposition.  Having the opposition forces united would represent something positive, but unity is not necessary to bring down Lukashenka»).  Это важное признание, так как и США и Евросоюз в свое время приложили немало сил для  объединения оппонентов А. Лукашенко. В итоге часто получалось так, что  все ресурсы  уходили на создание «единства», а на борьбу с  режимом сил и времени уже  не оставалось. Но с другой стороны понятно, что  Запад в лице Вашингтона не  верит в политический  потенциал и востребованность  белорусской оппозиции.

На этом фоне очень странно выглядит призыв поощрять дезертирство среди как белорусских дипломатов, так и высшего руководства республики. Куда им дезертировать? В ряды оппозиции, которой как таковой нет и в которую не верит и Вашингтон?  Где тот белорусский «остров Крым»,  где можно было бы создать что-то альтернативное режиму и одновременно  жизнеспособное, перспективное, буквально рвущееся к воплощению и реализации?  Дезертировать некуда, да и, если откровенно, некому.  В ближнем  кругу  с А. Лукашенко остались те, кому  есть что терять. Они будут с ним до гроба.  Побежит высшая и средняя номенклатура, но только тогда, когда  определится успех ,и смена режима станет  очевидной. Естественно, пользы от такого рода перебежчиков   никакой, только вред. Вряд ли это понимает Д. Крамер. 

В целом, ознакомившись с «десяткой»  задач  Д. Крамера, невольно приходишь к выводу, что американские партнеры белорусской оппозиции или реально  ничего не понимают в белорусской  действительности, или  просто морочат  белорусам голову, изображая виртуальную возможность и готовность, а на деле ограничиваясь подобного рода ноябрьскими тезисами,  повторяющими друг друга и не несущими какого-либо рационального зерна. 

Страшно далека Америка от Беларуси…

А. Суздальцев, Москва, 06.11.11