prosdo.ru 1 2 ... 5 6




Образование и развитие

мирового хозяйства
Образованию мирового хозяйства предшествовало длительное развитие производительных сил (факторов производства), которое вело к разделению труда и созданию экономических связей. Совершенствование производительных сил происходило в определенных социальных формах их организации. Производительные силы и социальная структура их организации находятся в неразрывном взаимодействии, оказывая влияние друг на друга. На них влияли многочисленные факторы внутреннего и внешнего порядка, географическая среда, что предопределило нелинейный характер развития при общей тенденции к повышению уровня производительных сил. История человеческого общества и производительных сил характеризовалась созданием в разных районах планеты устойчивых многовековых социально-экономических образований с особым политическим управлением, культурой, общественной психологией, характерными чертами поддержания внешних связей.
2.1. Предыстория мирового хозяйства
Многовековая предыстория мирового хозяйства отмечена возникновением и распадом древних локальных хозяйственных систем долин рек Нила, Тигра, Ефрата, Ганга, Хуанхе и более поздних — на территории Греции, Италии, Латинской Америки. Главными отраслями производства в этих централизованных хозяйственных системах были земледелие и скотоводство. Там были известны добыча цветных руд, выплавка металлов, изготовление орудий труда и оружия, тканей, строительство судов. Экономические зоны были связаны между собой крайне ограниченно, их разделяли промежуточные пространства.

Непосредственное соседство кочевых и земледельческих обществ неоднократно заканчивалось вторжениями и завоеваниями кочевыми и полукочевыми племенами земледельческих обществ, что приводило к упадку экономических структур, разрушению социальных связей, политических систем.

Нередко судьба древних хозяйственных систем почти всецело определялась действием внутренних факторов экономического и военно-политического характера.


Азиатский способ производства. Существование мощных хозяйственных систем обеспечивалось тем, что центр власти занимал положение распорядителя всех ресурсов. Государю принадлежали основные земли и ирригационные системы, что составляло основу государственной собственности. Используя внеэкономическое принуждение, государство обеспечивало строительство основных общенациональных и региональных хозяйственных и ритуальных объектов. Важным физически обусловленным способом использования почвы было орошение. Создавать и поддерживать сложные ирригационные системы можно было лишь коллективным трудом больших масс населения, организуемых государственным аппаратом. Государство обеспечивало безопасность территории от внешних сил и содержало мощные вооруженные формирования. Оно осуществляло также военно-присваивающие формы активности.

В древних хозяйственных системах, за исключением Китая, доминирующее положение занимали царские и храмовые хозяйства, а также должностные и личные хозяйства, полученные по наследству. Должностные хозяйства были в распоряжении региональных управителей и иных сановников и считались платой за должность. Все крупные хозяйства были однотипны и схожи с императорскими и храмовыми. Преобладал принцип пожизненного пользования землей. Он приводил к тому, что правящий слой менялся нередко в течение жизни одного поколения, и семейные кланы не успевали укореняться, а процесс накопления на частном уровне прерывался

В ряде древних образований, особенно в Индии, прочное место занимала община, когда земля обрабатывалась коллективно и каждый общинник получал свою долю из урожая. В ее рамках осуществлялось соединение земледелия и ремесла, причем разделение ремесленного и земледельческого труда в основном происходило между членами общины. Одна часть общинников занималась только земледелием, другая — только ремесленным производством. Ремесленники получали определенную долю урожая и обеспечивали в свою очередь общину всеми необходимыми предметами своего производства. Такая организация труда порождала прочные внутренние связи в общине, создавала устойчивость и независимость ее от внешнего мира. Восточная община препятствовала разделению труда между городом и деревней и развитию товарно-денежных отношений.


Государство в большинстве случаев было верховным собственником земли. Отношения с необщинниками и общинниками строились на личной и хозяйственной зависимости, продиктованной необходимостью получить для непосредственного производителя доступ к основному средству производства — земле, которая была ограниченным ресурсом. В этих условиях «незакрепленность» крестьянина была равносильна исключению человека из системы воспроизводства. Были исключения. В частности, в Китае при сословной системе существовала значительная степень социальной мобильности, отсутствовали сословные ограничения на землевладение.

Чиновники, военно-служилая знать сосредотачивалась в городах, которые полностью зависели от государства. Ремесленное производство было в основном подчинено обслуживанию императорских, царских дворов, знати, армии. Рынок в таких городах был ограничен потребностями и вкусами двора и знати, поэтому развитие ремесленного производства совершенствовалось крайне медленно; как в земледелии, так и в ремесле государство изымало производимую продукцию не через обмен, а фактически через отчуждение готовых изделий в форме ренты-налога.

Главенство системы изъятия не везде было одинаковым. Жестко регламентированная система изъятия действовала в Индии и Китае. Поземельный налог, частично в денежной форме, составлял основу отношений государства, частного и общинного землевладения. Частное землевладение, ремесленничество были заинтересованы в конечном итоге именно в сильной власти. Только она могла обеспечить им какие-то гарантированные возможности для существования.

Рента крупных землевладельцев часто принимала товарную форму и шла на снабжение городского населения. Обмен между городом и деревней активно практиковался в Османской империи Иране. Значительную роль играл торгово-ростовщический капитал. Широкое распространение товарно-денежных отношений не вносило системообразующего фактора в функционирование хозяйств, а приводило к переплетению и сращиванию натурального и товарно-денежного начал при господствующем положении первого. Торгово-ростовщический капитал вкладывался не в ремесленное производство, а в землю. Противостояние натурального и товарного укладов не проявлялось явно, на него накладывалось противостояние государственного (рента, налог) и частновладельческого (аренда) бремени. Аренда земли не носила предпринимательского характера, отношения договора модифицировались многочисленными формами личной зависимости.


Биполярность социально-экономической системы обусловливала повышенную самостоятельность государства. Город был встроен в общую систему и не имел особого статуса. Полная зависимость города от государства, жесткая регламентация трудовой деятельности населения ограничивали накопление торгового капитала и промышленно-предпринимательскую деятельность. Поэтому развитие торгово-ростовщического капитала и связанных с ним структур, наличие свободной рабочей силы не соединялись в единый хозяйственный механизм. Они ограничивались двуединой системой. Развитие товарно-денежных отношений могло осуществляться на базе частной собственности, что означало ослабление централизующей роли государства и появление феодальной раздробленности. Это в свою очередь вело к подрыву в стране порядка и других условий, необходимых для нормального развития товарно-денежных отношений.

Преобладание натурального уклада поддерживалось и укреплялось не только государством, но и комплексом идеологии, третировавшей предпринимательство как недостойное занятие. В ряде стран с пренебрежением относились к торгово-ремесленному занятию. В Индии ремесленники входили в разряд низших каст. Отсутствие покровительства со стороны центральной власти не способствовало росту ремесленного производства.

Развитие производительных сил ограничивалось недостаточным производством продовольствия, что жестко лимитировало занятость рабочей силы и приводило к неэквивалентности обмена между ремеслом и сельским хозяйством в пользу последнего. В результате отрасли ремесленного производства не имели достаточно накоплений и влачили жалкое существование. Из века в век производились однотипные орудия труда. В конечном итоге несельскохозяйственные отрасли мало предъявляли спрос на орудия труда при отсутствии или слабой заинтересованности в новых орудиях, экономящих труд, прежде всего из-за бедности заказчиков. Избыток рабочих рук, соотношение живого и овеществленного труда, живого труда и земли в определенной мере предопределяли заниженную роль человека в системе производительных сил.


Социально-экономическое развитие в восточных обществах оказывалось неспособным выйти за рамки таких условий. Развитие частной собственности, феодализма приводило к ослаблению централизованных государств, их дроблению и крушению под ударами варваров. Затем начинался процесс их консолидации в другой форме, что приводило к повторяемости общественного развития, затрудняло самостоятельное обновление восточных стран.

Античный способ производства. В отличие от восточной социально-экономической структуры античная форма имела частную собственность. Античная форма собственности выступала в двуедином виде — и частной, и общинной. Климат и другие природные условия позволяли в земледелии обходиться без надобщинного ирригационного строительства. В противоположность сельской восточной общине античная выступала преимущественно как городская, как город-государство (полис). Широко использовался рабский труд. Античный собственник существовал как составная часть города-государства, а не сам по себе, самостоятельно. В ремесленном производстве основной единицей организации являлась мастерская, т.е. ремесло было отделено от сельского хозяйства. Продукция античного ремесла благодаря высокому качеству одержала верх над ремесленной продукцией Востока и вытеснила восточные изделия со средиземноморских рынков.

Уровни экономического развития Востока и Запада. Древние экономические системы развивались поступательно в рамках длительных спиральных циклов. Это проявлялось в усовершенствовании технологий, в использовании новых идей. Сохранившиеся до наших дней остатки гигантских государственных и культовых сооружений свидетельствуют о высоком уровне строительства и строительной техники. Из них выделяются «семь чудес света», в числе которых своей грандиозностью и практичностью отличался Александрийский маяк (высота 120 м). Были построены огромные каналы, водоемы, дамбы. На высокие поля, расположенные выше определенных уровней, вода подавалась с помощью специальных журавлей. Велики были достижения в области математики и физики, астрономии. Многие идеи опережали время, другие, имеющие практическое значение, не находили применения в силу отмеченных выше социально-экономических условий и давления человеческого фактора.


В древневосточных и античных государствах купцы совершали весьма далекие путешествия. Однако несмотря на развитие торговли, хозяйство древних государств было в основном натуральным, замкнутым.

Древние и античные хозяйственные системы достигли уровня экономического развития, который длительное историческое время не был превзойден европейскими государствами в Средние века. Они были для восточных государств далекой периферией.

В начале второго тысячелетия уровень развития в странах Востока был в 1,5—2 раза выше, чем в странах Западной Европы. По оценкам, в XI в. ВВП на душу населения мог достигать в Китае 600—700 долл., в Индии — 550—650 долл., в Египте — 470—530 долл. в относительных ценах 1980 г. Это подтверждается другими социально-экономическими показателями. Если в Китае в тот период в городах с числом жителей более 2 тыс. человек проживало около 20% населения, в мусульманском мире — 15—20%, то в Западной Европе этот показатель не превышал 11—13%. По уровню развития производства Китай вполне сопоставим с позднесредневековыми европейскими обществами. В XI— начале XII вв. железа в Китае выплавлялось в 2,5—5 раз больше, чем в Англии в 1640 г., и примерно столько же, сколько во всей Европе в начале XVIII в. Превосходство Востока над Западом было особенно заметно в интеллектуальных компонентах производительных сил — по уровню грамотности в 8—20. Уровень Европы был ниже уровня классического периода Римской империи VIII в. до н. э. — II в. н. э.
2.2. Развитие Западной Европы

и образование мирового рынка
После падения Римской империи в конце V в. в Западной Европе произошли почти полная аграризация и натурализация хозяйства. Сельская община стала основной хозяйственной структурой. В отличие от восточной общины ремесленное производство в ней развивалось в рамках семьи, что в определенной мере ослабляло взаимные связи внутри общины

Предпосылки развития Западной Европы. Потребовались многие столетия для оживления экономической деятельности в этом районе мира, чему способствовали многие факторы и условия, в том числе природные. По сравнению с районами, где развивались восточные цивилизации, Западная Европа имела менее благоприятные природные условия, но более удобное географическое положение, была удалена от кочевых племен.


В VII—VIII вв. произошло потепление климата, что способствовало снижению распространения эпидемий и повышению хозяйственного и демографического развития. Такие природные сдвиги сопровождались социальными изменениями. Общинное землевладение было подорвано. В результате аграрной и военной реформ VIII в. в империи франков большинство крестьян попало в личную зависимость от королевских воинов, превратившихся в наследственных владельцев земли — феодалов.

Особенно важное значение имело развитие ремесленного производства, которое к XI в. привело к отделению ремесла от земледелия и образованию феодальных городов, что содействовало усилению товарного производства. Изменению производственных отношений предшествовали сдвиги в технике. Усовершенствование ткацкого станка во Фландрии в середине VI в. увеличило производительность труда в три—пять раз. Выделение города способствовало падению значения отработочной ренты, которая все больше заменялась продуктовой, а в некоторых местах — денежной. Это приводило к ослаблению жесткости феодальной системы.

В сельском хозяйстве получили распространение трехпольная система вместо двухпольной (VI в.) и использование в качестве тягловой силы лошадей. Применение подковы, хомута (IX в.) увеличили коэффициент полезного действия лошадей в четыре-пять раз. К числу крупнейших нововведений можно отнести использование в Северо-Западной Европе тяжелого плуга (с XII в.), позволившего сократить число многократных перепашек земли. Особое значение имели распространение в XI—XII вв. водяных мельниц, изобретенных еще римлянами, и внедрение верхнебойного водяного колеса. Видимо, условия умеренного пояса подталкивали европейские народы на эксперименты, тогда как тропики и естественное плодородие сдерживали инициативу земледельцев Востока и Латинской Америки.

3а XI—XIII вв. энерговооруженность труда в Западной Европе увеличилась почти вдвое и превзошла уровень Китая. Начал осуществляться процесс накопления, распашка земель увеличилась примерно на 1/3, объем сельскохозяйственного производства — в 1,5—2,6 раза, промышленное производство — в 1,1—2,8 раза. Ряд исследователей предполагает, что подушевой национальный продукт в тот период увеличивался в среднем в год на 0,13—0,16%.


Зарождение товарно-денежных отношений. Благоприятное развитие в XI—XIII вв. было прервано экологическим, социально-экономическим и политическим кризисом XIV в. Изменился климат, ставший более холодным и сырым, что, возможно, сказалось на урожайности зерновых. Более частыми стали голод, эпидемии, войны, восстания, религиозные репрессии, которые привели к значительному сокращению численности населения примерно на 1/3. В ходе ожесточенной борьбы в XIV—XV вв. в ряде стран крестьяне получили свободу. Стали складываться условия, при которых было выгодно заменять труд человека работой скота.

Со второй половины XV в. в ряде стран начался экономический подъем, вызванный, в частности, улучшением климатических условий. Медленно, но постоянно совершенствовалось изобретенное в XIV в. огнестрельное оружие, снизившее роль рыцарской конницы и укрепившее роль плебейской пехоты, а также позиции средневекового города в его противоборстве с федеральной аристократией. Преобразование морского дела обеспечило западному мореходству ощутимые преимущества перед традиционным мореплаванием, имевшем локальные масштабы.

В XIII в. во Фландрии возникли ремесленные города, в которых сложилось производство шерстяных тканей почти для всей Европы. Источником поступления шерсти стала Англия. Характерной особенностью средневекового ремесла была цеховая организация, т.е. корпорации ремесленников по профессиональному признаку. Производственной единицей была мастерская. Поскольку внутри мастерской не было разделения труда, то специализация ремесла приводила к разделению отдельных профессий на ряд более узких специальностей.

К XIV в. на севере Италии богатые города Венеция, Генуя, Флоренция стали центрами промышленного производства и торговли. Именно здесь появились зачатки рыночных и буржуазных отношений. Изготовленные в этих центрах суконные и шелковые ткани, стекло, оружие продавались по всей Европе и пользовались спросом в восточных странах. В свою очередь венецианские купцы перепродавали на европейских рынках восточные товары. Росту экономического и политического могущества итальянских городов способствовали крестовые походы.


Особую роль в развитии рыночных отношений сыграли Великие географические открытия конца XV—XVII вв. Открытие неизвестных ранее стран и континентов, установление постоянных торговых путей способствовали быстрому развитию торгового капитала. Потребители восточных товаров стали искать пути избавления от зависимости от арабской, турецкой, итальянской монополии в поставках восточных товаров в Европу. Этому также способствовал недостаток платежных средств — золота и серебра в Европе в XV в. в связи с резким ростом промышленности и торговли.

Великие географические открытия способствовали появлению системы колониального владычества. В XVI в. на покоренных заокеанских землях были созданы первые колониальные империи — португальская и испанская. По договору 1494 г. о разделе мира, гарантом которого был папа римский, Испания и Португалия установили линию раздела между своими заокеанскими владениями по меридиану, проходящему через Атлантический океан. Все колонии к западу от этой черты были объявлены испанскими, к востоку — португальскими.

Открытие мира и резкая интенсификация морских путей придали огромный импульс развитию Западной Европы. Объем сухопутных перевозок стран Северо-Западной Европы возрос вдвое, а морских — в 5—10 раз. За 1500—1700 гг. объем внешней торговли увеличился в 3—5 раз, в том числе со странами Востока и Юга — более чем в 15 раз. Однако торговый обмен тормозился. Как и в прошлые века, сохранялись минимальные размеры экспортных европейских товаров и оплата подавляющей части импорта драгоценными металлами. А это означало, что у Европы отсутствовали товары, которые были способны конкурировать на рынках Азии с местной продукцией. Восточные страны превосходили западные по потенциалу рабочей силы. Превосходство демографического фактора приводило к развитию и подержанию чрезвычайно высокого уровня индивидуального мастерства.

Великие географические открытия, колониальная экспансия создали предпосылки для международного разделения труда, образования мирового рынка. Мореплавание позволило установить экономические связи между отдельными частями мира, а колониальные владения стали использоваться в качестве хозяйственной периферии европейских стран и послужили основой расширения международного обмена.


Расширение мирохозяйственных связей сопровождалось зарождением международного кредита. Из открытых земель в Европу было вывезено огромное количество золота и серебра. Запасы золота XVI в. в Европе выросли примерно с 550 тыс. до 1192 тыс. кг, а серебра — с 7 млн до 214 млн кг. Это привело к резкому росту цен, обогащению зарождавшейся буржуазии и обнищанию наемной рабочей силы. Ухудшилось и положение феодалов, получавших денежную ренту, что способствовало переходу их к промышленной деятельности. Реформация в странах Северо-Западной Европы, сопровождавшаяся секуляризацией (отчуждением) церковной собственности, укреплением трудовой этики, способствовала более эффективному использованию капитала.

Произошли изменения в структуре совокупного производительного капитала, богатства. Если в XI—XIII вв. происходило усиление производительных сил в основном живым трудом, то с XVI в. живой труд стал замещаться основным капиталом, происходило наращивание материально вещественных компонентов производительных сил. При этом высокими темпами увеличивался энергетический потенциал человеческого фактора и средств транспорта, что содействовало повышению уровня развития производительных сил в целом.

В 1000—1300 гг. подушевой ВВП Северо-Западной Европы увеличился на 50—60%, в 1300—1500 гг. — на 5—10% и в 1500—1800 гг. — на 45—55%. Данные о подушевом доходе показывают, что в XV в. западноевропейские страны, возможно, отставали от ведущих стран Востока. В 1490—1500 гг. соответствующий показатель в Китае составлял 550—600 долл. в относительных ценах 1980 г., а во Франции — не более 450—490, в Флорентийской республике в 1420 г. — возможно, 440—470 долл. В начале XVI в. в Англии ВВП на душу населения поднялся до 500—550 долл., в Нидерландах — на 1/3 и составил 650—770 долл.

Со второй половины XV в. Западная Европа стала догонять страны Востока. Паритет в уровнях подушевого валового продукта Запада и, в частности, Китая был достигнут, вероятно, во второй половине XVI в. Считается, что Запад начал обгонять страны Востока по относительному уровню развития после 1571 г., когда Венецианская республика при поддержке испанского флота разбила турок в битве у Лепанто. По другим оценкам, Западная Европа превзошла уровень Китая где-то около 1500 г. и с тех пор заняла ведущее место в развитии техники и экономики.


следующая страница >>