prosdo.ru
добавить свой файл
  1 ... 21 22 23 24 25 ... 27 28
Женщины ближе к пракрити, они оплодотворены Божественной Энергией, которую хранят в своих чакрах; поэтому им необходимо совсем мало практик. Женщины проводятся

через Путь Любви, ибо любовь — это женская мистерия. Женщина — сосуд, ожидающий наполнения, жертвуя себя своему страстному желанию, которое есть настоящее ее бытие.
У душ разные свойства, и они направляются согласно своим качествам...
Я могу передать тебе дхьяну в одно мгновение, это совсем не трудно для меня. Но я сам не придаю никакого значения этому. В других школах йоги трудно создать любовь, но не у нас; зддесь это сделать легко.
Любовь это великое страдание вначале и в середине, позже вся она радость, или почти вся.
Он не скажет мне правду, все его поведение показывает., мне — это единственная дорога. Должна достичь такого-состояния веры, что если он скажет, что стул — это собака, буду думать — да, это собака.

10 января —Логика тебе не поможет; это только вопрос недостатка веры. Если вера достаточно велика, она проведет тебя. Если нет, ум будет бунтовать всегда.
Я никогда, никогда не противоречу себе. Мы никогда не делаем так в нашей Системе. Все мои утверждения правильны, они — взгляды с разных уровней.
Какие могут быть усилия с Божественным? Оно дается, вливается.
И Гуру никогда нельзя принудить. Если ты говоришь так, ты будешь обманывать других и обманывать себя. Божественное дается, как дар... Никто не может вынуждать Бога.

13 января - Какие-то мужчины пришли и он был очень гневен, оттого что древесные опилки, которые они доставили, были низкого качества.
— Жулики, — ворчал он, когда они ушли.
Сказала, улыбаясь, что до тех пор, пока не приехала к нему, не знала, что святые могут гневаться!
— Мир полон неверных представлений и глупых людей.
Святой — обычный человек, только он не потворствует ни в чем. У него есть желания, как у каждого человеческого существа, только он не следует за желаниями. Если они удовлетворяются, нет удовольствия. Если нет, есть безразличие и отсутствует боль. Это все.

Он в таком же положении, как любое другое человеческое существо. Люди говорят, что святой должен быть голоден, не должен есть, пить только дважды в неделю и тому подобное. Это неправильное понимание возникает, ибо Хатха-йоги часто делают так, а мир думает, что это высшее. Хат-ха йога означает кого-то, кто не был посвящен; это не высшее состояние.

— Всемогущий полон желаний, иначе, что за необходимость в творении мира? Никто не может вечно оставаться без желаний; их должно быть мало, это все. Некоторые желания необходимы, как еда и пить? — необходимые нужды для повседневной жизни.
— Одного понимания недостаточно; если ты поняла что-то, это должно стать частью твоего мышления!

14 января
Странно это с Любовью: то, что Возлюбленный растворяется в Любящем. Всю ночь шел дождь. И утром, когда пришла туда, все еще шел дождь. Села в дверном проеме. Было холодно и сквозило. Мои ноги промокли. На мгновение подумала, правильно ли позволять пожилой женщине сидеть в холодном дверном проеме в дождливый день. Но успокоила ум. Мертвое тело, если его поместить под дождь, становится мокрым. Если положить его на солнце, становится иссушенным. Может ли оно протестовать? Оно не может. Могу ли протестовать? Не могу.

16 февраля Месяц прошел незаметно. Был устроен праздник Бандхара, и Бхай Сахиб расточительно отдавал себя пришедшей толпе. Дзе ночи он не спал. Это сильно поглотило его, он казался очень усталым.
Золотые дни прошли, полные ароматов весны. Как мне-будет не хватать нежно-голубого неба, сна во дворе, сияния' солнца день за днем, запаха ветра, приносящегося через тысячи миль равнин. Время моего отъезда приближается...
Иногда у меня покой; иногда вибрации в чакрах — в ногах, в основании позвоночника, в сердце, горле, в центре лба.
Говорила ему об идее сохранить квартиру, потому что опасаюсь, что когда вернусь, не найду временного жилья.
— Почему европейцы всегда думают о будущем? Ответила: — Потому что так мы воспитаны.
— Тогда ты должна прекратить это. Ты до сих пор не хочешь меняться? Мы никогда не думаем о будущем. Если ты думаешь о будущем и планируешь, ты не доверяешь Богу. Никогда не думай о завтрашнем дне.
— Понимание некой реальности происходит где-то, а потом спускается в сознание, или это иллюзия?

— Это иллюзия. Величайшая разновидность иллюзии. Что думаешь, пытаешься объяснить, говоришь — иллюзия. Существует много иллюзий — одни высокие, другие низкие. Иллюзии будут оставаться, пока улм не уйдет окончательно.

— Но как насчет вашего сознания? Оно ушло? Оно, кажется, весьма заметно находится здесь.
— Что за бесполезный вопрос! Ты не понимаешь, как говорить со Старшими. Почему ты не слушаешь более внимательно, что я говорю? Почему ты не понимаешь это? В третий раз я говорю тебе: когда присутствует маленький интерес, это может произойти. Без жертвы, как это может быть?
Ответила, что обескуражена.
— Почему говоришь, что ты обескуражена? Это только показывает, что ты во власти обескураженности. Как щепка, мечущаяся по волнам. Эмоции — ничто; они вовсе не знак духовности.
— Вы сказали, что я не буду развиваться здесь. Он кивнул.
— Ты возвращаешься искупать вину, из-за жизни, которую ты вела прежде и которая не была оправданной. Если ты хочешь Истину, Истина хочет тебя.

20 февраля Сегодня сказала, что меня не заботит, будет ли успех,
когда вернусь в Англию.
— Ты должна заботиться, — ответил он. — Ты должна хотеть быть успешной. Если ты делаешь что-то, ты должна хотеть делать это так хорошо, как можешь. Тебе надо оставить суфизм, если ты не заботишься.
Конечно, он прав. В другой раз он сказал: — В начале и в середине хочешь работать, участвовать, учить. Позже эти желания также проходят. Это происходит тогда, когда действительно начинаешь учить. Если ты чувствуешь необходимость учить, ты не готов быть учителем. Жди до тех пор, пока нет больше нужды в этом: тогда ты можешь учить, и только тогда будет успех.
Дорога к Нему — это забыть все, оставить всю одержимость позади, дать ей уйти, отдать себя в Его руки. Доверься — и ты узнаешь. Следовать знанию — создать завесу между Ним и «Мной». Даже это должно уйти. Лучше уменьшить желания. Есть желание, которое предотвращает нас от постижения Совета. Это облака нашего восприятия.

В конце концов, не Отцы ли Церкви были самые мудрые в подавлении всех понятий реинкарнации? Ибо иначе мы не делаем усилий в этой жизни! Почему не реализоваться здесь и сейчас, в этой жизни? Зачем думать о недавнем? Только мгновение настоящего имеет значение, будущее слишком далеко... Истина в том, что мы все работаем для будущего, в конечном счете, что еще? Иначе ты не была бы здесь. Думай только о настоящем, забудь завтра.

Как он снова был прав...
Он вышел одетый в легкое лонгхи и синглет (тонкая трикотажная рубашка). Дул холодный ветер. Последние дни становилось прохладней. Была в ужасе и спросила его," могу ли принести одеяло, у него была температура в течение трех дней. Нет, он не хотел никакого одеяла. И он сидел там в течение целых двух часов, слушая ужасного, уродливого, эгоистичного человека, который продолжал говорить о своих судебных делах. Наконец, не в силах выносить это, встала и попросила его подвинуть свой стул на солнце или разрешить мне принести его одеяло. Нет, покачал он головой: «Нет, я не хочу никакого одеяла».


21 февраля ОH не выходил прошлым вечером. У него высокая температура. Неудивительно.

23 февраля Он болен три дня. Но, наконец, принял теперь какие-то лекарства. По крайней мере, так сказал мне Вирендра.
Прошлым вечером у него была температура 102°. Мое сердце болело: что за мука сидеть снаружи и слушать его болезненный, сухой кашель! Мучиться от беспокойства и дурного предчувствия.

25 февраля Когда пришла днем, его
супруга сделала мне знак войти внутрь. Ужаснулась, увидев, каким слабым и серым он выглядел. Он лежал на кровати с влажным компрессом на лбу. Мое сердце упало. Так много людей было вокруг. Бедный Бхай Сахиб! У него никогда нет мгновения для себя. Теперь он выглядел, как умирающий! Может ли он остаться в живых за годы моего отсутствия?!

26 февраля Он вышел этим утром, чего я не ожидала. Как обычно, мое сердце остановилось, когда он внезапно появился. Он был очень бледен и выглядел совершенно великолепно. Свет вокруг него был таким волнующим. Тень улыбки появилась на его губах, как если бы он знал, почему отодвинулась подальше от него. Понимала, что он был здесь, только чтобы проверить, хочу ли говорить, но у меня не было такого намерения. Не буду обращаться к Вам, думала я, знаю, чего Вы ждете. Хотела только смотреть на него. Он расчесывал свою бороду пальцами, как часто делал, когда думал. Когда все ушли, он все еще стоял здесь.


28 февраля Он появился сегодня такой тонкий и усталый, бледно-желтый, с впавшими щеками. Он начал говорить на хинди, но в основном молчал, потому что его брат никогда не прекращал говорить: о китайском вопросе, приграничных происшествиях, политике. Его глаза светились, как горящие угли, глубоко посаженные и пламенные. Не чувствовала желания говорить с ним вовсе. Просто оттого, что все сказано и совсем нет необходимости что-то спрашивать. Даже желание знания — это завеса между Ним и мной. Нет причины, или так мне казалось, но, видимо, нечто произошло, что стало так. Любовь, возможно, заполнила это.
Нигам вышел и принес для него маленькую розу. Он взял ее, понюхал и держал в своих руках. Мне хотелось получить розу и было интересно, даст ли он мне ее, как делал прежде. Но нет, он не дал.
Время от времени закрывала глаза. Удивительно, как ощущение пустоты, казалось, увеличивается, с течением времени... Великая близость к нему, как тайное соучастие, о котором никто не знает. Хотела быть ничем. Великое благословение быть в Пустоте...
Все ушли, один за другим. Он встал, постоял короткое время, затем бросил розу в пыль, повернулся и вошел внутрь. Быстро поднялась и подняла розу до того, как он мог открыть дверь комнаты и увидеть меня за эти занятием. Это была маленькая розовая роза, которая пахла сладгко; я чувствовала прохладные лепестки около своей кожи. Сладко пахнущий цветок, его он держал в своих руках. Он знал, конечно, что хочу получить ее, оттого и бросил так продуманно.

2 марта
Вечером много людей было внутри. Слышала много смеха. Люди должным образом не уважают его. Недавно он жаловался мне, что должен разговаривать слишком много, до сих пор слышала его голос, рассказывающий шутки, смеющийся, просто веселый. Все тяжелее становилось на сердце.

Решила сидеть снаружи и ждать до тех пор, пока они уйдут. Они должны были видеть меня сидящей снаружи в одиночестве, в темноте до того, как закрыть дверь... Они вышли и притворились, что не видят меня, прошли мимо, разговаривая друг с другом. Надеялась, они почувствуют вину. Он закрыл дверь комнаты за ними с грохотом. Он видел меня, конечно. Возвратилась домой и плакала; много молилась о помощи, потому что не могу сделать это одна.


4 марта
Этим утром подавленность была огромной, боль Любви такой глубокой и бесконечной... Продолжаю думать, как буду жить без него годы? Это кажется невозможным.

13 марта Нет ничего, о чем рассказать, кроме ужасной боли в сердце, желания, желания такого ужасного, что плачу не переставая. И он был с другими внутри, а я снаружи, и чувствовала себя, как одинокий волк, воющий на луну...
Была несчастной, когда профессор Батнагар пришел и вошел внутрь, потому что он говорит по-английски и когда он здесь, у меня есть шанс поговорить немного. Он обаятельный и проявляет какой-то интерес ко мне. Рада небольшому вниманию; трудно сидеть нелюбимой, незамеченной... Но он остался внутри, а я сидела снаружи. Много веселья было внутри, много смеха. Это бесполезно, чем меньше буду бунтовать, тем скорее придет завершение. Не долго этому продолжаться: скоро уеду, и сжигающие дни в Канпуре закончатся.
Профессор Батнагар вышел, когда было уже темно, и Гуруджи вышел тоже. Он кашлял и стонал тихо, а я думала мрачно: не говорите и не смейтесь так много, и будете кашлять меньше. Он выглядел недруокелюбно, говорил долго со своей супругой, а она всегда говорит без передышки.
Ненавидеть всех было ужасно.

14 марта
Этим утром он не вышел вовсе; слонялся по своей
комнате, приводил в порядок полки, вытирал пыль с книг. Вряд ли надо заниматься любыми гигиеническими процедурами с этим его кашлем. Скоро ушла.
Когда вошла в свою полутемную комнату, все еще мигая после ослепительно сверкающего двора, увидела кра-

ем глага мышку, скребущуюся под кроватью. Внезапно ярость охватила меня. Подожди, думала я, это будет твой конец. Быстро закрыла двери обеих смежных комнат. Схватила метлу. Тщетно, напрасно пытаясь убежать, мышка крутилась по комнате, прыгая на стены, пища, пока я преследовала ее беспощадно. Чем больше она пыталась спрятаться, тем горячее становились моя ненависть, моя ярость. Вне себя ударяла и промахивалась, и ударяла, до тех пор, пока наконец она не упала. Я продолжала бить, ударяя по ней, лежащей и уже мертвой, до тех пор, пока она не превратилась в кровавую мякоть на бетонном полу...

Только тогда остановилась, ужаснувшись. Смотрела на произведенный беспорядок. Почему? Отчего неконтролируемое бешенство поднялось во мне? Из-за маленькой мышки, которая пробралась в мою комнату, возможно, в надежде найти что-нибудь поесть. Величина этого чувства была непропорциональна; у него не было совершенно никакого оправдания, если вообще может быть какое-либо оправдание для ярости.
Правда была в том, что я стала бояться себя, своих реакций. Долгое время стояла, почти боясь пошевелиться. Затем принесла тряпку и ведро, какое-то дезинфицирующее средство и начала убирать беспорядок. И затем долго стояла, уставившись на метлу, холодная вода из крана стекала по ней... Как много зла спрятано в нас... Осознавала, конечно, что сила чувств была такой, что я могла бы легко убить человека и, в дополнение к достигнутому, с удовольствием от уничтожения, и вовсе без причины, как и не было причины порождать такой водопад эмоций, все от того, что маленькое создание вторглось в мою комнату.
Внезапно поняла, что ничего не знаю о себе, о настоящей себе, что нечто лежит где-то, что не могу осмыслить сознательно.
Была пристыжена, озадачена и очень сильно напугана. Должна рассказать ему. Почему это вообще произошло?

15 марта
Вскоре, после того как пришла, увидела Сатендру,
идущего ко мне.
— Отец сказал, что ты можешь идти домой, если хочешь — у Пуманы оспа. — Осталась, потому что была привита. Была одна, никто не пришел. Скоро гуру вышел, он выглядел очень бледным. Спросила, как чувствует себя Пумана, и не отправить ли ее в изолированный госпиталь. Он поднял брови.
—С ней будет-все хорошо; я дал ей стакан воды.
Но сам он выглядел слабым, как котенок. Он умрет. Только Богу известно, с каким чувствами уеду отсюда.
Рассказала ему о происшествии с мышкой.

Он сухо кивнул: — Иногда что-то подобное случается. Определенные силы поднимаются в человеке и выносят на поверхность все зло, подобно грязным пузырям пены, возникающим на поверхности воды, когда грязь со дна поднимается наверх. Это не плохо, — добавил он, продолжая молиться.

Не плохо? Бог мой, я убита. Теперь знаю, что могу убить, а он говорит — это не плохо!

16 марта
Сегодня рассказала ему о ненависти, которая меня
беспокоит, она так глубока и сильна.
— Это гордость. Ты думаешь, что лучше других, и ты ненавидишь их.
— Думала, что это другая сторона любви; ее параллельный поток, а это просто гордость! Как можно заблуждаться! Но что делать?
— Это пройдет, — он улыбнулся, — все происходит медленно.
И оставили все как есть.
— Я говорю только как мне указывают, и не более того, ни слова больше. Когда золотая руда становится чистым
золотом? Когда оно предается огню. Так и человек во время обучения становится таким чистым, как золото, через страдание. Сгорая, освобождаясь от шлака. Я говорил тебе, что у страдания огромное искупающее свойство. Как капля воды, падающая на песок пустыни, впитывается мгновенно, так и мы. Ничто и нигде, мы должны исчезнуть.
Днем он доброжелательно говорил со мной, первый раз за месяц.
— То немногое, что знаешь, тебе достаточно, чтобы рассказывать годы. Как дитя, сосущее молоко матери, становится сильнее и растет, так и ученик впитывает от гуру. Ученик вскармливается сущностью гуру.
Позже он сказал: — Да, у тебя есть, над чем работать. Обучаясь, ты овладеваешь знаниями; талант или умение не влияют на усвоение, подобно петуху, не способствующему кукареканью. Но обучение — это что-то совсем другое, оно меняет человека. Сомнения всегда остаются. Сознание так устроено.

27

21 марта Нечего больше сказать. Та же история — боль, одиночество, беспокойство. Обрывки разговоров, которые помню:

«Отречение? Отречение не означает обращение. Л. думает, что я хочу обратить ее в наш образ жизни, и начала носить сари. Но я рассказал ей, что наш Благословенный Гуру не обращал нас, так почему я должен? Мы не такие, мы широко мыслим, отречение это что-то другое. Убеждения могут стать огромной ловушкой, они закабаляют нас, и истины становятся недостоверными, мы перерастаем их. Но есть Высшая Истина, только к ней мы должны стремиться по долгой дороге, и это может занять всю жизнь. Было бы несправедливо по отношению к людям сравнивать их. Никого нельзя сравнивать с кем бы то ни было еще.

Ничто не может измеряться одной меркой. Твое тело — обитель времени, твоего собственного времени, время Солнечной системы — другое, и они равны в соотношении.
И всегда помни, какие-то сомнения, какое-то несовершенство всегда остаются».


22 марта Он Рассказывал нам о некоторых событиях, произошедших недавно в его домашнем хозяйстве. Как бы то ни было, во время разговора мне припомнилось замечание, которое он сделал несколько недель назад, что Бог полон желаний. Иначе зачем Ему создавать вселенную, если бы у Него не было желания сделать это?
— Бог полон желаний? — он посмотрел на меня изумленно. Я, предполагаешь, сказал это?
Ответила, конечно, сказал: это было тогда, когда мы обсуждали желания Святых, и его это не рассердило. Записала в дневнике, как обычно делаю. Он добавил, что не должна говорить так никогда, никто не согласится с преподнесенным подобным образом.
— Бог полон желаний... — размышлял он, задумчиво поглаживая свою бороду. — Я, должно быть, пребывал в странном настроении, когда говорил так... я не помню это совсем. Да, у Него есть Свойства и действие этих Свойств. Возможно, поэтому можно сказать, что Он полон желаний. Но Высшей Силе нечего с ними делать. Как мы можем узнать, почему Он создал вселенную? Мир?
Жизнь появляется без семени, явления возникают. Это значит, что мир хочет, чтобы они возникли. Если в глазу есть слизь, когда ты просыпаешься утром, это не означает, что глаз желал ее.
Если Бог полон желаний, что за польза от избавления от наших? Правда, где-то в индуистских священных книгах говорится, что Ишвара (Создатель) видит Парабрахм (Абсолютную реальность) через завесу Майи (Иллюзии). Как говорят, погрузившись в пракрити, Его видение до некоторой степени замутняется. Поэтому я говорил тебе однажды, что для того чтобы достичь Высшей Реальности, мы должны отказаться от плодов, которые мы зарабатываем в самадхи. Ибо состояние самадхи находится в пределах пракрити.

Позже он сказал: — Ты не всегда схватываешь мои мысли. Я не говорю, что женщины не могут достичь высшего состояния. Я говорил, они могут — только пути разные.

Ответила, что все, что я хочу, это быть с ним всегда. Не могу вынести мысли, что не буду с ним вечно.
Он неотчетливо улыбнулся: — Существует вопрос скорости, — сказал он. — Даже я не мог быть с моим Благословенным Гуру Махарадж.
Он замолчал.
— Но я хочу видеть вас. Иметь возможность связываться с вами время от времени, как вы с вашим Благословен-ным Гуру.
— Это можно сделать; это нетрудно. Следуй Системе, и ты останешься со мной. Система останется всегда; личности приходят и уходят.
Всегда помни, что ты принадлежишь чему-то, тогда ты не сможешь действовать неправильно.
Если мы используем йогические силы, это значит, что мы спускаемся на уровень индивидуальности. Я говорю - ровно столько, сколько мне разрешено говорить, и только необходимое, не больше.
Он пустился в описание того, как всегда необходимо подавать хороший пример. Нас судят по жизни, которую мы ведем. Мы учим своим образом жизни.
«Истина, которая не говорится кротко, это не Истина. Почему? Потому что сомневающаяся личность не примет ее. Но если кто-то упорствует в совершении зла, тогда ты можешь сделать выпад; но никогда, если ты лично заинтересована в этом. Когда связан долгом и нет личной заинтересованности, тогда нет противоречия, и если они начинают обижаться, как раз это очень плохо... Если врач оперирует, режет и ранит пациента, значит ли, что он вредит себе? Нет, он связан долгом.
Ты можешь говорить и делать, что необходимо, но ты должна прояснить точку отсчета, настолько хорошо, насколько возможно, иначе ты ранишь чувства других. Если ты станешь знающей, чувства не будут задеты.
Ты никогда не ранишь чувства других, когда ты погружен. Тогда ты знаешь, что все души — одно. Ты поймешь мотивы поступков, чувств, мыслей, и ты выразишь все так, чтобы не оскорбить чувств.
И я повторяю: никогда не говори ничего ради личной выгоды и пользы. Будь внимательна. Это основа для опоры и начала, ты не можешь начинать неправильно.

Делать больно другим — ранить себя, ибо до того как сделать, думаешь о них плохо и такихм образом вредишь себе.


23 марта
Он вышел в одежде Суфия— длинном курта, белых свободных брюках. Такой сияющий, такой незапятнанный. Я понимала, что не смогу смотреть на него.
Он сел, в его руках маленькие бледно-зеленые нефритовые мала. Одна бусина за другой плавно скользят в его изящных пальцах. Осанка... полная благородства. Золотая кожа. Белое облачение. Зеленые мала. Сияющее лицо. Что за знак, думала я... Хочу запомнить это навсегда.
Получила письмо из Мадраса (об организации моего путешествия), но подумала, что не скажу, разве что он сам спросит.
лыхПисала ли ты в Мадрас? — спросил он через некоторое время, движением запястья слегка встряхнув мала. Ответила, что писала, и протянула ему письмо.
Когда он молча прочел его и вернул мне, сказала: — Ничего не осталось, лишь послать деньги и купить билет. Все, кажется, устроено.
Редкие щелчки бусин. Телега, запряженная волами, проехала мимо. Конец приближается. Скоро перевернется новая страница моей жизни...

24 марта Хлдила в госпиталь делать последнюю прививку против холеры. Трое молодых докторов сидели поблизости, и мы разговорились. Неожиданно начала рассказывать о нем. Чувствовала, что меня направили поступить так — что сказать, а что нет. Иногда чувствовала: не говори это, — так и поступала. Или у меня было побуждение сказать что-то, и я говорю. Странно, когда ушла, не могла вспомнить точно, что рассказывала.
Когда пришла к нему, поведала об этом и предположила, что сказала слишком много.
— Никогда не думай, что говоришь неверно, — ответил он. — Если ты чувствуешь побуждение сказать что-то, говори. Действовать по вдохновению, без обычных желаний — это правильно.
— Пожалуйста, скажите, почему вы страдаете? Вижу, что вы сильно страдаете. Даже если вы не жалуетесь, очевидно, что вы много страдаете. У вас нет грехов, так от чего существует для вас страдание?

— Кто сказал тебе, что у меня нет грехов? Несовершенство есть везде! Я иногда раню чувства людей, так я страдаю за это. Иногда я ранил твои чувства...

Его супруга рассмеялась
— О! — прервала я. — Его супруга рассмеялась. — Даже ваша супруга смеется! Вы не ранили моих чувств. Вы разрушили их. Не оставили ничего!
— Если это делается во имя обучения, все полезно и разумно. Но иногда я поступаю так не только по этой причине. Поэтому я должен страдать!
Никогда не задевай чувств других, никогда.
Позже он сказал: — Не на все можно ответить — отчего и почему. Это все вопросы отречения — если у тебя есть вера, если подчиняешься Его воле. Его воля станет твоей волей. И что необходимо сделать, будет сделано.
Люди говорят: «Почему я должен верить?» Глупо думать таким образом. Даже для того чтобы перейти улицу, необходима вера. Если ты будешь говорить себе: «Я не могу перейти эту улицу», ты не сможешь. Но опыт показывает, что перейти улицу возможно. Опыт показывает, что ты можешь пройти из одной комнаты в другую, взять предмет, например. Но только убеди себя, что ты не можешь, и посмотри, что случится.
Он посмотрел в окно. Воробьи, преследуя один другого, влетели в комнату, громко чирикая. Они увидели нас, сидящих там, и вылетели снова, продолжить свою ссору
на дереве напротив. Он проводил их взглядом и затем сказал:
— Теперь я расскажу тебе о тайне творения. Плотское желание одно и то же в мужчинах и женщинах, окончательный восторг в сексуальных отношениях — тот же самый в обоих. Он может разниться по напряженности, согласно темпераменту и настроению, но это то же самое знание. Это ананда (блаженство), единственное мгновение подлинной ананды на физическом плане бытия. Это самая прелестная вещь на земле, нет ничего приятней. И это дано людям ради произведения потомства.

Поняла, что тайный дар, который проявляется в людях как переживание блаженства в сексуальном союзе, есть,-однако, отражение блаженства, которое испытывается на уровне Атхмана. Действительно, физическое напряжение не выдерживает сравнения с тем, что есть сама божественная сущность, созидательное движение — возвеличивающая и разрушительная мощь, что ускоряет, питает и растворяет — божественная воля к существованию, которая может быть описана только в огненных терминах, и которая в каждом создании проявляется как желание жить. Следовательно, это блаженство и жизнь, дающая или порождающая энергия — одно. Этот огонь спускается и отражается одним образом или другим, повсюду на всех проявленных планах, связывая между собой их все, через эту одну волю, которая есть блаженство, ибо присутствует в самой сути всякого творения, в каждом явлении, в любом атоме. Это альфа и омега, Сердце Сердец. Отказываясь от самих себя в этом Сердце, мы разделяем это, действительно становимся этим божественным блаженством. Это великое отречение означает в человеческих выражениях великое искупление — и поэтому сознание получает и сознание излучает божественное благословение в Сердце Сердец.

— Когда время отречения проходит, нет слов, способных описать, что может быть передано, нельзя вообразить. Теперь ты однонаправлена и ты вбираешь из атмосферы
все мысли, которые присутствуют в том же потоке, в той же линии, что твоя. Они сортируются, и от некоторых, что есть твои собственные, тебя заставляют отказаться.
Поэтому ты возвращаешься в Англию. Там ты вступишь в контакт с людьми, которые знали тебя прежде, и если они увидят, что у тебя все есть, но ты безразлична ко всему, они удивятся и будут уважать тебя и следовать за тобой. Когда ты отреклась от всего, что не может быть подарено?
Когда абсолютный контроль над сознанием достигнут, ты узнаешь, какие мысли твои собственные, а какие впитаны из окружения вокруг тебя. И ты сможешь отбирать те' из них, которые ты хочешь взять, и отбросить те, которые не хочешь. Затем ты станешь хозяином ума, а не его бесполезной игрушкой, как большинство людей.
Когда стемнело, Гуруджи поднялся и начал прогуливаться туда-сюда в саду перед домом, двигаясь плавными шагами, быстро, как если бы подчинялся внутреннему ритму... Стройная, высокая белая фигура в лунном свете, движущаяся от островков света в тень и снова назад, туда и обратно... Он выглядел нереальным, такой античный, жрец прошедших дней, таинственное, колдовское, древнее существо из моих самых далеких грез...

28

16 апреля Мы были в Бхогуне, посещали могилу его Благословенного Гуру Махарадж.
О Бхогуне не помню практически ничего. Это было долгое и утомительное путешествие на поезде. Кто-то заплатил за мой билет. Незнакомец присоединился к нам в вагоне и говорил с Гуруджи наглым и почти презрительным образом. Он спорил бесконечно. Бхай Сахиб отвечал ему мягко и с огромным терпением. Никто больше не говорил. Сидела, кипя от возмущения.

Наконец, не в силах больше терпеть, спросила молодого мужчину — будучи индийцем, не научился ли он от родителей уважать старших. Он удивленно уставился на меня, но Бхай Сахиб зло напал на меня, спрашивая, как, будучи только женщиной, смею говорить с мужчиной подобным образом. Он почти кричал на меня, а я была ошеломлена и обижена.

Молодой человек также был поражен вспышкой Гуруджи, возможно чувствуя себя немного виноватым, оттого что стал причиной неблагоприятного обращения со мной, или, возможно, понял, что ему недоставало уважения к пожилому человеку.
Он замолчал с этого времени и вышел через несколько станций. Все, что помню, это то, что было жарко... О, так жарко!
Сначала мы остановились в доме его тетки, а затем с мусульманским доктором, который пел свои молитвы, прекрасные — в четыре утра — его великолепный баритон разносился далеко по всей деревне.
Помню наш переход к группе деревьев, через возделанные поля, где находилась могила. И это все! Нет воспоминаний о чем-либо еще. Предполагаю, мы оставались там три дня.

20 апреля Сегодня мой день рождения, 56. Пожилая дама! Но тело чувствует себя молодым и здоровым, полным энергии. А сердце наполнено этим ужасным явлением, которое люди называют «любовь».., но я буду называть его «страсть». Начала складывать вещи.
Только одна неделя осталась... и он станет воспоминанием.

23 апреля Сказала ему, что в субботу был мой день рожденья... и что это был самый одинокий день рождения в моей жизни. _
— И вы выгоняете меня... не только из вашего дома и города, но и вообще из Индии. Что за прекрасный подарок ко дню рождения старой дамы!
— Женщина никогда не стара; сексуально она всегда молода. Мужчина имеет определенную обязанность, стать старым.
— Но я не стремлюсь к сексу.
— Это не имеет значения, стремишься ли ты к сексу. То, о чем я говорю, не имеет к нему никакого отношения. Если женщина станет старой, все творение развалится. Закон в том, что физическое тело становится слабее.
— Имеете ли вы в виду, что пракрити вечна, всегда молола?
Он кивнул.
— Чем больше сексуальной силы у человека, тем легче ему достичь Бога или Истину. Бессильные люди, мужчи-

ны или женщины, не могут иметь брахма видья (абсолютную, высшую мудрость). Большая сексуальная мощь — огромная помощь в духовной жизни. Эманация брахма видья спускается, проявляясь как вирийя шакти, Творческая Энергия Бога.

На низшем плане проявления это выглядит как флюид семени у мужчин, у женщин сохраняется в чакрах. Вот почему йогическое обучение на эфирном уровне различно для мужчин и женщин. Мужчинам я иногда даю много практик, женщине необходимо лишь освободиться от своей великой привязанности к майе, ибо по природе она ближе к сущности. В ней привязанность к материальному, к детям, с о 6 ственности, безопасности очень сильны, сильнее, чем в мужчинах. "
— Вы сказали, что когда-то и от любви надо будет отказаться. Это станет печальным днем, оттого что любовь — единственное, что у меня осталось.
— Любовь всегда останется. Однажды эго уйдет, тогда останется только Любовь. Тогда ты не скажешь: «Я люблю». Где будет находиться Я?
— Но как, мы можем существовать без центра, без Я? Не будет сознания, например.
— Да. Одни живут в эго. В моем случае я могу покинуть тело в любое время.
— Но Ваше Я, это не то же самое, что у других.
— Подлинное Я принадлежит Душе. Когда упрочишься в этом, жизнь на физическом плане становится маленькой, сравнительно неважной.

26 апреля —Можно задать вопрос? — Да, — сказал он, одобрительно улыбаясь.
— Вы сказали вчера: «Пусть так будет!», когда я заметила, что в Лондоне плохой воздух. Значит ли это, что получаешь защиту, когда отправляешься в мир?
— Почему Лондон, должен быть хуже, чем любое другое место? Люди говорят, этот город — плохое место. Мир — это мир, хорошее или плохое есть везде. Не надо останавливаться на этом... и не будет последствий. У прекрасного цветка есть шипы. Люди срывают цветок, не касаясь шипов. Я гуляю по улице, так делают многие люди. Я не сосредотачиваюсь ни на улице, ни на толпе, которая идет.
— Значит ли это, что Суфии не замечают хорошего вокруг себя?
— У Суфиев это иначе. Они поглощены чем-то все время. Они не замечают ни хорошего, ни плохого. Мы были в

_ Бхогуне. Там не было вентиляторов. Мы все спали на полу. Нас это волновало? Конечно, нет. Мы могли бы спать на улице, если бы не было другой возможности. Почему нет? Улица это тоже часть Его, созданного Им. Суфйи не говорят: «Я делаю то или это». Они делают. Если ты думаешь, что делаешь великое, тогда это уходит, не имеет ценности. Почему не думать, что ты делаешь что-то, ибо это твой долг? У долга неизменная ценность. Никогда не думай, что ты делаешь нечто великое, особенное. Думай, что исполняешь долг.

— Вы рассказывали мне, что ваш Благословенный Гуру был вспыльчив и говорил с вами только кратко, лишь давая приказы?
— Да, так было годы. Это правда.
— Разве вы не страдали сильно? Вы должны были!
— Почему я должен был? — спросил он, суживая глаза.
— Вы должны были сильно страдать.
«Почему? — повторил он, смотря прямо на меня. И затем сказал медленно: — Я следовал за ним, не за страданием. Я хотел доставлять ему удовольствие. Почему я должен был страдать?
Что за ответ, подумала я...
Позже он сказал: — Быть умным, много знать — это препятствие. Для людей, которые не такие, это легче. Осведомленные знают все правила — что написаны в рукописях. Но
не могут оставить себя. Они могут встать в четыре утра, отправиться к Гангу, делать упражнения— это абхьяса. Они не понимают, что это только внешнее, совсем неважное...
Например, если я вегетарианец, а он нет (указывая на человека, сидевшего рядом), почему я должен приказывать ему быть вегетарианцем, делать то или это, и ранить его чувства? Придет время, когда он сам поймет, что делать. Почему я должен хлопотать?
Интеллектуалы разбрасываются на множество внешних явлений; но только сущность способна покинуть себя. Где-то поглотиться...

27 апреля —Родители каждого — великие; и я имею в виду абсолютно каждого. Родители оставляют Ворота Небес открытыми для нас. Уважать их — наш долг. Иначе, когда ты умрешь и встанешь лицом к лицу с Абсолютной Правдой, тебя спросят: «Ты даже не уважал своих родителей?» Тогда это станет по-настоящему трудным.
— Как буду жить, не видя Вас? — спросила, с падающим сердцем.
— Ответ только один: сохрани меня в Сердце Сердец. Выражение его лица было неподвижным, как у сфинкса.
— Только два дня, — сказал он медленно, — и физической близости не будет больше. Физической близости...
— Ваше физическое тело сильно изменится; Вы не будете тем же, — сказала я, думая о его болезни.

— Я меняюсь каждый момент; каждую секунду я другой. Время проходит, и никто не может оценить время. Оно уходит навсегда... Никто не может его вернуть.

Помни: мы отвлекаемся,на все, что не имеет ничего общего с Абсолютной Истиной. Ничего. Только она должна быть целью.

29

29 апреля
Мы отправили Сатендру и Ситла Прасада с ручной тележкой перевезти мою мебель в его дом.
Стала раздраженной, оттого что они были неуклюжи и " стукнули гардероб о каменную стену так, что лак поцарапался. Потеряла самообладание; они были хуже двух маленьких мальчиков. - ,
Наконец гардероб и тачат были вынесены. Я осталась собрать некоторые предметы, которые могли бы пригодиться в его хозяйстве. Когда вошла в ворота, увидела его, сидящего снаружи в одиночестве. Он выглядел мрачным, его глаза гневно сияли. Страх выпрыгнул откуда-то из глубины...
Поздоровалась и почти вошла во двор, чтобы внести какие-то пожитки, когда он остановил меня.
— Как ты смеешь разговаривать так с моим сыном!... Он мужчина, а ты только женщина! Дочь миссис Чоус смеялась, оттого что ты потеряла самообладание!
— Но они оба несли гардероб так неуклюже, стукнули его о стену. Если бы вы осмотрели его, то увидели бы, как он ужасно поцарапан. И если бы присутствовали, вы тоже потеряли терпение!
— Чтобы я беспокоился о гардеробе? Ты глупая старая женщина! Я рад, что ты уезжаешь наконец! У тебя нет уважения по отношению к моим детям. Ты никуда не годишься, старая и глупая!
Была настолько поражена этим неожиданным нападением, что села, оглушенная. Даже не помню, заплакала или нет. Парализованная, увидела Сатендру: стоя в дверном проеме, он наблюдая сцену с явным удовольствием.
— Убирайся! — кричал Бхай Сахиб. — Я не хочу видеть твое лицо снова! Убирайся вон!
Ушла, а когда была на улице, обернулась. Он все еще сидел на том же месте, согнувшись вдвое, как под тяжелым бременем.
Последнее впечатление от него в моем сознании...
Вечером поезд в Дели... самолет в Мадрас... затем Бомбей... затем, высоко над Аравийской пустыней, Святой Землей, местом рождения Суфизма. Как я плакала!... Итак, в Лондон.

Сняла маленькую комнату — пять футов на десять, за два фунта в неделю. Кровать, табурет, раковина для умывания и маленький шкаф. Снаружи движение грохочет вперед и назад по улице Холланд Парк; и его слова вспомнились: «Ты должна быть способна спать на улице. Почему нет? Разве улица также не Он?»
Все это время писала ему постоянно два или три раза в неделю. Через три месяца получила письмо, не от него, в котором говорилось, что он сильно болел два месяца.
Продолжала писать два с половиной года. Никогда не получала прямого ответа; только несколько строк... очень редко, о неважных вещах.
А затем он велел мне вернуться — в декабре 1965 года...




<< предыдущая страница   следующая страница >>