prosdo.ru
добавить свой файл
1
Один из принципиально важных, хотя, возможно, и не самых очевидных факторов, влияющих на развитие ситуации в нынешней России, - это структурирование новой политической мифологии.


Р. Барт, отвечая на вопрос: «Что такое миф в наше время»,- подчеркивал, что любая идеология постоянно преобразует продукты истории в не и з м е н н ы е с у щ н о с т и (выделение наше – Г. К.), все время пытается затушевать процесс изменения и развития, превратить миф в застывший объект вечного обладания. Современные мифы, порожденные идеологией, имеют одну цель – «обездвижение мира. Они должны давать внутреннюю картину вселенского хозяйственного механизма с раз и навсегда установленной …иерархией»[88]. Т. о., мифы, являясь «освященными» государственной идеологией образцами для подражания, «настигают человека всегда и повсюду, отсылают его к тому неподвижному прототипу, который не позволяет ему жить своей жизнью, не дает ему особенно вздохнуть». Они парализуют человека, лишают его инициативы, делают его безвольным и пассивным.

Политический миф – это не столько произведение искусства, сколько функциональное средство, позволяющее упорядочить картину мира и организовать деятельность людей. Современный политический миф - коллективное бессознательное творение нации, государства или политической партии. Они создают мифы для обоснования законности и своевременности своих желаний, стремлений и ненависти.

Вся структура политических мифов направлена на возбуждение людей. Политическая идеология, напичканная политическими мифами, имеет больше шансов на овладение массами, нежели идеология с изложением конструктивной программы.

В периоды нестабильности мы можем наблюдать парадоксальную ситуацию: старые мифы еще не разрушены, а новые мифы уже созданы. Как первые, так и вторые не способствуют движению социума вперед, хотя новые мифы могут его стабилизировать. Вследствие диалога двух пластов мифов, происходит их трансформация, что чревато возвращению в хаос самодовольства, самолюбования, что, в свою очередь, разрушает человеческую личность.

В кризисной ситуации мифы рождаются и распространяются с огромной скоростью. На наш взгляд, причинами этого являются:


• необходимость компенсации недостатка информации о социальной действительности;

• потребность в целостном осмыслении действительности;

• потребность в сравнительно простых средствах отражения действительности, чему способствуют доступность и легкость мифа;

• распространенность в обществе различных форм непродуктивной активности, выступающей следствием насильственного отрыва человека от труда, низкого уровня профессионализма, чрезмерной политизации общества и т. д.;

• возрастание роли мифа стимулируется понижением культурного уровня населения, распадом сложившихся систем образования и воспитания, возникшим духовным вакуумом, насаждением антиинтеллектуализма.

По мнению В. П. Макаренко, структура политических мифов в СССР базировалась на трех постулатах: 1) «Мы – гонимые»; 2) «Тайный враг»; 3) «Мир на краю пропасти»[89].

В основе первой мифологемы лежит обычное своекорыстие и элементарная зависть. В основе действия людей лежат потребности – голод, холод, сексуальная неудовлетворенность, социальная или национальная ущемленность и т. д. Несправедливый образ мира дает мощный стимул к действию. Сказать людям: «Вам плохо», - значит заложить основу для призыва их к действию. Постулат о несправедливости дает им особые права на ее восстановление, на требование чего-то для себя, на возможность брать то, на что притязают, на ответную несправедливость. Представление «Мы гонимые» мотивирует действия и «развязывает руки» при выборе средств, позволяет воевать. Если действительность несправедлива, то, значит, ее разрушение – благо.

Для своей полноты данное представление требует наличия «гонителей». Возникает потребность в образе врага.

Наиболее важное свойство образа врага – его таинственность, невидимость и непостижимость. Тайна – важнейшая характеристика образа врага. Тайному врагу намного легче приписать силу, могущество и ум, нежели врагу персонифицированному. Без тайны не возможна политическая мифология. Не менее существенно приписывание врагу хитроумия, происков. Еще одно свойство образа врага – вездесущность. Враг «подслушивает, подзуживает, подсматривается и подкапывается». Следующее свойство – восприятие его как абсолютного зла.


Вместо множества причин тяжелого положения страны правящим классом выдвигается одна-единственная – злая воля врага. Если мир устроен так просто, то и способ его улучшения однозначен – достаточно поменять злую волю на добрую – и все будет в порядке.

Политическая мифология дает, с одной стороны, возможность человеку почувствовать свою слабость и униженность, с другой – иллюзию освобождения от этого чувства путем активного действия.

Следующий элемент структуры политического мифа – представление о том, сто мир (или страна) находится на краю пропасти. Представление о том, что «мир на краю пропасти» является мощным стимулом для начала активных действий, причем, действия должны быть сверхрешительными. Апокалиптическое сознание повышает субъективную значимость активных действий. Ведь человек начинает ощущать, что от него зависят судьбы мира.

Вся структура политических мифов направлена на возбуждение людей. Политическая идеология, напичканная политическими мифами, не имеет больше шансов на овладение массами, нежели идеология с изложением конструктивной программы.

В США, по мнению американского политолога Г. Шиллера, господство правящей элиты основано на пяти мифах: 1) миф об индивидуальной свободе и личном выборе граждан; 2) миф о нейтралитете важнейших политических институтов: конгресса, суда, президентской власти, СМИ; 3) миф о неизменной эгоистической природе человека, его агрессивности, склонности к накопительству; 4) миф об отсутствии в обществе социальных конфликтов, эксплуатации и угнетения; 5) миф о плюрализме средств массовой информации, которые в действительности контролируются крупными рекламодателями и правительством[90].

По мнению академика Г. Осипова, современному российскому обществу также насаждаются новые мифы. Назовем некоторые из них: миф о том, что все решит рынок, тогда как безудержная стихия рынка, не подкрепленная соответствующими изменениями в хозяйственном механизме и его правовом регулировании, ведет к дезорганизации производства; миф о приватизации как средстве создания изобилия, которой якобы нет альтернативы в преодолении застоя и упадка в хозяйстве; миф об «антиреформаторах» или противниках реформ, которые якобы против реформ России, в то время как критики принятого курса реформирования выступают за более радикальный курс (новый курс )реформирования, основным индикатором которого является человек, его моральное и материальное благополучие.; миф об угрозе коммунизма, который используется как средство запугивания обывателя, как средство борьбы с оппозицией; миф о будущем, что требуется еще немного потерпеть, а там «с окончательной победой капитализма» будут нормальные, цивилизованные условия жизни, другими словами, тем самым скрываются от российского общества истинные причины нынешнего катастрофического положения, что, в свою очередь, способствует распространению опасной социальной болезни и вширь, и вглубь; миф о том, что Запад нам поможет