prosdo.ru 1
Он сидел на Арбате, в каком-то кафе и курил, он просто сидел и курил. Он никого не ждал, и его, наверное, тоже никто не ждал, и не желал того, чтобы он пришел, приехал, прилетел. Сел в это кресло он в три часа дня по Москве. А сейчас на часах было уже без четверти семь. Первая пачка сигарет, купленная еще возле дома, закончилась, а во второй, купленной в кафе, оставалось девять сигарет.


«Она все еще не появилась» - , сказал он себе и закурил сигарету. Время сейчас для него представлялось потоками людей, одна волна, вышедшая из кинотеатра, другая, стремящаяся в театр, группы туристов, кришнаиды, тут же «русская пробежка». Одни музыканты заканчивали играть и уходили, другие приходили на их место и начинали: рок сменялся кантри, кантри блюзом, блюз какими-то этническими мотивами. Она все еще не появилась, повторил он уже, наверное, в сотый раз и закурил.

По Москве с утра было объявлено штормовое предупреждение: то порывы ветра, то дождь начинал капать, то все вместе. Временами выглядывало солнце. Но, не усев прогреть воздух, исчезало.

Она все еще не появилась. Она и не должна была появится. Он думал, что Арбат – это второе место, которое, обычно, посещают туристы. Он не смог прийти на Красную Площадь, так как соседи закрыли тамбурную дверь на площадке его квартиры. И он смог выйти на улицу только после того, как они вернулись. Он проклинал себя, вспоминаю, что она, та, которую он так ждал, говорила ему, что нужно сделать себе ключ. Но сначала она была с ним и ему было некогда, а сейчас ему стало все равно.

Она все еще не появилась. Он понимал, что после двухмесячного расставания, они вряд ли пойдут смотреть достопримечательности Москвы. Эта теория имела бы право быть, если бы, если бы она не любила того, а любила его, но это тоже была только теория, которую он сейчас и проверял. А вторая заключалась в том. Что после того, как она уехала из Австралии от того в Москву, если быть точнее не от Того, а из-за Того. Она его любила, а тот ее нет. И все два месяца она была в Москве вместе с нашим героем, но вдруг тот написал или позвонил, сказав, что любит ее и едет в Москву. Тот приехал вчера в пять часов вечера, по Москве. А они расстались в семь часов утра. Всю ночь до расставания они ходили по московским улицам и целовались. Они говорили обо всем. Кроме одного: «расставания».

На протяжении всей ночи подкатывали слезы, но они прятали их друг от друга.


- Я хочу запомнить это, -шептала она на ломанном русском языке.

«Она все еще не появилась» - думал наш герой, закуривая еще одну сигарету. Он делал несколько затяжек и замирал, уставившись в Начало Арбата. Пепел осыпался на штаны, но это меньше всего волновало его.

Правда, наверное, была в том, что Тот сейчас ее целует, а она отвечает взаимностью. Обычно она складывала руки на его груди, и в тот момент, когда он сильно-сильно прижимал ее к себе, мурлыкала. Наверное и сейчас тот прижимает ее к своей груди, и она также, как и с ним мурлычет. Также улыбается, и также целует его в шею, также протискивает руку через рюкзак и обнимает за талию, также сжимает кисть его руки, и также бьет его в плечо, если он, что-то не то скажет. «также», как наш герой боялся этого, даже не боялся, а не мог представить, но в тот момент, когда представлял, в горле вставал ком, и слезы намеревались брызнуть из глаз, но он сдерживался, не давая выхода своим эмоциям. А дома он садился на пол и замирал. Но слез не было, он замирал и сидел так часами.

Она все еще не появилась. Дождь полил сильнее, люди на улице вытащили свои зонты, одели капюшоны, а ее все еще не было. Он надеялся, он желал этого. Очень желал, но ее не было.

Никогда, ради него, ни одна из тех девушек, с кем он был, не одевала юбку, для него, одевали для театра, кино, концерта, куда он приглашал, но не для него.

Он дарил цветы, подарки, но никогда никто не одевал юбки для него. Просто ему было приятно. Хотя это никогда не печалило его, но все же было бы приятно .

Она все еще не появилась, а сигареты закончились. Просто закончились сигареты, тогда он встал и пошел домой. Она так и не появилась. Значит, теория оказалась неверной, хотя… может быть… может быть…