prosdo.ru
добавить свой файл
1
Осмотр достопримечательностей.

Пётр Алексеевич Романов, государь-император всея Руси, склонился над картой Российской империи.

Костяшки суставов его длинных пальцев побели от чрезмерного напряжения, с которым он ожесточенно схватился за край стола. Взгляд медленно и удовлетворённо скользил от западных границ державы к восточным.

Вон там, она - старушка Европа! Европа, предмет его юношеского поклонения и зависти. Европа, в которую он так старательно ездил учиться уму-разуму, которой так долго подражал, которую так мечтал превзойти. Время прошло, времена изменились. Он её превзошёл!

И кто кому теперь завидовал, на эту тему можно было поразмышлять и поспорить. Царское лицо прояснилось, лёгкая улыбка тронула губы. От северных побережий и его великого “окна в Европу” взгляд метнулся на юг и далее на восток.

На Дальний Восток.

- А ведь борьба–то за могущество державы не окончена! Если восточные земли устойчиво не присоединим к России, то и не видать нам их в дальнейшем.

Петр отошёл в сторону, неспешно взял описания Атласова о Дальнем Востоке. В его голове замелькали картины освоения и завоевания Америки.

- Америка….. Далёкая и удивительная страна. Это тебе не старушка Европа! Какой там год на дворе? 1725?

Пора, пора отправлять новые экспедиции на Восток, преумножать могущество и мощь державы. Пора искать новых путей к загадочным землям, которые дадут новый толчок в развитие страны.

Так, по великому указу императора началось активное освоение дальневосточной территории. Сильные, грамотные, мужественные и талантливые люди земли российской отравились выполнять указания государя.

Сапоги хлюпали всё больше и больше. Быстропроникающая холодная вода уже не успевала нагреваться от тепла ног, мокрых и в хлам замёрзших. Лыжная куртка и штаны тоже промокли насквозь. Шторм с Авачинской бухты усилился. Шквальный, сырой, солёный ветер, проникающий во все места под мокрую до нитки одежду, безжалостно не просто резал и морозил тело. Он выдувал душу, как будто пытался задуть огонёк нашей цивилизованной жизни, теплящейся где-то внутри организма.


Мы с Ольгой стояли у старого пирса на самом краю Петропавловска-Камчатского, на Моховой, куда нас, уже мокрых и замёрзших после осмотра достопримечательностей города, понесло смотреть на резвящихся сивучей.

Действительно, сивучи вольготно и безмятежно лежали на краю пирса, периодически похлопывая себя ластами и изредка издавая громкие трубные звуки. По сравнению с нами, холода они совершенно никакого не испытывали.

- Господи! Да как же они, эти первооткрыватели, выживали тогда, на рубеже 17, 18-19 веков? Путешествуя по этой земле с сумасшедшей пургой, изматывающим ветром, без нормального жилья, без магазинов, без надежды на тёплую ванну, горячий ужин, тёплую квартиру, без семьи, при отсутствии нормального человеческого общения?

Это невероятно. Это даже подвигом назвать нельзя. Это что-то значительно больше, чем просто героизм, бесстрашие, мужество….. ВЕЛИКИЕ ЛЮДИ!
Уже два дня над Камчаткой бушевал циклон. Пурга с нескончаемым количеством падающего снега окутала город. Моментально пространство с нормальными улицами и домами превратилось в огромные непроходимые сугробы и слепую пелену из снега. Снег занес всё, что только можно занести. И машины, и гаражи, и входные двери домов, и памятники, и достопримечательности города.

Достопримечательности, которые мы, в силу своего упрямства и полного отсутствия времени на бесцельное времяпрепровождение в ожидании окончания пурги, решили осмотреть именно в этот день.

Да, такой осмотр города был впервые в моей жизни.

Каждый памятник, определенный нами на карте в уютной тёплой квартире, как обязательный к посещению, доставался с огромным трудом. Как в настоящих горах приходилось по пояс в снегу торить тропу, седьмым чувством определять, в каком из сугробов может находиться искомый памятник, и, в завершении, заниматься интенсивными раскопками, дабы насладиться тем, что так хотелось увидеть.

- Подскажите, пожалуйста, а где у Вас находится памятник Лаперузу? Да нет, не Перузу, а Лаперузу? Или Кларку? Не знаете? А знаменитому Берингу? Где-то там наверху? Спасибо. Да, да! Мы поползём по этому сумасшедшему снегу наверх!

Боже, как мне хотелось увидеть этот скромный памятник знаменитому великому Витусу Берингу, которого сам Пётр I благословил в Первую Камчатскую экспедицию.

Берингу, который столько сделал в области освоения Дальнего Востока. И который отошёл в мир иной на безымянном острове в Тихом океане в попытке найти далёкую и неприступную Америку.

Берингу, который привёл свои пакетботы “Святой апостол Пётр” и “Святой апостол Павел”, и которым Петропавловск – Камчатский теперь обязан своим именем.
- Смотри, смотри! Я табличку откапала. Действительно это памятник Берингу. Ты представляешь, мы нашли его! А вон там и гавань, из которой он оправлялся в свою экспедицию в Америку.
Невысокая, скромная колонна и небольшая табличка рядом. Вот и всё!

Может быть, эта скромность памятника и отсутствие помпезности ещё более усилили мои представления о величии этого человека. Ничего лишнего. Только ПАМЯТЬ.

- Слушай, а памятник Лаперузу где-то здесь рядом! Надо искать!
Граф де Лаперуз! Какие захватывающие дух и волнующие картинки возникали в моём детском воображении, когда я читала о нём в книжках!!!
Жан Франсуа де Гало Лаперуз – известный всему миру французский мореплаватель, В конце XIX века возглавил совершенно феноменальную экспедицию. В 1775 году исследователь предполагал за четыре года посетить Северную Америку, Японию, Китай, Австралию и возвратиться обратно в свою родную Францию

Обогнув мыс Горн, он прошёл к острову Пасхи, Гавайским островам, затем к берегам Аляски, пересёк Тихий океан, и, следуя затем вдоль берега Сахалина, прошёл через пролив между островами к Камчатке. И уже из Петропавловска Лаперуз повёл свои фрегаты к Австралии. А потом…. Потом пропал без вести…
- Во! Смотри на пьедестале фрегат с парусами. Значит это он. Копаем дальше!

- Точно он! Ну, сфоткай меня скорее! Подожди, только из перчаток воду отожму, Пальцы, понимаешь ли, мёрзнут!

- А знаешь, что великого Кука съели аборигены? Ничего себе участь исследователя!


- Ну, по поводу съели, это всё-таки придумки. А вот к его экспедициям можно прикоснуться! Именно здесь, на Камчатке находится единственный памятник в России, который напоминает о Третьей Кругосветной Экспедиции известного британского исследователя и навигатора Джеймса Кука. После смерти Кука, экспедицию возглавил Чарльз Кларк. Именно под его руководством эскадра вышла из Авачинской бухты в 1779 году, и, не дойдя из-за льдов до Берингова пролива, вернулась в Петропавловск. Чарльз Кларк умер на обратном пути в порт. Британцы, желая увековечить его память, установили памятник, но не у себя в Британии, а здесь, где похоронен этот великий человек.
- Давай, давай! Копаем дальше!

Проделав невероятную работу в поисках искомого объекта, мы совсем выбились из сил и промокли. Казалось, удача уже не улыбнётся нам.

Ан, нет! Мы нашли его. И, раскопав памятную табличку, с трепетом прочитали текст на английском языке.
- Девчонки, что это вы делаете тут в сугробе? Кларка нашли? А-а-а! Чего? Чего? Теперь на Никольскую сопку собрались? Искать памятник защитникам Петропавловска от нападения англичан и французов? Да там снега по горло и ветром вас сдует. Идите-ка домой. Грейтесь. На вас лица нет!

Проходящий тучный мужчина участливо смотрел в нашу сторону.

- Не, мы пойдём дальше. И не надо нас пугать!
- Огонь! Ещё огонь! Держись ребята! Они отступают! Ну, ещё чуть-чуть! Пусть понюхают нашего русского пороха. Ох, уж эти англичане и французы! И так все острова с восточной стороны Америки порасхватали. Теперь им и западную часть подавай. Камчатка им, поди ж, теперь нужна! Фиг вам! Огонь, ребята! Огонь!

Десятидневная осада Петропавловска французскими и английскими эскадрами подходила к концу. Враг, по численности превосходящий в два с половиной раза численность бесстрашных русских защитников, отступал. Расклад сил был совсем неравный: 988 человек русских и 68 прибрежных орудий против 2540 англичан и французов с их шестью фрегатами и 212 орудиями. Великие русские люди, они отбили свою землю, они не пустили никого в свой город!

- Ну, что идём наверх сопки?

- Ползём! Вперёд! Суворов со своей армией с орудиями через перевал в Альпах топал. А здесь какая-то сопка. Вперёд!
Прошло почти три часа, и две “чокнутые зайки”, мокрые до трусиков, стояли наверху сопки, радостно размахивая руками, иногда приседая, чтобы очередной шквальный порыв ветра не унёс их на своих крыльях прямиком в Авачинскую губу.
- Вот теперь, нам только сивучей и не хватало!

- Ой, и правда сивучей не хватает! Мотаем к сивучам. Мы же на Камчатке! И когда это ещё раз сможет повториться?