prosdo.ru   1 ... 6 7 8 9 10

Моска расценивал идеи демократии, народовластия как утопию, несовместимую с законами общества и противные алчной и эгоистичной природе человека. Моска считал, что власть может быть властью от народа, для народа, но не может быть властью самого народа. "По отношению к власти, - утверждал Моска, - любое общество делиться на два класса: управляющий, политический и управляемый".

"Политический класс" берет на себя государственные функции и пользуется в связи с этим привилегиями. Однако привилегии носят сословный характер. Политический класс властвует над большинством благодаря обладанию рядом качеств, которые меняются в зависимости от времени и обстоятельств (военное могущество, богатство и др. ), а также вследствие его организованности. Большинство не в состоянии противостоять этой силе и не способно объединиться для достижения своих целей.

Фактическое господство "правящего класса" осуществляется посредством весьма сложной системы, соединяющий в себя "профессиональные, бюрократические элементы" с институтами конституционализма и политического представительства. С ее помощью обеспечивается возможность своевременного обновления правящего класса, поддержание его компетентности, способности вести за собой управляемое большинство. Моска считал, что без обновления элиты невозможна социальная стабильность в обществе. Всякая элита имела тенденцию превращения в замкнутую, что ведет к ее вырождению. В обществе имеются силы, способные заменить правящее меньшинство на управляемое большинство.

Моска допускал три варианта динамики политического класса: "увековечение без обновления, увековечение с обновлением и чистое обновление.

Сочетание этих вариантов с двумя формами государственного управления - автократической и либеральной - дает четыре типа государства:

o аристократический - автократический;

o аристократическо - либеральны;

o демократический - автократически;

o демократическо - либеральный.


В. Парето ввел в политическую науку термин "элита". В своем "Трактате по общей социологии" он утверждал, что политическая жизнь есть борьба и сила, циркуляция элит. В обществе всегда правит элита. Возникновение и существование господствующей элиты В Парето объяснял главным образом психологическими свойствами людей. В основе лежат психологические, иррациональные, побудительные начала, так называемые "остатки" - стремления, инстинкты.

В. Парето выделял шесть видов "остатков":

1) инстинкт общительности (для политика - это прежде всего потребность в признании со стороны руководимых им организации, партии, государства);

2) инстинкт комбинации (ярче всего выражен у выдающихся политических деятелей, составляет их главное профессиональное свойство);

3 ) потребность в демонстрации собственных чувств (в политике на этом основаны формы почитания в иерархических системах, ритуалы и культы, вера в вождя и т.д.);

4) стремление к постоянству агрегатов (этим обусловлена возможность длительного существования сложившихся политических институтов, конкретных политических взглядов, законных династий, традиций и пр.);

5) инстинкт целостности индивидуума (в политико-правовой сфере - это стремление объяснить безопасность личности и неприкосновенность собственности );

6) инстинкт сексуальности (самый глубокий, хотя его и пытаются сдерживать моральными, религиозными запретами).

"Остатки" зачастую не осознаются людьми и, во всяком случае, тщательно скрываются с помощью так называемых "производных". Это различного рода идеологические обоснования: от простых утверждений, воззваний и лозунгов, до сложных концепций, доктрин, в которых вытекающая из инстинктов частная выгода облекается в общепринятые благовидные одежды (требования общего блага и т.п.).

Комбинация и распределение "остатков" и "производных", связанных со сферой политической власти, на взгляд В. Парето, предопределяет способность тех или иных людей принадлежать к элите.


Согласно В. Парето "остатки" и "производные" группируются таким образом, что в политическом процессе выделяются два типа элит: элита львов и элита лис. Любая элита успокаивается на достигнутом, теряет свои первоначальные качества и вырождается. В обществе выделяется новая элита, но господствующая элита власть добровольно не отдает. Поэтому циркуляция элит совершается посредством переворотов. В период капитализма господствующая элита лис. Социалистическое и революционно- демократическое движения он считал слабостью этих элит.

Роберт Михелье (1876 -1936 ) применил элитиские концепции Г. Моски и В. Парето к исследованию политических партий. В книге "Социология политических партий в условиях современной демокатии" он утверждал, что во всех партиях, независимо от их типа (как буржуазных, так и социалистические) демократия ведет к олигархии.

Это закономерность развития любой организации, так называемый железный закон. Демократия немыслима без организации, любая организация иерархична по своей природе и требует оперативного управления, осуществляемого немногими, т.е. рядовые партийные массы неспособны к самостоятельному управлению. Однако даже самые демократические взгляды со временем антидемократизируются. Так что на определенном этапе демократия неизбежно оборачивается олигархией. И чем крупнее организация, тем более отчетливо проявляется этот закон. Демократия, следовательно, превращается в арену циркуляции партийных элит.

Вывод: Моска и Парето оказали большое воздействие на развитие буржуазных политических учений XX века, и по настоящее время составляют одно из влиятельных направлений политической мысли Западной Европы.
44. Политическая идеология фашизма

Фашизм (от итальянского fascio — фаши — пучок, связка, объединение) — это идеология и практика, утверждающие превосходство и исключительность определенной нации или расы, отрицание демократии, установление культа вождя; применение насилия и террора для подавления политических противников и любых форм инакомыслия; оправдание войны как средства решения межгосударственных проблем


Применительно к фашизму не срабатывают традиционные социологические критерии, поскольку фашизм определяется в первую очередь через идейно-психологические и организационные параметры, а не социальные.
Фашистами могут быть представители любого класса, любой социальной подструктуры. Не существует класса или социального слоя фашистов: они рассеяны в различных пропорциях по всей социальной структуре общества.

Фашисты могут паразитировать на любой идеологии, на любом социальном, политическом или религиозном движении, могут приходить к власти под вывеской любых лозунгов.
Фашизация общества может быть следствием отчаянной попытки правящего эксплуататорского класса удержать власть в борьбе с угнетенным классом - в этом случае идеологическим прикрытием фашизма выступает формальная идеология правящего класса, преподносимая как ценность, олицетворяющая собой "законность", "порядок" и т. п.
Фашизм может распространять свою власть на общество, стать господствующей в нем политической системой вследствие действий политиков, якобы искренне защищающих интересы господствующего класса и под этим предлогом устанавливающих свою личную диктатуру; в этом случае идеологическим прикрытием фашизма служит все та же формальная идеология правящего эксплуататорского класса, за которой скрывается уже не диктатура класса, а диктатура котерии или личности.
Фашизм может быть следствием действий маньяков, пользующихся неустойчивым равновесием сил между классами или другими особенностями социально-политической ситуации и устанавливающих фашистский режим под прикрытием лозунгов надклассового характера - как власть, якобы одинаково заботливо учитывающую и защищающую интересы всех классов и слоев.
Фашисты могут приходить к власти вместе с революционным движением угнетенных классов, подчинить их себе и установить фашистский режим под прикрытием "революционной" идеологии.

Наконец, фашисты в своих действиях, направленных на захват власти, могут сочетать, комбинировать все вышеперечисленные варианты идеологических прикрытий в зависимости от конкретных политических ситуаций, в которых они действуют. В идеологии фашизма особое место занимают нация и государство (“кровь и почва”). Нация рассматривается как высшая и вечная реальность, основанная на общности крови. Отсюда задача сохранения чистоты крови и расы. В фашистском обществе высшие нации господствуют над низшими.


Фашизм возвеличивает и мистифицирует роль государства, несущего ответственность за индивидуальные судьбы в физическом и духовном смысле, беспощадно пресекающего какое-либо посягательство на единство нации. “Для фашиста все в государстве, и ничто человеческое и духовное не имеет ценности вне государства. В этом смысле фашизм — тоталитарен, и фашистское государство, синтезируя и объединяя все ценности, интерпретирует их, развивает и придает силы всей жизни народа” (Б. Муссолини).

45. Политико-правовое учение и программа социальной демократии

Идеология социальной демократии сложилась из ряда идей и стремлений первой половины XIX в. Еще тогда зародилась идея государства, помогающего трудящимся осуществить глубокий общественный переворот. Для этого государство должно стать демократическим, со всеобщим избирательным правом, без каких бы то ни было имущественных цензов. Такое государство, как предполагалось, окажет помощь наемным рабочим в организации производственных мастерских, коопераций, объединений, которые постепенно вытеснят буржуазию из всех сфер экономической деятельности.

Немалую роль в распространении идей социальной демократии играло неверие их сторонников в возможность насильственного, принудительного создания социалистического строя.

Наиболее ярким теоретиком социальной демократии второй половины XIX в. был публицист и адвокат Фердинанд Лассаль (1825-1864 гг.). Его усилиями была создана в 1863 г. первая рабочая социалистическая партия "Всеобщий германский рабочий союз".

Талантливый агитатор и пропагандист, Лассаль называл себя учеником Маркса. Зная наизусть "Манифест коммунистической партии" и экономические труды Маркса, он так активно и широко пропагандировал его идеи в немецком рабочем движении, что после гибели Лассаля Маркс счел необходимым на первой же странице "Капитала" (1867 г.) заявить о своем авторстве идей, распространенных Лассалем.

Однако теория Лассаля и ее практические приложения, как там же писал Маркс, отличались от марксизма. Лассаль не хотел звать рабочий класс к насильственной коммунистической революции, он не верил в ее успех. Лассаль не желал повторения "ужасов июньских дней" (жестокого подавления восстания парижского пролетариата в 1848 г.), он стремился к тому, чтобы инициатива решения социального вопроса явилась результатом науки и согласия, "а не ненависти и дикой санкюлотской ярости".


Приверженец идей не только Маркса, но и Гегеля, Лассаль считал государство воплощением публичного интереса, противостоящего индивидуализму и социальному эгоизму. В книге "Программа работников" он писал, что нравственная природа государства, его истинное и возвышенное предназначение состоят в развитии рода человеческого по направлению к свободе. История человечества - это борьба с природой, нищетой, невежеством, бедностью, бессилием, неволей всякого рода. "Постепенное преодоление этого бессилия - вот развитие свободы, которое составляет история". Организующим и объединяющим началом общества и его истории является государство, подчеркивал Лассаль. Однако в современном обществе государство не соответствует своей идеальной сущности, поскольку буржуазия подчиняет государство "грубой материи денег". При помощи имущественного ценза буржуазия превращает государство в своего слугу, охранника, "ночного сторожа".

Это определение "государство - ночной сторож" надолго установилось в публицистике и в научной литературе за буржуазным государством, которое в соответствии с доктриной классического либерализма осуществляло только охранительные функции и никаких социальных.

Для освобождения от эгоистического господства буржуазии и восстановления подлинной идеальной сущности государства Лассаль считал необходимым отмену имущественного ценза и завоевание всеобщего избирательного права. Это, подчеркивал Лассаль, "единственное средство улучшить материальное положение рабочего сословия".

Лассаль призывал все классы, особенно интеллигенцию, соединить усилия для того, чтобы с помощью государственных мер помочь нуждающимся классам, "улучшить положение рабочего класса при помощи собрания, избранного всеобщей подачей голосов". Он подчеркивал, что речь должна идти не об установлении политического господства "четвертого сословия" (т.е. рабочего класса), а "только о том, чтобы сделать идею четвертого сословия руководящей государственной идеей". Это означает, что государство, основанное на всеобщем избирательном праве, станет народным государством, помогающим рабочему классу освободиться от материальной нужды и капиталистической эксплуатации. Из государства - "ночного сторожа" оно превратится в "социальное государство", посредством неограниченного кредита помогающее рабочим создавать производственные товарищества. По теории Лассаля, это единственно возможный путь к социализму; решение данной задачи - выражение подлинной сущности государства. "Если идея рабочего сословия станет господствующей идеей государства. - писал Лассаль, - то это только приведет в сознание и сделает сознательной целью общества то, что всегда было непознанной органической природой государства".


Лассаль призывал рабочий класс, интеллигенцию, все классы и сословия к легальной политической борьбе за всеобщее избирательное право - к митингам, петициям, демонстрациям. "Поднятое мною знамя есть знамя демократии вообще, - говорил Лассаль. - Я вызываю движение общее, демократическое, народное, а не классовое только".

В борьбе за демократическое и социальное государство Лассаль не чуждался компромиссов с властями: за моральную поддержку инкорпорации в Пруссию Шлезвиг-Голштинии канцлер Бисмарк обещал Лассалю учредить всеобщее избирательное право в Германии (обе стороны выполнили свои обещания). В переписке с Бисмарком Лассаль даже рассуждал о возможности поддержки рабочим классом монархии, если бы она в противоположность эгоизму буржуазного общества встала на подлинно

революционный и национальный путь "и превратилась бы из монархии привилегированных сословий в социальную и революционную монархию".

Лассаль опубликовал немало работ на философские, исторические и политико-правовые темы. Большую известность получила его речь "О сущности конституции" (1862 г.), особенно рассуждения о различии между фактической и юридической конституциями государства. "Вопрос о конституции есть прежде всего вопрос силы, а не права, - говорил Лассаль, - реальная конституция представляет собою действительные соотношения общественных сил страны; писаная конституция только тогда имеет значение и долговечность, когда является точным отражением этого соотношения". Рассуждения Лассаля о различиях между реальной и писаной конституциями, его определение конституции как соотношения общественных (классовых) сил страны оказали долговременное влияние на теоретическое государствоведение.

Рабочее движение Германии развивалось под сильным влиянием лассальянских идей, воплощенных в программе "Всеобщего германского рабочего союза". Под воздействием лассальянства вторая рабочая партия, созданная в г. Эйзенахе в 1869 г. ("эйзенахцы"), взяла наименование "социал-демократическая", а также включила в свою программу пункт о государственной помощи производственным товариществам и назвала свою газету "Народное государство". В 1875 г. "Социал-демократическая рабочая партия Германии", руководство которой (Бебель, Либкнехт) сочувствовало идеям марксизма, договорилась с "Всеобщим германским рабочим союзом" об объединении на съезде в г. Гота. Подготовленная к съезду программа содержала ряд идей Лассаля, которые Маркс подверг уничтожающей критике в работе "Критика Готской программы". В этой работе Маркс, отвергая идею "свободного государства", подчеркивает значение революционной диктатуры пролетариата. Предметом полемики были и другие проблемы.


Политико-правовые идеи Лассаля и его последователей во многом совпадали с программой Маркса и Энгельса. Главным отличием лассальянства от марксизма было принципиальное отрицание форсированной замены капитализма социализмом при помощи насилия и принуждения. Кроме того, значительно отличались от учения Маркса и Энгельса о классовой сущности политической надстройки взгляды Лассаля на сущность и формы государства. В области политико-правовой программы наиболее сложным было соотношение взглядов лассальянцев и марксистов на всеобщее избирательное право.

Здесь следует отметить, что взгляды Маркса и Энгельса на всеобщее избирательное право не оставались неизменными. Под завоеванием демократии в "Манифесте коммунистической партии" понималось, по словам Энгельса, именно завоевание всеобщего избирательного права. В 40 - 50-е гг. Маркс и Энгельс полагали, что в таких странах, как Англия, всеобщее избирательное право непосредственно дает политическую власть пролетариату, составляющему большую часть населения. Результаты революций 1848 - 1849 гг. и последующее развитие представительной системы в капиталистическом обществе привели к пересмотру ими прежних взглядов:

"Имущий класс господствует непосредственно при помощи всеобщего избирательного права... - писал Энгельс в 1884 г. - Всеобщее избирательное право - показатель зрелости рабочего класса. Дать большее оно не может и никогда не даст в теперешнем государстве". Однако эти и аналогичные суждения, отчасти продиктованные потребностями полемики с лассальянством, были вновь пересмотрены в 1895 г. Ссылаясь на результаты избирательной реформы и успехи социал-демократов в рейхстаге, Энгельс писал, что всеобщее избирательное право рабочие Германии "превратили из средства обмана, каким оно было до сих пор, в орудие освобождения... Повсюду немецкий пример использования избирательного права, завоевание всех доступных нам позиций, находит себе подражание". Германская социал-демократия выработала формы и методы парламентской деятельности, ставшие образцом для социал-демократических партий других стран. По словам Энгельса, голосующие за социал-демократов миллионы избирателей и члены их семей составляют решающий "ударный отряд интернациональной пролетарской армии". Рост этого "ударного отряда" ведет к тому, указывал Энгельс, что социал-демократия в Германии гораздо больше преуспевает с помощью легальных средств, чем с помощью нелегальных или с помощью переворота.


Однако идеология социальной демократии не во всем совпадала с марксизмом. Случилось так, что к концу XIX в. программные документы немецкой социал-демократии содержали явные противоречия: их теоретическая часть в духе идей марксизма осуждала капитализм и обосновывала его низвержение в результате пролетарской революции; практические же требования программ не выходили за пределы реформ, совместимых с развитием капитализма и социализацией гражданского общества. Энгельса тревожило увлечение части руководства германской социал-демократии легальной парламентской деятельностью, направленной на проведение частных реформ, оппортунистическое преувеличение надежд на государственную помощь рабочему классу. В 90-е гг. Энгельс сетовал, что в Германии суеверная вера в государство проникла в сознание многих рабочих. "В последнее время социал-демократический филистер опять начинает испытывать спасительный страх при словах: диктатура пролетариата, - писал Энгельс. - Хотите ли знать, милостивые государи, как эта диктатура выглядит? Посмотрите на Парижскую коммуну. Это была диктатура пролетариата". Тогда же Энгельс счел необходимым опубликовать работу Маркса "Критика Готской программы", в которой Маркс, порицая "бесконечную демократическую трескотню", утверждал, что Готская программа "сплошь отравлена свойственным лассальянской секте верноподданическим отношением к государству". Руководство германской социал-демократии глубоко переживало опубликование этой работы, содержащей резко отрицательную оценку Лассаля и многих его идей. Старые члены партии, а также огромное большинство более молодых ссылались на то, что начатки социалистических знаний и первый восторг перед социализмом они впитали из произведений Лассаля, учителя и передового борца немецких социалистов. В центральном органе германской социал-демократической партии в связи с опубликованием "Критики Готской программы" утверждалось:

"Немецкие социал-демократы не являются ни марксистами, ни лассальянцами, они - социал-демократы".

47. Сунь Ятсен

Сунь Ятсен (1806 -1925) - кит. революционер-демократ. Получил медицинское образование в Гонконге. В 1894 создал первую в Китае революционную организацию «Союз возрождения Китая». Под влиянием рус. революции 1905-07 С. сплачивает революционные силы для свержения правящей династии. Революционно-демократическая программа С. получила высокую оценку Ленина, который, однако критиковал утопическое представление С. о возможности "предупредить" капитализм в Китае. Победа Великой Октябрьской социалистической революции оказала большое влияние на С. Он сблизился с компартией Китая, реорганизовал гоминьдан и поддержал требования новодемократической революции. В новых условиях три принципа С. Дополнились тремя политическими установками: союз с СССР, союз с компартией Китая и поддержка крестьян и рабочих. Экономическая программа С. требовала "ограничения капитала", т.е. национализации крупного иностранного и местного капитала. С. был большим другом СССР, высоко ценил поддержку Советским Союзом революционного движения в Китае. Он верил, что настанет время, когда СССР как лучший друг и союзник, будет приветсвовать могучий и сободный Китай. Философские взгляды С. были основой его револяционного демократизма. Он материалистически решал вопрос об отношении сознания к материи. Процесс познания С. рассматривал в связи с практической деятельностью человека, а результаты познания - идеи и принципы он считал активной силой, помогающей пребразовывать мир. В объяснении общественных явлений С. в целом оставался идеалистом. Осн. философское сочинение - "Учение Сунь Вэня".

46. Политические идеи русской эмиграции

Начало русской эмиграции относится еще к дореволюционному периоду, однако окончательно она сложилась после прихода к власти большевиков. Запад буквально зах­лестнул поток беженцев. Довершением этой трагедии явилась высылка из России в августе 1922 г. большой группы ученых, писателей, представителей культуры, заподозренных в контрреволюционной деятельности. Все они обрекались на вечное изгнание

В эмиграции возникают еще два политологических течения — сменовеховство и христианский социализм. [Авторами «Вех» были Н.А.Бердяев, С.Н.Булгаков, П.Б.Струве, А.С.Изгоев, С.Л.Франк, Б.А.Кистяковский и М.О.Гершензон.


<< предыдущая страница   следующая страница >>