prosdo.ru
добавить свой файл
1 ... 7 8 9 10
По смыслу Закона (п. п. 2, 3 ст. 16) продавец и покупатель контрафактных экземпляров произведения не являются совместными нарушителями права на распространение. Если покупатель таких экземпляров владеет ими с целью распространения, его действия образуют самостоятельный состав правонарушения и экземпляры произведения могут быть конфискованы в рамках самостоятельного иска к этому лицу. Такой иск, представляется, может быть рассмотрен и совместно с иском к продавцу, поскольку спорные обязанности ответчиков в данном случае являются однородными (п. 3 ч. 2 ст. 40 ГПК РФ).

Отметим несколько типичных случаев соучастия на стороне ответчика в спорах о нарушении авторских прав.

Независимо от того, с нарушением какого авторского правомочия связан спор, в качестве соответчиков нередко выступают предположительно недобросовестный автор (лицо, выдающее себя за автора произведения, переработчик или составитель, использующий оригинальное произведение без соответствующего разрешения его автора) и организация, использующая такое произведение по договору с ним (пользователь).

Согласно разъяснению Пленума Верховного Суда СССР по делам об авторстве (соавторстве) на произведение надлежащими ответчиками являются лицо, которое, по утверждению истца, присвоило авторство, а также организация, выпустившая в свет данное произведение, если к ней предъявлено требование о защите нарушенного авторского права. В необходимых случаях организация, выпустившая в свет произведение, может быть привлечена к участию в деле в качестве ответчика и по инициативе суда <*>.

--------------------------------

<*> Постановление Пленума Верховного Суда СССР N 8 1986 г. "О применении судами законодательства при рассмотрении споров, возникающих из авторских правоотношений" (п. 13).

Требование о признании авторства может быть предъявлено и к недобросовестному автору, и к организации, непосредственно использующей произведение (пользователю). Представляется, что предъявление требования о признании авторства только к лицу, выдавшему произведение за свое, предполагает привлечение пользователя к участию в деле в качестве третьего лица; предъявление же такого требования к пользователю предполагает обязательное привлечение судом недобросовестного автора в процесс в качестве соответчика, поскольку предметом спора является вопрос о его праве авторства на произведение, и вынесение решения о наличии или отсутствии этого права невозможно без его участия в процессе в качестве стороны. Следовательно, если недобросовестных авторов несколько, предъявление требований к одному из них и (или) к пользователю предполагает привлечение остальных в процесс в качестве соответчиков.


На наш взгляд, имеются все основания утверждать, что недобросовестный автор и пользователь совместно причиняют вред. Недобросовестный автор уполномочивает пользователя на совершение противоправных действий, сотрудничает с ним при их осуществлении (например, обеспечивает необходимыми материалами) и извлекает из этого прибыль. Сам же пользователь непосредственно осуществляет использование произведения с нарушением авторских прав, поэтому возможность привлечения их в качестве соответчиков не вызывает сомнения.

Распространение контрафактных экземпляров произведения обычно осуществляется действиями нескольких лиц: издателя, типографии, непосредственных распространителей, включая розничных торговцев (например, магазин "Мелодия", "Дом Книги"). Соответственно все эти лица, а также недобросовестный автор могут быть солидарными ответчиками как совместные нарушители авторских прав <*>.

--------------------------------

<*> Если розничный торговец связан с издателем отношениями купли-продажи контрафактных экземпляров произведения, он, напомним, выступает как отдельный нарушитель права на распространение.
Соответчиками в споре о неправомерном публичном исполнении произведения могут быть, например, владелец концертной площадки (концертного зала, стадиона, клуба), лица, организующие публичное исполнение, а также исполнители произведения, если такое выступление не входит в их служебные обязанности.

В качестве соответчиков нередко выступают соучредители средств массовой информации (несут ответственность в долевом порядке).

ГПК РФ выделяет две категории третьих лиц, участвующих в гражданском процессе: третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, и третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора (ст. ст. 42, 43).

Участие в авторских делах третьих лиц с самостоятельными требованиями относительно предмета спора является крайне редким. Фактически, можно говорить о единичных случаях такого процессуального участия <*>. В то же время авторские споры характерны тем, что довольно часто решение по делу может повлиять на права и обязанности третьих лиц по отношению к одной из сторон спора, поэтому в процессе по авторским спорам нередко участвуют третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора. Ими могут быть как физические, так и юридические лица, интересы которых могут быть затронуты решением по делу.


--------------------------------

<*> См. об этом: Баскаков Е.Я. Особенности рассмотрения и разрешения авторских споров: Дис... канд. юрид. наук. М., 2004. С. 69 - 70.
Основания для вступления третьих лиц без самостоятельных требований в процесс по авторскому спору имеются, как правило, тогда, когда такие лица в соответствии с положениями ст. 40 ГПК РФ могли бы участвовать в процессе в качестве соистцов или соответчиков, однако либо иск был предъявлен другим правообладателем без их участия, либо, наоборот, истец не указал их в качестве соответчиков. Например, один из соавторов, не вступивший в процесс в качестве соистца, может участвовать в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора; если один из совместных нарушителей авторского права не указан истцом в качестве соответчика, он может быть привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.

Следует отметить, что в авторских спорах третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, вопреки традиционной точке зрения может быть связано материальными правоотношениями с обеими сторонами спора, и решение по делу может повлиять на его права и обязанности по отношению к каждой из них. К примеру, недобросовестный автор, в нарушение условий договора передавший произведение третьему лицу, может быть привлечен в процесс по спору между двумя пользователями в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора. При этом предполагается, что он нарушил условия договора с первым пользователем, заключив договор с другим пользователем, и права второго пользователя, скрыв от него факт принадлежности исключительных прав на использование произведения первому пользователю, что дает право обоим пользователям предъявить к нему требования о восстановлении нарушенных прав (путем применения предусмотренных законом или договором санкций). Соответственно решение по делу может явиться основанием для предъявления каждой из сторон спора таких требований к автору, а также иметь преюдициальное значение при рассмотрении этих требований в суде. Кроме того, если иск предъявляется первым пользователем, автор предполагается совместным с ответчиком нарушителем авторских прав истца, что говорит о его солидарной с ним ответственности. Это значит, что с истцом он имеет материальные правоотношения как солидарный должник, поскольку факты, установленные решением по делу, могут иметь преюдициальное значение при рассмотрении требований правообладателя к нему в оставшейся части долга; с ответчиком - как субъект регрессного обязательства <*>.


--------------------------------

<*> Там же. С. 71 - 72.
Важную роль в системе осуществления и защиты прав авторов и иных правообладателей играют организации, управляющие имущественными правами на коллективной основе. Согласно закону такие организации создаются обладателями авторских и смежных прав в целях обеспечения имущественных прав в случаях, когда их практическое осуществление в индивидуальном порядке затруднительно (публичное исполнение, в том числе на радио и телевидении, воспроизведение произведения путем механической, магнитной и иной записи, репродуцирование и другие случаи) (п. 1 ст. 44).

Однако правовая регламентация деятельности организаций, управляющих имущественными правами на коллективной основе, в настоящее время далека от совершенства. В Законе имеются существенные пробелы и противоречия в решении ряда важнейших вопросов, касающихся порядка деятельности таких организаций, в частности, вопросов о разграничении сфер деятельности организаций, возможности организаций выступать от имени тех правообладателей, которые не передали им полномочий по управлению правами на произведения, о процессуальном положении организаций. Это естественно отражается в практической деятельности организаций, которая включает в себя и судебную защиту интересов правообладателей.

В соответствии п. 6 ст. 46 Закона организации вправе совершать любые юридические действия, необходимые для защиты прав, управлением которых они занимаются. Однако порядка в определении процессуального положения организаций на практике нет. Защищая интересы правообладателей, организации на практике выступают в процессе и в качестве истца, и представителя, и общественного представителя правообладателя <*>. При этом, если организация выступает в качестве истца, дело рассматривается в арбитражном суде.

--------------------------------

<*> См. например: Судебная практика по гражданским делам. М., 2001. С. 994; Максимова Л.Г. Права автора и их защита. М., 2001. (Приложение 4 - Сборник практики по авторским делам.)

В июле 2004 г. в Закон об авторском праве и смежных правах были внесены изменения и дополнения, среди которых и п. 5 ст. 49, определяющий положение организаций в процессе <*>. Согласно п. 5 ст. 49 Закона организация, управляющая имущественными правами на коллективной основе, в порядке, установленном законом, вправе обращаться в суд от своего имени с заявлениями в защиту нарушенных авторских прав и (или) смежных прав лиц, управление имущественными правами которых осуществляется такой организацией.

--------------------------------

<*> Федеральный закон от 20 июля 2004 г. N 72-ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах".
Как видно, законодатель рассматривает процессуальное положение организаций по аналогии с положением лица, обращающегося в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц (ст. 46 ГПК РФ). Такая позиция представляется сомнительной и вряд ли имеющей теоретическое и практическое обоснование.

Позиция законодателя, очевидно, обусловлена пониманием правового положения организации как общественного представителя авторов и иных правообладателей, учитывая то, что организации являются некоммерческими организациями (ст. 45) и в соответствии с Законом вправе совершать любые юридические действия, необходимые для защиты прав авторов и иных правообладателей, управлением которых они занимаются (в том числе предъявлять иски в суде) <*>.

--------------------------------

<*> Хотелось бы отметить, что общественное представительство связано, в основном, с деятельностью общественных объединений в интересах граждан. Организации же в рамках коллективного управления защищают интересы как физических, так и юридических лиц - членов организаций.

Однако полномочия Организаций по защите таких прав нельзя рассматривать в отрыве от остальных их полномочий в рамках коллективного управления имущественными правами, поскольку все эти полномочия в единстве и совокупности и составляют предмет договора о коллективном управлении имущественными правами. Очевидно, что этот договор не сводится только к соглашению о членстве правообладателя в организации, а представляет из себя соглашение о предоставлении определенных полномочий посреднического характера, а именно - об управлении имущественными правами правообладателя.


В рамках своей деятельности организация совершает как юридические, так и фактические действия в целях осуществления и защиты прав правообладателей. При этом характер юридических действий, совершаемых организацией в рамках коллективного управления, конкретно не определен, поскольку необходимость совершения того или иного действия определяется самим процессом управления имущественными правами. Фактически организации предоставлено право совершать любые юридические действия, необходимые для защиты таких прав, и право их самостоятельного выбора в каждом конкретном случае (ст. 46 Закона).

Следует подчеркнуть, что организации не требуется какого-либо специального заявления (просьбы) автора для предъявления организацией иска в защиту его интересов в каждом конкретном случае <*>. Обязательным же условием предъявления иска общественным представителем является специальное заявление члена общественной организации, определяющее сущность и размер исковых требований в конкретном случае <**>.

--------------------------------

<*> В соответствии с подп. "д" п. 5 Устава РАО последнее без индивидуальных доверенностей предъявляет судебные иски в пользу авторов, интересы которых представляет Общество.

<**> В.М. Шерстюк пишет: "Вместе с тем, и членство в общественной организации, и занятие деятельностью, поощряемой этой организацией, может привести к возникновению процессуальных правоотношений только при наличии волеизъявления на это со стороны представляемого. При отсутствии же просьбы или согласия представляемого и тем более вопреки его воле уполномоченный общественной организации даже при наличии указанных выше фактов не может быть допущен в качестве представителя к участию в деле". См.: Шерстюк В.М. Судебное представительство по гражданским делам. М., 1984. С. 103.

Характер полномочий организации проявляется в том, что в лицензионных соглашениях с пользователями она выступает от своего имени (как сторона договора). Практическая необходимость в этом возникает хотя бы потому, что в таких соглашениях она выступает (предоставляет лицензии) "от имени" множества правообладателей одновременно. Совокупность прав и обязанностей по отношению к пользователю возникает у самой организации как стороны договора. Соответственно во всех спорах, связанных с нарушением таких прав и обязанностей, организация выступает в качестве истца или ответчика.


Необходимо учитывать и следующее. Некоторые способы использования произведений в сфере коллективного управления (передача в эфир, публичное исполнение) предполагают порядок выплаты вознаграждения в процентах от общей суммы дохода пользователя за определенный период (обычно квартал). Характер деятельности таких пользователей (организаций теле- и радиовещания, клубов, ресторанов) предполагает использование огромного количества произведений за каждый отчетный период. Если же обязательство пользователя по выплате вознаграждения за использование таких произведений в соответствии с условиями лицензионного соглашения не выполнено, это нарушает интересы множества правообладателей одновременно, число которых в то же время точно определено и соответствует числу использованных произведений. Если предположить, что иск должен быть предъявлен организацией в пользу правообладателя, т.е. в порядке ст. 46 ГПК РФ, понятно, что это весьма затруднительно с практической точки зрения, тем более, что на момент предъявления иска организация может и не знать о перечне использованных ответчиком произведений. На практике в таких случаях организации взыскивают с пользователей вознаграждение в свою пользу <*>.

--------------------------------

<*> См., например: Судебная практика по гражданским делам. М., 2001. С. 994; Максимова Л.Г. Права автора и их защита. (Приложение 4 - Сборник практики по авторским делам.)

Хотелось бы отметить, что, предъявляя иски в интересах авторов, РАО нередко заключает мировые соглашения с ответчиками в процессе производства по делу, как это было, например, при производстве по иску РАО к ВГТРК (дело Савеловского суда г. Москвы N 2-3020/01). Следовательно, РАО в таких случаях выступает в качестве истца, а не "процессуального истца", поскольку статус последнего не позволил бы ему заключать мировые соглашения в процессе по иску в интересах других лиц (ч. 2 ст. 46 ГПК РФ, ч. 2 ст. 42 ГПК РСФСР).

Таким образом, полномочия организаций по коллективному управлению имущественными правами не могут быть сведены к полномочиям общественного представителя. На наш взгляд, имеются все основания рассматривать их как полномочия по доверительному управлению имуществом правообладателя. Это подтверждается и положениями ст. ст. 1013 и 1015 ГК, согласно которым объектом доверительного управления могут быть исключительные права, а в качестве доверительного управляющего, в случаях, когда доверительное управление осуществляется по основаниям, предусмотренным законом, может выступать некоммерческая организация.


Это значит, что в действительности в процессе по требованиям к нарушителям организации должны выступать в качестве истца <*>. Такие требования организаций подлежат рассмотрению в арбитражном суде, так же как и требования пользователей к самой организации. При этом правообладатель не вправе предъявлять к нарушителям требования, вытекающие из полномочий организации по коллективному управлению его имущественными правами.

--------------------------------

<*> Согласно положениям ст. 1020 ГК РФ доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление... Для защиты прав на имущество, находящееся в доверительном управлении, доверительный управляющий вправе требовать всякого устранения нарушения его прав (ст. ст. 301, 302, 304, 305).

Тем не менее в практике в настоящее время, конечно, следует руководствоваться действующей нормой п. 5 ст. 49 Закона, предусматривающей участие организаций в процессе по требованиям в интересах правообладателей в качестве лица, обращающегося в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц (ст. 46 ГПК РФ). Это значит, что правообладатель должен извещаться о таком процессе и может участвовать в нем в качестве истца. Кроме того, он вправе и сам предъявлять к нарушителям требования, вытекающие из полномочий организации по коллективному управлению его имущественными правами.


<< предыдущая страница