prosdo.ru
добавить свой файл
1 ... 6 7 8 9 10

--------------------------------

<*> См., например: Чертков В.Л. Судебная защита прав и интересов авторов. М., 1971. С. 15: Проблемы советского авторского права. М., 1979. С. 132.
В то же время, если доли соавторов прямо предусмотрены в договоре с пользователем, это в любом случае следует рассматривать как установление долевого характера требований соавторов о выплате вознаграждения.

На современном этапе доминирующей является позиция о долевом характере требований соавторов. Такой позиции придерживаются, в частности, А.П. Сергеев, Э.П. Гаврилов, В.А. Дозорцев <*>. По этому пути идет и судебная практика <**>.

--------------------------------

<*> См.: Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М., 2001. С. 316; Гаврилов Э.П. Комментарий к Закону об авторском праве и смежных правах. М., 1996. С. 222; Дозорцев В.А. Авторские дела в суде: Научно-практический комментарий. С. 53; см. также: Серебровский В.И. Вопросы советского авторского права. М., 1956. С. 76; Гордон М.В. Советское авторское право. М., 1955. С. 44.

<**> См., например: Максимова Л.Г. Права автора и их защита. М., 2001. (Приложение 4 - Сборник практики по авторским делам. С. 363, 427.)
Исходя из этого, следует полагать, что каждый соавтор должен предъявлять требования в пределах своей доли.

Доли соавторов определяются соглашением между ними или устанавливаются в договоре с пользователем. При отсутствии указаний по этому поводу доли соавторов признаются равными (ст. 321 ГК РФ).

Предметом спора соавторов с нарушителем исключительных прав является общее авторское право соавторов, поэтому в процессе по требованиям к такому лицу соавторы могут выступать в качестве соистцов (ст. 40 ГПК РФ). Спорные права соавторов по отношению к пользователю имеют одно основание (общий договор с пользователем, получение дохода пользователем в результате использования общего произведения соавторов), поэтому в процессе по таким требованиям соавторы также выступают соистцами (ст. 40 ГПК РФ). Если требования к общему нарушителю предъявлены одним из соавторов, остальные должны быть извещены о возникшем процессе и могут вступить в него в качестве соистцов. Они могут участвовать в таком процессе и в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, поскольку установленные решением факты могут иметь преюдициальное значение при рассмотрении их собственных требований к ответчику, а также потому, что предметом решения могут быть общие права требования соавторов по отношению к ответчику (о прекращении действий, нарушающих авторское право, уничтожении или передаче контрафактных экземпляров произведения, о признании недействительным договора между нарушителями об использовании произведения и др.).


Несоблюдение положений ст. 15 Закона при использовании произведения, созданного в соавторстве, нарушает обычно личные неимущественные права всех соавторов одновременно. В таких случаях требования соавторов к нарушителю их личных неимущественных прав также могут быть рассмотрены судом совместно. Аналогично предъявление таких требований одним из соавторов предполагает возможность вступления остальных в процесс в качестве соистцов или третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора.

Г. и Н. обратились в народный суд Первомайского района г. Минска с иском о защите их авторских прав, нарушенных в результате искажения авторской версии кинофильма "Семьянин" и распространения кинофильма в искаженном виде. Определением народного суда Первомайского района г. Минска утверждено мировое соглашение между истцами и ответчиками, учитывающее имущественные и неимущественные интересы истцов. Рассматривая дело в порядке надзора по жалобе остальных авторов фильма, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Беларусь установила, что при утверждении мирового соглашения суд не выяснил, не нарушают ли условия мирового соглашения права и законные интересы других авторов фильма, не привлек их к участию в деле. На основании этого Судебная коллегия установила: определение об утверждении мирового соглашения отменить и направить дело на новое рассмотрение в тот же суд <*>.

--------------------------------

<*> Дело N 03-3 1993 г. (Архив Тверского суда г. Москвы, дело N 2-800/99).
Указанные процессуальные особенности защиты соавторами имущественных и личных неимущественных прав применяются соответственно при защите этих прав их наследниками.

Несколько наследников автора или соавтора произведения совместно владеют, пользуются и распоряжаются авторским правом на произведение (имущественные права). Кроме того, они имеют общее право на защиту личных неимущественных прав автора. В связи с этим процессуальное положение наследников автора фактически аналогично положению соавторов, поэтому особенности производства с участием соавторов относимы и к случаям участия в процессе нескольких наследников автора или соавторов.


Споры между наследниками автора (соавтора), а также между наследниками соавторов при неделимом соавторстве, об использовании произведения, в частности, о его обнародовании, также могут рассматриваться судами. Соответственно в таком споре могут участвовать несколько наследников каждого из соавторов при неделимом соавторстве.

В качестве ответчика в авторских спорах выступает предполагаемый нарушитель авторских прав или нарушитель условий договора, регулирующего авторские правоотношения.

В соответствии с п. 2 ст. 48 Закона, физическое или юридическое лицо, которое не выполняет требований Закона, является нарушителем авторских и смежных прав. Эта общая формулировка должна быть конкретизирована в целях ее практического применения, однако до настоящего времени в российской научной литературе и судебной практике не выработано устойчивого определения нарушителя авторских прав. Представляется правильным определение, данное Нейлом Берстином, согласно которому любое (физическое или юридическое) лицо, нарушающее какое-либо авторское правомочие, включая тех, кто содействует, способствует, участвует, уполномочивает в совершении, извлекает выгоду из противоправных действий (related or vicarious infringers), несет ответственность за нарушение авторских прав <*>.

--------------------------------

<*> Copyright law by Neil Boorstyn / The lawyers Co-operative Publishing Company / 1981. С. 283.
Так, помимо лица, организующего незаконное воспроизведение и распространение экземпляров произведения, нарушителями являются также исполнители противоправных действий - лица, осуществляющие воспроизведение (тиражирование) и распространение экземпляров произведения, пособники правонарушения - лица, осуществляющие подготовку материалов к изданию, хранение и доставку контрафактных экземпляров произведения, другие лица, извлекающие прибыль из незаконного использования произведения.

Интересный пример был приведен Нейлом Берстином. Владелец сети магазинов сдавал одно из своих помещений лицу, осуществившему распространение (продажу) контрафактных экземпляров фонограммы. Владелец помещения в качестве платы за его предоставление имел право контроля над деятельностью нанимателя и долю валового дохода от продажи пластинок, на основании чего был признан судом нарушителем авторских прав истца наряду с его нанимателем, непосредственно осуществлявшим противоправные действия <*>. Такое решение следует признать правильным.


--------------------------------

<*> Там же. С. 284.
Соучастие на стороне ответчика весьма распространено в авторских спорах.

В спорах о нарушении договорных обязательств в качестве соответчиков выступают обычно соавторы. Предметом судебного разбирательства чаще всего становится нарушение соавторами общего обязательства по передаче или созданию и передаче пользователю качественного произведения, соответствующего условиям договора и не нарушающего прав третьих лиц.

"Неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей по договору одним или несколькими соавторами приводит к возникновению достаточно сложной ситуации, которая прямо авторским законодательством не урегулирована и должна решаться исходя из его принципов и общих положений гражданского права" <*>. В литературе долгие годы ведутся дискуссии по поводу характера ответственности соавторов за нарушение обязательств по договору.

--------------------------------

<*> Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. М., 2001. С. 315.
По мнению одних авторов, соавторы должны нести перед пользователем солидарную ответственность <*>. Такой взгляд соответствует букве закона. Согласно п. 1 ст. 322 ГК РФ солидарная обязанность (ответственность) или солидарное требование возникает, если солидарность обязанности или требования предусмотрена договором или установлена законом, в частности, при неделимости предмета обязательства. В научной литературе неделимость произведения как объекта гражданских прав не вызывает сомнения <**>.

--------------------------------

<*> См., например: Проблемы советского авторского права. М., 1979. С. 131 (В.Л. Чертков); Азов Л.М. Отношения по издательскому договору при соавторстве // Советское государство и право. 1940. N 8 - 9; Ваксберг А.И. Издательство и автор. М., 1957. С. 151 - 152.

<**> См., например: Дозорцев В.А. Авторские дела в суде: Научно-практический комментарий. С. 51 - 56; Сергеев А.П. Указ. соч. С. 177. Это положение справедливо, поскольку даже при делимом соавторстве можно указать на составные части произведения, например, музыка или текст песни, но нельзя выделить долю из самой песни, например, половина песни.

Согласно другой точке зрения ответственность соавторов может быть только долевой <*>. Высказана точка зрения, что нельзя говорить о солидарной ответственности, если каждый из соавторов обязался создать определенную часть произведения; солидарная ответственность возможна лишь при неделимом соавторстве <**>. Интересная позиция была высказана В.А. Дозорцевым, по мнению которого кредитор вправе взыскать аванс с каждого из соавторов в размере выплаченной ему лично суммы, независимо от того, выполнил он свою часть обязательства или нет. При этом соавтор, выполнивший свою часть работы по созданию произведения, в дальнейшем получает право требовать возмещения реального ущерба (уплаченного кредитору аванса) с соавторов, не выполнивших свою часть работы <***>.

--------------------------------

<*> См., например: Сергеев А.П. Указ. соч. С. 316; Серебровский В.И. Вопросы советского авторского права. М., 1956. С. 74 - 76.

<**> Гордон М.В. Советское авторское право. С. 45 - 46.

<***> Дозорцев В.А. Авторские дела в суде: Научно-практический комментарий. С. 55 - 56.
На наш взгляд, исходя из практических соображений, говорить о долевой ответственности соавторов можно лишь применительно к обязанности соавторов вернуть полученный ими аванс.

Поскольку соавторы выступают в договоре как единая сторона обязательства, неисполнение кем-либо из соавторов своей части работы есть неисполнение их общего обязательства, и все соавторы, в данном случае, несут ответственность перед пользователем. Полученный соавторами аванс в данном случае представляет из себя неосновательное обогащение соавторов за счет заказчика, поэтому подлежит возврату независимо от наличия вины отдельного соавтора. В таких условиях реальный ущерб заказчика может быть полностью возмещен и путем взыскания аванса с соавторов в долевом порядке <*>.

--------------------------------

<*> При этом позиция В.А. Дозорцева о праве невиновных соавторов требовать возмещения их реального ущерба с виновных в порядке регресса представляется правильной.

В то же время долевой порядок ответственности соавторов, на наш взгляд, неприменим, если само обязательство пользователя по выплате соавторам аванса исполнялось солидарно, т.е. без определения доли каждого соавтора.

Если же предметом ответственности соавторов является сумма других убытков пользователя (упущенная выгода, платежи возмещения третьим лицам), ее реализация в долевом порядке означала бы возмещение пользователю лишь части его убытков, соответствующей доле виновных соавторов, поскольку возложение ответственности на невиновных соавторов противоречило бы общим основаниям ответственности за нарушение обязательств (ст. 401 ГК РФ). В данном случае ответственность соавторов может быть только солидарной.

Соответственно если требования предъявлены пользователем к одному из соавторов, остальные могут быть привлечены к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора. Если пользователем предъявлен иск о расторжении договора с соавторами, все соавторы должны быть привлечены в процесс в качестве соответчиков, в том числе по инициативе суда (абз. 2 ч. 3 ст. 40 ГПК РФ).

Довольно часто нарушение авторских прав осуществляется действиями нескольких лиц. Ответственность нарушителей в данном случае имеет ряд особенностей.

Как совместные причинители вреда они несут перед правообладателем солидарную ответственность (ст. 1080 ГК РФ). Это значит, что требования к таким нарушителям могут быть предъявлены правообладателем как совместно, так и к любому из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга (п. 1 ст. 323 ГК РФ).

Если иск предъявлен правообладателем к одному из нарушителей, остальные могут быть привлечены к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора, поскольку факты, установленные решением по такому иску, могут иметь преюдициальное значение при рассмотрении регрессных требований ответчика по отношению к ним, а также требований правообладателя в оставшейся части долга.


Совместных нарушителей авторского права обычно связывают договорные отношения, причем нередко в рамках таких отношений один из нарушителей уполномочивает другого на совершение действий по использованию спорного произведения. Соответственно решение по иску правообладателя к одному из них может повлиять на взаимные права и обязанности нарушителей в связи с таким договором между ними.

Если правонарушение связано с воспроизведением и (или) распространением контрафактных экземпляров произведения, правообладатель вправе предъявить требование о конфискации и уничтожении или передаче ему таких экземпляров произведения, а также о конфискации материалов и оборудования, используемых для изготовления и воспроизведения контрафактных экземпляров произведения.

Удовлетворение судом любого из таких требований непосредственно затрагивает права собственника указанных экземпляров произведения, материалов и оборудования, в связи с чем решение о конфискации не может быть вынесено без его участия в процессе в качестве ответчика (соответчика). В то же время требования правообладателя о защите его прав, в частности, путем конфискации или передачи контрафактных экземпляров произведения могут быть предъявлены к любому из совместных нарушителей, в том числе и не являющемуся собственником спорных экземпляров (спор ведь идет не о праве собственности, а о защите авторских прав). Следовательно, если требования правообладателя предъявлены к нарушителю (нарушителям), не являющемуся собственником предположительно контрафактных экземпляров произведения, материалов и оборудования, суд обязан по собственной инициативе привлечь другого совместного нарушителя - собственника этих экземпляров произведения, материалов и оборудования в процесс в качестве соответчика (по этому требованию). Такое процессуальное действие позволит удовлетворить иск правообладателя о конфискации, не нарушая прав собственника конфискуемых экземпляров произведения. Если же право собственности на контрафактные экземпляры произведения перешло к третьему лицу (лицам), не являющемуся совместным с ответчиком нарушителем спорного права, они не могут быть конфискованы решением суда по данному делу <*>. Хотя это условие конфискации прямо не предусмотрено законом, оно вытекает из общих положений гражданского права и судопроизводства.

--------------------------------

<*>


<< предыдущая страница   следующая страница >>