prosdo.ru
добавить свой файл
1
Повесть «Синие Птицы»


Глава 1. Предвкушения

О, эти узлы мироздания,
Что сжаты твоею рукой,
О, Господи, дай нам вожатого,
И мы все пойдём за Тобой.
На небе крылатые странники,
Где мгла, а где Свет- покажи.
И новое ясное знание
ростком прорастёт из груди.
оно сплодоносит мудрость,
и станет прекрасен наш Дом.
возьмёшь в свои руки путников,
Завяжешь чудесным узлом.
И белый Дракон пролетает,
разрушив последний наш страх,
Он ведает, он знает,
и знаменем ждёт в небесах.


Таинственно пели в небо,
Дрожала у ног свеча.
Душа вылетала из тела,
и песнь была горяча -
О всех наших жизнях несмелых,
о долгих путях Любви.
Я тоже вам спеть хотела,
Где мир- не бывает войны.
И, кажется, здесь примирились
Старухи Печаль и Покой,
И радость на плечи спустилась
Жить жизнью самой простой...
И голыми пятками в небо,
И голой душой в облака.
Ты плакала, а я пела,
А Бог улыбался слегка…


Мне так надоели рифмы,
Слова, что вплетаю в любовь.
Я снова молчу, и затишье
сильнее всех скомканных слов.
И мне бы бежать босоногой,
Растрёпанной девкой, простой,
По росам, по вёснам, по тропам
И быть тебе нежной женой.
И петь громогласно небу,
И воспевать свечек жар,
И быть частичкою лета,
Летящего, как комар.
И волосы пусть отрастают
Под звёздами, как горох,
И пусть всё в Вселенной мечтает
И светится, словно Бог!


Глава2. Предчувствия

Честность хрустит костяшками. Я сжимаю скулы и смотрю вдаль. Оказалась я посреди пустынной земли в чёрной одежде, трепещущей на ветру. Жизнь – это поток. Поток моих жизней. Поток всех наших жизней. Мы все трепещем в этой пустыне, мы все связаны ленточками по рукам, по запястьям, по перьям наших крыльев. Без зацепок, но узлами. И я в этой звенящей пустыне одна. Всё во мне гудит каждой песчинкой начинания. Нет границ теперь между моим «внутри» и моим «снаружи». Мы перемешались, мы проникли, мы расцвели. Все мои воплощения вибрируют во мне, отражаются во мне, смотрятся в меня сейчас, будто я знаю все языки, я знаю все лица и все песни. И все они про одно. Все рты говорят одно и то же слово, и в этом гуле я есть- звук. Мою кожу и кости проткнула насквозь игла мироздания, и пригвоздила душу, как флаг, к телу, маленькому, мягкому кожаному мешочку. Как каждая песчинка стремится стать скалой, воплотиться из зерна в величие, так все мои фантазии гонимые ветром желаний, выплёскиваются в реальные формы… Но я молчу. Создаю безупречную тишину. Чтобы безначальное оставить совершенным… я чувствую пальцами песок, словно я сама этот песок. Я смешиваюсь со всем... Моя пустыня полна... Это место, где можно найти всё. Это место ответов. Это Абсолют...Я взяла горсть песка в ладонь, закрыла глаза и перенеслась отсюда. Облака плывут, как ленивые рыбы, созданные из прекрасных симфонических хребтов. Горы, как задумчивые плечи богатырей, охраняют меня кругом. Я попала в мир Дэв, божественных существ.


***

Это произошло после того, как я ушла из дома на Земле. Впрочем, я всегда уходила из дома. Я искала какой-то другой Дом. Так печально покидать свой дом, знаете ли...А дом ли это? Или просто привычное место? А где тогда дом, если не в сердце он? и кажется, так было всегда - я уходила и приходила. Так всегда текла моя жизнь. В поисках и полётах... неожиданно понимая, что жизнь как-то проходит, а я всё танцевала, всё летала - босая девочка с букетом из фантазий в руках, думала, что однажды я найду свой Дом. Истинно свой. И тоска по нему множилась за годы, прожитые в чужих домах. И свою обувь я так и не нашла, поэтому и босая. Вы теперь везде будете меня наблюдать босой. Я засыпала на земле, утыкаясь в сосновый покров ноздрями, я уходила в кельи монашеских скитов. Я думала, что, купив одеяло в кровать, согретую каким-то мужским теплом, я создам сама этот дом… нет, всё это было напрасным, картонным что ли, пустоблёклым. И так хотелось закричать – «Эй! Всё здесь неправда! Эй, я знаю, вы дурите меня, это всё ненастоящее!» И я кричала. И молчала после. Порой, очень долго, уперевшись горячим лбом в холодное окно. Ничего не менялось. Колесо вертелось по заданной колее. Я велась, как собака Павлова, на рефлексы и мысли с желаниями, думая, что это мои мысли и мои желания. Люди любят понавесить гирлянд иллюзий, а потом сами же слепнут от них. Но я люблю людей. Я не люблю только их пороки. Я и сама человек. Я сама жила среди вас, пока …Пока мои поиски не завели меня дальше, чем вы можете себе вообразить.

***

Море разбивалось о скалы. Маячки микровселенных запутывались в его капроновых волнах. Я стояла и любовалась в бесконечность водной стихии. Мои щёки были немного белёсыми от морской солёной пудры и отсветов бликующей глади...Сзади кто-то подошёл. Я оглянулась и увидела кентавра.

- Это мир дэв. Приветствую, - его слова мягко растворились в пространстве.

- Кто теперь я?

- Всё, кто и прежде. Закрой глаза. И твои сады зацветут теми цветами, запах чего таит твоя душа.


-Как же тут жить?

-Ты всё познаешь сама…

Кентавр, получеловек-полулошадь, с белой прядью в гриве и абсолютно человеческими глазами на очень подвижном и добром лице, развернулся и оставил меня одну на краю скалы. Ещё около получаса я наблюдала за тем, как бьются серебристые волны о тела массивных камней. Какая таится в этом любовь и вечное притяжение, Бог мой! Сердце билось вместе с волнами. Звук плачущей волынки меня отвлёк. Я обернулась и пошла на него. Густая ночь обвивала ветки можжевельника, а тропинки в горах были почти невидны. Но я всё же пробиралась сквозь кусты и увидела огонёк костра. Возле очага сидело несколько фигур. Я подходила всё ближе. Наконец фигуры обернулись ко мне. Одна женщина встала и подошла ближе. На груди у неё висел амулет в виде летящей совы с рубиновыми глазами. Лица её я не могла увидеть, из-за того, что пламя костра слишком ярко светило за её спиной.

- Анисия, как мы долго тебя ждали, дорогая!

Голос её оказался до боли знакомым. Будто это моя сестра, которую я не видела тысячу лет, сотни вёрст и тонны разлук, но помню, помню каждой клеточкой воспоминания её всю.

- Привет, Яшра!- мои губы сами произнесли её имя

Она взяла меня сразу за руку. Моя холодная и узкая ладонь уютно поместилась в её тёмных и маленьких кистях. Слёзы мои сразу прыснули из глаз жгучим фонтаном. Яшра улыбалась. Хотя ей тоже хотелось плакать. Она отпустила мои руки и взяла гитару лихим жестом. Кудри рассыпались по её плечам игривыми змейками. Она закрыла глаза и тут же начала петь…

На небесах, мой кораблик,

Всё иначе, чем в море.

Ты не бойся тонуть,

Я тону ведь с тобою.

Пусть я зеркало лишь

Дна морского, и всё же,

Отражением, слышишь,

На тебя я похожа.

На небесах, мой кораблик,

Всё иначе, я знаю.

Там созвездия саблями


Высекают нам пламя.

Ты не бойся вдвоём,

И смертям ты доверься,

Мы по небу плывём,

А в руках наше сердце

В моей голове пронеслись воспоминания о наших прошлых жизнях. Я вспомнила, как мы с ней много путешествовали. Я увидела несущейся поезд, в котором мы сидели, уткнувшись глазами друг в друга. Мы думали о том, что вся наша жизнь- это поезд, и мы с ней оказались на соседних полках. Я вспомнила о том, как мы состояли в обществе «тысячелепесткового лотоса», и ходили в белых одеждах по прекрасным садам, как валялись в стогу сена в какой-то деревеньке и кричали про Бога песни, я вспомнила, как мы ночевали в церковной лавке и как попали в магический магазин. Яшка, мы все жизни были с тобой, как сёстры…

-Здесь, куда примчал наш поезд, в этом мире, где довелось нам остановиться вновь, нас ожидает примерно тоже самое, что и в прошлом, - Яшра, как всегда, улыбалась. Казалось, ничто не способно было её смутить!

Мне налили какой-то горячий травяной сбор, я наконец согрела озябшие руки, держа кружку между ног и водя руками над паром. Рядом с нами на камнях сидело ещё два человека. Оба мужчины. Один из них начал говорить…

- …Вселенных бесконечное множество. И одни более развиты, больше размером, в них больше возможностей, в них живут и творят более сильные души... другие, наоборот, слабые по своему развитию. Представь себе, два зеркала друг напротив друга - одно побольше, другое чуть меньше... с одной стороны в линию расположены проходы в меньшие вселенные, с другой - наоборот по возрастающей, - тут он стал усердно изображать руками два зеркала и коридоры в них,- между самими зеркалами находится портал во вселенную из тех что по обе стороны. Вот этот коридор отражает в себе бесконечность мироздания, и наша вселенная рай относительно вселенных меньшей мерности и ад относительно большей,- после этого объяснения он улыбнулся и отхлебнул чая.

-Какая-то вечная гонка за силой, которая делает тебя слабее перед ещё большей силой...и нет конца и края этому…- Я не выдержала этого философского размусоливания и прервала его напыщенную речь


-есть не только ангелы и демоны... есть и просто души, Творцы

не стремящиеся подняться выше и живущие чтобы творить…- добавил второй парень с блестящими глазами.

- Ну да, ну да. Вот и дотворились мы с вами,- подначила я и этого.

Яшра хитро улыбнулась. Только она умела так. Бойко и нежно одновременно.

Она снова взяла гитару…

Вверх, хотел падать только вверх...

И летать как крылатый странник…

Загребая руками снег

Своей чистой магической мантии.

И деревья шептали ему,

И роса целовала в ноги.

Он искал из всех сотен одну,

Что была всегда одинокой.

И в груди застряли осколки,

Будто это разбилась луна!

И занозами, острыми, звонкими

Зацепила душу она.

Вот и падает, падает вверх

Расцелованный в пятки посланник.

И в глазах его тает свет,

Словно сахарный сладкий пряник…
Вскоре мы закончили пить и петь. И как-то всё становилось привычным. Мы легли спать. Хвоя была настолько мягкой, что лучшей кровати и не придумаешь. Яшра легла рядом со мной, она обняла меня и прошептала: «Хорошо, что ты пришла!» Я ответила молча: « Я всегда прихожу».

Из глаз снова вытекла горячая ниточка слезы и упала в землю. Этого никто не заметил.

Глава3. Ягоды Желаний
И лето макушки лизало
оранжевой раной ножа.
разрывы сердечных пожаров
не заживают. Прощай!
и волосы выгорят в августе,
как будто готовясь к зиме.
как будто натянуты парусы,
предчувствуя ветер морей.
как будто в ногах моих скованных
скисает танец чудес.
я отпускаю, всё порвано,
бинтами наперевес!
я распускаю лентами,
и ягоды новых планет
меня угощают вселенными,
рождающих тёплый свет.

меня обнимают посланники,

ведут по туннелям дорог.
безвременно знаний заранее,
мерцает в пульсациях Бог.
и вихри печалей и радостей
из сердца уплыли давно.
младенца ведёт до старости
под руку Богиня Любовь...


Когда мы проснулись, солнце уже пекло сквозь макушки деревьев. И только сейчас я заметила, что все деревья удивительно разные, неповторимые. Я встала, отряхиваясь от рыжих иголочек, и вдохнула смесь прекрасных ароматов утра. Меня окружали сотни деревьев, и большинство из них цвели.

- Это что?- я окинула взглядом деревья.

- Это…это наша работа,- зевая, потянулась Яшра.

- я не цветовод, - усмехнулась я сразу.

- А цветы –то как раз трогать не надо. Наше дело- плоды.

- Каждый человек о чём-то мечтает, чего-то желает, - влез в наш разговор один из вчерашних парней,- И вот, пожалуйста, результаты их стремлений…- он подошёл к массивному дереву и потянул его за веточку с крупным цветком, изобразив, что его нос втянул божественный аромат,- меня, кстати, зовут Фрол.

- это что… сад желаний?- моё сердце забилось трепетным восторгом, а в носу защипало снова восторженной солью слёз. Но я отвернулась. И подошла к первому же дереву, положив руку на его ствол.

Дерево зашелестело внутренним шумом. Я прикоснулось к нему лбом и ощутила морщинистую кору. Шум стал расползаться в тысячи голосов.

-Тысячи голосов, и все они об одном - прошептала я сама себе

Гул в ушах усиливался, я обняла ствол крепче. «Я хочу, чтобы ты вернулся…» « Я хочу… хочу… пусть будет так… желаю…хочу» Я обняла ствол ещё крепче, поцеловала его кору, ощутив как грубое нуждается в нежном. Моя голова стала раскрываться и становиться гулом, или даже самим деревом. Я увидела девушку, стоящую посреди комнаты в раздумьях. На ней было бордовое шерстяное платье, а светлые волосы рассыпаны по плечам. Её глаза были красными и немного опухшими. Она только что плакала. Я ощутила, как кончики её пальцев дрожат. Она собирала вещи. Кажется, она переезжала…я стала подходить к ней ближе и заметила, как из её головы тянется канатик вверх, он становится всё толще и толще, и наконец, формируется в дерево. «Так вот откуда они берут свои корни… из помыслов ваших!» Я почти подошла к девушке, как кто-то меня дёрнул за плечо.


- Не время!,- Фрол стоял у меня за спиной и пытался отцепить меня от дерева, - её цветы ещё не принесли плодов.

Фрол почему-то усмехался. Мне же было не до шуток. Только что я перешагнула из мира в мир, как из одной квартиры в соседнюю.

-Каковы правила?- недоумевала я.

- Мы работаем парами. Мы – посланники желаний. Нас называют ангелами. Но это всё бредни. Просто такова наша функция здесь. Приносить плоды желаемого,- начал Фрол.

-И не всегда это желаемое такое уж прекрасное,- добавила Яшра, скривив гримасу. Она усиленно очищала свой платок от какого-то репейника.

-Да, однажды нам пришлось нести ящик Пандоры!- открыл рот наконец третий,- и все человеческие беды высыпались наружу, хоть мы и умоляли её не открывать его….

-Это когда такое было хоть, Ардон?- возмутилась Яшра

-Да вас не было тогда ещё…- продолжил Третий и поднял свои чистые голубые глаза на меня

-Ну вот так всегда- всё интересное без нас,- как будто всерьёз расстроилась Яшра.

- Яшра, ты всегда такая радикальная. Нет ничего – ни доброго, ни злого,- продолжил Фрол.

Яшра не ответила. Она осталась при своём мнении, продолжив отдирать репейник от платка.

Глава4. Кубик-рубик

Третий наш товарищ по имени Ардон рассказал мне все прелести жизни в мире дэв. Он показал мне цветущий сад, рассказал, что он работает с Фролом, а мы работаем с Яшрой. Показал наши деревья и наших подопечных. Деревья плодоносят желания, которые мы доставляем из этого мира в тот. Всё очень просто. Раньше срока исполнять желание нельзя. Вмешиваться в ход событий нельзя. И только лишь направлять можно. Намекать, как будет правильно. Я увидела и других почтальонов. Все они работали по двое. Я шла мимо стволов деревьев, смотрела на них. О чём же мечтаем мы здесь? О чём мечтаю, например, я? Я вскинула голову и увидела сиреневое небо, летящую синюю птицу в нём. Я засунула руки в свои лохматые волосы, будто пытаясь найти ответ, вцепиться в него и удержать. Возможно, он летит в этом небе.


Вам никогда не казалось, что вас обманывают, что всё- есть бесконечный сон с разными подуровнями, иллюзиями, вечными переходами с одного уровня на другой, из одного сна в другой, из менее простого в более сложный, вечный кубик-рубик, который так и не может сложиться в единую гармонию, запутавшись в лабиринтах познания самого себя. И мы все держим его в руках, головах, крутим, вертим, пытаемся собрать, пытаемся вырваться из этого сна, а кубик всё смеётся над нами, пляшет и смеётся. О, бесконечный шизофреничный Абсолют, сколько в тебе этих кубиков, сколько сознаний, рёбер и поворотов, ты сам себя вертишь, сам познаёшь, сам порождаешь и сам убиваешь. Где же тьма, а где добро? Всё перемешалось в одно. Нет ничего. Ничего нет.

Чем дальше мы идём, чем дальше пытаемся вырваться, распутав все кармические узлы, тем сильнее мы затягиваем другие. Вся эта зеркальная зазеркальность, кто же в ней кукловод? Выходит, что мы сами…Сами дёргаем себя за эти ниточки. Однажды я спала в зеркальном шкафу. Всё искривлялось, всё отражалось в нём. Тысячи меня, тысячи моих воплощений, миллиарды миров, вереницы их пересечений. От этого количества мне так одиноко. Я маленький странник-комета, летящий мимо миров. И нет значения, куда лететь вверх или вниз, быть больше или меньше. Потому что любой силе есть большая сила, любому миру есть лучший мир. Нет никакого конца. Нет никакого приюта. И нет никакого дома. Мы все везде спим. Нам некуда уходить. Некуда бежать. И негде оставаться.

В груди моей живёт белый единорог, который бьётся рогом в небо, от этого моё сердце всегда болело, все мои воплощения, во всех телах оно билось слишком болезненно...Вечно, не предавая свои мечты, а вознося их к звёздам, я жила в безумном танце о чём-то прекрасном. Я хотела танцевать и петь что-то важное и непознанное, что из груди у меня течёт наружу. И это превращается в сладкое молоко чудес. Мягкие покрывала вновь сбросились и душа оголилась до нервов. Это звук скрипки и очень тонкие линии. Это морозное окно и очень тёплые пальцы. Это контраст. Я - крик и шёпот вместе. Я контраст. Я на грани. Я и есть эти грани. Белые облака, как фарфоровые блюдца, плыли над моей головой в сиреневом небе. Синяя птица давно скрылась с моего поля зрения. Я опустила голову. Перед глазами возник быстро подходящий ко мне мужчина.


-Ты о чём думаешь тут, Анисия?

- Я смотрела на птицу, - от неожиданности я не знала, что ответить.

- Нечего тут смотреть, надо делать, - резко оборвал он.

-Что делать?

- Тебе что, не объяснили?- он возмутился

-Разве здесь кто-нибудь что-нибудь знает о кубике-рубике? - я вздохнула и положила себе на грудь руку. Единорог очень больно кололся изнутри и видно очень хотел наружу. Если бы он сейчас вырвался и спас меня.

- О каком кубике ещё? Твоё дело следить за деревьями. Твоё дело маленькое. И как вообще тебя сюда пустили? – Он гневался, это было заметно.

- А почему меня могли не пустить?- вскинула брови я

- Да твоя карма как колесо. Ты вечно должна была ожидать того, что никогда не пришло б к тебе, - брезгливо и одновременно раздражённо он начал наступать на меня

- Значит даже у колеса есть выход, - в упор посмотрела на него я.

- И этот выход –делать то, что говорю я

- А кто ты? Я что-то не помню тебя…Я недавно совсем тут, и плохо понимаю правила новой игры…

- Я Смардл. Вестник смерти.

- Не очень приятно. Ну да ладно, - я попыталась изобразить улыбку на лице

- Анниска, а ну -ка пошли, - Яшра дёрнула меня за рукав, - ты чего это с ним говоришь, пошли на нашу территорию.

- А кто это?

- Смардл. У тебя с ним давний конфликт, - осторожно прошептала она

- Конфликт? С ним? По какому поводу? Я что-то не помню. Только сердце что-то побаливает…

-Война за любовь. В его мире нет её. Он хотел сделать тебя своей прислужницей, но ты отказалась. Многие скажут, что нет тьмы и нет зла. Но я скажу тебе, что есть Смардл. И он может принять любые формы, но суть его останется смердящей, - Яшра сжала мою ладонь и лицо её исказило самой неприятной эмоцией.

- Яша, моё сердце так ноет…Помоги мне. Я запуталась в этих мирах…Всё слишком бесконечно и бессмертно. Нет смерти. Нет никакого Смардла!- Здесь мы обе рассмеялись и начали идти к участку с «нашими» деревьями.


- Мы голуби, которых кормит Господь своей любовью. Я и ты – маленькие голуби, глупые синие птицы, которых Бог прикармливает этими крохами. И от голода мы слетаемся и клюём его любовь. Он так милостив к нам, что кормит нас этими крохами. Но есть ещё выход- это сгореть. В огонь, чтобы летели перья только…

- Сколько раз мы гнездились в разных галактиках, сколько раз нас разоряли. Сколько раз мы горели фениксами и воскресали, будто нет на нас инквизиции. Будто срубив одну голову, у нас вырастает их три. Кубик-рубик всё двигается, зеркала – отражают, а мы – летим…

Дальше мы шли обе молча.

Глава 5. Почтовые голуби

Кто же станет воином теперь?
Кто намажет щёки мелом?
Уходя из дома, верь-
Крест тебе - замена стрелам.
Уходя из дома, верь-
Звёзды будут маяками.
И откроется любая дверь
Тем, кто на пороге с рюкзаками.
Пусть тебе завяжет Бог
Волосы в тугие ленты,
И того, чего ты сам не смог-
Горизонтом чертят континенты.
И разломов скал седой прищур,
И солёный возглас моря...
На шнурке у сердца я ношу
Господа Святую Волю.


Передо мной стояло несколько деревьев. Я подошла к одному из них, прикоснувшись к плоду, который готов был сам упасть в мои ладони. Я взяла светящийся плод и прикоснулась лбом к дереву, шагнув всем существом в него. Я оказалась в человеческом мире. В моих руках был пакет. Я точно знала, куда я иду и зачем. Обычная шумная улица. В моём пакете хлеб, кажется что-то ещё, вроде маленький самолётик. Я иду к автобусной остановке и оставляю пакет на скамейке, где сидит маленькая девочка лет 7, кажется, она из бедной семьи.

-Привет, Алиса. Ты хотела то, что я принесла. Возьми.

- спасибо. А ты кто?- подняла на меня глаза девочка

- я почтальон.

Девочка взяла в руки пакет.

- о чём ты мечтала?- продолжила я

-о самолёте, чтобы улететь отсюда туда, где хлеб растёт на деревьях. Мне так папа говорит, что у нас хлеб на деревьях не растёт. Это значит, что есть место, где он растёт на деревьях. Этот же хлеб с дерева?


-Конечно! С твоего дерева…

Я зашла за остановку и посмотрела через стекло на макушку Алисы. Оттуда вилась тонкая верёвочка, которая превращалась в ствол дерева. Мысленно я перелетела к его кроне. Открыла глаза, и вот я снова тут. Я села на землю. Яшра смотрела на меня, глубокими и нежными глазами.

- С первой посылкой тебя, Анни.

- Кто ещё ждёт?

-Достаточно их, плодоносных. Работа кипит! Вот смотри- здесь очень много плодов- Яшра указала на светящееся плодами дерево. Я увидела, что один плод был, как большая хрустальная капля с младенцем внутри.

-Смотри, Яшра.. Это дерево засыхает. И на нём никогда не было плодов. Почему?

- Не знаю. Наше дело - носить посылки. А это то-то странное. Лоза, что не даёт плодов- скоро засыхает…- развела руками Яшра

- А тебе не кажется, что мечта- есть мечта? она- лишь птица в груди. И что не всем птицам нужна свобода.

- А что тогда нужно?

- Я посмотрю.

-Это дерево одного слепого старика. Он музыкант.

-Тогда я послушаю.

Я прислонилась ухом к дереву, почувствовав, как оно медленно увядает. Мне стало пронзительно грустно. Я услышала рой таких же грустных мелодий. Мои уши стали моей душой. Но мои глаза не перестали плакать. Яшра однажды сказала, что она любит мир за то, что в них есть глаза и руки. Как же она права…Я слушала дальше, уловив одну из тысяч музыкальных нитей. Я стала сама этой музыкой. Прекрасной музыкой о любви и красоте. Звуки танцевали со мной хоровод, пока я не оказалась в квартире старика.

Часы напряжённо тикали. Старый пыльный сервант. Ковёр на полу. Овальный стол. Кровать. Серые обои. Угол комнаты. В нём чехол контрабаса. Пара скрипок. Дудочка. Кажется, что-то ещё. Тишина. Всё стоит очень аккуратно. Будто всегда ставится ровно на одно и тоже место. На стуле посреди комнаты сидит он. Смотрит куда-то в точку пространства. Будто в этой точке он разматывает свои божественные инструментальные увертюры. Разматывает прямо себе на смычок. Там их начало. И там же их конец. И что-то есть между началом и концом.


-Роджеро, ты так стар…- Я положила очень мягко и осторожно свою руку ему на плечо. Он даже не вздрогнул, - Почему ты ничего не хотел в своей жизни?

-То, что я хотел, я делал. Я сочинял музыку. Чего ещё я мог пожелать?- разомкнул слипшиеся губы от долго молчания он

- Но разве не было у тебя хоть какой-нибудь мечты?

Старик повис в молчании. Я стояла за его спиной.

- Бог лишил меня глаз. Я никогда не имел зрения. Может, от этого и стал сочинять музыку. Наверное, я хотел…Хотел увидеть Красоту. Только как я могу увидеть то, чего не знаю, как представить?

-Ты хотел прозреть?

-Нет. Мне не казалось, что я слеп. Мне казалось, что остальные глухи.

-Так ты хочешь глаз? Знаешь, Роджеро, одна моя знакомая говорит, что она любит мир за руки и глаза. Считай, что руку тебе я протянула. Осталось получить только глаза…

Он вздохнул. Я взяла его за руки, сев у его колен. Роджеро молчал.

-Сыграешь мне?- спросила я

-Подай скрипку.

Я поднесла скрипку. Он, ощупывая, взял её, зажав подбородком. И начал играть, водя смычок по струнам, как нож по маслу, как коньки по льду, извлекая незримое торжество звуков.

-Пожелай увидеть, Роджеро…

- А ты обещаешь, что если я увижу, то непременно - Красоту?

Глава 6. Ожившие камни

Блажен, кто бегает босой,

Как ржавый всполох полосой.

Хитросплетенья карм и кадров, слов и вдохов.

В погоне, в остановках Бога.

Пусть звёзды манят нас к мечтам,

А свет окон вернёт в дома.

Бессмертье выльется в слова

Меж стук колёс и сердца стоны…

Когда я вернулась, Яшра негодовала у одного из деревьев. Оно почему-то горело, а капля с младенцем была разбита. Всё, что светилось на чудесном дереве, вдруг стало засыхать и рушиться. Духи дерева заволновались. Птицы стали покидать его ветви. Один из духов-хранителей дерева из нежно-салатового цвета стал неожиданно бурым.


-Что тут произошло?- ужаснулась я

- Это просто ужасно! Посмотри, что они натворили?

- Кто?

- Да снова они поссорились. Посмотри, как всё засыхает! – Яшра была вся в слезах, - И мы ничего, понимаешь, ничего не можем сделать! Никак не можем это сохранить…Мне говорили, что привязываться к деревьям нельзя, но нет моих сил больше это видеть!

-Старик был прав. С хорошим зрением имей хорошее сердце…

- Ты что, ходила к слепому?

-Да. Послушала его. А знаешь, он очень мудр.

Мы поплелись сквозь наш сад к горе с вековыми узорами и больше не говорили про сгоревшее дерево. Узкие тропы скалистых коридоров вели нас всё дальше от благоухающих садов Желаний. Мы останавливались и снова шли. Срывали сочные травы под ногами. Рассматривали морщинистую кожу ящериц на молчаливых камнях. Лёгких шёпот чьих-то молитв застыл в этих тяжёлых булыжниках, и мы пытались прочесть, о чём молились и главное кто. Целовать бы каждый камень, как слепки с душ и стоп мирян, видно кто-то в них что-то нам оставил, послания, которые мы всё ещё не можем расшифровать… Мы лежали на полянах сами, как камни. Мы ждали начал. Мы знали, что жизнь наша - всего лишь причал бесконечного. Гладили диких лошадей с шоколадного цвета гривами и кормили их сахаром. И приручая этих свободных существ, прощаться не надо. Они оставляли благодарность, облизывая ладони своими шершавыми розовыми языками.

-Ты знаешь, что не только мы так путешествуем? Всё во вселенной постоянно движется…-Яшра укутывала плечи серым платком. Вечер укутывал мои плечи темнеющим небом.

–Да, я знаю, что булыжники разных размеров путешествуют по дну некого высохшего озера. Камни летают даже в космосе. Но эти камни движутся очень медленно, зигзaгоoбразно, преодолевая десятки метров пути. Людям никак не удается подловить камни в момент их путешествия. Только стоит наблюдателям отойти в сторону, как те нaчинaют передвигаться - пoрой до пoлуметра в час. Исследователи ломают головы, а камни ползут по песчаной поверхности, оставляя за собой следы. Они не катятся, не вращаются, а именно пoлзут, словно кто-то невидимый тянет их зa сoбой.


- Наверное, их тянет карма!- Яшра засмеялась, пронзив чистый горный воздух своим игривым голосом.


- Или любовь,- улыбнулась в ответ я,-. Куда же они ползут? Может, они ищут свой дом? Или их тянут познания…Почему их сердца так неспокойны? Куда все они летят во всех мирах и вселенных, что заставляет всех постоянно двигаться…– я погрузилась в долгое размышление о наших бесконечных путях.

- Какое самое страшное желание тебе попалось в деревьях? Есть то, что ты не смогла выполнить?- продолжила я после долгой паузы.

- Наверное, это самое печальное желание,- начала свой рассказ Яшра в уже темный ночной воздух,- Пациентка одной психбольницы постоянно спрашивала о муже и просила о том, чтобы ей дали ему написать. Её письма состоят из единственного, постоянно повторяющегося словосочетания "Herzensschatzi komm"

- что это значит?

- "сердечко, вернись" или из просто " komm, komm, komm…" - "вернись, вернись". Строки её писем накладываются, наслаиваются друг на друга так, что превращаются в ритм сердца, пульсируют печальной кардиограммой её боли. Строки занимают всю поверхность этих жалких листочков, делая текст нечитаемым. Образуются столбцы из слов, которые предают бумаге ритмическую вибрацию её несчастного сердца. Бесконечные komm, komm, komm просят вернуться его сердце, прочерчивая уставшие серые графитные дорожки…

- Его сердцу есть, куда возвращаться…- ответила я

Так мы шли или плелись, бежали или летели, пока не добрались до Дома Альгизы. Местная ведьма. Тёмные её волосы c вплетёнными туда нитками и добрые зеленющие глаза. Кот Шалфей и куча глиняной посуды. Помощник по хозяйству- маленький и юркий Дорофей. Почему-то в её доме я сразу почувствовала себя защищено. Что называется, «как у себя дома». Всё здесь мне показалось уютным и знакомым. Даже эти каменные стены её древнего грота. Звёзды прожигали занавески маленьких окошек Альгизы. Под потолком весела гирлянда разноцветных лампадок. Ведьма кормила нас кашей и тёплым молоком. Мы молча ели. Предстояла ночь у ведьмы, которая непосредственно общается с Властителями Кармы. Но сейчас нас ничего так не волновало, как побыстрее бы добраться до кровати и уснуть самым обычным сном уставших путников…


Глава 7. Альгиза.

Проснувшись, мы с Яшрой сразу пошли к столу, где вчера и простились с Альгизой. Она стояла над какой-то огромной книгой и раскладывала засушенные травинки по кучкам. На ней была тёмно-зелёная длинная юбка и светлая блуза из тонкого крепдешина. На руках было много завязанных браслетов, а на груди – амулетов. Она очень сосредоточенно смотрела в книгу, закусив губу, а в одной руке держала засушенный стебель растения. Мы подошли к ней и пожелали доброго утра.

- Альгиза, расскажи нам, что к чему? Ты же многое знаешь…- начали мы

- Чего знать хотите?- она обернулась, отложила стебель и повернулась к полке с магическими инструментами, рунами и картами.

-Ты давно здесь?

-Я всегда здесь. И всегда буду. Тут мой дом и мои дела тут, - уверенно ответила ведьма

- Ты никуда не идёшь, потому что всё знаешь?- продолжила свой допрос я

- Можно пройти все океаны, а потом вернуться в свой сад, чтобы познать истину в капле росы…

-Где истина? Какова она?- Яшра вступила в эту беседу тоже

-Истина в том, что истин не существует, - улыбнулась знахарка и вытащила с полки браслет с головой барса и протянула мне его.

- Спасибо, это же мой тотем, - приняла я дар

-Да, этот зверь теперь будет твоим поводырем. Если слишком тебя унесёт в небо - вернёт домой. Если дом окажется чужим - уведёт в родной.

Я надела барса на руку, его глаза вспыхнули охровым огнём. Поток энергии прошёлся по моему телу приятной волной, дойдя до затылка.

-Мы прошли несколько миров, но так и не знаем, где остановка наша. Мы так и не знаем, зачем так устроена бесконечность…- стала говорить я, надеясь на то, что кудесница нам поможет.

-Встань там, где ты захочешь стоять. Это и будет твоей судьбой, - она даже как-то притопнула ногой, намекая, что она стоит там, где ей надо.

-Разве она существует, судьба..?

-Да, мы сами себе прописываем судьбу. Выбор тоже есть. У человека изначально, 4 жизненные дороги. Властители Кармы охраняют эту информацию.


-Зачем же мы появились в этих лабиринтах?

- Все души были созданы в одно мгновение, когда абсолют проявил себя в сознательных формах. Через единение двойственности рождается расширения сознания. Каждая душа была создана с близнецом, своей зеркальной кармической половинкой.

-И где мне найти этого близнеца?- внезапно мне стало очень тревожно

- Встретить его – едва ли не самое простое дело в твоих путешествиях! Все люди в твоём окружении - они уже были во всех твоих жизнях, - улыбалась Альгиза, - ты же помнишь меня…

- Да, прошлое никуда не уходит, оно отражается в нас всеми нашими воплощениями. Тогда почему меня преследует Смардл, почему эта тьма всегда рядом со мной?

- Нет темных существ, есть темные мысли. И запомни, что на пути твоём никто тебе не враг, и никто не друг, но каждый тебе – учитель. На фоне тёмного каждую жизнь ты становишься ещё светлее.

-Альгиза, я так не хочу тебя потерять!- я бросилась к знахарке на шею.

- Как же это возможно, глупая босая девочка…Ты же всегда приходишь ко мне и я всегда даю тебе защиту. Такое никогда не теряется. И такое просто так не находится, - Альгиза провела своей мягкой рукой по моему затылку

-Скажи мне, я постоянно буду умирать?- расплакалась на её плече я

-Нет, - Она замолчала на пару мгновений,- Ты постоянно будешь бессмертной.

Мохнатый тёмно-серый Шалфей, мурлыкая, тёрся о наши ноги. Яшра сидела рядом и улыбалась, её глаза блестели спокойным огнём. Альгиза отпустила меня, и начала деловито готовить нам травяной чай. Вытащила хлеб из печки и достала масла с банкой варенья. Мы пили чай втроём. Смотрели друг на друга и улыбались, опуская взгляды каждый в свои чашки. В её доме всегда пахло сосновыми шишками, из которых она делала какой-то целебный отвар. В её доме всегда было тепло и защищенно. Может, это заклинания и амулеты. А может, Это сама Альгиза такая. Не знаю, но всё загадочное стало вдруг простым. Я понимала, что меня снова ждёт полёт, но он уже не пугал меня. Мои нежные и оттого сильные крылья вели меня к моей мечте.