prosdo.ru
добавить свой файл
1
«После нашествия Батыя резко падает авторитет Владимирского княжества. Последней яркой вспышкой его энергии была деятельность Александра Невского – боевая в обороне западных областей от шведов и ливонских немцев, полная политической выдержки и осторожной покорности в отношении к татарам». (А.Е. Пресняков)

Правду говорили мне: нет князя, ему равного

Хан Батый
Деятельность князя Александра Невского, которому и посвящено высказывание известного русского и советского историка А.Е.Преснякова, разворачивалась во второй-третьей четвертях 13 столетия. Это время было чрезвычайно трудным не только для раздробленного российского государства, но и для всей Европы: в зените боевой славы находилась великая империя, созданная самим Чингисханом. Монголы были непобедимы, впитав лучшие военные традиции поверженных народов. Однако над Русью тогда нависла двойная угроза: рыцари-крестоносцы вынашивали планы разгрома ослабленных княжеств и обращения их в «свет истинной веры». Первыми ударили все-таки монголы, и удар был страшен: степные кони вихрем пронеслись по Руси, разрушив за три года более 45 городов. Конечно, пострадало и сильнейшее из княжеств: Великое Владимирское, основные силы которого были разбиты в битве у реки Сить. Весной 1238 пал сам Владимир. Больше никогда он не вернет себе того влияния, которое он оказывал на дела нашей страны до нашествия монголов. Именно этому и посвящена первая часть данного высказывания историка.

Однако нашествие оказалось не последней угрозой. Шведы высадились в устье Невы с целью занять не только балтийское побережье Великого Новгорода, но и сам город. Однако их затея провалилась. Они были разбиты молодым 19-летним князем. Так на политическую арену вышел Александр Ярославич, прозванный за ту победу Невским. Он стал последним Великим князем Владимирским, чья власть над уделами княжества не была чисто номинальной. Неоспоримым фактом является и его успешная «боевая деятельность в обороне западных областей». Князь побеждал немцев и в 1241, когда вернул Копорье, и, конечно, в 1242, когда разбил бронированных рыцарей на льду Чудского озера, принудив крестоносцев к выгодному миру. Литовские набеги также были быстро пресечены. Единственное, что вызывает споры историков, это, по выражению А.Е.Преснякова, «полная политической выдержки и осторожной покорности деятельность в отношении к татарам». Очевидно, что историк явно положительно оценивает деятельность князя на Востоке. В чем же она заключалась? Прежде всего, в политике непротивления и выражения покорности мощному монгольскому улусу, способному в мгновение ока окончательно добить Русь. Не случайно, что именно Александр (вместе с братом Андреем) первым из всех русским князей в 1247 году совершил путешествие в далекий Каракорум - центру паутины кочевой власти.

Первым он также понял и выгоду (личную ли, государственную ли) выгоду от покорности Орде, пусть и внешней. Пример брата Андрея, разбитого в 1252 году, убеждал, что не было пока у нашей страны сил к сопротивлению. И Александр вновь поехал к Бату, получив там ярлык на Великое княжение. В 1257 году Невский содействовал татарам в проведении переписи населения для зачисления в тягло. Однако подобная политика угодничества пришлась по нраву далеко не всем. В 1262 году Владимир восстал. Александр, во избежание нового разгрома, отправился в Сарай, чтобы попытаться отговорить хана от похода. На обратном пути князь и закончил свой жизненный путь. Следует заметить, что с точкой зрения А.Е. Преснякова согласны и евразийцы во главе с Львом Гумилевым, ставящие в заслугу князю сам факт обращения спиной к Западу в пользу Степи. Безусловно, положительной оценки придерживается и РПЦ, утверждая, что временным подчинением Орде князь спас Русь от губительной угрозы быть полностью уничтоженной и онемеченной (татары, по некоторым источникам, присутствовали даже в Ледовом побоище, где внесли значительный вклад в отражение атак датских рыцарей).

Но существует и другое мнение. Какое?
Оно состоит в том, что Александр Ярославич лишь распространил на Новгород и Псков власть кочевников. Так полагал и академик Янин («он распространил татарскую власть на Новгород, который никогда не был завоеван татарами…и много за ним грехов»), и Данилевский, который в пику евразийцам вовсе не считал полезным союз с кочевым Востоком вместо уже тогда начинавшего возвышаться Запада, и американец Феннел, говоривший о несоразмерности угрозы, исходившей от десятков тысяч рыцарей и сотен тысяч кочевников.

Думаю, однако, что лишь один факт очевиден - легендарный образ князя заслонил от историков его истинное лицо. Конечно, с высоты сегодняшних дней невозможно с абсолютной точностью определить помыслы князя: защита ли рубежей или стремление к укреплению личной власти. Конечно, не вызывает сомнения жестокость Александра в отношении ослушников и предателей (как было в том же Копорье). Возможно даже, что приход печально известной Неврюевой рати связан именно с его именем. Однако не стоит забывать, что на дворе стоял 13 век, а за двором - полчища татар и немцев, грозивших этот двор сжечь. А последние - еще и заставить отправлять молитвы по образцу, который отверг еще далекий предок Александра- князь Владимир Красное Солнышко. И посему заслуги князя, который избрал не только единственно верный, хоть и долгий, трудный путь освобождения от Ига (в отличие от безрассудно смелых Даниила Галицкого и Андрея Ярославича, рискнувшим и потерпевшим разгромное поражение) оборонил западные рубежи нашей Отчизны и дал начало московской ветви Рюриковичей- основателей Московского государства, не могут быть умалены и забыты. Не случайно, что имя князя Александра осталось в вековой памяти русского народа. Не случайно, что в труднейшие моменты русской истории вспоминали о нем, как это было в 1942 году. Не случайно, что именно святой благоверный князь Александр Невский стал не так давно «Именем России».