prosdo.ru 1
По просьбе трудящихся – размышления о сельском хозяйстве. Конечно, весьма необычно писать о сельском хозяйстве человеку, который в третьем поколении житель мегаполиса - миллионника и корову-то видел вблизи всего один раз в жизни…и то на безопасном расстоянии. Но сам факт знания о том, что булки и батоны не растут на деревьях, а молоко…. ну, да, оно из порошков и пакетиков…точно… Но право на дилетантское творчество ведь никто не отменял, правда? Поэтому, оставим все профессиональные агропромышленные тонкости и подойдем к сельскому хозяйству с другой стороны. Со стороны социологии, психологии, философии и … геометрии.


Начнем с геометрии: сельхоз-геометрия - это не разноцветные квадратики земли, лицезримые с самолета. Просто при «проникновении» в тему, рождается какой-то образ. Мне увиделся образ - треугольника. Пирамидки. Задумалась: к чему бы? Символизм - а особенно абсолютный символизм (таковым является пирамида), как правило, разноуровневый и разноплановый. «Пирамида» - по - гречески – огонь внутри. Сразу подключается воображение: мощная титановая или каменная обшивка и раскаленная геенна в сердцевине. Мрачно. Что-то не так. Как-то не ассоциируется «огонь внутри» с пирамидами. С их свойствами. И вот объяснение: русский язык очень образный и дословный перевод может иметь несколько смыслов. Например – «огонь внутри» – это то, что я выше описала… Но еще есть смысл, вроде как «наоборот» - «внутри огня» - то есть то, из чего состоит огонь. Его внутренняя сущность. А прочитать можно буквально – «это огонь внутри» - такой у нас язык. Но ведь известный факт – древнегреческие философы (в т. ч. Платон) считали огонь (свет) и плазму составленную из микроскопических частиц – треугольников. Вот так пирамида приобрела миролюбивый оттенок. Грустно - а ведь сколько еще в мире вещей и понятий, которые мы окрашиваем в черный цвет только из за «неточности перевода» или просто профанации не отягощенных интеллектом «переносчиков» древней информации! Да и не только древней. «И мне кажется, что эта путаница будет еще очень долго» - это слова Иешуа из «Мастера и Маргариты.»

Но вернемся к нашим баранам. А так же коровам, курам, и проч. принадлежностям жизни в сельской местности. Раз треугольник – значит треугольник. Подойдем к нему позже. А теперь обойдем курятник с иной стороны: психологии и социологии:

1. Сельхоз-труд считается очень тяжелым. (Это правда. Приходилось работать на даче - «убийство» редкостное.)

2. Сельхоз-жизнь считается малопривлекательной. Результат большевистской индустриализации. В России не могут без перекосов. Потеря равновесия – потеря пульса. Возрождая с нуля оборонку, тяжелую промышленность и энергетику, вынуждены были пожертвовать селом. Нужны были трудовые человеческие ресурсы. Что-то нужно было поставить на кон. Сталин поставил сельское хозяйство. Все пошло вкривь и вкось… И возделывание целины в пустынях – зачем? Ссылка неугодных? И бездарное отношение к верхнему слою почвы: как результат овраги и болота. Шла борьба за удешевление, за массовость… колхозы, конвейер… жаль у меня мало информации по сельскому хозяйству, но ясно и так: наворотили бед! Индустриальный взрыв внес и социологические коррективы. Если освоение северных земель было престижно (идеологическая работа, которую можно проводить и в отношении жизни вне городов.) – сельская жизнь потеряла свой окрас. Молодежь ехала учиться в миллионники… мечта юности, постоянное движение, центр Империи, крупные города Империи притягивали, как магнитом… там культура, образование… светлое будущее. И ради этого светлого будущего терпели жизнь в метровках – клоповниках. Мечта – самая сильная вещь в жизни. Мне не довелось с этим столкнуться – бабушка и дедушка жили в городе. Но можно себе представить… можно проникнуться… постсоветское село… разрушенный колхоз… нищета… унылость и однообразие… тяжелый труд, грязь… постоянная пустота в голове из-за постоянной занятости… все мысли только о хозяйстве… и так ежедневно… год за годом. Нуль развития. Нуль будущего. И постоянное полунищенское существование. Сельские клубы, больницы, школы, административные здания… убожество. Отсутствие нормальных дорог. И пьянство. Повальное пьянство от безнадежности. Жуткую картинку нарисовала? А ведь так и есть. Коренные селяне примерно так и живут. Причем – молодежи в селах нет. Села вымирают. Как ни странно, преуспевают в селе - приехавшие горожане. Новые фермеры, так сказать, вложившие в «бизнес» хорошие деньги. Приехавшие в сельскую местность с четко определенной целью.


Кстати, сельское хозяйство (как и выкачка углеводородов) – наиприбыльнейший бизнес. Во - первых, всегда есть потребление (при правильных расчетах). Во - вторых, в отличие от « Марксовских капитальных» ошибок, прирост «экономического потенциала» в сельском хозяйстве (и не только), происходит за счет энергетики Солнца, а не ударного труда. Причем в с/х это даже не удвоение! Это увеличение продукта в тысячи раз! Посмотрите на плод растения и его семена. Ничего не подсказывает? Мультипликация в колоссальном масштабе! В промышленности – углеводородное топливо (энергетика Солнца) и электричество (природные или атомные источники) дает прирост потенциала согласно общезаводским затратам. Кстати, рынок вообще – и ценообразование на рынке – в частности – тесно прилегает к «человеческому фактору», потребности, потребительству – это создает дисбаланс не только моральный, но и экономический. На самом деле, виден сбой в рыночной стоимости продукции – энергетическая составляющая в единице продукции не выводится, это очень сложно, идет подсчет энергозатрат по предприятию в целом. А ведь человеческий труд, в принципе, тоже энергозатрата… Энергия – мне кажется…. не кажется – уверена на 100 % - это платежный эквивалент будущего. И «балансировка» будет выведена иначе. Тогда можно будет четко определить «солнечную роль» - энергозатраты будут «прослеживаться» от самого начала. И вот тогда у наших баранов заблестят золотом рога! Потому, что сельское хозяйство – самый энерговыгодый – солнечный бизнес. (Огненной природы – треугольник!!! – вот откуда он ко мне пришел – из какого пласта! – к нему еще вернемся.)
Запомним этот момент. И вернемся снова к неприглядному и грустному. Чтобы найти лечение – нужно поставит диагноз.

3. Села с фактически «умирающей» инфраструктурой. Да не только инфраструктура – сами села умирают. Здесь даже нечего писать. Это очевидно.

4. В селах нет связи и интернета, нет развлечений… Даже газификация далеко не везде. Только «электрификация всей страны». Молодец в этом Ильич – повсеместную электромагнитную революцию совершил параллельно с пролетарской. Расчет был прост – увеличение светового времени, особенно зимой, появление возможности для самообразования, чтения (один из столпов его системы). Здесь же - радио – для идеологического поддержания системы. Для повсеместного транслирования «ощущения близости Центра Империи», который, как и советская власть, всегда с тобой, видит тебя, заботится о тебе. Работа велась на тонких информационных полях, в отличие от нынешней России, которая экономическое поле возвела в ранг «высшего пилотажа». И зря. ЭТО НЕ ЕЕ ПОЛЕ.


5. Дороги и транспорт – до конечного пункта иногда очень трудно добраться. Трудно даже на собственном транспорте, а без собственного и подавно. Как результат – селяне редко выезжают в город, привязаны к расписаниям, «оторваны от цивилизации».

6. В большинстве сел нет работы. Это – огромный минус. Натуральное хозяйство – не выход в наше время. Когда в каком нибудь районе открываются частное крупное предприятие, дорога на работу забирает по нескольку часов, а если нет личного транспорта, полная катастрофа – ходить пешком в темное время суток, в малонаселенной местности каждый день – неприятное и опасное занятие.

7. Как продолжение отсутствия нормальной инфраструктуры – отсутствие торговых точек с современным уровнем обслуживания и ассортиментом. Так же цены на продукцию в сельской местности завышены вдвое, а товар зачастую просрочен.

8. Значительный минус - занижение цен на сельхозпродукцию фирмами-посредниками, скупщиками. Это наряду с высокими ценами на топливо, животных и семенной материал, на удобрения и технику.

И что в итоге: кастрированное советское село вошло в капиталистический мир с огромными потерями. А прекрасными землями, дарованными нам от Бога - пользуются более умелые западные предприниматели в гигантских масштабах. Ведь это очень удобно – «латифундия» дает огромный прирост при минимуме затрат работникам. Они и так закалены советизацией хозяйства – зачем им деньги? Теперь вот ГМО хотят возобновить, подобно опыту фермеров США. Но все молчат о том, что сорта, синтезированные с агрессивными генами (против вредителей и грибков, слизневых бактерий), сдвинули биоценозы, что представляет огромную угрозу почвам. Мало того, фирмы, реализующие такие семена, реализуют их вместе с «добавочными инсектицидами» - так как отсутствие одного вредителя (запрограммированного в геноме сорта) может привести к увеличению вреда другого. Это вроде того, как зайцы размножаются при отсутствии лис и волков. Фирмы, производители гибридов, «программируют» их как однолетки, их нельзя закупать впрок. И вообще, не имея своей научно-производственной базы исследований и модификации генома сельхозкультур в промышленных масштабах, собственная отрасль подвергается огромному риску - покупается кот в мешке - могут ввезти ради какого-то эксперимента, или избавиться от ошибки. Я сгущаю краски из-за того, что в России ведутся разговоры о снятия запретов с ГМО. Думается, что и сейчас импортных продуктов с ГМО великое множество, а в случае снятия запретов – будет вообще беспредел. Надеюсь, что разговоры так и останутся разговорами.

Мне, как сельскохозяйственному дилетанту, хочется развить мысль дальше. Я понимаю, что не все так плохо, что государство занимается сельским хозяйством. Мне интересен вопрос возрождения села даже не в качестве кормежки страны и ее окружения, а в качестве «разгрузочного фактора» крупных городов, в качестве создания нового облика цивилизации, поселений будущего. Нового мировоззрения. Экологически чистого жилья, экологически чистого питания. Массовость и дешевизна всегда вредит качеству. Как возродить качество питания, оставив при этом массовость и дешевизну? Как уменьшить химическую компоненту продукта, не затрагивая цены?
В сельском хозяйстве нужны не только дотации государства – необходимые кардинальные реформы. Полностью изменить подход к проблеме.

Треугольники. Треугольники.
Дальнейшее изложение будет только на треугольниках. Так уж получилась. Содержание огня.
Три фактора восстановления внегородских поселений.
1. Информационно-идеологический.
2. Организационный.
3. Экономический.
Причем все три фактора лежат в плоскости государственной политики. Пока же государство занимается только третьим фактором.
Первый фактор - информационное реанимирование положительного мнения о жизни вне мегаполисов. Создание новой моды, нового веяния. Элемент создания информационного поля. Это очень просто, если подойти к этому грамотно, всесторонне. От экологического фактора, до культурологического – романтики открытых полей и пространств. Информационный фактор, естественно, осуществляется совместно с остальными двумя, широко освещая их, и реализуя поиски новых стратегических ходов для двух других факторов.
Второй фактор - это организационные механизмы (программы) возрождения сел и сельского хозяйства. Об этом более подробно – далее.

Третий фактор – это то, чем занимается государство сейчас – дотации и бюджетная, административная помощь и управление ресурсами (финансами). Здесь можно добавить одну лишь вещь - ценные бумаги (гособлигации сельскохозяйственного займа) – обеспечены всегда будущими урожаями – их ценность поддерживает сама природа, чем не вложение? И почему таким образом нельзя формировать спец-фонды для реализации с/х программ? А может такое уже есть? Можно еще добавить биржевую систему оптового сбыта продукции – это очень удобно, этот механизм позволяет производителям держать свою цену, оперировать с ценой на рынке, не поддаваясь на уловки посредников. К тому же биржа – в своем роде - мотор – сердце экономического потока, привлекает ресурсы, инвестиции, что в свою очередь стимулирует экономически рост региона, его инфраструктуру в том числе.

На втором факторе остановимся более подробно.
Хочется подробнее рассмотреть саму структуру сельхоз - сектора.

1. Частные предприниматели. Здесь имеется в виду - семьи, купившие (получившие) земельные наделы, оптимально устроившие хозяйство, в том числе приобретение животных, техники, семян, необходимых знаний. Семьи, вложившие в собственный бизнес деньги, семьи – активные, обычно большие (кооперация семей), имеющие четкий бизнес-план, расчет и опыт работы. Такие фермерские хозяйства занимают большую часть хозяйств США. Их плюсы для отечественной экономики и продовольственной программы:

1.1. Очень лабильное и приспосабливающиеся звено. Они играют роль внутреннего наполнения рынка разнообразием продукции. Все новое и интересное сначала проходит апробацию на таких мелких хозяйствах. 1.2. Мелкие хозяйства создают продукт качественный и дорогой – фермеры вкладывают Душу в свое дело – иначе не селе не выживешь. Фермеры самостоятельно налаживают четкие схемы сбыта (или собственными усилиями – на розничный рынок ) – или через посредников, но небольшим оптом. Минусы – нет необходимого объема, частникам не по карману дорогая техника, ее новинки и модификации. Частники не ведут «обратной связи» в масштабах государства - а это необходимо – подключать «обратную статистическую связь» с НИИ для самонастройки, для выявления оптимальных условий, температур, для исследования и изменения окружающей среды, почв, воздействия тех или иных факторов на среду. Частникам трудно возделывать зерновые - опять же - нет масштабности. Колхозы в СССР – не наивная прихоть вождя с целью уничтожить сельское хозяйство – это укрупнение было вынужденной мерой для массового обеспечения продовольствием по бросовым ценам. Только крупные хозяйства могут самостоятельно коррелировать цены на понижение вне зависимости от сезона, урожая и массового спроса.
2. Крупные сельскохозяйственные агломерации.

В противовес мелким частным хозяйствам стоят крупные финансовые корпорации, зачастую имеющие не только сельскохозяйственное направление. В данном случае нет проблем с закупкой техники, транспортировка, сбыт, и оборот товара компаниями проводится самостоятельно (наличие аналитических центров и логистов). Подобные производственные гиганты, имея множество положительных сторон, не удовлетворяют следующие требования:

1. Не восстанавливают инфраструктуру поселений своих работников. Если же помощь местным школам, больницам и проч. объектам ведется – в единичном масштабе, зачастую как спонсорство, как меценатство. Много пафоса и публикаций (особенно в предвыборный период) – и точеный результат. Имея аналитические центры в крупных городах, такие компании представляют собой только арендаторов земель, использующих наемный труд. Внутренние проблемы проживания наемных работников не представляют для них ни малейшего интереса.
2. Заработная плата работникам, как правило, занижена. В сельской местности, вообще, иные «тарифные сетки», чем в городах. Отсутствие рабочих мест заставляет людей соглашаться на жалкие гроши, которые им хоть кто-то готов предоставить.
3. Большие объемы производства сельхозпродукции (а особенно, зерновых) – имеет под собой стратегическое значение. Здесь нет лабильности, нет выбора, эксперимента и «элементов творческого подхода». Посевы по изначально заданной «матрице», изначально согласованные сорта и объемы. Подобные производители сами диктуют цены, модели такого крупного масштаба не вписываются в локальные рынки и играют на своем уровне по своим правилам. Здесь можно привести примеры государственных запретов на экспорт, когда интерес крупного производителя, имеющего большой запас ликвидного товара, не может быть реализован. Или же закупка государством по ценам, так же не удовлетворяющим продавца. В данном случае «рынок отдыхает» – это область согласования и компромисса руководителей.

Отдельной строкой выносится вопрос иностранных инвесторов. Инвестиции в сельское хозяйство необходимы – но:

- Как быть, если инвестор (владелец) ставит прерогативой своей деятельности экспорт сырья для дальнейшей его переработки и ввоз уже готовой продукции? А недостаточность продукции на внутреннем рынке, наоборот, толкает государство на его закупку по иным ценам, иного качества? Что это? Таких ведь случаев множество. Сбои и парадоксы присутствуют во всех секторах экономики – но сельское хозяйство – особенная отрасль.

- Принятие закона о земле, где иностранным инвесторам будет дан зеленый свет на покупку земли – считаю – вообще, государственным преступлением. И дело не только в этическом моменте, когда наши граждане будут обрабатывать чужую землю в своей стране, причем, за несоответствующую вложенному труду, плату. Такая ситуация ставит под сомнение возможность государственного контроля и влияния на ситуацию. А следует учесть, что рынок нормально функционирует, когда в стране (и в мировом сообществе) стабильная ситуация, когда нет катаклизмов, неурожаев и проч. напастей. Любой форс-мажор (а особенно в государстве инвестора) может создать продовольственный кризис, как говорится, на ровном месте. Стоит только «хозяину» изменить тактику ведения бизнеса. Никакими аргументирующими, ограничивающими нормативами в данном случае защититься не будет возможности, потому что хозяин земли – есть хозяин.

Поэтому, работу с иностранными инвесторами необходимо ввести только на правах аренды, с четко прорисованными механизмами контроля. Причем, при выборе инвестора, приоритетными являются моменты: - тесного сотрудничества с отечественными производственными комбинатами, ориентировка на внутренний рынок, зарплаты европейского уровня (хотя бы восточноевропейских стран), создание фонда развития инфраструктуры поселения работников. Только так. Не захотят на таких условиях? И не надо. Найдутся иные. Наши земли стоят очень многого, не нужно их обесценивать и принимать как нечто, болтающееся под ногами.

Таким образом, есть два варианта, две модели развития отечественной сельскохозяйственной отрасли – крупный инвестор и мелкий частник. Обе модели неплохо работают в современных условиях. Но стабильность моделей не всегда представляет собой развитие отрасли. Эти модели подчеркивают нынешнюю картину жизни вне городов, не решая основных вопросов ее трансформации.
А вопросы трансформации лежат на поверхности:

1. Перераспределения населения и отток из крупных городов – миллионников в сельскую местность с целью разгрузки коллапсирующих конгломератов, особенно столиц, не предусмотренных изначально архитектурно к такому количеству жителей, не имеющих транспортных развязок.

2. Создание поселений европейского уровня со всеми удобствами, с автономными системами жизнеобеспечения, с апробацией экологически чистых источников энергии, новых экологических материалов, что снимет энергетическое давление внутри городов.
3. Создание современной инфраструктуры:

- детских, социальных учреждений;

- качественного дорожного покрытия;

- современные средства связи и интернет (в том числе проводную)
- торговые центры;

- рабочие места;
4. Формирование менталитета нации в духе здорового образа жизни на природе, здорового питания натуральными продуктами.
В настоящее время есть такие проекты отечественных инвесторов, где строительство дома (ипотека) происходит «под ключ» плюс создание фермы с современным оборудованием. Самоокупаемость – примерно – 6 лет. Причем, желающих приехать и работать за большие заработки, а они в этих проектах фиксированные, очень много. Таким проектам, конечно же, нужен зеленый свет. Их недостаток в том, что их мало – они точечные. Проблема же очень масштабна. И масштабность должна присутствовать в решении данной проблемы. Нужен государственный проект.

Правило сельхоз - треугольника диктует: нужна третья параллельная двум другим модель развития отрасли. Некий серединный, промежуточный, путь, который включает в себя:

- государство,
- физическое лицо,
- инвестора (банк или коммерческий фонд с менеджментом)
Не нужно быть сельсхоз-профи, чтобы увидеть значимость такой модели и смоделировать ее функционирование.
Вот такой примерный алгоритм воспроизведения проекта:

1. Государство, на уровне поселковых советов (администраций), совместно со специализированной организацией (государственной, деятельность которой заложена самой госпрограммой), осуществляющей менеджмент, проводит поиск уже существующих, но подлежащих реорганизации (или пустующих) населенных мест для их реконструкции. Здесь же проводится мониторинг свободных земельных наделов, остатков колхозных строений для составления картины будущей пригодности и смет.

2. Государство проводит поиски инвестора.
3. Параллельно с этим программа получает информационную огласку и проводятся активные поиски самих физических лиц. Физическое лицо на начальном этапе не вкладывает своих средств. Его деятельность начинается «с нуля». Отбираются граждане по критериям:
- стаж работы;

- отсутствие судимости;

- наличие семьи (а еще лучше – большой семьи);
- общая характеристика (проверка на предмет алкоголизма, наркомании и проч.). Государство оставляет за собой право проводить внутреннюю проверку граждан – участников проекта по своим «силовым» каналам.
4. Государственная программа включает в себя этап ознакомления граждан с местом будущего проживания, где по каждому участнику открывается его личный проект: жилье (пожелания по строительству личного хозяйства – это может быть реконструкция уже пустующего дома), сфера занятости – полевые, животноводческие работы. Составляются личные сметы. Из сформированных личных проектов, уже «окончательно подбивается бизнес-план».
5. Подключается инвестор. Возможно, как чистый кредитор – банк – но лучше со своим менеджментом. Дело в том, что двойной менеджмент – это автоматическое избежание злоупотреблений в среде чиновников. Двойной менеджмент намного надежнее и здесь возможен вариант взаимного контроля. Таким образом, программа, как трехсторонний договор, запускается в работу. Если восстановление происходит усиленными темпами – реконструкция возможна за полгода. Еще примерно такое же время отводится на вселение, освоение, закупку оборудования, бесплатное обучение физических лиц.

6. Подобный «треугольник» - трехсторонний конгломерат - подготавливает бизнес-план, рассчитывает предварительные объемы продукции, закупает необходимую технику и оборудование, налаживает системы сбыта (собственные торговые площади, биржа, иные крупно-оптовые потребители), так же он может проводить ценовую политику, лоббировать собственные интересы в органах власти (здесь немаловажным является факт наличия государственной стороны).

6. Физическое лицо - участник проекта, в дальнейшем, погашает кредит за собственное хозяйство и (по желанию) пай в общем трехстороннем конгломерате. Таким образом, он может выкупить часть хозяйства и стать самостоятельным фермером, не теряя своего членства в общей структуре, которая является защитником интересов его бизнеса. Данные моменты заранее обговариваются контрактом, с учетом дальнейших его корректировок. Структура должна быть внутренне лабильна. Кроме этого, частное лицо выплачивает кредит только продукцией (по заранее обговоренным существующим расценкам внутри структуры), разницу же от внутренней продажи конгломерату продукции - оставляет себе. Сам конгломерат (в структуре которого инвестор), оперируя дельтой цен, создает фонд развития общественной инфраструктуры, модернизации дорожных покрытий, технику и проч. объекты соц. сферы и проч. Если кредитором выступает банк – идет погашение кредита, если крупный инвестор – модернизация проводится постепенно из вложенных и высвободившихся средств. Если менеджмент проведен успешно - подобный алгоритм заработает очень быстро, потому, что на больших объемах производства возникают большие прибыли, а частные лица, имея личную заинтересованность в прибыли – будут расширять производства и вкладывать свои усилия по максимуму.
Плюсы и минусы такого проекта на общегосударственном уровне:

1. Распределение и переселение граждан из городов в поселения. Физическое лицо начинает новую жизнь и работу с нуля. Оставляя свое городское жилье, например, детям. Кроме того, фактически, дается статус предпринимателя (нет зависимости от заработной платы и процентов, есть колоссальный потенциал для расширения собственного хозяйства и личного благосостояния). Без предварительных вложений средств, без платы за обучение, без собственного бухгалтерского учета (все производит менеджмент самой структуры), без рисков. К услугам частника – оборудование, специалисты-консультанты, защита и помощь в ведении своей работы. От частника требуется только приложение трудовых усилий. Заработок зависит только от трудовой активности. Частик оплачивает только кредит.


2. Постепенно внутри такого конгломерата формируется система внутреннего самоуправления (возможность карьерного роста от сельхозработника до управления менеджментов внутри структуры), проводится работа с органами местных советов, выдвижение кандидатур. Частники, самоорганизуясь, проводят третичный «народный» контроль над ценовой политикой внутри конгломерата, препятствуя занижению закупочных цен (здесь важный момент – частник реализует продукцию только внутри конгломерата), в свободную продажу запускает конгломерат с наценкой, необходимой для его внутреннего развития (инфраструктуры). Так же частники (физические лица), самоорганизуясь могут оказывать содействие менеджменту, искать собственный дополнительных инвесторов, сбыт (но только для целой структуры, а не лично для себя). Могут организовывать совместный досуг, самообразование, передачу опытом и проч. То есть, подобная структура формирует общины, внутренние сомоорганизованные структуры, что является немаловажным для развития гражданского общества в стране. Община – очаг внутреннего хозяйствования, но не с коммунистической уравниловкой и госсобственностью, а с осознанием ответственности за собственное дело перед семьей и общественное (частное, собственное дело) – перед подобной структурой и ее членами.

3. Таким образом, мы наблюдаем структуру серединного звена: достаточно лабильную для крупно-оптового производителя и достаточно упорядоченную, с государственной протекцией для мелкого частника, так как структура включает в себя государство как совладельца. Так как государство оставляет за собой право на крупный заказ, на выбор приоритетных направлений производства (смену сортов, культур) при реализации аграрной политики на государственном уровне и на корректировку ценовых минимумов и максимумов. Так же государство оказывает информационную, организационную и протекционную работу в освещения деятельности таких структур, в закупке необходимого оборудования крупным оптом (что намного дешевле) и проч. моментов. Здесь же можно выделить и госзаказы на производства стратегического запаса (например, зерновых), согласование работы с научно-производственной сферой, обратная связь – анализ проб и ошибок, поиски режимов оптимального функционирования, внедрение новых технологий и сортов.


4. Подобные трехсторонние структуры задействуют массово человеческий ресурс, меняя отношение к сельскому хозяйству, создавая положительный имидж данного рода деятельности, развивая бережное отношение к природе, земле, продуктам питания.

5. Такие структуры могут создавать огромные торговые и транспортные сети, поддерживать взаимосвязь и, при необходимости, являться носителем быстрого перераспределения продукта по регионам, что уменьшает риски продовольственного кризиса в форс-мажорных обстоятельствах в отдельных регионах.

6. Подобная структура – это «прослойка» между государством и частным хозяйством. При успешном функционировании дает колоссальные возможности развития отрасли, обеспечивая две противоположные тенденции: свободу и лабильность предпринимательства, предпринимательскую инициативу и увеличение благосостояния населения при обеспечении гарантированной стабильности, организационной поддержке и контроля со стороны государства.