prosdo.ru 1

Программа «тритон»


Арис понял сразу, скуластый человек, сидевший во главе стола, был, главный. Судя по тому, как все смотрели на него, как одобрительно кивали каждому его слову и как подхолимно хохотали какой-то идиотской шутки, которую он рассказал. Не смотря на то, что Арис был, главным техником программы не один из седяших в зале ублюдков не соизволил объяснить ему, что это за птица.

-Я изучаю материалы работы со дня начала программы, и я хочу знать, куда мы движемся? - Прогудел скуластый человек. С тех пор прошло семь часов и сорок девять минут. За все это время он ни разу не глотнул воды, не попросил принести чашку кофе или чая, не закурил, если он вообще курил, и не вышел в туалет. Поэтому терпеть пришлось всем. Как понял Арис в процессе доклада, по имени скуластого не знал не кто, все оброшялись к нему шеф, хотя, не исключено, что им по рангу не положено знать его имени. Каждый из семи руководителей программы дотошно расписал победы производства той части, за которую отвечал. Шеф задавал уместные вопросы, делал нужные замечания, прерывал тех кто пускался в ненужный пафос относительно программы, в общем был в курсе того что делалось в специальной лаборатории министерство обороны. Майор Шот говорил последним дебильная улыбка не сходила с его тупой рожи, два года назад, когда его прислали из министерства курировать проект, Арис обрадовался, потому что понял что Шот нечего не понимает в техно-биологии и от него можно будет отмахнуться, объяснив задержку в работе каким не будь заумным словцом. Однако Арис ошибся в майоре. Шот носился по лаборатории, на каждый непонятный ему ответ он задавал десятки вопросов. Есть люди, которые стесняются, спрашивать то чего не знают, и переспрашивать, то чего не поняли. Шот был не таким, он спрашивал все и всегда, он стремился быть в курсе работы каждого из сотрудников программы. Самым паршивым было то, что ему всюду мирешились заговоры против него лично.

Если по лаборатории шел сотрудник с каким-нибудь ящиком Шоту обязательно нужно было залезть в него, если там лежало что-нибудь неподвластное его жалкому разумишке, он подозрительно щурился, скрещивал руки на груди и самым настойчивым образом требовал объяснений и бедолаги приходилось забросив все свои дела разъяснять этому тупому орангутангу, что куда и зачем он несет. Майор Шот был страшной зубной болью всего коллектива, чуть ли не ежедневно на протяжении двух лет он придумывал какой-нибудь геморрой, какие-то нововведения, новые правила в системе отчетов, какие-то совершенно не кому не нужные совещания которые больше отвлекали от работы, чем приносили практическую пользу. Запрет выбрасывания каких-либо бумажек как моча в голову ударил ему где-то полгода назад, после того как он нашел на полу листок с какими-то чертежами, он даже приказал убрать с лаборатории все мусорные урны. Шот собирал тома отчетов, делал копии всех чертежей и теперь понятно, что они попадали на стол высокого лысеющего человека лет сорока с широкими скулами и глубоким голосом, от которого мурашки бегали по коже.


-Программа Тритон позволит, свисти к минимуму потери живой силы на военных операциях. Без сомнения эти дроны величайший прорыв в техно-биологии. Отныне наши сыновья не будут больше гибнуть на полях сражений и сейчас мы готовы к серийному запуску программы.-

Шот сел закончив получасовой монолог. Арис все это время смотрел куда угодно, но только не на Шота его дебильная самоуверенная улыбка выводила из себя. Пока Майор Шот строгал свою речь, Арис думал, что проблема всех дебилов в том, что они даже не подозревают о том, что они дебелы.

В офисе было, жарко Арис почувствовал, как с подмышки по предплечью побежала струйка пота. Очевидно, выключенные кондиционеры была, иниоциотива главного так-как Шот ненавидел духоту и все два года заставил всех работать при включенных на минимум кондиционерах, будучи по своей природе эгоистом, ему было, плевать даже если кто-то из сотрудников был простужен. Сам Шот все время носил теплый военный китель тщательно выглаженный и ухоженный. Как понял Арис, Шот был из тех туполобых военных офицеров, которые часами пялились на себя в зеркало.

Минут десять шеф сидел, уткнувшись в какую-то папку.

–Серийное производство говоришь?- он тяжело выдохнул, в первый раз за день на его лице блеснуло хоть какое-то подобие усталости.

- Мне кажется, майор ты торопишь события. Скажу даже больше министерство уже пожалело, что ввязалось в эту авантюру слишком много ресурсов сожрали эти ваши роботы-

Вообще-то кибердроны, чуть-было не ляпнул Арис, но вовремя одумался. После короткой паузы шеф продолжил.

-Если верить бухгалтерским отчетам один дрон нам обходится в пять танков как минимум.-

Дебильную улыбку Шота как метлой смело.

-Но шеф, одна боевая единица при значительном вооружении несоизмеримо выше…-

-Я разрешал меня перебивать!?-

На Шота было, больно смотреть он весь съежился, и пот, который итак бежал по нему ручьями полил как из ведра. Последовала пауза в несколько секунд, наконец, до Шота дошло, что шеф ждет ответа на свой вопрос.


-Нет, шеф, простите шеф - пролепетал Шот.

-В один самолет – продолжил, тот как нечем не бывало - или в полную боевую экипировку как минимум двух сот солдат. Однако министерство обороны страны оценивает ситуацию более чем реально. Слишком много времени и денег проглотила программа, чтобы все сейчас бросить или пустить на самотек. Как-бы вы тут не распинались, мне прекрасно известны, испытания образца 8, полный провал, не на то мы рассчитывали. Понимаю, не все сразу, понимаю, первые испытания не всегда проходят гладко, на то они и испытания, чтобы выявить слабые стороны, и исправить их. Министерство поручила мне оценить проект, я не хочу закрывать программу после таких трат государственного бюджета, но с другой стороны, надо залепить эту пробоину. Мне нужно понять есть ли у программы будущее. -

- Будущее есть. - Неужели я сказал это вслух, подумал Арис. Он ожидал приступ гнева или хотя бы предложения заткнутся и жить дальше. Однако к его удивлению шеф не только не психанул (как- никак его прервали самым наглым образом) но и проявил некую заинтересованность.

-Если вы предлагаете запустить объекты на поле боя, или как наш общий, друг майор Шот собираетесь расписывать совершенство дизайна и простоту замены деталей, я вас уволю, не сомневайтесь.

Хоть все это и было сказано в неком сарказме, он не сомневался в этом, несмотря на то, что Арис и был, если так можно выразится отцом программы. Кибердроны были бы не возможны без идеи, Ариса с которой, он пришел в техно-биологический центр три года назад.

-Нечего подобного. Как рас наоборот, я считаю использование программы в военных целях невозможной по ряду причин. -

Арис заметил, как сузились глаза Шота, майор наверняка узрел в словах Ариса заговор.

- Я хотел бы их услышать, тем более от вас, человека которому мы собственно, и обязаны этой программой.

Сказал шеф, подвигая к себе папку с пометкой «отчет техника программы тритон».

- Во-первых – начал Арис – Самая элементарная проблема внедрение плана министерства,

Заставить Дронов распознавать врага. На самом деле они не способны различать людей. Если их выпустить на поле боя, с соответствующей установкой на бой, они просто начнут сметать, всех кто попадется им на пути, мы не сможем сфотографировать каждого врага и загрузить его лицо в архив памяти Дронов с установкой уничтожить.-

Шеф поднял руку, Как-бы предупреждая, что собирается прервать его, надо заметить очень учтиво. Арис замолчал, как только заметил поднятую руку начальника.

- Я наслышан об этой проблеме, но программисты заверяли меня, что проблем с этим не будет.- Сказал шеф

-Да и мне тоже говорили, про какие татам распознавательные чипы-

Арис попытался выдать саркастическую улыбку.

-Но есть с этими чипами проблема, в первых противник быстро сориентируется и сделает такие же, во вторых заглушить их сможет и школьник. Есть также план по распознаванию противника по форме-одежде, однако человека отличает от Дрона то, что он может менять стратегию по ситуации, причем прямо во время боя, нечто не помешает врагу переодеться в форму наших бойцов подойти на расстояние вытянутой руки и перестрелять наших Дронов как цыплят. Дроны будут действовать по программе враги по ситуации. Так как Дроны неспособны учится, недаром опытный солдат ценится выше сильного. Можно конечно решить эту проблему выпустив, в бой Дронов самостоятельно. Без сопровождения живой силой. Но даже на войне есть правила, не трогать женщин, детей стариков и вообще мирных жителей. Сможет ли Дрон подобно человеку понять, что противник сдался в плен, что убивать его не обязательно способен ли Дрон реально оценить степень угрозы, способен ли он прочувствовать ту черту, которую не стоит переходить, мой ответ нет.

Человечество воюет на протяжении всей своей истории и обладает опытом, чуть ли не на генетическом уровне. Как вы понимаете, у Дрона такого опыта нет и быть не может. Также у них отсутствует то, что материалисты называют сознанием, а идеалисты душой и боюсь, здесь нам не поможет не один программист. Да Дрон с легкостью возведет в квадрат любое число, он не испугается, не убежит, не заблудится и не запаникует, но он некогда не сможет реально оценить,


ситуацию. Дрон некогда не доверится логике, потому что она у него отсутствует, есть только холодная и слепая программа, которая на самом деле нечего не сможет противопоставить хитрому и не предсказуемому человеческому разуму. -

Последовала пауза, шеф все еще листал письменный доклад Ариса в котором в частности говорилось о применении нового сплава гидравлики, делающий Дронов легче на пять процентов от обшей массы и сильнее. Наконец он отложил папку в сторону и заговорил.

- По-вашему Дроны не приемлемы на военных операциях?-

- Они приемлемы на специальных заданиях,- поспешно ответил Арис-

- Как эвакуаторы, или помощь раненым, но, ни в коем случае как бойцы. Даже в наш век технического прогресса человек еще не научился создавать искусственный разум сродни нашему.-

Пока Арис говорил, он частенько поглядывал на Шота, тот дрожал от злости. Шеф откинулся на спинку стула.

-Чтоже, я услышал то, что хотел. Отныне программа резко меняет свое направление.-

Арис чуть не упал со стула. По офису пробежала волна шепотов, каждый что-то шептал в ухо другому.

-Но, но, какже…- Шот очень осторожно пытался, что-то сказать, шеф, судя по всему его, не расслышал, и Шот набравшись мужества, задал токи свой вопрос.

- А министерство, а что скажет министерство шеф?, надобы согласовать с министерством.-

Ответ шефа был лаконичен, а тон, не требующий возражения.

- Я и есть министерство.-

Пожалуй, это было самым потрясающим совещанием, мало того, шеф пообещал свободу действий по внедрению программы. У Ариса была куча всяких идей и не только у него, каждый сотрудник мечтал внедрить программу в ту или иную сферу деятельности человека. Арис в одно мгновение взял назад все слова, ранее сказанные в адрес министерства. Хотя он понимал, что такие уступки сделаны не по доброте душевной, на самом деле это была вынужденная мера , проект не оправдал себя в военной сфере, а деньги армии надо было как-то отбивать. Арис был искренни рад, что образец 8 на испытаниях провалился, очевидно, для министерства обороны это явилось последней каплей их терпения.


Коллеги жали по очереди руку Арису, внезапно Лотор один из гидро механиков, внезапно изменившись в лице, резко повернулся и засеменил к выходу, Арису не надо было оборачиваться, чтобы понять, что так напугало Лотара. Впрочем, оборачиваться и не пришлось, Шот оббежал Ариса и встал к нему лицом.

- Поздравляю вас вы только что уничтожили плоды деятельности двух лет работы более двух сот людей.- Глаза Шота сузились, вена на переносице вздулась, а руки дрожали, судя по всему в бессильной злобе. Арису было плевать, он не боялся Шота, будучи куратором программы Шот обладал на проекте большой властью, но Арис был единственным кого Шот не мог уволить и Шота это безумно злило.

- Майор, «тритон» (и кто придумал это дебильное название?) это мая программа, мой план, мой проект, я не хочу создавать убийц, я хочу, чтобы меня запомнили как человека, который сделал что-то полезное, что-то стоящее.-

Арис старался говорить как можно мягче, ему совсем не хотелось еще больше злить Шота, некогда не знаешь, на что способен псих. Внезапно лицо Шота прояснилось, он перестал щуриться.

- Я так понимаю, просить вас, составить новый доклад и признать состоятельность программы бесполезно?- чуть ли не шепотом спросил Шот.

- Вы все прекрасно поняли майор.-

Арис был, не умолим. Шот помолчал несколько секунд, улыбнулся и ушел, слегка задев плечом собеседника. Какая жуткая улыбка подумал Арис, наверно так улыбаются маньяки своим жертвам, прежде чем вогнать нож в горло.
На улице вроде шел дождь, а Арис пришел на работу легко одетым, осень любит преподносить сюрпризы. Нижний ярус здания был пуст. Арис остановился у Дрона образец 14. Шот был прав, при соответственном вооружении этот трех метровый гигант стоил пяти танков и двухсот солдат, да что там вооружении, алмазная гидравлика Дрона могла разорвать танк как какую-то бумагу. У Ариса мурашки бегали по коже, каждый раз, когда он становился рядом с этими гигантами.

- Будущее за вами друзья. - Пропел он и пошел дальше по коридору. Арис резко остановился, что-то не так. Образец 11 вроде как повернул голову в его сторону, семь остальных Дронов стояли стройным рядом, а голова одинацетого слегка повернута. Арис попытался вспомнить стоял ли он ровно, когда он в первый рас посмотрел на них. Если бы не толстое бронированное стекло, он бы знал на вирника, так как каждое движение Дронов создает характерный звук (музыка в душе Ариса), но стекло помимо всего прочего было и звука не проницаемо. Он подошел к стеклу, да так близко что, оно запотело. Дрон медленно повернулся в его сторону, то, что механическое чудовище смотрит на него, было ясно по тому, что монитор, заменяющий Дрону лицо, вспыхнул и Арис увидел в нем, свое потрясенное лицо, стекло запотело еще больше.


- Кто включил Дрона!?-

Крик эхом пробежал по пустым коридорам лаборатории. Дрон сделал шаг вперед, замахнулся правой рукой (если эту клешню вообще модно было назвать рукой) и прорезал толстое стекло как нож масло. Арис отскочил, но Дрон успел схватить за воротник белоснежного халата, выставив назад руки, он выскочил с него, механический монстр потянул халат на себя и принялся яростно разрывать его, быстро поняв свою ошибку, он переключил внимание на стекло, просунув громадные руки в проделанную ранее, дыру он разорвал его одним махом. Арис выйдя, наконец, из ступора бросился бежать по коридору, на ходу блокируя электронные двери. Он знал, что его они не остановят, его цель была задержать его, до прихода лифта, после нескольких панических ударов по кнопке вызова лифта до него, наконец, дошло что лифт отключен, также отключена экстренная противопожарная система, можно было открыть окно и позвать на помощь, но пока его заметят пока придут, будет слишком поздно. Арис бросился бежать дальше по коридору, двери на лестницу оказалась заперта, он несколько раз повел по ней своей магнитной картой. Дрон стоял с заде, Арис прошмыгнул в комнату охраны этажа (по правилам эта комната не когда не должна пустовать) так как знал, что она связана с главным коридорам. Дрон был выше дверного проема, но вместо того чтобы пригнутся, увеличил ее, это немного задержало его, но Арис прекрасно знал что Дрон видит и слышит его даже через много метровый бетон. Два единственных выхода были перекрыты, пришлось возвращаться назад в коридор, Арису в голову пришла идея, бегать по кругу до утра, пока сотрудники не вернутся на свои рабочие места и отключат Дрона. Мысль была сумасшедшая, но другого выхода не была, также можно было, каждый раз пробегая у окна, что не будь бросать в него в надежде, что кто-то из охраны заметет.

Арис подумал, что ему еще повезло, что Дроид не вооружен, эта мысль заставила его остановится.

-Оружие! – воскликнул он. Экспериментальная ракетная установка 12 СД-10А11 находилась


в последней комнате тупикового коридора, попытка была всего одна, обдумать идею не секунды. Арис принял решение почти мгновенно, теперь он несся в конец коридора, к самой последней комнате (параноики из службы безопасности запретили нумеровать кабинеты), перед дверью он оглянулся, Дрон быстро покрывал расстояние между ними гигантскими шагами. Поднять установку было непросто, а уж держать ее в горизонтальном положении и вовсе не реально. Бросив, 12 СД-10А11 на пол Арис подвинул к двери металлический стол, ракетная установка была невероятно тяжелая, но звук приближающейся гидравлики и страх быть разорванным придал силы. Арис, несмотря на свой не небольшой рост все же поднял монстра и поставил его на стол, как раз вовремя, Дрон разорвав проем, показался в двери. Арис знал куда стрелять, после ряда дискуссий и жарких споров было принято решение установить мозговой модуль Дронов в область груди, под главным Электра поршнем, примерно в то место где у человека находится желудок. Сделано это было с той целью чтобы Дрон продолжал бой даже лишившись головы, для того чтобы видеть голова была не обязательна, тепловые датчики прицела находились на их плечах.

Арис выстрелил, оглушительный взрыв и отдача швырнули его назад. Арису повезло, что он приземлился на шкаф с папками. Ракетная установка 12 СД-10А11 разработано специально для Дрона, конечно же, не была рассчитана к тому, что с нее будет стрелять человек. Арис поднялся, вся его правая часть тела, ребра, плечо, кисть были сломаны. Он оглянулся, останки Дрона пробив стену, выплавились в громадную металлическую дверь зала испытаний вооружения. Каждый шаг давался тяжело. Минуты через пять он доковылял до диспетчерской, как он и думал, на экране монитора красовалось его лицо, а ниже, образец 11, активация. Статус. Ликвидация. Арис снял задачу, хотя это уже было не важно. Он поплелся по коридору мимо остальных Дронов, поддерживая левой рукой правый бок. Арис остановился, восемнадцать Дронов за толстым стеклом посмотрели на него.


- Нет, это технически не возможно.-

Прошептал он. Они проснулись все одновременно, каждый из них обладал матричным приемником, благодаря которому каждый Дрон мог видеть, то, что видит другой. Пол года назад программисты пытались внедрить программу индивидуальной работы, когда задачу не требующею общего вмешательства выполнял отдельный Дрон, а остальные выходили бы из ждущего режима, в случае если первый, по каким либо причинам не справится. На практике программа с треском провалилась, так как образцы либо все впадали в ждущий режим, либо устраивали толкотню и от подобной практике пришлось отказаться.

Теперь было, ясно что-то произошло, что-то изменилось с их мозговыми модулями, они наблюдали, все это время они наблюдали. Одновременно на мониторе каждого из них появился Арис, в его руках 12 СД-10А11. Он понял, смерть одинацетого им не понравилась. Арис бросился по коридору, через несколько шагов упал, с трудом поднялся, снова побежал. Дроны приближались, Арис встал на подоконник, каковы шансы выжить, прыгнув с шестого этажа? Немного, подумал он, даже если земля смягчилась от дождя, приземление будет жестким. Каковы шансы выжить в схватке, с восемнадцатью разъяренными Дронами? Никаких подумал Арис и прыгнул.