prosdo.ru 1 2 ... 15 16

ПРОЩАЙ, СПИД! А БЫЛ ЛИ ОН НА САМОМ ДЕЛЕ?

Мария Папагианниду-Сен-Пьер

 

Эта книга не ставит своей целью убедить кого-либо следовать какой-то определенной терапии для «лечения» СПИДа. Вместо этого она описывает трагическую безысходность и огромные трудности, возникающие при столкновении с несуществующим (согласно мнению многих экспертов) вирусом ВИЧ. Среди прочего в книге показывается удивительное отсутствие надежных доказательств существования самого этого вируса и его предполагаемой патогенности.

Декларируя нашу свободу слова и гражданские права на получение информации, которая может противоречить официальной пропаганде, я представляю свой личный опыт, как человека, который долгое время считался «носителем» предполагаемого вируса ВИЧ, и рассказываю о драматическом пути, который мне пришлось пройти, начиная от моего первого позитивного ВИЧ-диагноза и заканчивая моими недавними открытиями, которые привели меня к освобождению от проклятия СПИДа.

Мария Папагианниду-Сен-Пьер

 

Благодарности

Особую благодарность я хочу выразить Пенни Ксереа и Ким Николс за их помощь в переводе первого варианта книги на греческом языке; моему мужу Жилю Сен-Пьеру и Дэвиду Кроу, президенту международной организации «Переосмысливая СПИД» (Rethinking AIDS), а также профессору Генри Боэру, который рецензировал и редактировал эту книгу, и наконец моему издателю Джаннин Робертс, выполнявшую не менее важную и удивительную работу, добавляя книге последние штрихи.

 

Перевод на русский язык:

Copyright © 2009 ОО «Лига защиты гражданских прав», Киев. Все права защищены.

Переводчик: Л. Пронькина

Редактор: В. Глушков

 

Английское издание:

Goodbye AIDS! Did it ever exist?

Copyright © 2009 Maria Papagiannidou-St Pierre. Все права защищены.

Английское издание опубликовано в «Impact Investigative Media Productions»


ISBN 978-0-9559177-3-8

Сайт автора (английский/греческий) http://www.hivwave.gr/pages/en/

 

Как ученый, изучавший СПИД в течение 16 лет, я осознал, что СПИД имеет очень малое отношение к науке, и, прежде всего, даже не является научной проблемой. СПИД - это социологический феномен, который держится на страхе, создавая своего рода медицинский маккартизм, который разрушил и уничтожил все правила науки, и выплеснул варево из верований и псевдонауки на восприимчивую публику.

Дэвид Расник, «Ослепленные наукой», Spin, июнь 1997

 

 

Содержание

Предисловие

Предисловие ко 2-му изданию

Первородный грех: Чего мне не следовало делать

Расплата: Диагноз, который мне поставили

Преисподняя: Вредоносные побочные эффекты предписанной терапии

Апокалипсис: Как мне удалось выжить

1. Первая надежда

2. Затем возникли вопросы

3. Всего лишь принятое решение

4. Прощание с системой

5. Новая вселенная врачей

6. Моя старая история болезни

Большой брат: Под тотальным надзором СПИД-ведомства

1. Спасение признано инакомыслием

2. Карьеры ученых находятся под угрозой

3. Доступ журналистов ограничен

4. Коррупция в медицинской практике

5. У СПИД-экспертов нет ответов

6. Вирус-мания

7. Контроль сознания

а. Связи с общественностью, с новой категорией СПИД-экспертов

b. Цензура. «Невидимые» книги диссидентов

Альтернативная реальность: Как я восстановила контроль над своим здоровьем

1. Будущая мама

2. Проблема с АЗТ и ребенком

3. Возвращение в общество

Свобода: Как я восстановила контроль над своей жизнью


1. Реакция в Греции

2. Реакция за пределами Греции

3. Поворот правосудия

Эпилог

Приложение

Библиография

Глоссарий

Об авторе

Отзывы читателей

 

 

От редакции:

Полный русский перевод книги "Прощай, СПИД!" размещен на нашем сайте с разрешения автора - Марии Папагианниду - Сен-Пьер.

Прочитав эту книгу, вы сможете оценить, насколько актуальной она является в странах пост-советского пространства, где волна истерии по поводу ВИЧ/СПИДа еще продолжает раздуваться, подогреваемая финансово-заинтересованными кругами, разрушая жизни простых людей, насильно втягиваемых в эту "русскую рулетку".

Мы планируем издать эту книгу в Украине и/или в России, однако, в силу обстоятельств, этот процесс пока тормозится.

Здесь хорошим вариантом было бы участие какого-то большого книжного издательства, имеющего ресурсы и каналы распространения.

Возможно, среди наших читателей есть люди, близкие к издательским кругам. Будем признательны за помощь в этом направлении.

В Интернете эту страницу можно найти по запросам: спид, спид в Украине, спид фото, спид статистика, лечение спида, спида нет, вич, вич инфекции, вич лечение, вич фото, вич и беременность.

 

 

Предисловие

 

Когда историки будут исследовать наше время, вероятно, они заметят, что сексуальная революция, которая внесла ощутимый вклад во всеобщее движение за освобождение человечества в ХХ веке, определенно закончилась в 1984 году с появлением понятия «СПИДа» - смертельной болезни, передающейся половым путем. Эта болезнь не только наложила ограничения на отношения между полами, но принесла с собой разрушающий постоянный страх. СПИД сильнейшим образом повлиял на все общество.

Историки найдут свидетельства, что после этого тысячи людей по всему миру потеряли работу, свои мечты и человеческие права. Миллионам тех, кто уже жил на краю смерти, был нанесен последний «милосердный» смертельный удар. Это явление называли «чумой», но в действительности оно было массовым обманом.


Как показал мой жизненный опыт, средства массовой информации, контролируемые «сильными мира сего», играют значительную роль за кулисами этой истории. Если мы в самом деле стремимся понять те проблемы, с которыми столкнулись, то нужно осознавать, что та ограниченная информация, которую они нам выдают, может искажать наше восприятие действительности.

Говорят, что лекарства от СПИДа не существует, но я была «ВИЧ-позитивной» на протяжении 10 лет, следующие 12 лет прожила с диагнозом больной СПИДом, а теперь я опять совершенно здорова без всякого вмешательства докторов или медикаментозного лечения. Моя история соответствует истории самого СПИДа вплоть до настоящего момента, поэтому я представляю их вместе, чтобы осветить истинные размеры проблемы ВИЧ/СПИД. Все это не вечно, и не является неизбежным, а, если говорить точнее, умерло раньше меня. Как такое могло произойти?

Согласно официальной теории СПИДа, в которую я когда-то верила, я была обречена на раннюю смерть. Фактически я и была мертва на протяжении 22 лет, потому что есть два вида смерти: настоящая и объявленная. Последнюю вы носите в себе всю оставшуюся жизнь.

Я штудировала эту теорию, как только могла, и долго не находила даже намека на то, что может существовать и другой взгляд на СПИД. Однако, в конце концов, тот факт, что я так и не встретила своего мужского гетеросексуального эквивалента за все десять лет скитаний по больницам, заставил меня усомниться в догме о передаче болезни половым путем и глубже исследовать эту проблему с помощью сети Интернет. Мне было необходимо объяснение. Невероятным результатом стало то, что мне пришлось раскрыть всю не афишируемую часть истории о СПИДе, и это все перевернуло вверх дном. Я потратила еще один год, чтобы освоить полученную информацию и принять абсолютно логичное решение: 23 апреля 2007 года, в возрасте 42 лет прекратить терапию и консультации по СПИДу. Затем я начала возврат к тому, что было в 1985 году: к сильной, здоровой и оптимистической личности, которой я была раньше.


Было ли то, с чем я столкнулась, смертельной болезнью или смертельным обманом? Происхождение всей истории СПИДа весьма смутно, и так почти на каждом шагу. Нормальный научный процесс был прерван 23 апреля 1984 года, когда было объявлено об открытии вируса СПИДа еще до того, как были опубликованы результаты исследований, а, следовательно, до того, как ученые могли бы все проверить. Это подавалось как успех американской науки, которая смогла рассеять страх, окутывавший СПИД, и главным образом это было связано с ненадежными эпидемиологическими данными, полученными от тяжелых наркоманов, намного охотнее обвиняющих во всем секс, чем употребление наркотиков, так как последнее противозаконно.

Конечно же, если человек борется со злоупотреблением наркотиками, хроническим потреблением героина, пристрастием к крэку или алкоголю, то, скорей всего, такой человек еще и истощен. Истощение, само по себе, является самым быстрым, самым надежным, самым универсальным способом разрушить свою иммунную систему. При этом даже вирус не понадобится.

Тем не менее, все это назвали «СПИДом», который якобы вызывается вирусом, названным «ВИЧ».

Например, первые случаи СПИДа были описаны, согласно официальным отчетам1, в период с октября 1980 по май 1981, у пяти молодых мужчин. Все пятеро являлись активными гомосексуалистами. Данные были получены из трех разных больниц Лос-Анджелеса, штат Калифорния. В отчетах говорилось, что только двое из этих людей имели частые гомосексуальные контакты с различными партнерами. Все пятеро использовали ингалируемые наркотики, а один из них злоупотреблял наркотиками в виде инъекций. Эти пациенты не были знакомы друг с другом и не имели бытовых контактов или сексуальных партнеров с аналогичной болезнью.

Тем не менее, позже в их болезни обвинили вирус и сказали, что он передается при сексуальных контактах.

Концепция СПИДа затем стала своеобразной теплицей, где самодовольные ученые, замкнувшись в искусственной среде, работали с новыми критериями, без каких бы то ни было реальных средств контроля, но пользуясь при этом высоким престижем и социальным статусом. А после запуска на рынок лекарств от СПИДа этот синдром стал выгодным для многих социальных групп и приобрел известность как индустрия с чрезвычайно высокой прибылью.


В мире СПИДа нет места для вопросов. Даже несмотря на то, что на исследования уже потрачено 200 миллиардов долларов, теория ВИЧ/СПИД так и не смогла создать лекарство или вакцину от этой болезни. Слепая приверженность теории ВИЧ исповедуется и сегодня, несмотря на все последствия, несмотря на тот факт, что около 2500 профессионалов (в основном это ученые, исследователи, врачи и журналисты) уже показали на основе неоспоримых научных данных несостоятельность этой теории. Но СПИД-истеблишмент априори дискредитирует их всех, называя «диссидентами» или «отрицателями» и препятствуя публикации их исследований в средствах массовой информации.

Однако, прежде чем кому-либо объявлять о наличии у него смертельного вируса, необходимо предоставить надежное свидетельство этого. Пациента нужно кратко ознакомить с предметом, чтобы он мог дать соответствующее «информированное согласие» на прохождение теста на ВИЧ, в результате которого может быть объявлено, что он умирает. И, конечно же, это необходимо делать перед началом лечения предполагаемой болезни.

Но в случае ВИЧ/СПИД этого нет. Нет надежных свидетельств ни о существовании вируса, ни о его патогенной способности, ни о передаче половым путем, ни об определении его каким-либо тестом.

Я считалась инфицированной этим «смертельным вирусом» на протяжении 24 лет, начиная с 1985 года, как только тест на ВИЧ стал доступным. Что бы я сделала по-другому, если бы тогда знала все то, что узнала два десятилетия спустя? Давайте исследуем это вместе, потому что я считаю, что смертный приговор мне вынесли безо всяких оснований, как и сейчас это делают со многими другими людьми.

Лично я не получала точной информации об этом новом синдроме, и у меня не было никаких знаний ни о политических и экономических интересах, касающихся этого вопроса, ни о цензуре людей, критикующих теории СПИДа. Я только чувствовала культурное табу, окружающее эту болезнь.

Я все еще не пришла к согласию сама с собой после своего периода жизни со СПИДом, и одна из целей этой книги - помочь мне это сделать. В течение многих лет я и говорила своим друзьям, и сообщала в первых двух книгах, и много раз повторяла во время интервью для прессы и телевидения, что впервые узнала о том, что инфицирована вирусом ВИЧ, в 1995 году.


Это не совсем так. Правда состоит в том, что о скорой смерти мне было объявлено в 1985-м, когда мне было 20 лет. Врачи посоветовали мне тогда не говорить ни слова об этом окружающим для моего же блага, и я выполнила их предписания. Мне это дорого обошлось, особенно необходимость лгать всем домашним, но, веря в то, что нужно держать все в тайне, я могла только постараться не думать обо всем этом, насколько такое было возможно. «Ты скрывала это от меня целый год?» - с болью спросила моя мать, когда наконец узнала правду в 1996-м. Я не нашла в себе силы сказать ей: «Я скрывала это от тебя 11 лет».

Когда я начала вести свою веб-страницу HIVwave.gr, написала свои первые две книги и начала давать интервью, я была еще СПИД-пациентом, принимающим лекарства, и уже принесшим много страданий своей семье. Я не могла представить себе, что могу принести еще больше, поэтому во имя моего отца, умершего от горя, я решила тогда сохранить свою тайну навсегда.

Когда я прекратила принимать лекарства от СПИДа, то поняла, что не умру, несмотря на все прогнозы, и это привело меня в бешенство. Я была в ярости из-за долгих лет молчания, из-за того, что мне невольно приходилось делать, из-за всех тех ужасов, от которых я не могла избавиться - даже несмотря на то, что теперь со мной было совершенно все в порядке. Раскрыть правду было намного труднее, чем просто прекратить принимать лекарства против СПИДа. По моему мнению, вот точное определение этой, так называемой, «чумы 20-го века»: ложь на лжи, стресс на стрессе, ловушка на ловушке, слишком много, чтобы один человек мог со всем этим справиться. Чье-то мнение может быть и беспощадным, но в то же время может оказаться и освобождающим.

Цель написания этой книги - это попытка лучше понять, как мог произойти этот всеобщий обман, и почему он все еще существует, хотя мне и повезло спастись от его смертельной хватки прежде, чем он меня убил. Моя история СПИД-пациента перемежается с моими же открытиями на каждом этапе. Надеюсь, что теперь я могу предложить более качественное «информированное согласие» всем «ВИЧ-позитивным» новобранцам.


В первой главе, «Чего мне не следовало делать», я рассказываю о том, как протекала моя жизнь до 1985-го, как все было хорошо, и каких ничего не подозревающих людей я должна была ранить, если бы сообщила им, что являюсь носителем вируса ВИЧ. Конечно же, я приняла решение хранить все в секрете. Я не изменила своих планов и продолжала учебу и профессиональную жизнь, хотя и чувствовала, что внутри меня что-то сломалось.

Во второй главе, «Какой мне поставили диагноз», я рассказываю, как мне был поставлен второй позитивный диагноз в 1995-м, отметивший начало моей жизни в качестве «СПИД-пациента». Кроме того, что мне опять сообщили, что я ВИЧ-серопозитивна, у меня была обнаружена «возможная» пневмоцистная пневмония и низкое количество клеток Т4. По оценкам докторов такое состояние означало, что теперь я нуждаюсь в лечении от СПИДа. Это было переломным решением, и мне тогда не оставили ни малейшего выбора.

В третьей главе, «Вредоносные побочные эффекты предписанной терапии», я рассказываю о том, что случалось со мной во время приема лекарств с 1995 по 2007; а именно о целой серии опасных для жизни болезней. Это был настоящий Дантовский ад и дома, и в больнице.

В четвертой главе, «Как мне удалось выжить», я рассказываю о том, как получила глоток свежего воздуха, создав собственную веб-страницу, HIVwave.gr, и получив письмо от канадца, который никогда не находил никаких достоверных доказательств передачи СПИДа, хотя он изучал биологию в Университете Макгилла в то время, когда было объявлено об открытии ВИЧ. С самого начала наших отношений, он просто засыпал меня критической информацией, надеясь на мое спасение, а американский ученый греческого происхождения, доктор Маниотис из Чикаго, дал мне четкие инструкции, как прекратить принимать эти лекарства.

В пятой главе, «Под тотальным надзором у ведомства СПИДа», рассказывается, как мне удалось превозмочь чувство, что я практически являюсь преступницей, и, уж точно, опасна, потому что больше не принимаю классическую модель СПИД-пациента. Я осознала каким образом врачи, студенты-медики, активисты, да и каждый из нас, культивируют психический терроризм и ментальные табу. Это открывалось передо мной целой серией случайных событий на протяжении последних трех лет.


В шестой главе, «Как я восстановила контроль над своим здоровьем», я начинаю строить новую жизнь в мире альтернативной реальности, с новыми врачами и новыми друзьями, которым я могу доверять.

В седьмой главе, «Как я восстановила контроль над своей жизнью», я начинаю задавать вопросы всем, кого я считаю ответственными. Я свободнее говорю в своих интервью, встречаю на своем пути добровольных помощников, изучаю судебные процессы других стран, где концепция ВИЧ/СПИД уже подвергалась сомнению, и подготавливаю себя к возвращению в мир, на этот раз с моими собственными правилами.

Мое долгое путешествие оказалось познавательным. Я благодарю всех, кто, встретившись мне на пути, помог расширить мои горизонты. Некоторые из этих людей известны, другие оставлены в тексте анонимными, как они просили. Некоторые врачи опасались, что их карьера может быть под угрозой, если станет известно, что они снабжали меня информацией, поэтому мне пришлось изменить их имена. Также я привожу только инициалы врачей, лечивших меня от СПИДа, чтобы в какой-то степени защитить их.

 

_____

 

1 Еженедельник «Заболеваемость и смертность», издаваемый Центром контроля и профилактики заболеваний США, 01 июня, 2001 / 50(2); 429 Первый отчет о СПИДе Еженедельник «Заболеваемость и смертность», издаваемый Центром контроля и профилактики заболеваний США, 05 июня, 1981 / 30(21); 1-3 Пневмоцистная пневмония - Лос-Анджелес

 

 

Предисловие ко 2-му изданию

 

Через год после первой публикации книги «Прощай, СПИД!» на греческом языке, я начала понимать, что не так это просто – полностью распрощаться со СПИДом. Проблемы со здоровьем вынудили меня вновь вступить в контакт со СПИД-эстеблишментом.

В частности, в июле 2009 года после того, как я уже более двух лет не посещала своих СПИД-докторов и не принимала их лекарств, я столкнулась с серьезной респираторной проблемой, которую никто не мог объяснить. Была ли это астма, бронхит или пневмония? Это не было похоже ни на одно из перечисленных, однако мы вынуждены были что-то с ним делать, т.к. я просто задыхалась. Когда я приехала в обычную больницу, как это сделал бы любой человек, врач ответил мне: «Извините, мы вам не можем помочь, вам нужно обратиться в один из центров лечения СПИДа.» Другой врач из той же больницы, специалист по легким, сказал: «Это не очень серьезная проблема, можно было бы прямо сейчас прописать вам курс лечения антибиотиками от атипической пневмонии, но я не могу этого сделать, т.к. в вашей истории болезни значится СПИД.» «Вам нужно ехать в СПИД-центр», – сказал он в заключение, как и другие. «Прошу прощения за прямоту, но вы можете просто умереть по дороге из больницы в больницу. Пожалуйста, поезжайте в СПИД-центр», – почти умолял меня врач Ассоциации журналистов, когда увидел перед собой в третий раз.


И не исключено, что подобная история может повториться и в будущем. Все то, о чем я в этой книге писала как о пройденном этапе, мне пришлось пережить вновь. Однако, на этот раз многое выглядело по-другому. Теперь я уже намного лучше понимала то, что происходит, и другая сторона знала об этом. Я обратилась в центральную СПИД-больницу Афин, где мне автоматически поставили диагноз «PCP» – так называемая СПИД-пневмония. «Мне ставили этот же диагноз в 1995 году, но тогда симптомы были совершенно другими», – пыталась возражать я, когда они надевали мне кислородную маску. «В 1995 вам поставили неправильный диагноз. Сейчас же это очевидный случай PCP», – прозвучало в ответ, и соответствующий курс лечения начался уже на следующий день. Он включал в себя прием двух антибиотиков и кортизона. «Не переживайте, Мария, мы справимся с вашими дыхательными проблемами, а дальше вы сами будете решать, что вам делать», – вежливо уверил меня их главный специалист по СПИДу. От себя он порекомендовал выписать меня из больницы через неделю лечения, и дальнейший курс проходить уже дома.

Довольно быстро мое состояние значительно улучшилось, я поблагодарила всех и через неделю покинула больницу, но что же мне было делать дома? Должна ли я была продолжать полный курс лечения, половину его, или вообще прекратить? Прием первого антибиотика я прекратила сразу же, т.к. узнала, что он разрушительно воздействует на костный мозг. И они мне его прописали просто «для профилактики»! Второй же я думала принимать до конца, но он вызвал ужасную аллергию, что вынудило меня также прекратить и его прием. Я осталась без врачей, лекарств и какого-либо определенного диагноза. Следуя советам моих знакомых представителей альтернативной медицины, я начала восстанавливать свою энергетику, перейдя на здоровую диету и выполняя физические упражнения. Очень скоро от моей болезни ни осталось и следа, и, возможно, мы так никогда и не узнаем, что же это было на самом деле. «Уф! Как здорово, что это был на СПИД!» - написала в Гостевой книге моего сайта Кэри Стокли.


Такие вот вещи могут приключиться с теми, кто решит сказать «Прощай, СПИД!», поэтому я не могу обвинять людей, которые опасаются этого шага. Не существует универсальных простых рекомендаций по отказу от приема лекарств, особенно для тех, кто прекращает прием токсичного антиретровиручного лечения. Нанесенный этим «лечением» ущерб должен быть компенсирован, ваше тело нуждается в помощи, чтобы выздороветь. Тут нам нужно искать врачей-натуропатов, которые могут взять на себя заботу о вопросах нашего питания и лечения, но, в то же время, мы сами должны думать о своей эмоциональной и интеллектуальной детоксикации. СПИД-доктора – последние, кто нам нужен на этом этапе. Однако мы можем столкнуться с ними вновь, и тогда требуется и их задействовать в этом процессе.

Несмотря на все потуги официальной медицины, желающей сделать нас изгоями и загнать в угол, мы больше не одиноки, и у нас теперь есть будущее. Кроме веб-сайтов в Интернете, предлагающих альтернативные методики «восстановления после СПИДа», во всем мире уже существуют группы людей, встречающихся в реальной жизни. Здесь, в Афинах, наши друзья по HIVwave.gr – юристы, врачи, архитекторы, терапевты, менеджеры, парихмахеры, инженеры, «серопозитивные» или нет, люди, которые познакомились несколько месяцев назад, но которых теперь уже не разъединить. Первым ударом, который СПИД нанес по обществу, было ослабление социальных связей. Частично мы здесь уже смогли их восстановить. И это придает нам силы для действий не только в пределах нашего локального окружения.

8 июля 2009 года, когда я еще находилась на лечении в СПИД-центре, мой адвокат Кристос Париссис начал судебный процесс против правительства Греции, требуя компенсацию в 6.000.000 евро за все те злоключения и унижения, которые мне пришлось пережить из за них за 24 года. Эта новость не стала еще широко известной. Когда доктора и медсестры подготавливали меня к выписке, я сказала им: «Если мне снова станет плохо, я опять приеду к вам». «Лучше будет, если мы вам больше никогда не понадобимся», – ответил мне ведущий СПИД-врач. И добавил: «Мы желаем вам одержать победу в битве, которую вы ведете!»

 

 



следующая страница >>