prosdo.ru
добавить свой файл
1 2 ... 9 10




Предисловие Мэрилин Фергюсон

Когда солнечным декабрьским днем 1983 года я впервые встретилась с Хозе Аргуэльесом у дверей моего дома в Лос-Анджелесе, мы обменялись дружескими приветствиями, характерными для писателей, которые знают и положительно оценивают творчество друг друга. Я восхищалась изяществом слога и литературными достоинствами его книги «Трансформативное видение» и даже цитировала из нее некоторые отрывки в «Заговоре Водолея». Я знала Аргуэльеса еще и как соавтора прекрасно выполненного художественного тома «Мандала».

Уже через несколько минут он разложил перед нами свои рисунки, которые позже легли в основу книги «Земля восходящая». Хозе зашел к нам на ленч, но мы с мужем испытали такое наслаждение и просветление от общения с ним, что его визит растянулся на два дня. Это и определило характер наших будущих встреч, которые чаще всего происходили в таких местах, как брюссельский Хилтон или вигвамы Фонда Оджаи (Калифорния). Хозе — совершенно мифический человек.

Судя по детским воспоминаниям Аргуэльеса, обстановка в семье вынуждала его «балансировать на самом краю». У отца-мексиканца проявлялись сильные коммунистические наклонности; мать была романтически настроенной лютеранкой немецкого происхождения. Хозе впитал в себя две культуры и разговаривал на двух языках, прожив первые несколько лет жизни в Мексике, а затем переехав с родителями в Миннесоту. «Мой брат-близнец Айвен был для меня отдушиной», — рассказывал он. — «Он был таким же чудаком, как я, но, по крайней мере, у него был я, а у меня был он».

Хозе перепробовал много работ: регистрировал книги в картотеке публичной библиотеки, поднимался в четыре часа утра, чтобы разнести газеты, мыл окна, служил посудомойщиком, разгружал с товарных вагонов стофунтовые мешки с солью.

Он полагал необходимым для художника серьезно изучать историю искусств. Побывал в Европе и посвятил много времени искусству эпохи Возрождения. В конце шестидесятых увлекся настенной живописью и расписывал стены колледжей; позже стал искусствоведом в Боулдере, штат Колорадо. В 1970 году, преподавая в Калифорнийском университете Дэвиса, он организовал первый Фестиваль Всей Земли. «Одна из причин, по которым мне нужна была научная степень, — однажды признался Хозе, — заключалась в том, что мне давно стало ясно: если я не хочу, чтобы ко мне относились как к душевнобольному, моя деятельность должна официально оправдываться моим научным статусом. Где-то года в четыре у меня было первое видение, и уже с того раннего возраста я стал понимать, что чем-то отличаюсь от остальных людей».


Тогда же он стал изучать тибетский буддизм. «Даже прикрывшись степенью доктора философии, трудно безнаказанно оставаться визионером. Выяснилось, что надо развивать в себе сострадательность и духовность. Без этого я, наверное, ожесточился бы, превратившись в эдакого озлобленного богемца, сидящего в кофейне и язвительно критикующего общество. Я учился спокойно относиться к тому, что на меня нападают».

Я помню, что еще на заре нашей дружбы Хозе часто называл шестнадцатое и семнадцатое августа 1987 года благоприятной датой для празднования Гармонической Конвергенции. Тому было несколько причин: интуитивное прозрение, самобытная интерпретация концепций майя и современных пророчеств некоторых североамериканских индейских племен. Как поймет читатель «Скользящих по волнам Зувуйи», Хозе Аргуэльес воспринимает откровение и пророчество и в шутку, и всерьез одновременно.

Стихийный отклик на идею Конвергенции оказался сильным, а к середине 1987 года еще более усилился, когда эта информация попала в прессу. Хотя Конвергенцию и называли «очередной нью-эйджевской апокалиптической заморочкой», это событие привлекло внимание миллионов вполне здравомыслящих людей, которые были рады возможности помолиться и помедитировать о мире и благополучии своей измученной войнами планеты.

Стало очевидным: в нашей культуре почти нет понимания ни значения мифа, ни роли мифотворца. Мифы рождаются не для того, чтобы в них верили или не верили. Они предназначены для использования. Если миф или метафора срабатывают, заставляя нас переосмыслить глубинные ценности, то они гораздо правдивее фактов из вечерних новостей или хрестоматии. Миф, поэзия, живопись и музыка — это реальности разных измерений, пища и отдохновение для усталого духа. Человека лучше всего учат сказки, игры, структурные образы.

Майянский миф в том виде, в каком его интерпретирует Хозе Аргуэльес в книгах «Фактор Майя», «Земля восходящая» и «Скользящие по волнам Зувуйи», - это «сфера, центр которой - повсюду, а границы - нигде». Она создана силой воображения. Эта сфера резонирует с нашими высшими возможностями - силой намерения изменять самые неуловимые физиологические реакции, силой ожидания влиять на то, что мы видим и слышим.


Наши мифы должны резонировать с нашими высшими возможностями. Гармоническая Конвергенция и стала одним из таких мифов, созданным современным мифотворцем и разыгранным в таких масштабах, которые поразили бы даже древних. «Скользящие по волнам Зувуйи» — это познавательный и увлекательный миф нового поколения для всех патриотов Земли.

29 октября 1987 года, уже после Гармонической Конвергенции, в автомобильной катастрофе погиб Джош, талантливый и горячо любимый восемнадцатилетний сын Хозе.

Хозе справился с этой великой потерей со свойственной ему безупречностью. Он вошел в длительный период изоляции (называемый в тибетской традиции 49-дневным Уединением Бардо) и вышел из него, переплавив свою любовь и горе в новое творение. Эта книга — подарок для Хозе и от Хозе, тот свет, который вспыхнул во мраке его скорби.

Я встречалась с Хозе раз шесть, и каждая встреча с ним была магической. В такой же мере, в какой слово «Тринадцать» выражает в этой истории сущность Дядюшки Джо Зувуйи, слово «маг» полностью характеризует Дядюшку Хозе. Добро пожаловать в философское приключение вместе с человеком, который проживает свои сновидения и сновидит свою жизнь. Вперед, на гребень волны!

МЭРИЛИН ФЕРГЮСОН Лос-Анджелес (Калифорния)

14 июня 1988 года

Пролог

Эта история моей встречи с собственным двойником из других измерений (которого я буду называть «Дядюшка Джо Зувуйя») тесно переплетается с историей жизни и смерти. Спустя едва ли месяц после того, как я написал черновой вариант этого маленького произведения, в 2:35 ночи 29 октября 1987 года в результате лобового столкновения автомобилей неподалеку от Форт-Коллинса в штате Колорадо вместе со своим приятелем Майком Баддингтоном погиб мой восемнадцатилетний сын Джош.

Когда в 7:00 утра 29 октября меня известил об этом полицейский, я мгновенно почувствовал, что мой мир остановился. Постепенно осознавая эту реальность, ставшую самым критическим, переломным моментом в моей жизни, я неизбежно пришел к вопросу о взаимосвязи моего двойника и тех событий, которые привели к гибели Джоша и последовали за ней. Не единожды мне казалось, что к моему двойнику из других измерений обращался голос моего сына — или его двойника из других измерений, - побуждая меня написать эту книгу. Почему?


Смерть - это самый короткий и прямой способ безвозвратного ухода в следующее измерение. Вплоть до момента написания этой книги я никогда полностью не концентрировал свое внимание и энергию на межпространственной реальности. Если честно, к тому времени я уже знал о ней и даже обладал кое-чем большим, чем просто личный опыт «проникновения за занавес». Но в моем тогдашнем опыте не было ничего такого, что указывало бы на необходимость непрерывного устойчивого взаимодействия с межпространственной реальностью.


Когда в середине сентября 1987 года я взялся писать «Скользящих по волнам Зувуйи», Джош только-только начинал свой первый учебный год в колледже Государственного университета Колорадо в Форт-Коллинсе. Тем не менее, наши взаимоотношения вошли в новую фазу, в них появилась глубина, а уровень нашего общения, по телефону и в письмах, повысился качественно. Благодаря этому общению в нас росло и укреплялось ощущение внутреннего единства. В самом деле, желание написать «Скользящих» было отчасти продиктовано моей потребностью донести до таких людей, как мой сын и его поколение, истинное значение Гармонической Конвергенции, причем на таком языке, который был бы им понятен.

Воскресным вечером 25 октября мне позвонил Джош. Он попросил переправить ему дубликат ключа от «хонды» 1978 года, которую мы с женой подарили ему к окончанию школы; его ключ куда-то запропастился. В голосе Джоша слышались нехарактерные для него интонации, он даже как будто был в некотором отчаянии. На следующее утро я завернул ключ в плотную бумагу и туда же вложил записку. Последняя фраза в записке была такой: «Гармоническая Конвергенция продолжается — следи за НЛО!» Это был наш последний контакт.

Мой сын погиб вместе со своим приятелем в 2:35 ночи, потому что накануне вечером Майк забыл свои ключи в соседнем городишке Грили. Джош вез Майка обратно из Форт-Коллинса в Грили второй раз за эту ночь, чтобы Майк забрал там свои ключи. Но ключ зажигания, включивший двигатель машины, которая отправилась глубокой ночью в короткое путешествие, стал ключом в царство небесное. Реальность следующего измерения ворвалась без предупреждения.


Тема ключей с тех пор не оставляет меня. Например, я понял, что смерть Джоша дала мне ключ к тому, что я называю Великой Тайной, к той межпространственной реальности, которая полностью охватывает и информирует эту физическую реальность, слишком часто принимаемую нами за «единственную реальность». Через недели и месяцы, последовавшие за смертью Джоша, я начал осознавать, что книга «Скользящие по волнам Зувуйи» оказалась пророческой, ибо сейчас все мое существо погружено в исследование межпространственной реальности. Позвольте мне объяснить, как это произошло.

Книга «Скользящие по волнам Зувуйи» родилась экспромтом, отвечая моим и вашим стихийным потребностям, которые возникли в период, последовавший сразу после проведения Гармонической Конвергенции. Моя предыдущая книга «Фактор Майя: внетехнологический путь», которая так тесно связана с самой Конвергенцией, — это философское и техническое произведение, бросающее вызов нашим представлениям и сулящее головокружительные перспективы. Эта книга заслуживает пристального внимания, и я надеюсь, что она будет изучаться еще долгое время после Гармонической Конвергенции. Однако тот неожиданно широкий отклик в массах, который вызвала Гармоническая Конвергенция 16—17 августа 1987 года, заставил меня задуматься о необходимости найти способ рассказать людям об этом событии чуть более популярно.

Книга «Скользящие по волнам Зувуйи» обязана своим появлением как раз тому факту, что такое множество людей откликнулось на мощную энергетику тех дней, даже не ведая истинной причины Конвергенции. Я ощущал, что меня словно прорвало изнутри и наружу хлынуло глубоководное течение, приливные волны которого достигли отдаленных уголков Земли. То, что темой этой книги оказалась межпространственная реальность, обрадовало меня, но даже для самого меня было неожиданностью, хотя и стало закономерным продолжением моего персонального путешествия после Конвергенции.

На данный момент давайте просто ограничимся тем, что скажем: Гармоническая Конвергенция - это реальная жизнь, реальная временная глава в многомерной майянской саге. Безмолвные камни майянских руин - лишь отдаленный намек на эту эпическую сагу, ибо огромная часть ее все еще остается вписанной в будущее.


В период Конвергенции все люди, от Ширли Маклэйн и Джонни Карсона до безымянных тысяч в маленьких городишках по всей территории США и по всему миру - от Ленинграда в СССР до солнечного Рио-де-Жанейро, - невольно активизировались. И при этом большинство людей едва ли знало почему. Они ощутили что-то такое и поняли, что пришло время... это сделать. Проснуться в непривычно ранний рассветный час и поприветствовать солнце. Почему?

Потому что каждого из нас, как бы эксцентрично это ни звучало, понесло на волнах Зувуйи. Да. То, что почувствовали люди, было зовом и легким прикосновением Зу-ву-йи.

Зувуйя — это майянское слово, обозначающее глобальный контур памяти. И канал экстренного доступа к этой памяти. Зувуйя работает на индивидуальном и коллективном уровнях. Что самое важное, она одинаково связана и с будущим, и с прошлым. Почему? Потому что Зувуйя — это межпространственная нить, связывающая разные измерения Мира. А мы все — межпространственны.

Вы можете войти в Зувуйю в любое время и в любом месте. Едва попав в Зувуйю, вы сразу же понимаете, что никогда не утрачивали с ней связь. Но когда эта связь оборвана - что ж, тогда все теряет смысл. Хотя Зувуйя всегда остается здесь. Ведь именно она «запускает» синхронистичность, и значит, служит каналом для магии.

На пенопластовой пустоши наших высокотехнологичных синтетических жизней произошла Гармоническая Конвергенция, которая ввела нас в колоссальную магическую, мифическую и мистическую жизнь Галактики. Гармоническая Конвергенция была и остается межпространственной энергией Зувуйи, которая ворвалась в сознание рода человеческого, послав ему «сигнал»: что-то происходит. А происходит то, что мы не одиноки. Да, за пределами Земли и внутри планеты Земля есть жизнь - да еще как много жизни.

Когда я прислушался к этому сигналу и установил, где находится его источник, мир для меня стал совсем другим. Обучаясь играть межпространственно, я становился скользящим по волнам Зувуйи. Когда учишься скользить по Зувуйе, то удваиваешь радость жизни. Это не так уж трудно.


Всем нам знаком волшебный ковер-самолет из арабских сказок. Но что такое этот ковер-самолет? Это метафора межпространственного путешествия!

Благодаря развитию серфинга в шестидесятые и семидесятые годы мы обрели еще один образ: скольжение на гребне прибойной волны из одного измерения реальности в другое. Зувуйя — это волна, и скользить по этой волне — значит быть на движущемся гребне, который связывает нашу трехмерную физическую реальность с реальностью четвертого измерения - измерения наших тел сновидения, энергетических тел, или тел света. Тогда на коллективном уровне Гармоническая Конвергенция — это гребень солнечно-галактической волны Зувуйи, которая оставила нашу планету пузыриться и пениться ей вслед.

Благодаря тому, что я стал скользящим по волне Зувуйи, я начал понимать, как сильно на меня повлияла Гармоническая Конвергенция. Было бы банальностью сказать о том, что она изменила мою жизнь. Словно я пытаюсь вам всучить что-то такое «душеспасительное». Наверное, правильнее сказать, что Гармоническая Конвергенция стала моей жизнью. Но только лишь потому, что моя жизнь стала гармонически конвергированной.

Многие годы я следовал советам моего внутреннего голоса, голоса, звучавшего в моей голове. Именно он сообщил мне эти загадочные даты — 16 и 17 августа 1987 года. Но меня вел не только голос, звучавший в голове. Меня вел путь всей моей жизни, посвященный поиску не менее загадочных майя.

Затем состоялась Гармоническая Конвергенция. Голос, звучавший в моей голове, обрел силу. Он захватил всего меня. И когда он взял руководство в свои руки, я понял, что сам стал персонажем в великом и поражающем воображение многомерном майянском эпосе, гигантской сказке внутри сказки, галактическом мифе мировых масштабов!

Голос в моей голове оказался голосом Дядюшки Джо Зувуйи, моего «двойника из других измерений». Понимаете, для меня реальным значением Гармонической Конвергенции стало явление моего двойника из других измерений и сознательное объединение наших сил. Подозреваю, что это произошло не только со мной, а со многими, кому удалось подключиться к нашим конвергированным «я».


Излишне говорить, что я давно осознавал присутствие моего Дядюшки Джо. Но понадобилась Гармоническая Конвергенция, чтобы Дядюшка Джо внезапно ворвался в мою жизнь. По правде говоря, его появление меня удивило. Но когда он появился, я понял, как верно было рассчитано время его прибытия. Недаром Дядюшка Джо Зувуйя — майя, ведь майя всегда были распорядителями манежа в великом цирке времени.

Из-за майянской легкости обхождения со временем вопросы о пророчествах, предвидениях и телесных двойниках кажутся карточными фокусами в майянской колоде межпространственных карт. В этой колоде прошлое и будущее легко тасуются с настоящим. Именно по этой причине мной овладела почти навязчивая идея о взаимосвязи появления моего двойника из других измерений и смерти сына — с его последующим возвращением в Великую Тайну. А что, если мой двойник из других измерений явился ко мне как дар или как знак, желая ввести меня в реальность «той стороны»? Анализируя и переосмысливая собственный опыт в постконвергентный период, я спрашивал себя: а вдруг ко мне милосердно подключился двойник сына, подбивая Дядюшку Джо выйти на сцену во всей своей красе?

Нет никаких сомнений, что между написанием этой книги и гибелью моего сына существует какая-то таинственная связь. Разрастающаяся паутина межпространственной реальности охватывает грани реальности, выходящие за рамки логики и рассудка. Сталкиваясь с синхронистическими или космически допускаемыми чудовищными событиями, которые мы называем несчастными случаями, можно сделать только одно - совершить квантовый скачок. А прямо передо мной выскакивает - или скользит? - Дядюшка Джо, который всегда учит меня быть более легким и нестись на гребне волны воображения.

Поскольку он настойчиво побуждал меня экспериментировать и развиваться, эта книга, безусловно, отличается от своей предшественницы, «Фактора Майя», чуть ли не по всем параметрам, которые только можно представить, кроме одного. В обеих книгах за отправную точку берется один и тот же загадочный космический ингредиент — фактор майя.


Давайте пока условимся считать, что фактор майя — это космическая приправа в нашем рецепте синхронистичности. Фактор Майя — это тот самый фактор, который воскрешает образы прошлого в форме наших déjà vu! Это обратный билет на Зувуйю, «горячая линия» памяти, которая несет нас к нашему персональному двойнику из других измерений! Это обратная связь памяти с тем, что мы в действительности никогда не забывали.

Я обнаружил, что благодаря встрече и играм с Дядюшкой Джо мой обратный билет на Зувуйю действительно удвоил радость в жизни. Дядюшка Джо оказался настолько дерзким авантюристом и заядлым космическим путешественником, что книга «Скользящие по волнам Зувуйи» — это только начало бесконечного приключения. И это приключение, в котором истинными героями и героинями становятся все: вы, я, все остальные люди и даже сама Земля. Можно без преувеличения сказать, что каждый день нашей жизни пишет очередную страницу этой истории. А так как Дядюшка Джо многомерно подключен и бывает во многих измерениях, он куда умнее меня, куда более мечтателен, и в то же время - бесконечно практичнее меня. Таким образом, эта книга - его рук дело.

Но кто таков этот Дядюшка Джо? Космический плут и балагур, насмешливо-ироничный путешественник по разным измерениям, поднимающий на смех вcе мои так заботливо выстроенные оборонительные укрепления, - кажется, что он почти постоянно надо мной потешается. Но это розыгрыш и насмешка того, кто любит меня и знает настолько близко, что имеет право на вольности в обращении со мной. Вообще-то ему необходимо шалить и проказничать; иначе он попросту забросит эту работу.

Мне кажется, Дядюшку Джо можно представить как мое Высшее «Я». Но если это так, то мое Высшее «Я», мой двойник из других измерений находится снаружи, разрушая многолетние оборонительные укрепления, которыми я отгородился, и все для того, чтобы маленький мальчик внутри меня сумел вырваться наружу и начать резвиться.

«Эй, Хозе, а тебе и впрямь так нужна приписка «доктор философии» после твоего имени?» — слышал я его вопрос. Но Дядюшка Джо — это не просто мальчишка, это открытая ранимая душа. В нашем мире уже и без того слишком много бессердечия и серьезности. «А что плохого, если мы сыграем пару шуток с Богом? — спрашивает Дядюшка Джо. – Если ты, в самом деле, настроен на своего двойника из других измерений, ты можешь устраивать такие розыгрыши и выходить из них, благоухая как роза!» И уж конечно, озорной мальчишка во мне откликается: «А почему бы и нет?»


Как виртуозный и неистощимый рассказчик историй, носитель моей большей, всеобъемлющей четырехмерной сущности. Дядюшка Джо не упустил ни единой возможности «подколоть» меня. И обязан я этим шутовской природе его Зувуйи. Уж Дядюшка в точности знает, как проползти по водосточным трубам, чтобы добраться до моего эго и смыть его концептуальные ожидания прямиком в сточную канаву видавших виды убогих амбиций и стереотипных социальных установок. Вот пройдоха!

Более всего Дядюшка Джо искушен в бесчисленных достоинствах пребывания в моменте сейчас. Это его конек. Именно в сейчас он постоянно и «околачивается». «Обхвати доску пальцами обеих ног в настоящем, — говорит он, — и навеки испытаешь ласковое дуновение морского бриза галактической любви!» И это правда. Всякий раз, когда он выскакивал из засады во время очередного из моих депрессивных «уходов», рано или поздно все заканчивалось тем, что я оказывался с ним в моменте «сейчас». И мне это нравится. Понимаете, я узнал от Дядюшки Джо, что именно с волнового гребня сейчас мы можем нацелиться на что угодно - и на все!

Хотя эта книга может местами читаться как галактическая сказка о поиске спасения и высшей жизни для одной планеты, она чертовски серьезна. Возможно, кто-то увидит в моем рассказе буйный полет фантазии, но я говорю только о том, во что верю, а верю я исключительно в то, что пережил на собственном опыте. Весь мой опыт подсказывает, что пришло время правильных действий на планете Земля. И в выполнении этих действий я вижу свою цель.

Дядюшка Джо со мной согласен. Как я понял, на самом деле именно он и есть тот, кто поставил эту цель. Наша планета в беде, и, в конечном счете, есть только одна цель, ради которой стоит отдать сердце и энергию скольжению на гребне Зувуйи с нами: заставить нас правильно действовать!

По майянскому календарю на совершение квантового скачка перед нашим выходом на заключительный двадцатилетний этап данной фазы эволюции у нас остается пять лет. Чтобы вступить в следующую эволюционную фазу — после 2012 года, — мы должны произвести глобальную мировую трансформацию. Эта трансформация подразумевает революцию мировоззрения, изменение, беспрецедентное в человеческой истории!


Перемены такого необычайного характера - дело тонкое. Они могут успешно завершиться только в том случае, если люди воспримут их легко и радостно. У нас ничего не получится, пока мы не превратим процесс изменений в развлечение и игру!

Суть послания, с которым пришел Дядюшка Джо, такова: мир изменится лишь тогда, когда мы признаем существование следующего измерения — четвертого измерения — и будем ИГРАТЬ с ним! В этом «Скользящие по волнам Зувуйи» созвучны моей предыдущей книге.

Присутствие Дядюшки Джо отличает это новое произведение от всех моих ранее опубликованных работ. Только по одной этой причине я испытывал огромную радость при написании и публикации «Скользящих по волнам Зувуйи». Встреча с моим двойником глубоко на меня повлияла. Благодаря ей, я вышел «из запертого чулана»! Надеюсь, что точно так же вас очарует и вдохновит ваш собственный двойник из других измерений.

Помимо того, что я приглашаю вас отправиться вместе с нами в межпространственное путешествие, мне хочется, чтобы эта книга заставила вас задуматься о вашей жизни — и вашей смерти. Пусть рассказ, построенный на опыте моей жизни и смерти моего сына, побудит вас осознать, в какие великие времена мы живем. Осознавая грандиозность этого времени, начните скользить легко и озорно, и пусть проводником вам будет ваш собственный двойник. Пусть великая тайна и магия, некогда известная сердцам всем живых существ, снова поведет эту дивную планету, космический корабль под названием «Земля», к ее истинному предназначению. На гребень!

ХОЗЕ АРГУЭЛЬЕС, д-р философии, скользящий по волнам Зувуйи

Боулдер (Колорадо) 10Акбаль,9Мак

1 апреля 1988 года




следующая страница >>