prosdo.ru
добавить свой файл
1 ... 56 57 58 59 60

Снова о школе Щетинина. Сергей Тренкле

Многие спрашивают, как попасть в школу Щетинина. Чаще всего люди интересуются образованием своих детей. Представляете, сколько желающих получится, если все захотят отдать своих детей в одну школу Щетинина

А ведь она не резиновая, там учится всего около 350 человек. Значит, многим, кто даже туда приедет со своими детьми, могут просто отказать. Потому что мест на всех не хватает.

И разве не логичней будет создать условия на местах, для того чтобы выпускники школы Щетинина смогли приехать и создать такую же школу на новом месте, в месте Вашего проживания

Тогда они смогут обмениваться своим поиском с местными преподавателями. И тогда никуда не надо будет Вашим детям ехать. Ведь как интересно жить рядом сыном или дочерью, когда можно спросить у него (у нее) совета, проверить свою чистоту помыслов...

А если это еще совместить с участием в такой учебе родителей... (что возможно только на местах Вашего постоянного проживания). То получится что-то невероятно замечательное... Ничто так не сближает людей, как совместное восхождение.

Кроме того, я обратил внимание, что в различных городах существует много организаций или просто инициативных групп, которым близки мысли, излагаемые в книгах Владимира Мегре. Но у многих нет своих электронных страниц (что, наверное, и не обязательно).

У меня есть предложение: если в Вашем городе есть подобная организация или просто такие инициативные люди, то напишите мне (на адрес рассылки) город, название организации (если есть) и адрес электронной почты.

Тогда я смогу сделать список с электронными адресами и разошлю всем Вам. Думаю, это облегчит и активизирует связь между нами.

Сегодня я предлагаю Вам прочитать еще две статьи: "Главное для нас - БЫТЬ!" "Три дня в новом измерении педагогики" Источник: http://www.madra.dp.ua:8101/arctur/n17/v1.html ГЛАВНОЕ ДЛЯ НАС - БЫТЬ! (о школе М.П. Щетинина)


Желтякова И.Н., Новикова В.В., Семенихин Е.Е., Чирак Ю.Б. 23.05.99, журнал "Арктур", №17 п. Текос, Краснодарский край

Школа Жизни - это первое, что приходит в голову, когда знакомишься со школой, созданной Михаилом Петровичем Щетининым в маленьком кубанском поселке Текосе. Ее еще называют школой ХХ1 века, оазисом Радости и Красоты; сравнивают с чистым родником посреди обезображенной человеком природы.

Когда впервые попадаешь в этот Мир детей, поражает все, ибо все в этом Мире дышит радостью, обаянием и неповторимостью: изящные терема, устремленные башенками в беспредельное голубое небо; крыши, по которым рассыпались звезды; цветы, распустившиеся на полу в галереях и на верандах; стены, на которых прихотью ребячьих вдохновений появились былинные богатыри, удивительные картины природы и причудливые узоры. В этих творениях детей всюду - в камне, дереве, мозаике, краске - виден запечатленный поиск Красоты и Гармонии.

Но не это главное. Главное в этом Мире - сами дети, улыбающиеся лица и просто светящиеся от радости глаза . И их обычай - здороваться со всяким встречным, что дети и делают с огромной радостью. Объясняют они этот обычай так: говоря "Здравствуйте!", мы побуждаем человека жить, быть, продолжаться; более того, мы "пробуждаем среду" -содействовать ему в этом.

В этой школе нет классов, нет звонков на уроки, да и нет самих уроков в привычной для нас форме. Напряженная творческая работа ребят над постижением того удивительно важного и нужного, что их в данный момент интересует, идет в каждом уютном уголке, на улице, вокруг больших столов и маленьких, просто на лавочках. Возможно, именно интерес, а не приказ, и является ключом в создании атмосферы свободной увлеченности процессом постижения Знаний.

Обучение, как и вся жизнь детей, здесь проходит в разновозрастных группах и лабораториях, где учеником и учителем одновременно является практически каждый. Сегодня ты учитель, завтра - ученик. Малыш, который может логично и понятно изложить тщательно изученную и пережитую им тему, обучает этому старших. В сущности, так живут и педагоги: учителя, доценты, профессора, академики. Учат - и учатся. Учатся - и учат.


Дети здесь осваивают программу не только средней школы, несколько вузовских специальностей, но и одновременно учатся всему, что необходимо уметь человеку, чтобы построить свою жизнь и помочь близким. Школа на полном самообеспечении, Министерство образования платит только зарплату. Значит, нужны и швец и жнец. И ребята шьют, строят, штукатурят, белят, проводят газосварочные работы, управляются с сельхозтехникой. Есть в школе свой цех лекарственных трав, два заводика, прудовое хозяйство. Есть земля, на которой они выращивают овощи, рис, пшеницу

А еще они с радостью овладевают приемами русского единоборства, прекрасно поют, танцуют, рисуют, мастерят; изучают историю Отечества и учатся грамотно отстаивать свою точку зрения.

Вдохновенный процесс ВОСПИТАНИЯ царит в школе непрерывно.

Всех, кто приезжает в школу, удивляет тишина, тишина напряженная, рабочая, творческая. Никто не бегает и не кричит. Все заняты делом. "Если мы учимся, то учимся все. Если строим -строим тоже все, с утра до поздней ночи, в несколько смен, без устали, с радостью. Ведь делаем мы это не для себя. Вы знаете, сколько детей хотят к нам попасть, на одно место до 3 тысяч человек. И чтобы их принять в нашу семью, надо подготовить им жилье, чтобы они чувствовали себя как дома".

"Мы в Текосе работаем на будущее, - говорит Михаил Петрович. - Мы торопимся ответить на вопрос, что нужно ребенку для развития его по максимуму, чтобы из желудя вырос могучий дуб, а не покореженное деревце. Мы создаем такой образ жизни, который, по нашим представлениям, адекватен природе ребенка. Ребенок сам себе строит жизнь, сотрудничая с коллегами как по возрасту, так и по смыслу пути. Многие наши ребята уже выросли из детства, но сохранили главное, что присуще ребенку. Они могут работать, где захотят. Но их всегда будет отличать мировоззрение и историзм мышления.

Мы прошли трудную школу в Текосе. Бороться пришлось за все. Чтобы были крыши над головой, столовая, хлеб, мебель. Даже за само право учить и учиться. Выросли крепкие, зрелые люди. Я за них совершенно не беспокоюсь. Хочется написать книгу о ребенке. Но всякий раз думаю, что еще рано, что еще не готов, чего-то не понимаю. К тому же мало времени. Каждый день приходится писать живую книгу, и все отдавать самому процессу, вот этим реальным детям. Иногда думаю, если сам не успею, они напишут. Сейчас я уже больше люблю то, что делают они".


Михаил Петрович не любит программ и методичек. Не меняя сути и не изменяя принципам, он всегда стремится к изменению, усовершенствованию. И за помощью он обращается к детям, принимая любого, у кого есть предложения. И себя он проверяет их поддержкой или отрицанием. В этой школе Жизнь учит Жизни.

"Главное для нас БЫТЬ. Сохранить детское чистое чувство и научить не бояться жизни. Невозможное - возможно. России быть ВЕЧНО!".

Источник: http://www. 1 september.ru/ru/gazeta/2000/28/2-1 .htm

Школа Щетинина

ТРИ ДНЯ В НОВОМ ИЗМЕРЕНИИ ПЕДАГОГИКИ

Артем СОЛОВЕЙЧИК

По дороге обратно в Москву я дал себе твердое обещание никому ничего не рассказывать. И, чтобы выполнить обещание, то и дело мысленно повторял примерно такой диалог: "Был" -"Был." - "Ну как там" - "Нормально. Как везде. Дети есть дети." - "Ну, а все остальное" - "Что

остальное" - "Ну, говорят про них всякое. Пишут. Ужасы рассказывают." - "Ничего не знаю. Все там нормально."

Но не удержался. При первых же расспросах "ну что там" и "ну как там" закатил монолог часа на три, превращаясь в ребенка-рассказчика, который сыплет направо и налево никому не понятными деталями. Рассказывал и сам удивлялся, сколько всего собралось, столкнулось, переменилось за неполных три дня.

Такая плотность жизни запоминается надолго. Одних улыбок и приветствий набралось на много лет вперед. А красивая сопка за околицей. А вместившиеся в эти три дня проливной дождь, наводнение, оползни, прорванная труба, быстрые решения, умелые хлопцы! И здесь же энергичным наслоением возникающий словно из ниоткуда танец: отброшенные в сторону туфли - и пошли по кругу общим ритмом. Где-то внутри особенное впечатление от впервые испытанного физического удовольствия рукопашного боя. Не помню, когда еще я так чувствовал руку друга!

И, несмотря на дождь, все в памяти необыкновенно солнечное. Так мне все и запомнилось -солнечным. Наверное, поэтому в конце концов сквозь толщу туч пробилось настоящее солнце и с необыкновенной быстротой высушило свободно раскинувшиеся между горными хребтами окрестности. Солнца оказалось так же много, как и всего остального: улыбок, знаний, приветствий, движения, красоты. Сколько хочешь! Кажется, в этом мире "сколько хочешь" можно сказать про все. Видно, все же критики Щетинина правы: где-то здесь, в Текосе, есть проход в иную реальность!


И словно в подтверждение особенности этих мест природа недавно сотворила странность, выбросив на пляж огромный тысячетонный корабль. Со всех сторон мель: на берег можно пройти пешком прямо по дну. И ни одной пробоины! Флаг кипрский, а сам греческий. Или наоборот. Знающие люди говорят - это навсегда. Владельцы не могут поверить, поэтому вот уже несколько месяцев неподвижный корабль продолжает находиться в плавании: команда на борту, работают механизмы, горят палубные огни. Корабль-красавец - слишком большая ценность, чтобы поверить в его неподвижность. Прямо символ какой-то!

Но главная достопримечательность этих мест не огромный корабль, заслонивший черноморский пляж, а гораздо меньших размеров школа, уютно расположившаяся в глубине долины и нежно прикрытая сопками от всех ветров. Это и есть та самая вызывающая споры школа Щетинина.

Так как все равно в результате этой статьи меня объявят щетининцем, то начну с вывода: здесь на пустом месте (в прямом смысле этого слова, ибо нынешняя школа Щетинина построена на пустыре) состоялась совершенно новая организация педагогики. Я специально написал "новая организация педагогики", а не "новая педагогика", потому что, конечно, школа Щетинина возникла не на пустом месте и педагогика здесь самая что ни на есть классическая, основательная, подготовленная периодом бурного педагогического ренессанса, который посчастливилось пережить нашей стране в предшествующие тридцать лет.

Мечта и практика

Кто не мечтал об идеальной школе! Такой школе, чтобы ребенку хотелось в ней быть, хотелось учиться и чтобы при этом он приобретал настоящие знания. Чтобы ему все было в радость, но при этом он становился бы образованным, развитым, социально организованным.

На практике такую школу, чтобы и знания, и интересно, и по-доброму, и без ущемления достоинства детей, построить очень трудно. Таких школ - единицы во всей мировой практике. Причем опыт этих школ не удается осознать (или препарировать) настолько, чтобы воспроизвести вновь с другими учителями, в других стенах, с другими детьми.


Но к концу прошлого или (мне так больше нравится) к началу этого века уже сложилось большое количество примеров особого педагогического опыта, который, однако, никак не складывался в единую, целостную школьную организацию. Словно у нас есть много различных ступеней, которые мы не умеем сложить в крепкую лестницу, способную поднять школу на новый этаж.

В школе Щетинина в Текосе мне приснилась такая школа. Я наконец поверил, что такая школа возможна. По сути, там, в Текосе, я впервые по-настоящему поверил в нашу педагогику, ощутив ее потрясающую глубину, проницательность, действенность, целостность, ее повернутость к ребенку.

Что здесь есть и чего здесь нет

Сначала - чего в этой школе нет. В ней нет классов, возрастных групп, уроков, привычных программ, привычных учебников, привычных учителей, привычной иерархии, привычных форм

отчетности. В этом смысле она скорее подтверждает тезис о возможности иной - по сравнению с классно-урочной - системы организации школы. Стоит, наверное, упомянуть, что известно несколько выразительных попыток преодолеть традиционную классно-урочную систему. Автор идеи школы-парка М. Балабан уверен, что вообще только с этим преодолением возможно какое-либо дальнейшее развитие школы. Все современные известные передовые педагогики (Монтессори, Вальдорф, например) в той или иной степени трансформировали классно-урочную организацию школы.

Что же, если не классы, уроки, учителя и так далее

Вся школа состоит из нескольких уютных домов разной этажности, расположенных на небольшом пространстве у подножия горы. Про такое расположение школы говорят: на природе. Именно на природе. По словам Исака Давыдовича Фрумина, в свое время Михаил Петрович Щетинин отказался от школы в Красноярске, пояснив, что его видение школы уже не вмещается в железобетонную конструкцию. В Текосе становится понятно, что он имел в виду много лет назад.

В каждом доме живут дети разных возрастов - ученики школы. Они составляют группу, отряд, малый коллектив. В школе такую группу людей называют НППО - научно-педагогическое производственное объединение. Что это означает, объясню позже.


В доме с этой разновозрастной группой учеников живет старший или старшая, которые когда-то закончили школу Щетинина, получили педагогическое образование и теперь руководят разновозрастным коллективом учеников каждого дома школы. У домов-отрядов есть названия: "Сура", "Урал" и так далее. Надо сказать, что в школе Щетинина всему придается большое значение, в том числе и названиям. За каждым названием целая история.

Каждый дом - отряд, коллектив, НППО - выбирает себе в качестве основного тот или иной образовательный предмет или образовательную область. Математика, химия, биология и так далее. НППО может выходить с инициативой на расширение образовательной области или на создание совершенно новой для школы области, как, например, океанология. В НППО каждый ученик проходит предмет в трех ипостасях: как ученик, как преподаватель и как методист.

Что это означает

В школе преподавателей в традиционном смысле нет. В качестве преподавателей внутри НППО выступают в зависимости от ситуации либо более старшие ученики, либо руководители НППО, либо приглашенные со стороны специалисты, либо ученики других НППО, если изучается другая образовательная область.

На деле это выглядит так. Если я нахожусь в НППО "Математика", то углубленно изучаю в своем доме математику, вникая во все межпредметные связи, и готовлюсь стать преподавателем математики для учеников других НППО, где, в свою очередь, так же готовятся обучить меня, например, биологии.

Нетрудно увидеть, что при такой системе в школе на каждого ученика очень много преподавателей. Все ученики НППО "Биология" в то же самое время и преподаватели биологии для остальных НППО. Все ученики НППО "Математика" в то же самое время преподаватели математики для остальных НППО.

Одна из главных особенностей учебного процесса заключается в том (пожалуйста, не падайте), что все ученики школы проходят программу средней школы за один год. Все до одного ученика независимо от возраста. В школу приходят дети в среднем лет девяти-десяти.


Это, наверное, самый болезненный момент в восприятии школы Щетинина. Как возможно изучить программу нескольких лет за один год Это нонсенс, а значит, и школа Щетинина тоже нонсенс.

Но никто и не говорит, что программу средней школы можно изучить за один год. В школе Щетинина программу школы проходят за один год, а изучают несколько лет. Каждый ученик проходит за год программу средней школы столько раз (или столько лет), сколько потребуется, чтобы изучить программу средней школы на безусловное "отлично". И за эти несколько лет ученик (у каждого свой темп) проходит программу и в качестве ученика, и в качестве учителя, и в качестве методиста.

Методистом он является постольку, поскольку в задачу НППО входит разработать для школы емкий курс по своей образовательной области, ясный и старшим, и младшим, и подготовленным, и неподготовленным, и быстро соображающим, и медленнее соображающим -ясный для всех. Так, если ученики-преподаватели из НППО "Математика" приходят преподавать математику в НППО "Биология", а кто-то из "Биологии" после всех попыток объяснить, что такое радианная мера, скажет, что он все равно не понял, в задачу представителей НППО




<< предыдущая страница   следующая страница >>